Четверг, 11 Мая 2017 17:46

И снова Афганистан?

Начнут ли США на южных рубежах СНГ «войну Макмастера»?

Американские СМИ оповестили о готовящихся «сдвигах» в стратегии США в Афганистане. Как пишет The Washington Post, советники Трампа предложили президенту увеличить там численность войск США  и вернуть Пентагону отнятые у него в 2014 году полномочия самостоятельно определять приоритетные цели для нанесения ударов по объектам афганской вооружённой оппозиции.

Новый план уже назвали «войной Макмастера»: считается, что именно советник по вопросам национальной безопасности представил этот план президенту. Ожидается, что Трамп примет решение до саммита НАТО в Брюсселе 25 мая.

Ситуация в Афганистане по-прежнему нестабильна. В 2016 году погибли почти 10 тыс. афганских военнослужащих и более 11 тыс. мирных жителей. При этом США сохраняют своё военное присутствие в Афганистане и глубоко вовлечены в его дела.  Поэтапный вывод войск возглавляемой американцами коалиции, начавшийся в июле 2011 г., остался незавершённым. Обещание Барака Обамы о полном выводе войск к концу его президентского срока не выполнено.

Несмотря на то, что к началу 2017 года в Афганистане оставались 8400 американских военнослужащих и более 6000 военных из стран - членов НАТО и государств - партнёров США,  по многим показателям ситуация в Афганистане ухудшается. В этих условиях США 15 с лишним лет спустя после ввода американских войск в Афганистан могут снова приступить к наращиванию своего военного присутствия в этой стране.

В апреле 2017 г. американские войска впервые использовали в афганской провинции Нангархар сверхмощную фугасную авиационную бомбу GBU-43.  Мишенью, которую должна была поразить «мать всех бомб», были тоннели, где укрывались боевики действующего в Афганистане филиала «Исламского государства» (ИГ)*. Было ли это признаком разворота стратегии ухода США из Афганистана? Если за полтора десятка лет американцы не сумели вылезти из афганского тупика, хотя на пике боевых действий они загнали в этот тупик около 100 тысяч военнослужащих, то какую цель преследует новое увеличение американского контингента в этой стране?

Вооружённый конфликт в Афганистане в предвыборных выступлениях Трампа упоминался нечасто.  Кандидат в президенты неоднократно колебался в вопросе о том, должны ли США поддерживать долгосрочное военное присутствие в Афганистане, и выступал против увеличения финансовой поддержки Кабула, призывая сохранить миллиарды долларов для  «восстановления Соединённых Штатов».

Став президентом, Трамп в телефонном разговоре с афганским лидером Ашрафом Гани в декабре 2016 года подтвердил приверженность США основным условиям стратегического партнёрства с Кабулом;  ещё не вступив в должность, Трамп отметил, что он намерен стабилизировать Афганистан и победить «Талибан»**. Там не менее о конкретных шагах США в этом направлении до сих пор слышно не было.

Нельзя не заметить сильный контраст между упором нового хозяина Белого дома на борьбу с терроризмом в Сирии и Ираке, объявленную приоритетной задачей США на ближайшие годы, и относительным невниманием (до последнего времени) к Афганистану. Выступая 6 февраля 2017 г. перед командованием Центрального командования ВС США, президент ограничился лишь выражением благодарности «всем работающим за рубежом, включая наш военный персонал в Афганистане». Существует ли для новой администрации афганская проблема как таковая, президент тогда не объяснил. Неясно это и сегодня.

Официальный дискурс Вашингтона сводится к тому, что военное присутствие США имеет целью превращение национальных сил обороны и безопасности Афганистана (The Afghan National Defense and Security Forces, ANDSF) в более эффективную силу, способную защитить афганский народ и содействовать укреплению безопасности в регионе.  Считается, что американские войска в Афганистане выполняют при этом две  задачи: а) обучение, консультирование и оказание помощи ANDSF, б) поддержка контртеррористических операций против остатков «Аль-Каиды» и её сообщников, к которым отнесено движение «Талибан». К 2017 году ряды американских противников пополнились сторонниками ИГ, приступившего к созданию своих филиалов в Афганистане и Пакистане. Ни на одном из этих направлений США успехов не достигли.

В докладе независимой исследовательской организации Afghanistan Analysts Netwotk отмечается, что в 2016 году талибам удалось значительно расширить  зоны своего влияния, особенно в сельских районах. Наряду с активизацией боевых действий против правительственных войск  талибы небезуспешно вытесняют представителей центральной власти на местах, действуя в качестве теневого правительства в находящихся под контролем «Талибана» районах.

Интенсификация вооружённой борьбы, которую ведут талибы, тесно связана с кризисом в  руководстве страной. «Талибан» сегодня гораздо более консолидирован, чем правительство в Кабуле. Общее ослабление правительственного контроля над территорией делает более частыми военные неудачи режима. В сентябре 2015 года северный город Кундуз попал в руки «Талибана», и правительственные войска смогли вернуть его лишь при массированной воздушной поддержке авиации США.

2016 год стал для Афганистана, по словам президента Гани, «годом выживания». Крупных поражений правительственным войскам, правда, избежать не удалось, но и талибы своей цели – захватить центры двух-трёх провинций – не достигли.

Эффективность действующего правительства национального единства по-прежнему подрывается плохим управлением и постоянными трениями между президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой. Растёт риск того, что режим в Кабуле может рухнуть из-за бегства Абдуллы, тяжёлого экономического кризиса, создания параллельного правительства или государственного переворота.

Однако в предложенном Трампу плане, насколько можно судить, об этом речи не идёт. Ставка опять делается на умиротворение Афганистана с помощью военной силы. Кстати,  союзники США по НАТО давно пытаются убедить Вашингтон в том, что национальное примирение должно включать более широкий спектр социальных и политических групп, чем правительство Афганистана, с одной стороны, и талибы – с другой. Необходимо расширение состава участников процесса национального примирения; сохранение ситуации, при которой заинтересованными сторонами межафганского конфликта признаются только правительство Гани и руководство талибов, не даёт решения проблемы

Есть у американской стратегии и другой серьезный изъян. В Вашингтоне продолжают игнорировать роль соседей Афганистана, не желая налаживать сотрудничество с Ираном и не умея выстроить отношения со стоящим за спиной «Талибана» Пакистаном.

В окружении Трампа, похоже, решили также отказаться от сотрудничества по афганской проблематике с Москвой. Сигнал об этом подали всё тот же Герберт Макмастер и министр обороны Джеймс Мэттис: побывав в апреле в Кабуле, они обвинили Москву в тайных поставках оружия талибам. Если это было частью попыток торпедировать международные консультации по урегулированию в Афганистане, начатые 14 апреля в Москве с участием Китая, Индии, Ирана, Пакистана и других государств, то можно с уверенностью сказать, что «война Макмастера» лишь осложнит положение дел в Афганистане и усилит серьёзные озабоченности всех названных держав.

 

* - Организация запрещена законодательством РФ

** - В РФ признано террористической организацией

 

Картинки по запросу Карта военных действий Афганистана

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Декабрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Аналитика

Политика