Среда, 22 Марта 2023 15:25

40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся: Кириона, Кандида, Домна, Исихия, Ираклия, Смарагда, Евноика, Уалента (Валента), Вивиана, Клавдия, Приска, Феодула, Евтихия, Иоанна, Ксанфия, Сисиния, Илиана, Ангия и др. (ок 320)

КРАТКИЕ ЖИТИЯ 40 МУЧЕНИКОВ СЕВАСТИЙСКИХ: КИРИОНА, КАНДИДА, ДОМНА, ИСИХИЯ, ИРАКЛИЯ, СМАРАГДА, ЕВНОИКА, ВАЛЕНТА, ВИВИАНА, КЛАВДИЯ, ПРИСКА, ФЕОДУЛА, ЕВТИХИЯ, ИОАННА, КСАНФИЯ, ИЛИАНА, СИСИНИЯ, АНГИЯ, АЕТИЯ, ФЛАВИЯ, АКАКИЯ, ЕКДИКИЯ (ЕКДИТА), ЛИСИМАХА, АЛЕКСАНДРА, ИЛИЯ, ГОРГОНИЯ, ФЕОФИЛА, ДОМЕТИАНА, ГАИЯ, ЛЕОНТИЯ, АФАНАСИЯ, КИРИЛЛА, САКЕРДОНА, НИКОЛАЯ, ВАЛЕРИЯ, ФИЛОКТИМОНА, СЕВЕРИАНА, ХУДИОНА, МЕЛИТОНА И АГЛАИЯ

В 313 го­ду им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Ве­ли­кий под­пи­сал за­кон о сво­бо­де ис­по­ве­да­ния ве­ры. Его со­пра­ви­тель им­пе­ра­тор Ли­ки­ний то­же под­пи­сал этот за­кон, но в под­власт­ных ему об­ла­стях го­не­ния на хри­сти­ан про­дол­жа­лись. Око­ло 320 го­да в го­ро­де Се­ва­стии, в Ар­ме­нии, сто­я­ло рим­ское вой­ско. В вой­ске на­хо­ди­лось 40 во­и­нов-хри­сти­ан ро­дом из Кап­па­до­кии (ныне на тер­ри­то­рии Тур­ции). Во­е­на­чаль­ник Аг­ри­ко­лай при­нуж­дал их при­не­сти жерт­ву идо­лам, но во­и­ны от­ка­за­лись.

То­гда во­и­нов аре­сто­ва­ли и свя­зан­ны­ми по­ве­ли к озе­ру близ го­ро­да Се­ва­стии. Сто­я­ла зи­ма, ве­че­ре­ло. Во­и­нов раз­де­ты­ми по­ста­ви­ли в по­кры­тое льдом озе­ро. Страш­ная сту­жа ско­ва­ла чле­ны свя­тых му­че­ни­ков, и они на­ча­ли за­мер­зать. Му­че­ние это бы­ло для них осо­бен­но тя­же­лым, по­то­му что на бе­ре­гу озе­ра для со­блаз­на бы­ла по­став­ле­на теп­лая ба­ня. Кто хо­тел спа­сти свою жизнь, дол­жен был за­явить тю­рем­но­му сто­ро­жу, что он от­рек­ся от Хри­ста, и то­гда он мог вой­ти в теп­лую ба­ню и ото­греть­ся. Всю ночь во­и­ны му­же­ствен­но пе­ре­но­си­ли лю­тый мо­роз, обод­ряя друг дру­га и поя свя­щен­ные гим­ны Бо­гу.

