Четверг, 20 Февраля 2020 15:40

Пошли от суда: что означает решение Гааги по делу ЮКОСа

Рассмотрение кассации России может занять несколько лет

Апелляционный суд Гааги 18 февраля отменил предыдущее решение по иску бывших акционеров ЮКОСа к РФ и обязал Москву выплатить истцам $50 млрд. Однако Россия планирует оспорить этот вердикт в Верховном суде Нидерландов, заявили в Минюсте. По оценкам специалистов, процесс может занять до полутора лет. По сути, разбирательства вокруг дела ЮКОСа вернулись на стадию «до 2016 года», считают юристы. В случае неблагоприятного исхода рассмотрения дела России может грозить арест ее имущества в различных странах мира. Хотя, как отмечают эксперты, автоматического наложения ареста решение Апелляционного суда не означает.

Вразрез с позицией ЕСПЧ

Когда стало известно о решении Апелляционного суда Гааги, российский Минюст заявил, что РФ продолжит отстаивать свои законные интересы и оспорит этот вердикт в Верховном суде Нидерландов. Срок подачи жалобы — три месяца. Четкого времени ее рассмотрения нет, однако, как уточнил глава Международного центра правовой защиты (МЦПЗ), представляющего интересы РФ в судах по делу ЮКОСа за рубежом, Андрей Кондаков, на это потребуется порядка полутора лет. Отказ от выплаты по иску может быть чреват арестом российского имущества в разных странах мира. Однако, по словам юриста, решение не означает автоматического наложения арестов.

— Для этого нужно как минимум сперва обращаться в суды соответствующих стран с ходатайством о признании и приведении в исполнение арбитражного решения, — отметил Андрей Кондаков.

По мнению Минюста, суд в Гааге проигнорировал тот факт, что экс-акционеры ЮКОСа не были «добросовестными инвесторами».

«Контроль над активами этой компании был получен ими с помощью целого ряда незаконных действий, включая сговор и подкуп должностных лиц. В ходе управления ЮКОСом бывшими мажоритарными владельцами были допущены массовое уклонение от уплаты налогов, нелегальный вывод активов за рубеж, отмывание денег и прочие противоправные действия», — говорится в сообщении ведомства.

Андрей Кондаков уточнил, что решение Апелляционного суда Гааги идет вразрез с позицией ЕСПЧ, который 20 сентября 2011 года отверг обвинения в адрес России в «политической мотивации» и «репрессивном характере» преследования компании ЮКОС.

Ранее российская сторона отмечала, что акционеры управляли активами через систему так называемого русского сэндвича: сверху располагались контролирующие олигархи, посередине — офшорные компании-пустышки, а в самом низу — сама нефтяная компания ЮКОС.

«Подходящие для ареста»

«Подходящими для ареста в счет компенсации» будут считаться коммерческие активы России по всему миру, заявил «Известиям» ведущий адвокат ЮКОСа — партнер парижской юридической фирмы Shearman & Sterling Эммануэль Гайяр.

— Нью-Йоркская конвенция (Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 1958 года. — «Известия») ратифицирована 160 странами, поэтому у нас, по сути, нет страновых ограничений в этом деле, — сказал Гайяр, признав, что с момента нынешнего решения суда в пользу ЮКОСа до действительного ареста любой собственности российского правительства пройдут годы.

Судебные разбирательства нефтяной компании ЮКОС и России начались в 2007 году. Тогда после завершения процедуры банкротства, при которой для погашения задолженности были распроданы активы компании, ее экс-акционеры (Hulley Enterprises, Yukos Universal, Veteran Petroleum — дочерние компании гибралтарской GML, которая владела 50% акций ЮКОСа) подали иск в Постоянную палату третейского суда в Гааге. Они потребовали от РФ возмещения убытков согласно ст. 45 Европейской энергетической хартии (ЕЭХ), которую Москва подписала в 1994 году, но не ратифицировала.

