Вторник, 05 Января 2021 00:28

Обзор Леванта-Шама

Зачем Анкаре Тель-Авив; на что намекнул глава Минобороны Ирака; чем недовольны в Иордании; и многое другое за ноябрь-декабрь 2020-го

Сирия

В Сирии продолжаются политические консультации по урегулированию кризиса. Последнее заседание конституционного комитета, прошедшее 4 декабря, было «весьма обещающим». Следующее заседание запланировано на январь, где ожидается предметная работа над текстом новой конституции.

Тем временем, 28 декабря в районе г. Айн-Исса из-за нестабильной обстановки было прекращено сопровождение российскими полицейскими гражданского транспорта на участке трассы М4. Позже рота российской военной полиции прибыла на совместный с армией Сирии наблюдательный пост, который станет в данном районе третьим подобным объектом по мониторингу соблюдения режима прекращения огня.

Впрочем, обстановка на севере САР крайне нестабильна – начавшееся здесь наступление вооруженной оппозиции может привести к серьезному обострению. Поддерживающая оппозиционеров Анкара требует ухода отрядов SDF, предупреждая о новой военной операции. Но курдские силы покидать район пока не собираются, обвиняя при этом Россию в «бездействии». И это при том, что те же самые курды, порой, откровенно препятствуют созданию российских блокпостов. Позиция же Москвы в том, что трасса М4 должна контролироваться Дамаском, и потому российские военные не видят особого смысла защищать союзников США.

Возможно, что обострение на севере САР связано с неафишируемыми российско-турецкими договоренностями. Ведь еще 3 декабря Турция оставила свои посты в районе Алеппо. А ранее, 11 ноября, Р. Эрдоган заявил, что он рассчитывает на более тесное сотрудничество с Россией по Сирии. Кстати, как оказалось, именно сирийский вопрос больше всего волнует турецкие власти, что стало понятно после заявлений МИД о нормализации отношений с Францией.

На этом фоне США продолжают оказывать давление на Дамаск. Так, в новый санкционный список попали ряд официальных лиц, также под санкции попал и Центробанк. Кроме того, Пентагон начал укрепляться в провинциях Хасаке и Дейр-эз-Зор, куда прибыло несколько военных конвоев, в т.ч. и с тяжелой техникой. Наконец, американцы продолжают выкачивать сирийскую нефть, причем используя для этого уже и новые маршруты.

Интересным стало заявление спецпосланника США Дж. Рейберна о том, что у них и у Турции «одинаковые интересы в Сирии, совпадающие в гораздо большей степени, чем некоторые думали». Что это означает, учитывая поддержку американцами отрядов YPG, которые занесены Анкарой в список террористов, до конца не ясно. Кстати, бывший спецпредставитель Дж. Джеффри открыто признал, что его команда вводила в заблуждение военное руководство своей страны…

Нельзя не отметить и прибытие в Дамаск первого за 4 года авиарейса из Саудовской Аравии, что дало повод заговорить о возможном потеплении отношений между двумя странами. Тем более, что в начале 2020 г. в Нью-Йорке прошла встреча сирийского и саудовского постпредов при ООН.

Турция

14 декабря госсекретарь США М. Помпео объявил о введении санкций в отношении Анкары. По мнению Эрдогана, истинной причиной этого является «желание не допустить развития оборонного комплекса и превращения Турции в независимую страну в сфере военных поставок». Однако Помпео неожиданно заявил, что антитурецкие санкции направлены не против Анкары.

Эксперты полагают, что этот шаг – первый в рамках антитурецкой политики США, и за ним последует целый ряд санкционных мер, которые будут нарастать, словно снежный ком. И если первые санкции наложили уже при Д. Трампе, то что будет после вступления в должность Дж. Байдена?! Тем более, что его советник по внешней политике прямо заявил, что турки стали «большой головной болью для НАТО и Европы». И все это на фоне серьезного обвала лиры, в результате чего власти были вынуждены сменить как главу Центробанка, так и министра финансов (кстати, зятя Эрдогана).

Понимая всю сложность ситуации, Анкара ищет способы избежать катастрофы. Так, власти провели масштабные перестановки в своем дипломатическом корпусе: были заменены послы в США, Марокко, Ливане, Японии, Афганистане, Азербайджане, Израиле, ОАЭ, Бахрейне и Саудовской Аравии.

В случае с Саудовской Аравией аналитики ожидают серьезного улучшения отношений, особенно после переговоров между Эрдоганом и принцем Салманом. Причем сближение позиций обоюдно выгодно обеим сторонам, ведь Эр-Рияд опасается Байдена в еще большей степени.