Ран­ним утром один из во­и­нов не вы­дер­жал стра­да­ний. Он вы­шел из озе­ра и по­спе­шил к бане. Но как толь­ко теп­лый воз­дух кос­нул­ся его те­ла, он упал мерт­вым. Вско­ре по­сле это­го тю­рем­ный сто­рож Аг­лаий уви­дел, как над му­че­ни­ка­ми, остав­ши­ми­ся в озе­ре, за­бли­стал незем­ной свет. Аг­лаий был так по­тря­сен этим чу­дом, что, объ­явив се­бя хри­сти­а­ни­ном, сбро­сил с се­бя одеж­ду и при­со­еди­нил­ся к 39 му­че­ни­кам. Му­чи­те­ли, при­шед­шие немно­го спу­стя, уви­де­ли, что во­и­ны-хри­сти­ане не толь­ко не за­мерз­ли, но, по-ви­ди­мо­му, да­же ото­гре­лись. То­гда му­чи­те­ли мо­ло­та­ми пе­ре­би­ли им го­ле­ни и по­бро­са­ли в огонь, а по­том обуг­лен­ные ко­сти му­че­ни­ков сбро­си­ли в ре­ку.

Через три дня му­че­ни­ки яви­лись епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му Пет­ру и рас­ска­за­ли о сво­ем по­дви­ге. Еп. Петр со­брал их ко­сти и с че­стью по­хо­ро­нил. Име­на му­че­ни­ков со­хра­ни­лись: Ки­ри­он, Кан­дид, Домн, Ис­и­хий, Ирак­лий, Сма­рагд, Ев­но­ик, Ва­лент, Ви­ви­ан, Клав­дий, Приск, Фе­о­дул, Ев­ти­хий, Иоанн, Ксан­фий, Или­ан, Си­си­ний, Аг­гей, Ае­тий, Фла­вий, Ака­кий, Ек­де­кий, Ли­си­мах, Алек­сандр, Илий, Гор­го­ний, Фе­о­фил, До­ми­ти­ан, Га­ий, Леон­тий, Афа­на­сий, Ки­рилл, Са­кер­дон, Ни­ко­лай, Ва­ле­рий, Филик­ти­мон, Се­ве­ри­ан, Ху­ди­он, Ме­ли­тон и Аг­лаий. Па­мять 40 му­че­ни­ков от­но­сит­ся к кру­гу наи­бо­лее чти­мых празд­ни­ков. В день их па­мя­ти, 9 мар­та, об­лег­ча­ет­ся стро­гость Ве­ли­ко­го по­ста и со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных да­ров.

ПОЛНЫЕ ЖИТИЯ 40 МУЧЕНИКОВ СЕВАСТИЙСКИХ: КИРИОНА, КАНДИДА, ДОМНА, ИСИХИЯ, ИРАКЛИЯ, СМАРАГДА, ЕВНОИКА, ВАЛЕНТА, ВИВИАНА, КЛАВДИЯ, ПРИСКА, ФЕОДУЛА, ЕВТИХИЯ, ИОАННА, КСАНФИЯ, ИЛИАНА, СИСИНИЯ, АНГИЯ, АЕТИЯ, ФЛАВИЯ, АКАКИЯ, ЕКДИКИЯ (ЕКДИТА), ЛИСИМАХА, АЛЕКСАНДРА, ИЛИЯ, ГОРГОНИЯ, ФЕОФИЛА, ДОМЕТИАНА, ГАИЯ, ЛЕОНТИЯ, АФАНАСИЯ, КИРИЛЛА, САКЕРДОНА, НИКОЛАЯ, ВАЛЕРИЯ, ФИЛОКТИМОНА, СЕВЕРИАНА, ХУДИОНА, МЕЛИТОНА И АГЛАИЯ

В 313 го­ду свя­той Кон­стан­тин Ве­ли­кий из­дал указ, со­глас­но ко­то­ро­му хри­сти­а­нам раз­ре­ша­лась сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния и они урав­ни­ва­лись в пра­вах с языч­ни­ка­ми. Но его со­пра­ви­тель Ли­ки­ний был убеж­ден­ным языч­ни­ком и в сво­ей ча­сти им­пе­рии ре­шил ис­ко­ре­нить хри­сти­ан­ство, ко­то­рое зна­чи­тель­но рас­про­стра­ни­лось там. Ли­ки­ний го­то­вил­ся к войне про­тив Кон­стан­ти­на и, бо­ясь из­ме­ны, ре­шил очи­стить от хри­сти­ан свое вой­ско.

