Пятница, 17 Мая 2019 17:53

КСИР против CENTCOM: конфликт Ирана и США принимает фатальный характер

Противостояние между Соединёнными Штатами и Исламской Республикой Иран с каждым днём принимает всё более выраженные военные очертания. Стороны демонстрируют повышенную активность в точках потенциального вооружённого конфликта на Ближнем Востоке, прежде всего, в зоне Персидского залива.

В район стратегически значимой мировой акватории направлена ударная корабельная группировка ВМС США во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» (в состав группы входит, в частности, десантный транспорт-док «Арлингтон»), стратегические бомбардировщики В-52 (переброшены на авиабазу «Эль-­Удейд» в Катаре). Пентагон также рассматривает возможность усиления своих сил у Ормузского пролива (связывает Персидский залив с Аравийским морем) батареями противовоздушной и противоракетной обороны Patriot, которые уже дислоцированы в Катаре, Кувейте и Объединённых Арабских Эмиратах. Через указанный пролив проходит примерно пятая часть всей потребляемой в мире нефти и свыше 30% доходной части иранского бюджета. Ставки для Вашингтона и Тегерана, как и для многих других их союзников и партнёров в регионе, слишком высоки. Это придаёт нарастающему между ними конфликту особый драматизм, всё больше приобретающему фатальный характер.

Высокопоставленный представитель Министерства обороны США ранее сообщил о подготовке администрацией президента Дональда Трампа «обновлённого военного плана», который предусматривает отправку до 120 тысяч американских военнослужащих на Ближний Восток в случае нападения Ирана на силы США в регионе или «ускорения Тегераном работы над ядерным оружием». Об этом со ссылкой на свои источники 13 мая сообщила газета The New York Times. Издание отмечает, что исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан представил этот план на встрече главных помощников Трампа 9 мая. Среди присутствовавших на встрече были советник президента по национальной безопасности Джон Болтон, директор ЦРУ Джина Хаспел, директор Национальной разведки Дэн Коутс и председатель Объединённого комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд. По данным NYT, некоторые планы относительно дальнейших действий США на иранском направлении «были детализированы» и наиболее конфронтационный сценарий предусматривал «развертывание 120 тысяч военных, для чего потребуются недели или месяцы».

Позднее Трамп лично опроверг публикацию NYT, назвав её «сфабрикованной». При этом американский лидер многозначительно добавил, что, в случае необходимости, отправит в регион значительно больше войск, чем-то количество, которое указало нью-йоркское издание.

Иран говорит о неготовности США к «тотальной войне» против Исламской Республики. Тегеран излучает уверенность в том, что американцы заняты лишь «психологической войной» и развязали параллельно экономическую войну против шиитской державы. Там полагают, что при всей своей военной мощи США в обозримой перспективе не готовы к открытому вооружённому конфликту с Ираном.

Так ли это на самом деле, сложно с уверенностью определить. В любом случае, излишняя самоуверенность для иранцев ныне чревата большими неожиданностями. Между тем иранское руководство отдаёт себе отчёт в том, что оказываемое на ИРИ внешнее давление носит беспрецедентный характер и следует готовиться к длительной и жёсткой обороне, в том числе и на экономическом фронте.

Расширение американских санкций привело к ухудшению экономической ситуации в стране, которая сейчас тревожнее, чем была в годы войны с Ираком (1980−1988), отметил на прошлой неделе президент и глава правительства Исламской Республики Хасан Роухани.

«В годы войны (с Ираком) у нас не было проблем с банками, продажей нефти, импортом и экспортом, существовало только эмбарго на закупки вооружений», — заявил Роухани.