Другим важным направлением для Анкары стал Израиль. Сначала СМИ сообщили о секретных переговорах между спецслужбами. После чего о наличии такого рода контактов объявил уже и сам Эрдоган. Зачем же понадобился турецким властям Тель-Авив? По мнению специалистов, Эрдоган надеется, что израильское лобби сумеет повлиять на политику Байдена в отношении его страны. Однако находящиеся у власти в Израиле «правые» и сами опасаются нового президента США, в связи с чем надежды Анкары выглядят призрачными. Если, конечно, в Израиле не сменится режим – там как раз ожидаются новые внеочередные парламентские выборы. В этом случае надежды Эрдогана действительно могут оправдаться. Как вот только со всем этим вяжется имидж «защитника палестинцев»? Или в Турции ожидают, что они смогут повлиять на Тель-Авив? Едва ли…

На ливийском направлении турецкая политика остается прежней: Анкара продолжает укреплять в регионе свои позиции, направляя туда вооружение и усиливая свои прокси-силы в лице ПНС. При этом парламент Турции проголосовал за продление нахождения в Ливии турецких военных еще на 1,5 года. На этом фоне генерал Х. Хафтар призвал к войне против турков, а Анкара предупредила главу ЛНА о последствиях. В целом, африканское направление выглядит для Турции перспективным: в Тунисе сильны «ихвановские» настроения, а Алжир ищет противовес Марокко и уже предложил Анкаре создать экономический консорциум.

Другим важным вектором для турецких властей становится Южный Кавказ, где после победы Баку в Карабахе Турция все больше наращивает свое влияние. Важным аспектом в этом плане может стать железная дорога в Нахичевань, которая по условиям прекращения огня должна быть соединена с основной территорией Азербайджана. Подключив к железнодорожным магистралям ряд портов и увеличив пропускную способность коридора Баку – Тбилиси – Карс, Турция намерена стать «логистической сверхдержавой».

Среди заметных внутриполитических шагов можно отметить подготовку к созданию нового политического движения – «Курдской демократической партии». Как отмечается, она создается для снижения влияния другого курдского движения – «Демократической партии народов», сопредседатель которой сидит в тюрьме, а саму партию вскоре могут запретить.

Ирак

В Ираке на фоне нестабильного внутреннего положения резко обострилась ситуация с возможным американо-иранским противостоянием, что может коснуться Ирака напрямую. После очередной атаки по «зеленой зоне» в Багдаде США поспешили возложить ответственность на проиранские отряды. Тегеран же, в свою очередь, отметил, что «время атак и последовавшие за ними заявления являются весьма подозрительными». Ведь накануне прибывшие в Ирак руководители КСИР предостерегли своих союзников от нападения на американские объекты в стратегических целях. Подогрела обстановку и санкция иракского суда на задержание одного из лидеров ополчения. Как заявили ополченцы премьеру: «Хватит испытывать наше терпение».

Тем временем, американцы объявили об уменьшении своих военных в Ираке: к 15 январю контингент должен будет составлять 2,5 тыс. солдат». Впрочем, до 20 января – даты ухода Трампа из Белого дома – в Багдаде спокойно не будет. Это доказывают как прибывшие в регион бомбардировщики B-52, так и вошедшие в Персидский залив американские ВМС, к которым присоединилась израильская подлодка. При этом из Вашингтона настойчиво звучат заявления о якобы готовящихся атаках иранцев и их союзников в годовщину убийства генерала Касема Сулеймани. В связи с этим аналитики не исключают разного рода провокаций с целью нанесения удара по объектам «Аль-Хашд аш-Шааби», что может вызвать ответную реакцию со стороны иракского ополчения. Одной из таких провокаций могут стать и атаки на танкеры – в конце декабря на одном из кораблей был обнаружен предмет, напоминающий магнитную мину.

Другой горячей точкой в Ираке постепенно становятся курдские районы, вернее, те из них, что контролируются РПК. Во-первых, свою военную операцию проводит здесь Турция, чьи войска уже установили контроль над целым иракским районом. Во-вторых, против РПК начали воевать и «пешмерга», подконтрольные главе курдской автономии Н. Барзани. Это может выглядеть странным, но клан Барзани уже давно является союзником Эрдогана, и теперь они, видимо, решили окончательно решить вопрос РПК. Для начала Эрбиль пытается перекрыть границу с Сирией, о чем он попросил Пентагон. Но, помимо этого, речь уже идет и о том, что «пешмерга» могут начать бои даже на сирийской территории. В этом случае РПК зажмут сразу с нескольких сторон и спасти их смогут только американцы, только те уже сами предлагали зачистить регион от боевиков…

К тому же, к Анкаре и Эрбилю может прибавиться еще и Багдад, уже подписавший с курдской автономией соглашение об урегулировании проблем в Синджаре. Безопасность здесь теперь будет обеспечиваться федеральными силами в координации с «пешмерга». В добавление к этому, премьер Ирака провел в Анкаре переговоры с Эрдоганом, где ему был оказан пышный прием. Стороны обсудили вопросы сотрудничества в области торговли и энергетики, и, конечно же, борьбу с РПК. После этого свою встречу провели главы Минобороны двух стран, и иракский министр намекнул на возможность закупки турецких дронов.