В то вре­мя в ар­мян­ском го­ро­де Се­ва­стии од­ним из во­е­на­чаль­ни­ков был Аг­ри­ко­лай, рев­ност­ный сто­рон­ник язы­че­ства. Под его на­ча­лом бы­ла дру­жи­на из со­ро­ка кап­па­до­кий­цев, храб­рых во­и­нов, ко­то­рые вы­шли по­бе­ди­те­ля­ми из мно­гих сра­же­ний. Все они бы­ли хри­сти­а­на­ми. Ко­гда во­и­ны от­ка­за­лись при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, Аг­ри­ко­лай за­клю­чил их в тем­ни­цу. Во­и­ны пре­да­лись усерд­ной мо­лит­ве и од­на­жды но­чью услы­ша­ли глас: "Пре­тер­пев­ший до кон­ца, тот спа­сен бу­дет".

На сле­ду­ю­щее утро во­и­нов вновь при­ве­ли к Аг­ри­ко­лаю. На этот раз языч­ник пу­стил в ход лесть. Он стал вос­хва­лять их му­же­ство, мо­ло­дость и си­лу и сно­ва пред­ло­жил им от­речь­ся от Хри­ста и тем снис­кать се­бе честь и рас­по­ло­же­ние са­мо­го им­пе­ра­то­ра. Сно­ва услы­шав от­каз, Аг­ри­ко­лай ве­лел за­ко­вать во­и­нов. Од­на­ко стар­ший из них, Ки­ри­он, ска­зал: "Им­пе­ра­тор не да­вал те­бе пра­ва на­ла­гать на нас око­вы". Аг­ри­ко­лай сму­тил­ся и при­ка­зал от­ве­сти во­и­нов в тем­ни­цу без оков.

Через семь дней в Се­ва­стию при­был знат­ный са­нов­ник Ли­сий и устро­ил суд над во­и­на­ми. Свя­тые твер­до от­ве­ча­ли: "Возь­ми не толь­ко на­ше во­ин­ское зва­ние, но и жиз­ни на­ши, для нас нет ни­че­го до­ро­же Хри­ста Бо­га". То­гда Ли­сий ве­лел по­бить свя­тых му­че­ни­ков кам­ня­ми. Но кам­ни ле­те­ли ми­мо це­ли; ка­мень, бро­шен­ный Ли­си­ем, по­пал в ли­цо Аг­ри­ко­лаю. Му­чи­те­ли по­ня­ли, что свя­тых ограж­да­ет ка­кая-то неви­ди­мая си­ла. В тем­ни­це во­и­ны про­ве­ли ночь в мо­лит­ве и сно­ва услы­ша­ли уте­ша­ю­щий их го­лос Гос­по­да: "Ве­ру­ю­щий в Ме­ня, ес­ли и умрет, ожи­вет. Дер­зай­те и не стра­ши­тесь, ибо вос­при­и­ме­те вен­цы нетлен­ные".

На сле­ду­ю­щий день суд пе­ред му­чи­те­лем и до­прос по­вто­рил­ся, во­и­ны же оста­лись непре­клон­ны.