Летом 2014 года Гаагский арбитраж постановил, что Россия нарушила ЕЭХ, присудил «дочкам» GML $39,97 млрд, $1,85 млрд и $8,2 млрд и решил, что РФ должна возместить истцам $65 млн в качестве судебных издержек. За невыплату общей суммы в $50 млрд предусматривались пени (3,3–3,5% годовых). В 2016 году начались аресты российских активов — в частности, сумма в $700 млн, принадлежавшая госкорпорации «Роскосмос» и оператору «Космическая связь». Впрочем, во всех случаях арест и блокировка счетов в скором времени были сняты. Российская сторона заявляла, что арбитраж в Гааге не обладает юрисдикцией по этому вопросу, а само дело рассматривалось «однобоко».

В апреле 2016 года Окружной суд Гааги отменил решение арбитража, после чего экс-акционеры ЮКОСа обратились в Апелляционный суд Гааги. Слушания начались в прошлом сентябре — к тому моменту с учетом процентов сумма иска составила $64 млрд.

Стадия «до 2016 года»

По оценке первого замдекана факультета права НИУ ВШЭ Владислава Старженецкого, ситуация вокруг дела ЮКОСа вернулась на стадию «до 2016 года», когда активы РФ подвергались аресту.

— Сейчас многое будет зависеть от национальной юрисдикции, в которой эти активы могут быть арестованы. Одни страны очень консервативно подходят к процессам против иностранных государств и потому готовы защищать государственную собственность, другие — например, США — будут находиться скорее на стороне инвестора, — подчеркнул в беседе с «Известиями» эксперт.

Любые арбитражные разбирательства могут основываться на действующем международном документе. В основе требований ЮКОСа — договор к ЕЭХ. Можно ли использовать процедуры, предусмотренные в международном договоре, при условии, что государство, против которого они применяются, не признает себя обязанным этот документ выполнять.

— Первая инстанция не согласилась с этим и признала: «Да, арбитраж был некомпетентен», поскольку ярко выраженного согласия РФ на такое разбирательство не было, — пояснил «Известиям» профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин. — Апелляционная инстанция посмотрела на эту ситуацию иначе, с ее аргументами мы ознакомимся позже. Сейчас итоговое решение остается за Верховным судом.

Предсказывать исход этого дела сейчас довольно сложно, отметил приглашенный профессор Вестминстерского университета, российский адвокат Дмитрий Гололобов, однако Россия вряд ли согласится выплачивать сумму, которая с учетом набежавших пеней составляет уже свыше $60 млрд.

По оценке исполнительного директора юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антона Бабенко, несмотря на решение Апелляционного суда, есть основания говорить не только о его отмене в вышестоящей инстанции в Нидерландах, но и об отказе других стран его выполнять.

 

На верхнем снимке: Международный арбитражный суд в Гааге

 

 

***

 

Россия, Путин, Гаага: за что боролись — на то и напоролись

18 февраля 2020

Решение международного суда по «делу ЮКОСа» в очередной раз показало, что инфантильная политика российских властей подвела страну к опасной черте.

Апелляционный суд Гааги постановил, что Россия должна выплатить акционерам ЮКОСа $50 млрд. Стоит напомнить, что это дело тянется уже 15 лет, и по нему в Гааге принимались разные решения. В 2014-м третейский суд вступился за ЮКОС, но затем окружной суд высказался в пользу России. Теперь чаша весов вновь склонилась на сторону ЮКОСа. А впереди, судя по всему, очередная апелляция российской стороны — на этот раз в Верховный суд Нидерландов.

При иных обстоятельствах Гаага, наверное, могла бы войти в положение России. Но надо признать, что наша страна сделала все возможное для ухудшения своей репутации в международной сфере.

Иногда говорят, что нам, мол, на Запад плевать — мы можем жить по своим законам, руководствуясь собственными ценностями. Имеем право…

Безусловно, имеем. И действительно можем. Только следует принимать во внимание, что в тех случаях, когда Россия хочет получить от стран Запада какие-то блага (пусть даже нематериальные — типа судебного решения, вынесенного в ее интересах), заведомое игнорирование европейских ценностей и норм западного правосудия этому не поспособствует. Нам вряд ли станут симпатизировать те, кого мы игнорируем. И, скорее всего, любой вопрос будут решать не в нашу пользу.

