Понедельник, 25 Мая 2020 00:09

Реваншизм по-японски – Токио отвергает итоги Второй мировой войны

Рузвельт: «Русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто»

Подтверждение японским правительством в «Синей книге по дипломатии» притязаний на Курильские острова Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи как на «суверенные территории Японии» поставит вопрос о внесении коррективов во внешнеполитический курс РФ на японском направлении. Объявив эти острова своими и потребовав их возвращения в полном объёме, японские руководители перечеркнули расчёты Москвы на сведение вничью навязанной российской дипломатии тяжбы о «северных территориях».

Избранная японским правительством линия позволяет вернуться к принципиальной позиции советского руководства, заявлявшего об отсутствии в советско-японских отношениях так называемой территориальной проблемы. Эта позиция, в отличие от беспочвенных японских требований, всесторонне обоснована.

После провала вооружённой интервенции против Советской России, в которой Япония принимала самое активное участие, оккупируя Дальний Восток и Сибирь, новое государство начало оформлять отношения с зарубежными странами, в том числе со Страной восходящего солнца. 20 января 1925 года между СССР и Японией была подписана Конвенция об основных принципах взаимоотношений и были установлены дипломатические отношения. Тогда Советский Союз был вынужден подтвердить действенность Портсмутского мирного договора 1905 года, в котором царское правительство по итогам неудачной японско-русской войны пошло на сдачу южной половины острова Сахалин.

Участники переговоров в Портсмуте

Участники переговоров в Портсмуте

При этом правительство СССР отказалось разделять с правительством царской России политическую ответственность за подписание этого документа в первую очередь за его территориальные пункты, предполагая в дальнейшем пересмотреть или отменить и последующие договоры между Россией и Японией, заключённые до 7 ноября 1917 года. При подписании Конвенции уполномоченный СССР по указанию Москвы сделал специальное заявление о том, что «признание его Правительством действительности Портсмутского договора от 5 сентября 1905 г. никоим образом не означает, что Правительство Союза разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение названного договора». Тем самым было заявлено, что советское правительство не считает себя политически связанным положениями Портсмутского договора в той его части, где говорилось об уступке Японии Южного Сахалина.

Подписание Конвенции об основных принципах взаимоотношений СССР и Японии

Подписание Конвенции об основных принципах взаимоотношений СССР и Японии

Уступка в 1905 году Южного Сахалина непосредственно затрагивала проблему принадлежности Курильских островов. Ибо все ранее принадлежавшие России Курильские острова Япония получила в 1875 году в обмен на её согласие не претендовать на южную часть Сахалина. Отторжение Южного Сахалина аннулировало эту договорённость, о чём пытался заявить японской стороне глава российской делегации на Портсмутских переговорах Сергей Витте. Однако возглавлявший на переговорах японскую делегацию министр иностранных дел Японии Дзютаро Комура высокомерно ответил: «Война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки». С момента ратификации Портсмутского мирного договора Курильские острова находились во владении Японии уже не де-юре, а лишь де-факто.

Это учитывалось советским правительством. Вопреки утверждениям современной японской пропаганды о том, что СССР якобы никогда не претендовал на Курилы, а Сталин захватил их, воспользовавшись поражением Японии, намерение Москвы вернуть отторгнутую часть своей территории доводилось до японского правительства ещё до начала Великой Отечественной войны.

18 ноября 1940 года во время беседы с послом Японии Ёсицугу Татэкавой нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов по согласованию со Сталиным изложил суть сделанного ранее предложения о желательности для советской стороны «получить компенсации» в случае заключения с Японией политического соглашения. Было указано, что общественное мнение в СССР вопрос о заключении пакта о ненападении с Японией будет связывать с вопросом о возвращении утраченных ранее территорий – Южного Сахалина и Курильских островов. Было заявлено, что, если Япония не готова к постановке этих вопросов, было бы целесообразно заключить пакт не о ненападении, а о нейтралитете, не предусматривающий разрешения территориальных проблем. Советское руководство настаивало также на подписании протокола о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине.

И.В. Сталин и министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока. Кремль, апрель 1941 года

И.В. Сталин и министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока. Кремль, апрель 1941 года

Поэтому, стремясь не допустить в 1945 году участия СССР в войне против Японии на стороне США и Великобритании, японское правительство было готово «добровольно» вернуть отторгнутые от России территории – Южный Сахалин и Курильские острова. Такой план был разработан в МИД Японии в сентябре 1944 года. После Ялтинской конференции его содержание стало известно в Кремле.

Требование Сталина восстановить исторические права России на присвоенные японцами территории было с пониманием встречено Рузвельтом и Черчиллем. «Русские, – заявил президент США, – хотят вернуть то, что у них было отторгнуто».

Вопрос о восстановлении прав СССР на ранее принадлежавшие России территории был решён в феврале 1945 года на Ялтинской конференции. В специальном заявлении руководителей СССР, США и Великобритании были определены условия вступления Советского Союза в войну против Японии. Перечнем условий предусматривалось «возвращение Советскому Союзу южной части о. Сахалин и всех прилегающих к ней островов» и «передача Советскому Союзу Курильских островов».

Японское правительство знало об этих решениях. Подписывая 2 сентября 1945 года Акт о капитуляции, оно безоговорочно приняло все условия Потсдамской декларации, в том числе 8-й пункт, в котором говорилось: «Японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем».

Поэтому и не могло японское правительство возражать против меморандума командующего союзными оккупационными войсками в Японии генерала Дугласа Макартура № 677/1 от 29 января 1946 года, которым из-под юрисдикции японского государства, кроме других территорий, изымались Южный Сахалин и все Курильские острова, вплоть до острова Хоккайдо. А значит, и все южно-курильские острова, на которые ныне вопреки условиям капитуляции предъявляет претензии Токио.

Император Хирохито и генерал Дуглас Макартур

Император Хирохито и генерал Дуглас Макартур

Меморандумом Макартура из юрисдикции японского императорского правительства изымались: «Курильские (Тисима) о-ва, группа о-вов Хабомаи (Хапомадзё), включая о-ва Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также о-в Сикотан (Шикотан. – А.К.)».

После исключения Южного Сахалина и всех Курильских островов из состава Японии в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1946 года на этих территориях была образована Южно-Сахалинская область в составе Хабаровского края РСФСР, которая 2 января 1947 года вошла в состав новообразованной Сахалинской области в составе РСФСР.

До начала 1950-х годов в Японии понимали необоснованность предъявления Советскому Союзу каких-либо территориальных претензий. Пограничное размежевание, хотя и не было оформлено в виде советско-японского мирного договора, считалось вопросом разрешённым. С этим соглашалась и администрация США.

А сейчас японское правительство совершает ошибки. История, однако, ошибок не прощает.

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Июль 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

За рубежом

Политика