Сто­я­ла зи­ма, был силь­ный мо­роз. Свя­тых во­и­нов раз­де­ли, по­ве­ли к озе­ру, на­хо­див­ше­му­ся неда­ле­ко от го­ро­да, и по­ста­ви­ли под стра­жей на льду на всю ночь. Чтобы сло­мить во­лю му­че­ни­ков, непо­да­ле­ку на бе­ре­гу рас­то­пи­ли ба­ню. В пер­вом ча­су но­чи, ко­гда хо­лод стал нестер­пи­мым, один из во­и­нов не вы­дер­жал и бро­сил­ся бе­гом к бане, но ед­ва он пе­ре­сту­пил по­рог, как упал за­мерт­во. В тре­тьем ча­су но­чи Гос­подь по­слал от­ра­ду му­че­ни­кам: неожи­дан­но ста­ло свет­ло, лед рас­та­ял, и во­да в озе­ре ста­ла теп­лой. Все страж­ни­ки спа­ли, бодр­ство­вал толь­ко один по име­ни Агла­ий. Взгля­нув на озе­ро, он уви­дел, что над го­ло­вой каж­до­го му­че­ни­ка по­явил­ся свет­лый ве­нец. Агла­ий на­счи­тал трид­цать де­вять вен­цов и по­нял, что бе­жав­ший во­ин ли­шил­ся сво­е­го вен­ца. То­гда Агла­ий раз­бу­дил осталь­ных страж­ни­ков, сбро­сил с се­бя одеж­ду и ска­зал им: "И я – хри­сти­а­нин!" – и при­со­еди­нил­ся к му­че­ни­кам. Стоя в во­де, он мо­лил­ся: "Гос­по­ди Бо­же, я ве­рую в Те­бя, в Ко­то­ро­го эти во­и­ны ве­ру­ют. При­со­еди­ни и ме­ня к ним, да спо­доб­люсь по­стра­дать с Тво­и­ми ра­ба­ми".

На­ут­ро ис­тя­за­те­ли с удив­ле­ни­ем уви­де­ли, что му­че­ни­ки жи­вы, а их страж­ник Агла­ий вме­сте с ни­ми про­слав­ля­ет Хри­ста. То­гда во­и­нов вы­ве­ли из во­ды и пе­ре­би­ли им го­ле­ни. Во вре­мя этой му­чи­тель­ной каз­ни мать са­мо­го юно­го из во­и­нов, Ме­ли­то­на, убеж­да­ла сы­на не стра­шить­ся и пре­тер­петь все до кон­ца. Те­ла му­че­ни­ков по­ло­жи­ли на ко­лес­ни­цы и по­вез­ли на со­жже­ние. Юный Ме­ли­тон еще ды­шал, и его оста­ви­ли ле­жать на зем­ле. То­гда мать под­ня­ла сы­на и на сво­их пле­чах по­нес­ла его вслед за ко­лес­ни­цей. Ко­гда Ме­ли­тон ис­пу­стил по­след­ний вздох, мать по­ло­жи­ла его на ко­лес­ни­цу ря­дом с те­ла­ми его свя­тых спо­движ­ни­ков. Те­ла свя­тых бы­ли со­жже­ны на ко­ст­ре, а обуг­лив­ши­е­ся ко­сти бро­ше­ны в во­ду, чтобы хри­сти­ане не со­бра­ли их.

Спу­стя три дня му­че­ни­ки яви­лись во сне бла­жен­но­му Пет­ру, епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му, и по­ве­ле­ли ему пре­дать по­гре­бе­нию их остан­ки. Епи­скоп с несколь­ки­ми кли­ри­ка­ми но­чью со­брал остан­ки слав­ных му­че­ни­ков и с че­стью по­хо­ро­нил их.


См. так­же:

 

 

***

 

Кто устоит в час испытаний и кто отречется от Христа

22 марта — память мучеников Севастийских

Протоиерей Александр Шаргунов
 
Великий пост

22.03.2023 

Праздник сорока мучеников Cевастийских всегда был большим торжеством в Православной Церкви. Издревле, с самого времени их мученической кончины, которая последовала в начале IV века, Церковь торжественно прославляла этих святых.

Они приняли страдание за Христа уже перед самой победой христианства в Римской империи. Тогда уже был принят знаменитый Миланский эдикт, разрешающий свободу христи­анского вероисповедания, но были еще отдельные вспышки гонений перед той полной победой, когда христианство, православие, утвердилось во всей Римской империи. Так бывает: кончается война, и перед самой победой, накануне этой победы кто-то принимает смерть.