Можно, конечно, сказать, что они там необъективны, что у них двойные стандарты, русофобия и все такое… Подобный подход тоже имеет право на существование, если хочется не решить проблему, а найти виновных. Но это — инфантилизм. Ребенок далеко не всегда способен выполнять стоящие перед ним задачи и пытается обвинить в своих неудачах злых родителей, несправедливых учителей или соседского мальчишку, который «первым начал».

В отношениях России с зарубежными странами сейчас доминирует как раз такой инфантильный подход. Причем исходит он от Кремля и Министерства иностранных дел. Вместо того, чтобы решать конкретные проблемы, возникшие из-за проколов в их политике, власти объясняют нам, как несправедливо к России относятся американцы, англичане, поляки, украинцы и многие другие народы.

Ребенок может позволить себе инфантильное поведение, поскольку серьезные вопросы за него решают родители. Но если инфантильность сохраняется во взрослом возрасте, человек начинает деградировать. Не находя способов нормально контактировать с другими людьми, он сначала прожигает папино наследство (примерно так, как мы сегодня живем на доходы с нефтедолларов), а затем теряет все имущество и отправляется бомжевать.

Инфантильная политика началась в России как раз с «дела ЮКОСа». Мало кто поверил тогда в справедливость российского правосудия. Но Кремль не сильно из-за этого беспокоился. Вместо того, чтобы представить серьезные аргументы виновности Ходорковского или отступиться, наши власти упекли обвиняемого на много лет в колонию, а собственность «Юганскнфтегаза» (самого лакомого куска ЮКОСа) отдали государственной компании «Роснефть», которой бесконтрольно правит Игорь Сечин — близкий друг Путина.

А потом российский Минюст удивляется, почему Гаага не принимает во внимание наши аргументы. Может быть, потому, что с самого начала они были весомыми только для российской юстиции, и та палец о палец не ударила для отстаивания своей позиции на международном уровне?

В дальнейшем репутация России ухудшалась во время войны с Грузией, присоединения Крыма, сепаратистских действий на Донбассе, манипулирования отечественными выборами и т. д. Каждый раз российские власти пренебрегали международным мнением. Находили порой небольшие страны, типа Венесуэлы или Никарагуа, стоящие на их стороне. Но вот беда: арбитраж по таким вопросам, как иск ЮКОСа, находится не в Никарагуа, а в Нидерландах. И пророссийские настроения некоторых латиноамериканцев вряд ли помогут решить конкретные проблемы, возникающие в России.

Сейчас российское государство может просто отказаться выполнять решение, принятое в Гааге. Потратит вместо этого $50 млрд на укрепление армии — и пусть другие попробуют что-то у него забрать. Право на подобное решение наши власти имеют. Но как бы за рубежом не начали конфисковывать российскую собственность для получения средств, присужденных по иску ЮКОСа.

Если ограничатся конфискацией зданий диппредставительств (их уже забирали в 2014-м), то мы это переживем. Пострадают в основном дипломаты, которые сами приложили руку к резкому ухудшению репутации России. Будут теперь сидеть в Москве, а не в Париже, Риме или Вене.

Но есть более серьезная проблема. Мы ведь по всему миру продаем нефть и газ. Что будет, если конфискации затронут имущество, связанное с торговлей? Не обернется ли затянувшийся российский инфантилизм очередными проблемами?

Конечно, нефть с газом нужны покупателям на Западе не меньше, чем нам нужны их деньги. Поэтому обострять кризис в отношениях до предела зарубежные политики вряд ли станут. Но в странах, где господствуют европейские ценности, многое делается по решению суда, на которое даже правительства повлиять не могут.

Поэтому инфантилизм наших властей становится все более опасным. Мы постепенно подходим к черте, когда жаловаться на то, что нас по всему миру не любят, будет некому. И «родителей», которые помогут все исправить, у нас нет.

Дмитрий Травин

 

https://www.rosbalt.ru/blogs/2020/02/18/1828634.html

 

 

 

 

Дополнительная информация

  • Автор: Екатерина Постникова, Наталия Портякова, Александр Волобуев,Ирина Цырулева

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Март 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

За рубежом

Политика