Четверг, 04 Августа 2022 13:29

45-миллионный Ирак шагает к распаду

Среди кардинальных способов не допустить гражданской войны – военный переворот

Очередной глубокий кризис, охвативший страну в октябре прошлого года, вступает в острую фазу. Уже десять месяцев Ирак лишь с натяжкой можно считать дееспособным государством – полномочия высших органов власти истекли в декабре 2021-го, новый состав парламента так и не смог выдвинуть кандидата на ключевой пост премьер-министра. Все попытки движения «Саирун», занявшего первое место по итогам парламентских выборов, договориться с оппонентами оказались провальными, после чего М. Ас-Садр в конце мая заявил о выходе представителей его блока из высшего законодательного органа. Учитывая, что свои полномочия сложили 73 из 329 депутатов, надежды на создание жизнеспособного правительства окончательно рухнули. Объяснение простое – кандидатуру нового главы правительства по действующей конституции должны поддержать не менее двух третей законодателей, но они находятся между собой в сложных отношениях. Договориться не могут ни о чём.

После ухода садристов лидер второй по числу мандатов фракции Нури аль-Малики выдвинул себя на пост премьера, но вскоре отозвал свою кандидатуру – его фигура ассоциируется у иракцев с разгулом коррупции. Кроме того, многие считают его виновным в трагических событиях 2014 года, когда отряды ИГ* (организация запрещена в РФ) легко заняли Мосул, Тикрит и другие города и обширные районы страны.

Вместо этого одиозного деятеля коалиция «Координационная платформа» выдвинула другого кандидата – им стал Мухаммад ас-Судани. Но это лишь повысило градус раздражения, поскольку он с 2010 по 2014 год работал в правительстве Нури аль-Малики, занимая пост министра по правам человека. М. Ас-Садр раскритиковал такие действия, а его сторонники перешли к действиям. 27 июля протестующие ворвались в здание парламента в столице и заявили о своем намерении оставаться в здании: «Парламент – это народный дом». Несмотря на призывы врио премьер-министра М. Аль-Кязыми немедленно покинуть здание парламента, демонстранты обьявили бессрочную сидячую забастовку, разбив палаточный лагерь у стен здания. Кстати, доставка питьевой воды и пищи протестующим была организована очень быстро и чётко. Кроме того, они явно получили команду воздержаться от агрессивных действий и вели себя очень сдержанно – ни поджогов, ни погромов.

Протестующие у входа в захваченное здание парламента Ирака. Багдад, 27 июля

Протестующие у входа в захваченное здание парламента Ирака. Багдад, 27 июля

Через двое суток силы безопасности перекрыли доступ в «Зеленую зону» столицы, и демонстранты начали покидать район. По мнению местных обозревателей, был достигнут компромисс властей с М. Ас-Садром. Однако один из лидеров «Координационной платформы» Амер аль-Фаиз заявил, что блок не планирует отзывать своего кандидата на пост премьер-министра и протесты возобновились с новой силой. 30 июля сторонники Ас-Садра повторно ворвались в парламент, но уже с требованиями роспуска законодательного органа и формирования переходного правительства, а также смены руководства Верховного судебного совета. Сам Ас-Садр назвал происходящее революцией.

В Багдад были введены дополнительные войска, но манифестанты перекрыли несколько мостов в центре города. Всю ночь на 1 августа в столице шли столкновения силовиков с протестующими, с обеих сторон были пострадавшие. Митинги начались и в других провинциях: Мейсан, Дивания, Вавилон, Дияла, Зи-Кар, Басра. Муктада ас-Садр вновь показал, что обладает влиянием и способен вывести на улицы тысячи сторонников. По сообщению иракских СМИ, ряд высших чиновников покинул страну.

Эта тупиковая ситуация не может разрешиться сама собой. В Основном законе страны, написанном под диктовку англосаксов, заложена бомба. Система квотирования власти по национально-религиозному признаку (как в Ливане или Боснии) порождает постоянные кризисы и не оставляет перспектив. Однако менять конституцию, даже вносить в нее поправки – дело не быстрое, а в нынешних обстоятельствах крайне маловероятное.

На фоне постоянных политических разборок, подогреваемых экономическим кризисом, страна вновь оказалась на пороге гражданской войны. Однако если кровавое противостояние между суннитами и шиитами после свержения Саддама было инспирировано, то сегодня расклад сил иной. Шиитское движение «Саирун» получило поддержку «Демократической партией Курдистана» (ДПК) Масуда Барзани и альянса «Аль-Азм» во главе с суннитским политиком Хамисом аль-Ханджаром. На стороне остальных шиитских партий, сформировавших «Координационную структуру», выступил «Патриотический союз Курдистана» (ПСК). Кроме того, сохраняется активность боевиков ИГ: по официальным данным, в 2021 году они совершили в различных районах Ирака 257 терактов, в результате которых погибли 387 человек, 518 получили ранения, 37 числятся пропавшими без вести.

Всем ясно, что гражданская война – худший из возможных сценариев. Среди кардинальных способов не допустить ее – военный переворот. Напомню: все военные перевороты, совершавшиеся в арабских странах (Египет, Ирак, Сирия, Ливия – далеко не всё), побеждали под лозунгом арабского национализма. Поэтому М. Ас-Садр упорно призывает к национальной революции, к изгнанию «западных и восточных интервентов», намекая на США и Иран.

Однако и среди военных единства нет – помимо традиционных родоплеменных нитей, многие из них тесно связаны с различными политическими группировками. Помимо регулярной армии, МВД и спецслужб, существует мощное военизированное шиитское «народное ополчение», которое подчиняется не столько указаниям Багдада, сколько выполняет задачи в интересах радикальных деятелей, теснейшим образом связанных с Ираном.

Наконец, на территории Ирака идёт прокси-война между США и Ираном, а Турция продолжает свою перманентную СВО против Курдской рабочей партии в северных (и не только) иракских провинциях. Сохраняется проблема поддержки Америкой и Израилем курдского сепаратизма с попытками отделить Иракский Курдистан. Де-факто курдская автономия сегодня – независимое образование, и в Эрбиле не упускают случая это подчеркнуть.

Вновь вырисовывается план распада Ирака на три части – Курдистан, шиитский юг и суннитский регион (провинции Анбар, Салах эд-Дин и значительные районы других провинций). Такой вариант уже давно рассматривается в США как предпочтительный, ибо обнуляет вероятность возрождения Ирака как региональной державы с новыми угрозами для Израиля – главного союзника Вашингтона на Ближнем Востоке. 

И лишь Китай постоянно расширяет свое влияние в Ираке, уверенно удерживая первое место среди инвесторов и приобретая самые перспективные активы. 20 января в Багдаде обьявили о подписании соглашения с китайской компанией  на разработку газового месторождения «Аль-Мансурия», расположенного в провинции Дияла. Акции разделены между Basra Oil Company и Sinopec в соотношении 51 и 49% соответственно; китайская компания получила этот контракт после того, как Ирак расторг соглашение, уже подписанное с группой во главе с Turkish Petroleum Corp (TPAO). Представитель Sinopec отметил, что китайские компании в прошлом году инвестировали в Ирак 20 млрд долларов США.

Заглавное фото: REUTERS/Thaier Al-Sudani

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Октябрь 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Аналитика

Политика