Внести перелом в противостояние с Ираном, если понадобится — и военными мерами, в Белом доме настроены как никогда раньше. И в этом американскую администрацию с избыточным присутствием там «ястребов», к которым можно отнести и самого президента Дональда Трампа, активно «подгоняют» Израиль и Саудовская Аравия. Антииранское «трио» в целом горит желанием добиться серьёзного успеха на иранском направлении до осени 2020 года — очередных президентских выборов в США. Ставится конкретная задача в виде разрушения иранской экономики, её финансового коллапса с сопутствующим провоцированием социальных бунтов в ИРИ. При этом одной из главных мишеней для американо-израильско-саудовского трио выступает оплот государственности Ирана после 1979 года — Корпус стражей Исламской революции (КСИР, «Сепах»). С 8 апреля эта элитная военизированная структура ИРИ внесена Соединёнными Штатами в список зарубежных «террористических организаций». Арабские монархии пока не поддержали данный почин США (1), но они ещё в 2016 году наклеили «террористический ярлык» на ближайшего союзника Тегерана в регионе — ливанское шиитское движение «Хизбалла». Не далёк тот день, когда аналогичное решение, случись более или менее серьёзное столкновение в акватории Персидского залива или на подступах к ней, саудовский лагерь может принять и в отношении КСИР.

Иранский «Сепах» находится на передовой «психологической войны» с США и при всей убеждённости политического руководства ИРИ в том, что американцы «откровенно блефуют», готовится к любым сценариям. После попадания в террористический список США, на что Тегеран незамедлительно ответил «зеркальным шагом», внеся Центральное командование ВС США (в зону ответственности входит Ближний Восток) в свой «чёрный регистр», в КСИР сменился командующий. Вместо Мохаммада Али Джафари 21 апреля им стал бригадный генерал Хосейн Салами. Кадровое решение верховного руководителя ИРИ аятоллы Сейида Али Хаменеи, в прямом подчинении которого находится «Сепах», свидетельствует об усилении в самом Корпусе жёстой линии.

В предыдущие годы, будучи вторым лицом в КСИР, Хосейн Салами своими заявлениями олицетворял именно жёсткость и бескомпромиссность в борьбе с США и «сионистским режимом» (Израилем). Любой вооружённый конфликт с США затронет «Сепах» в первую очередь, учитывая нахождение защиты сухопутных, воздушных и морских границ в ведомстве Корпуса, а также курирование им иранской ракетной программы.

КСИР является мощной силой в военном отношении. В революционном для Ирана 1979 году он был создан на основе отрядов исламских комитетов. Основатели Исламской Республики Иран характеризовали КСИР как уникальное в своём роде образование, выполняющее не только военные, но и религиозные и политические функции, являющееся настоящим детищем Исламской революции.

Именно КСИР стал вооружённым инструментом утверждения иранских религиозно-политических интересов на Ближнем и Среднем Востоке. Внутри страны КСИР начал свой путь в 1980-х гг. с борьбы против различных оппозиционных группировок левого толка, которые в то время пытались повернуть революцию на социалистический путь. Самое активное участие формирования КСИР приняли в ирано-иракской войне 1980−1988 гг., ставшей настоящим боевым дебютом «Сепаха». Именно в ходе затяжного конфликта с саддамовским Ираком КСИР сформировался в мощную вооружённую силу. После 1988 года ветераны войны заняли прочное место как на высших командных постах КСИР, так и в политическом руководстве ИРИ.

В соответствии со статьёй 150 Конституции ИРИ, Корпус призван охранять завоевания Исламской революции. Законом о Вооружённых силах ИРИ, принятым в 1987 г., в частности, предусмотрено «оказание военной помощи исламским нациям или обездоленным народам независимо от их принадлежности к исламу по их просьбе с целью защиты их территории от нападения или захвата войсками агрессора» Особо обращает на себя внимание последняя часть фразы об оказании помощи. Это, пожалуй, в большей степени относится к КСИР, чем к иранской армии, которые составляют единый боевой кулак, но структурно отделены друг от друга.

Как отмечалось выше, КСИР напрямую подчиняется верховному руководителю Ирана аятолле Хаменеи. Корпус состоит из главного командования, объединённого штаба, сухопутных, аэрокосмических и военно-морских сил. В нём служат около 125 тысяч солдат и офицеров.

