Воскресенье, 02 Июня 2019 18:47

Обретение мощей свт. Алексия, митрополита Киевского, Московского и всея Руси, чудотворца (1431)

Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Рос­сии чу­до­тво­рец (в ми­ру Елев­фе­рий) ро­дил­ся в 1292 го­ду (по дру­гим дан­ным, 1304) в Москве в се­мье бо­яри­на Фе­о­до­ра Бя­кон­та, вы­ход­ца из Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства. Гос­подь ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С это­го дня от­рок стал уеди­нять­ся, ча­сто по­се­щать цер­ковь и в пят­на­дцать лет ре­шил­ся стать ино­ком.

В 1320 го­ду он всту­пил в Мос­ков­ский Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь, где про­вел бо­лее два­дца­ти лет в стро­гих ино­че­ских по­дви­гах. Ру­ко­во­ди­те­ля­ми его и дру­зья­ми бы­ли за­ме­ча­тель­ные по­движ­ни­ки этой оби­те­ли – ста­рец Ге­рон­тий и Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. За­тем мит­ро­по­лит Фе­о­гност по­ве­лел бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю оста­вить мо­на­стырь и за­ве­до­вать су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. Эту долж­ность свя­той ис­пол­нял 12 лет со зва­ни­ем мит­ро­по­ли­чье­го на­мест­ни­ка. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского. По смерти Феогноста, патриарх Филофей поставил митрополитом Алексия. Настольная грамота патриарха новому митрополиту датируется 30 июня 1354 г., согласно ей, Алексий, не будучи греком, возводился в сан митрополита в виде исключения, за его добродетельную жизнь и духовные достоинства. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на. В 1356 го­ду, чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, свя­ти­тель от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль к Все­лен­ско­му пат­ри­ар­ху. Пат­ри­арх Кал­лист дал Алек­сию пра­во счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и Ве­ли­кой Рос­сии с ти­ту­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти во вре­мя бу­ри на мо­ре ко­раб­лю гро­зи­ла ги­бель. Алек­сий мо­лил­ся и дал обет по­стро­ить храм свя­то­му то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Бу­ря утих­ла, ко­рабль при­стал 16 ав­гу­ста. Вос­тор­жен­но встре­ти­ла свя­ти­те­ля Москва.

Несмот­ря на все сму­ты, свя­ти­тель Алек­сий вся­че­ски за­бо­тил­ся о сво­ей пастве – ста­вил епи­ско­пов, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем), на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми. Не раз свя­то­му и са­мо­му при­хо­ди­лось пу­те­ше­ство­вать в Зо­ло­тую Ор­ду. В 1357 го­ду хан по­тре­бо­вал у ве­ли­ко­го кня­зя, чтобы свя­ти­тель при­был к нему и ис­це­лил сле­пую Тай­ду­лу – его су­пру­гу. «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ет ме­ру сил мо­их, – ска­зал свя­той Алек­сий, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, – не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». И дей­стви­тель­но, по его мо­лит­ве, окроп­лен­ная свя­той во­дой, су­пру­га ха­на ис­це­ли­лась.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн, свя­ти­тель взял под свою опе­ку ма­ло­лет­не­го его сы­на Ди­мит­рия (бу­ду­ще­го Дон­ско­го). Мно­го при­шлось свя­то­му вла­ды­ке по­тру­дить­ся, дабы при­ми­рять и сми­рять строп­ти­вых кня­зей, не же­лав­ших при­зна­вать власть Моск­вы. Вме­сте с тем не остав­лял мит­ро­по­лит и тру­дов по устрой­ству но­вых оби­те­лей. Им ос­но­ва­ны в 1361 го­ду Спа­са Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за мо­на­стырь на Яу­зе в Москве (Ан­д­ро­ни­ков, по име­ни уче­ни­ка пре­по­доб­но­го Сер­гия, пер­во­го игу­ме­на мо­на­сты­ря) по обе­ту, ко­то­рый он дал, ко­гда ко­рабль во вре­мя его по­езд­ки в Кон­стан­ти­но­поль тер­пел бед­ствие; Чу­дов – в Мос­ков­ском Крем­ле, вос­ста­нов­ле­ны и две древ­ние оби­те­ли – Бла­го­ве­щен­ская в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Еле­нин­ская во Вла­ди­ми­ре. В 1361 го­ду так­же бы­ла по­стро­е­на жен­ская об­ще­жи­тель­ная оби­тель его име­ни (Алек­се­ев­ская).

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти – 78 лет, про­быв на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре 24 го­да. По­чил он 12 фев­ра­ля 1378 го­да и по­гре­бен по за­ве­ща­нию в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны через 50 лет чу­дес­ным об­ра­зом, по­сле че­го ста­ли чтить па­мять ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля и мо­лит­вен­ни­ка за Рус­скую зем­лю.