Эти воины приняли страдание за Христа в ледяном Севастийском озере. Но их смерть была особенно славной, потому что одновременно они были искушаемы возможностью избавиться от страданий: на берегу озера была растоплена баня, и каждый из них имел возможность оставить место своих мучений и прибегнуть к этому спасению. Баня же — это не просто баня, как мы можем сейчас подумать. В те времена баня была общественным клубом, в котором протекала вся жизнь, — все, что ищет человек, не знающий Бога. Но для них такое спасение было бы гибелью.

Этот подвиг памятен для нас и тем, что один из воинов все-таки не выдержал и поступил именно так: предпочел безопасную, благополучную жизнь без Христа смерти со Христом. Это видел один из стражников. По какому-то непостижимому Промыслу Божию ему открылось, что там, где стоят эти мученики, — жизнь и слава. Там то тепло, которое невозможно обрести нигде, никогда, там Сам Господь. Видя мученические венцы, сходящие на этих страждущих, он закричал: «И я христианин!» — и присоединился к ним, чтобы вместе с ними разделить и страдания, и славу.

Церковь с самого начала увидела в этом образе то, что во все времена определяет жизнь каждого христианина и жизнь всей Церкви. Так или иначе каждый оказывается перед этим выбором в разные периоды жизни, и он должен что-то предпочесть. Жизнь так устроена: либо мы должны пожертвовать Христом, либо пожертвовать своим благополучием. Ни один человек не может обойти этот выбор.

Но бывают такие испытания, которые охватывают всю Церковь. И те гонения, которые были в древней Церкви, и те, что были в самое недавнее время, определялись именно этим — тем, что одни избирали Христа, а другие отрекались от Него. Некоторые отрекались, когда как будто были уже близки к тому, чтобы получить мученический венец. А среди людей, которые были к Церкви безразличны, и даже среди гонителей ее внезапно обретались те, которые предпочитали смерть со Христом этой жизни без Христа.

И мы размышляем об этом избрании Господнем. Господь говорит нам сегодня в Своем Евангелии о том, что тайна спасения каждого человека глубока, и один Сердцеведец Господь знает, кто устоит в час испытаний и кто отречется от Христа. И Господь говорит нам, что не имеет значения, когда человек призывается ко Господу: в последний час или среди первых. Человек в течение всей своей жизни может быть как будто со Христом и в Церкви, а в последний час отречься от Христа. И целый народ как будто может быть с Богом, а потом отвергнуть Его, как это было с богоизбранным израильским народом.

Мы размышляем о таинственном Промысле Божием — о том, что Господь призывает каждого человека к Себе вне зависимости от того, как складывается внешне его жизнь. Одни приходят в первый час, как говорит Господь в Евангелии, другие — в третий, в шестой, третьи — позднее, а некоторые, оказывается, уже тогда, когда как будто нет им совсем никакой надежды на обращение ко Господу — в час одиннадцатый.

Одних Господь призывает к Себе, когда они находятся в расцвете юности, других — в полудне зрелости, третьих — когда жизнь уже на закате. Одни могут достигнуть Господа в течение одного часа, как разбойник благоразумный, а другим недостаточно целой жизни, чтобы придти ко Христу.

В Откровении апостола Иоанна Богослова говорится об этом таинственном небесном граде, имеющем двенадцать врат, которые открыты всегда: и днем и ночью (Откр. 21). Есть врата, которые обращены на восток, и есть врата, которые обращены на запад. Одни люди входят, когда только начинает расцветать их жизнь, другие — когда жизнь их приближается к ночи.

Одних Господь призывает, когда они насыщены днями и трудами, и много успели совершить здесь, на земле; других — когда они только стоят на пороге жизни, исполнены каких-то, может быть, очень благородных стремлений что-то совершить, а Господь призывает их к Себе; третьих — когда они еще не успели начать жить.