Общее руководство корпусом осуществляет командующий через аппарат заместителей. Оперативное руководство силами КСИР возложено на объединённый штаб, организационно состоящий из 13 управлений. В составе КСИР действует Главное управление разведки Объединённого штаба КСИР, состоящее из оперативных, технических и информационных отделов, занимающихся стратегической, оперативной и тактической разведкой, в том числе с использованием современных радиотехнических средств.

В состав сухопутных войск КСИР входит сорок одна дивизия, включая 23 пехотных, 3 бронетанковых, 2 механизированных, 2 мотопехотных и одну воздушно-десантную. На вооружении сухопутной компоненты «Сепаха» 1500 средних танков и 1600 боевых бронированных машин, 3500 артиллерийских систем, 500 единиц РСЗО, свыше 1000 противотанковых средств, из которых примерно половина — ПТРК.

Наиболее боеспособными и одновременно подготовленными к оперативному развёртыванию за пределами Ирана в составе КСИР считаются Силы специального назначения (ССН) «Кодс» под командованием легендарного генерала Касема Сулеймани. Это боевой «наконечник» КСИР, отличившийся в последние годы на антитеррористических фронтах в Ираке и Сирии. «Кодс» также находится на особом счету в «чёрных списках» США, Израиля и Саудовской Аравии, считающих его своим злейшим врагом и потенциально первой боевой единицей Ирана, с которой они могут столкнуться в случае масштабной войны в регионе.

Командование ССН «Кодс» через свой штаб руководит деятельностью восьми региональных управлений, управлением специальных операций, информационно-аналитическим управлением, подразделением материально-технического обеспечения и других внутренних служб. Основные функции спецподразделения — военная разведка, проведение специальных операций за пределами страны, поддержание контактов с шиитскими вооружёнными формированиями в других странах мира.

Точные цифры численности этого подразделения «Сепаха» отсутствуют. Речь может идти о нескольких тысячах бойцах «Кодс». Это хорошо подготовленные военнослужащие, специально отобранные из лучших солдат и офицеров КСИР, как правило, имеющие опыт боевых действий в Ираке, Сирии, Ливане, Афганистане, Йемене.

В составе КСИР действуют Аэрокосмические силы (АКС), включающие ракетные войска (6 бригад) и авиационные группы (11). На вооружении свыше 70 боевых самолётов (истребители и штурмовики), самолёты вспомогательной авиации (до 300 единиц), вертолёты.

Во главе АКС КСИР стоит командующий, который в оперативном отношении подчиняется начальнику Объединённого штаба КСИР и через него — командующему Корпусом, начальнику Генерального штаба ВС ИРИ и верховному главнокомандующему.

АКС КСИР предназначены для авиационного обеспечения действий сухопутных войск. Согласно военной доктрине ИРИ, военно-воздушный компонент Корпуса должен быть готов решать следующие задачи: нанесение ракетных ударов по сухопутным, авиационным и морским группировкам войск противника, его военным и экономическим объектам, оказание непосредственной поддержки сухопутным войскам и ВМС страны.

Военно-морские силы Корпуса осуществляют функции береговой охраны, но в случае военного конфликта могут оперировать и на значительном отдалении от границ ИРИ. ВМС КСИР включают боевые соединения и части, подразделения технического обслуживания, имеют на вооружении малые и сверхмалые подводные лодки, фрегаты, корветы, ракетные и торпедные катера, десантные корабли, минные тральщики, вспомогательные суда. ВМС «Сепаха» располагают своей морской авиацией, а также тремя бригадами морской пехоты общей численностью 5 тыс. человек и четырьмя ракетными бригадами с противокорабельными ракетными комплексами.