Из других важных событий следует выделить открытие КПП «Арар» – впервые за 30 лет. Этот пограничный пункт на иракско-саудовской границе открывает для Багдада новый торговый маршрут, тем более, что стороны подписали еще и соглашение по саудовским инвестициям. Все это может серьезно снизить коммерческую значимость Ирана и, напротив, увеличить влияние Эр-Рияда.

Правда, внутренняя ситуация в Ираке крайне нестабильна, что понимает и сам премьер. Не случайно он предупредил о распаде социально-политической системы в государстве, которая, по его словам, приближается к полному распаду.

Ливан

В Ливане так и не смогли сформировать правительство, перенеся этот вопрос на 2021 год. Глава кабмина С. Харири представил президенту М. Ауну структуру из 18 министров-технократов, но президент выступил против единоличного решения по предложенным кандидатурам.

Ранее Аун в телеобращении к гражданам призвал отложить в сторону разногласия и начать национальный диалог. Как было отмечено, Ливан не должен пасть «жертвой договоренностей больших игроков». Под последними, в т.ч. подразумевается и глава Франции Э. Макрон, заявивший, что Бейрут не получит финансовой помощи до формирования правительства и аудита Центробанка.

В итоге, парламент принял решение о проведении аудита, который к тому же является обязательным условием для заключения соглашения с МВФ. Интересно, что глава Центробанка С. Рияд всячески противился аудиту, и депутатам пришлось принимать отдельный закон. Также депутаты приняли закон о снятии на 1 год секретности с банковских счетов.

Тем временем, экономисты разработали план по восстановлению столицы после чудовищного взрыва в порту. План рассчитан на 18 месяцев и его стоимость оценивается в $2,5 млрд. Кстати, судебное дело о взрыве дошло до предъявления обвинений, и одним из обвиняемых стал экс-премьер Х. Диаб. Это изрядно удивило политологов, ведь источник взрыва – аммиачная селитра хранилась в порту с 2013 г., тогда как Диаб стал премьером лишь в начале 2020-го.

Иордания

В ноябре иорданцы приняли участие в парламентских выборах, но особой активности не проявили – явка составила менее 30% избирателей. Этому способствовала как эпидемия коронавируса, так и общее разочарование и недоверие к властям. По результатам голосования, количество женщин в парламенте снизилось с 20 до 15-ти. 10 мест получил «Национальный альянс за реформы» (местный филиал «ихванов»), потеряв таким образом 6 мест.

Важной новостью стало недовольство Аммана возможной передачей Израилем контроля над исламскими святынями в Иерусалиме саудовцам. Особенно беспокойство усилилось после встречи премьер-министра Б. Нетаньяху с наследным принцем Бен Салманом.

Хашимитское королевство призвало израильтян «уважать существующий правовой и исторический статус», подразумевающий исключительное право Иордании на опеку над комплексом Аль-Акса. Как было отмечено иорданскими властями, они «никому не позволят подорвать статус Иордании как исключительного хранителя Святых мест, и такого рода попытки столкнутся с серьезными последствиями для отношений Аммана и Тель-Авива».

Палестина

В декабре Генассамблея ООН приняла в поддержку Палестины четыре резолюции. В них содержится призыв способствовать самоопределению палестинского народа, а также ближневосточному урегулированию на двугосударственной основе. За это проголосовали подавляющее число стран, против выступили США, Израиль, Канада и Австралия. В свою очередь, «положить конец разрушительным действиям в долине р. Иордан» призвал и Евросоюз. Однако все эти призывы остаются гласом вопиющего в пустыне: Тель-Авив объявил об очередном этапе строительства поселений.

Госсекретарь США заявил, что руководство Палестины отказалось от предложенного Вашингтоном плана мирного соглашения с Израилем, известного как «сделка века». И это не удивительно, ведь данный план, фактически, представляет собой попытку узаконить оккупацию, напрочь забыв о правах палестинцев.

Правда, Рамалла согласилась возобновить координацию с Тель-Авивом в сфере безопасности (отказ от чего был назван «очень смелым шагом»). Кроме того, Палестина вернула в ОАЭ и Бахрейн своих послов, отозванных из-за подписанных этими странами соглашений с Израилем. Эти шаги, как считается, принимаются в надежде на изменение позиции к палестинской проблеме со стороны Байдена. И действительно, западные СМИ пишут, что одной из главных внешнеполитических инициатив новоизбранного президента США станет вопрос создания Палестинского государства.

Тем временем, в ООН сообщили, что продолжающаяся с 2007 г. блокада Газы, а также израильские военные операции в этом анклаве нанесли ущерб в размере $16,7 млрд. Как говорится в докладе: «Если бы не израильская блокада и военные операции, уровень бедности в Газе составил бы, вероятнее всего, лишь 15%, тогда как сейчас он составляет 56%».

Большое возмущение вызвало решение израильского министра А. Оханы запретить вакцинацию от коронавируса палестинских заключенных. Данный шаг был назван «проявлением расизма и инструментом угнетения», причем критика была высказана как со стороны палестинцев, так и самих израильтян.

Дополнительная информация

  • Автор: Руслан Раминов

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

За рубежом

Политика