И всех Господь одинаково принимает вне зависимости от того, когда, в какой час, в каком возрасте призывается к Нему человек. Господь ко всем сострадателен, и особенно к тем, которые никак не могут к Нему придти. К тем, которые стоят до одиннадцатого, последнего часа, как работники, которые хотят потрудиться, хотят все свои таланты раскрыть в жизни и не находят им применения. Они никому не нужны. А может, у них и талантов никаких особенных нет, и потому никому они не нужны. Господь всегда исполнен глубокого сострадания к таким людям. И их тоже Он приглашает к Себе, и им дает Свой труд, который, как выяснится, ничем не меньше другого труда других людей. Мы с изумлением видим, с какой щедростью Господь одаряет всех приходящих к Нему. Одни трудились в течение целого дня, другие — всего один час, и ни зноя, ни тяготы дневной не понесли. Но всем Он дает одинаковую плату.

Здесь нам раскрывается очень важная тайна нашей духовной жизни — что Господь принимает не количество наших трудов, а нашу любовь. Все, что мы совершаем в нашей жизни, принимает Он в зависимости от того, каким внутренним содержанием исполнено то, что мы делаем.

Бывает, что человек приносит много, щедро жертвует на храм. И в Евангелии, помним мы, сказано, что «многие богатые клали много». Какой-нибудь «новый русский», как называли у нас в начале перестройки внезапно сказочно разбогатевших людей, хочет дать на Церковь большие деньги — и возникает вопрос: может ли Церковь вообще принять этот подарок, хотя, кажется, очень много он принес? А бывает, что человек — как та самая вдова, которая положила свою скудную лепту, и Господь говорит об этой вдове, что она больше всех принесла, потому что всю жизнь свою принесла в этом даре.

Вот чем определяется жизнь человека и то, с чем он приходит к Церкви. Это так понятно: бывает, ребенок нарисует своей матери в день рождения рисунок — кажется, что значит этот подарок! Но радостью расцветает мать, это ей дороже всякого другого подарка. Вот чем измеряется то, что мы приносим Господу, только еще в бесконечно большей степени.

Будем учиться этой тайне жизни, молясь за наших усопших, за наших новопреставленных воинов, живот свой за веру и Отечество в Малороссии положивших, вспоминая наших новых мучеников. Будем помнить о том, что испытания, бывшие в IV веке и в XX веке, еще предстоят Церкви на самом последнем повороте истории. Те испытания, когда каждый человек, вся Церковь, все человечество должны будут сделать выбор — тот страшный выбор, который люди однажды совершили, когда распинали Христа и кричали: «Не Его подай нам, но Варраву». Тот выбор, который кто-то совершил, предпочитая вот эти «теплые бани» — жизнь во всем ее разнообразии — Христу. «Не Его, но Варраву», — сделало тогда человечество свой выбор. И таким будет последний выбор перед кончиной мира. Мы видим, что это уже происходит на наших глазах.

Будем помнить, что человек может заниматься какой-то грандиозной деятельностью, как будто христианской, и занимать очень важное место в Церкви, а другой человек может быть совсем незаметным и никому не известным и совершать свое смиренное, неприметное служение. Но Господь испытует сердца и принимает всех не по внешнему служению, а по тому, каким духом исполнен в этом служении человек — чтобы сделать его причастным Своей щедрости, Своей безграничной, через Крест открываемой нам любви.

Дай Бог нам достойно завершить Святую Четыредесятницу. Сорок мучеников — как бы на каждый день дается нам возможность рождаться и умирать. Умирать для греха, быть исповедниками Христовой истины и правды Его — теми, которые предпочитают всему на свете Господа, целуют смерть со Христом и готовы оплевать жизнь без Христа.

 

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

 

Подробнее:
https://ruskline.ru/news_rl/2023/03/21/kto_ustoit_v_chas_ispytanii_i_kto_otrechetsya_ot_hrista

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 611 раз

Главное

Календарь


« Июль 2024 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Политика