Иранскому «Сепаху» непосредственно противостоит созданное в 1983 году Центральное командование ВС США (CENTCOM) — одно из шести географических боевых командований Вооружённых сил Соединённых Штатов, которые представляют собой группировки войск (сил), решающие широкий круг задач и включающие соединения, части и подразделения, выделенные двумя или более видами ВС. Командующего CENTCOM, как и его «иранского коллегу» во главе КСИР, недавно также обновили: с 28 марта им является генерал Кеннет Маккензи.

Командование отвечает за планирование операций и управление американскими войсками в случае военных действий на Ближнем и Среднем Востоке и Центральной Азии. В зону ответственности CENTCOM входят 20 государств: Афганистан, Бахрейн, Египет, Иордания, Ирак, Иран, Йемен, Казахстан, Катар, Киргизия, Кувейт, Ливан, Объединённые Арабские Эмираты, Оман, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, а также бассейны Красного моря, Персидского залива, Аравийского моря и западной части Индийского океана.

Штаб CENTCOM расположен на авиабазе MacDill (Тампа, Флорида). Передовые органы управления командования находятся на территории Катара, на военной базе «Эс-Салия». К задачам штаба относятся: непрерывное отслеживание и оценка военной, политической и экономической ситуации в странах зоны ответственности, планирование и руководство операциями с участием выделенных в распоряжение Центрального командования войск (сил), организация их оперативной и боевой подготовки, в том числе совместными учениями с армиями стран региона, работа по совершенствованию военной инфраструктуры и созданию запасов вооружения, военной техники и материальных средств.

В оперативном подчинении командующего CENTCOM находятся пять командований: сухопутных войск (штаб в Форт Мак-Ферсон, Вирджиния), ВВС (Шоу, Южная Каролина), ВМС (Манама, Бахрейн), морской пехоты (Кэмп-Смитс, Гавайи), сил специальных операций (Мак-Дилл, Флорида).

Центральное командование не имеет в своём подчинении постоянных войск (сил). При возникновении кризисных ситуаций в зоне ответственности и принятия руководством США политического решения о применении вооружённых сил в подчинение командующего CENTCOM передаются заблаговременно подготовленные соединения и части из состава всех видов ВС. При этом необходимый состав группировки сил и средств определяется в зависимости от вида предстоящей операции (преимущественно наземной или преимущественно воздушной), её масштаба.

Организационная структура соединений и частей сухопутных войск, и других видов вооружённых сил, выделяемых в состав Центрального командования ВС США, не статична и зависит от обстановки и характера задач, а также поступления нового вооружения.

Командование располагает на территории стран зоны ответственности разветвлённой сетью военных баз, пунктов управления, узлов связи и складов. В настоящее время войска (силы) и объекты, подчинённые Центральному командованию, находятся на территории Кувейта, Бахрейна, Катара, ОАЭ, Омана, Пакистана, некоторых стран Центральной Азии, Иордании и Саудовской Аравии. CENTCOM осуществляет руководство военными действиями ВС США и их союзников в Ираке, Сирии и Афганистане.

Передовой командный пункт сухопутных войск CENTCOM находится в Кувейте. В Катаре на военно-воздушной базе «Эль-Удейд» действует Центр управления воздушными операциями. Он считается основным инструментом многовариантного планирования боевого применения авиации в оперативно-стратегической глубине во взаимодействии с мобильными и экспедиционными силами, включая войска союзников США. Для обеспечения действий авиации в зоне ответственности CENTCOM имеются командные пункты в Катаре, Бахрейне, Омане, ОАЭ и Кувейте. В Кандагаре (Афганистан) расположен тактический центр боевого управления авиацией.

Основой морского компонента Центрального командования является 5-й оперативный флот ВМС США и приданные ему соединения и группы боевых кораблей, вспомогательных судов. В зону ответственности флота входят Персидский залив, Аравийское море и северо-западная часть Индийского океана. В случае необходимости для оперативного руководства действиями корабельных группировок создаются походные штабы.

В мирное время в составе 5-го флота, как правило, находится до 20 боевых кораблей, в том числе авианосец во главе ударной группы, амфибийно-десантная группировка, минно-тральные силы. Подобный боевой состав объединения позволяет, по мнению американского командования, оперативно реагировать на возникающие в регионе кризисные ситуации. Для базирования и временной стоянки боевых кораблей и вспомогательных судов используется порт Манама (Бахрейн). При ведении морских операций в Персидском заливе и Аравийском море ВМС США в целом ряде случаев действуют совместно с кораблями флотов союзных стран: Великобритании, Австралии, Италии, Испании, Канады, Германии, Франции.

Нынешнее развёртывание авианесущего крейсера «Авраам Линкольн» — пример оперативного реагирования CENTCOM на изменения военно-политической обстановки в зоне своей ответственности.

Последние события вокруг Ормузского пролива могут свидетельствовать в пользу того, что геополитические противники Ирана изыскивают удобные поводы для поднятия градуса конфронтации в регионе. Требуется, в частности, весомый аргумент для долгосрочного пребывания авианосной группы ВМС США в Персидском заливе.

Власти Саудовской Аравии заявили 13 мая, что два нефтяных танкера королевства были среди судов, подвергшихся «диверсионной атаке» у побережья ОАЭ. Официальный Эр-Рияд назвал инцидент «попыткой подорвать безопасность глобальных поставок нефти». Представители ОАЭ, в свою очередь, сообщили, что четыре коммерческих судна 12 мая пострадали от «саботажа» вблизи эмирата Фуджейра, одного из крупнейших в мире бункеровочных узлов, расположенных в непосредственной близости от Ормузского пролива. Власти Эмиратов не сообщили подробностей о характере «саботажа» или о том, кто за этим стоял, но указали на отсутствие жертв и пострадавших в связи с инцидентом и на продолжение работы порта Фуджейры в штатном режиме.

Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих сообщил, что одно из двух атакованных саудовских судов было на пути к погрузке нефти из порта Рас-Таннура для доставки клиентам компании Saudi Aramco в США. Атака не привела к жертвам или разливу нефти, но нанесла существенный ущерб конструкциям двух судов, говорилось в сообщении, переданном государственным Saudi Press Agency. Торговые и судоходные источники определили саудовские суда как принадлежащий Национальной судоходной компании королевства крупнотоннажный танкер для перевозки грузов Amjad и нефтетанкер Al Marzoqah.

Реакция Ирана на возможную провокацию последовала незамедлительно. Официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Аббас Мусави назвал инциденты на танкерах у побережья Фуджейры «тревожными и ужасными». Вместе с тем МИД Ирана потребовал провести тщательное расследование произошедшего у берегов ОАЭ. По мнению иранского внешнеполитического ведомства, подобные инциденты «оказывают негативное влияние на безопасность морских перевозок». Исламская Республика вместе с тем призывает региональные страны «проявлять бдительность в отношении дестабилизирующих заговоров иностранных агентов».

Тем временем американский авианосец Abraham Lincoln 16 мая встал на боевое дежурство в северной части Аравийского моря, на две недели раньше, чем предполагалось раньше. Об этом со ссылкой на свои источники в Пентагоне передал накануне телеканал Fox News В дополнение к десяткам многоцелевых истребителей F-18 Super Hornet на борту авианосца, на других военных кораблях ударной группировки, сопровождающих флагман «Авраам Линкольн», находятся сотни крылатых ракет «Томагавк», готовых нанести удар в случае нападения любых региональных сил на США, сообщили собеседники телеканала.

Командующий пятым оперативным флотом ВМС США вице-адмирал Джим Маллой 9 мая заявил, что авианосец «Авраам Линкольн» может быть направлен в Персидский залив и он «никак не ограничен в своих действиях». По словам американского флотоводца, данные военной разведки США «демонстрируют угрозы со стороны Ирана», и в случае необходимости авианесущий крейсер будет отправлен в залив.

(1) Саудовское правительство 9 апреля приветствовало решение американской администрации, назвав его «серьёзным и практическим шагом в борьбе с терроризмом».

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Аналитика

Политика