Полное житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий про­ис­хо­дил из бо­яр­ско­го ро­да Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства и на­зы­вал­ся в ми­ре Елев­фе­ри­ем. Он ро­дил­ся в 1300 го­ду (по дру­гим дан­ным – в 1292, 1293, 1304 го­ду) и с ма­лых лет от­дан был учить­ся гра­мо­те. «Бог преж­де из­бра от юно­сти пас­ты­ря ов­цам и учи­те­ля ве­ли­ка» и ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С этих пор от­рок стал за­дум­чив, мол­ча­лив, оста­вил дет­ские иг­ры и охот­нее на­чал чи­тать Бо­же­ствен­ные кни­ги. На­клон­ность к ду­ше­спа­си­тель­но­му чте­нию и мо­лит­ве рос­ла в нем с каж­дым го­дом, и ско­ро са­мым пла­мен­ным же­ла­ни­ем его ста­ло всту­пить в мо­на­стырь, чтобы со­вер­шен­но по­свя­тить се­бя Бо­гу.

И в 1320 го­ду всту­пил в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь в Москве и то­гда же по­стри­жен был с име­нем Алек­сий – на 20-м го­ду. Два­дцать лет про­был Алек­сий в Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, из­ну­ряя се­бя по­стом и бде­ни­ем, мо­лит­ва­ми и сле­за­ми, изу­чая Свя­тое Пи­са­ние, со­вер­шен­ству­ясь и воз­вы­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем его был ста­рец Ге­рон­тий, опыт­ный в ду­хов­ной жиз­ни. Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия, по­сту­пив­ший в оби­тель Бо­го­яв­лен­скую, с 1337 го­да был ду­хов­ным бра­том его: они вме­сте пе­ва­ли на кли­ро­се и ду­хов­но лю­би­ли друг дру­га. Мит­ро­по­лит Фе­о­гност лю­бил Сте­фа­на, Ге­рон­тия и Алек­сия и по вре­ме­нам при­зы­вал их к се­бе для ду­хов­ных бе­сед. Впо­след­ствии мит­ро­по­лит по­ста­вил Сте­фа­на в игу­ме­на оби­те­ли, а Алек­сия, оце­нив его доб­ро­де­те­ли и вы­со­кие да­ро­ва­ния, при­бли­зил к се­бе, по­ру­чив ему управ­ле­ние су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. При та­ком от­но­ше­нии к свя­ти­те­лю-гре­ку у Алек­сия по­яви­лась необ­хо­ди­мость знать гре­че­ский язык, раз­го­вор­ный и пись­мен­ный. При за­ня­ти­ях су­деб­ны­ми де­ла­ми он ко­рот­ко узнал лю­дей и их сла­бо­сти и при­об­рел об­шир­ные и точ­ные све­де­ния о цер­ков­ных за­ко­нах. Две­на­дцать лет от­прав­лял он су­дей­скую долж­ность с зва­ни­ем на­мест­ни­ка мит­ро­по­ли­чье­го.

В кон­це 1352 (1350) го­да вла­ды­ка Фе­о­гност по­свя­тил Алек­сия в епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. Мит­ро­по­лит и ве­ли­кий князь Иоанн Иоан­но­вич по­ло­жи­ли на об­щем со­ве­ща­нии быть бла­жен­но­му Алек­сию пре­ем­ни­ком Фе­о­гно­ста на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре. Об этом из­бра­нии то­гда же на­пи­са­но бы­ло в Кон­стан­ти­но­поль с прось­бой «не по­став­лять ни­ко­го дру­го­го в мит­ро­по­ли­та Рос­сии, как пре­по­доб­но­го Алек­сия, ко­то­рый мно­го лет был на­мест­ни­ком и жиз­ни весь­ма доб­ро­де­тель­ной».

Сде­лав­шись в 1354 го­ду мит­ро­по­ли­том, свя­той Алек­сий стал с неуто­ми­мой рев­но­стью за­ни­мать­ся цер­ков­ны­ми де­ла­ми. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на, ко­то­рый тре­бо­вал се­бе до­хо­дов от Твер­ско­го епи­ско­па. Свя­ти­те­лю из­вест­но бы­ло, что хо­тя при мит­ро­по­ли­те Фе­о­гно­сте ис­пра­ши­ва­ли се­бе осо­бо­го мит­ро­по­ли­та, но это бы­ло нена­дол­го, да и не в том ви­де, как хо­тел Ро­ман.

И чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, сми­рен­ный свя­ти­тель от­пра­вил­ся в 1356 го­ду в Кон­стан­ти­но­поль, ту­да же явил­ся и Ро­ман. Пат­ри­арх Кал­лист под­твер­дил Ро­ма­ну, чтобы был он мит­ро­по­ли­том Лит­вы и Во­лы­ни, а Алек­сию предо­ста­вил счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и ве­ли­кой Рос­сии, и с тит­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти под­ня­лась страш­ная бу­ря на мо­ре: вол­ны ка­ти­лись, как го­ры, и ко­рабль каж­дую ми­ну­ту го­тов был ис­чез­нуть в без­дне. Все быв­шие с мит­ро­по­ли­том от­ча­и­ва­лись в спа­се­нии. Свя­ти­тель мо­лил­ся, мо­лил­ся усерд­но, дав обет со­ору­дить храм во имя свя­то­го то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву свя­ти­те­ля. На­ста­ла ти­ши­на, и ко­рабль при­стал к бе­ре­гу 16 ав­гу­ста. И так свя­ти­тель остал­ся обет­ным долж­ни­ком Все­ми­ло­сти­во­му Спа­си­те­лю.

В Москве при­ня­ли ожи­да­е­мо­го свя­ти­те­ля с вос­тор­га­ми ра­до­сти. И он с рев­но­стью об­ра­тил­ся к де­лам мит­ро­по­лии. Несколь­ко епар­хий оста­ва­лось без ар­хи­пас­ты­рей, умер­ших от мо­ро­вой яз­вы. Он по­свя­тил епи­ско­пов в Ро­стов, Смо­ленск и Ря­зань. В то же вре­мя низ­ло­жил он Са­рай­ско­го епи­ско­па Афа­на­сия за рас­по­ря­же­ние в чу­жой епар­хии и по­свя­тил в Са­рай Иоан­на. Вся­че­ски за­бо­тясь о сво­ей пастве, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем). Свя­ти­тель Алек­сий мно­го тру­дил­ся для уми­ро­тво­ре­ния смут и меж­до­усо­биц, на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми.

Сла­ва о свя­той жиз­ни мит­ро­по­ли­та Алек­сия до­шла до сто­ли­цы та­тар­ско­го ха­на. Же­на ха­на Джа­ни­бе­ка Тай­ду­ла впа­ла в тяж­кую бо­лезнь и ослеп­ла. Ни­ка­кие вра­че­ва­ния не мог­ли воз­вра­тить ей зре­ние, и она ре­ши­лась об­ра­тить­ся к свя­ти­те­лю Алек­сию, о ко­то­ром слы­ша­ла как о свя­том му­же. В Моск­ву яви­лось по­соль­ство от ха­на с пись­мом к ве­ли­ко­му кня­зю. «Мы слы­ша­ли, – пи­сал хан, – что есть у вас слу­жи­тель Бо­жий, ко­то­рый ес­ли в чем по­про­сит Бо­га, Бог слу­ша­ет его. От­пу­сти­те его к нам, и ес­ли его мо­лит­ва­ми ис­це­ле­ет моя ца­ри­ца, бу­де­те иметь со мною мир; ес­ли же не от­пу­сти­те его, пой­ду опу­сто­шать ва­шу зем­лю». Сму­тил­ся сми­рен­ный свя­ти­тель, ко­гда ве­ли­кий князь пе­ре­дал ему гра­мо­ту ха­на и про­сил ис­пол­нить его во­лю. Лю­бовь к от­чизне и Свя­той Церк­ви не доз­во­ля­ла от­ка­зать­ся от ис­пол­не­ния во­ли гроз­но­го ха­на; но как сми­рен­но­му при­нять на се­бя та­кое ве­ли­кое де­ло? «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ют ме­ру сил мо­их, – го­во­рил свя­ти­тель кня­зю, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». Свя­ти­тель на­чал го­то­вить­ся в путь. В со­бор­ном хра­ме со всем кли­ром со­вер­шил он мо­леб­ствие пе­ред ико­ной Бо­го­ма­те­ри и по­том пе­ред ра­кой свя­ти­те­ля Пет­ра. Во вре­мя са­мо­го мо­ле­ния вне­зап­но пе­ред гла­за­ми всех са­ма со­бой за­жглась све­ча при гро­бе чу­до­твор­ца Пет­ра. Уте­шен­ный Алек­сий раз­де­лил чу­дес­ную све­чу на ча­сти, раз­дал ее в бла­го­сло­ве­ние пред­сто­яв­шим и, сде­лав из остат­ка ма­лую све­чу, взял ее вме­сте с освя­щен­ной во­дой для со­вер­ше­ния но­во­го мо­леб­ствия в Ор­де. Из Моск­вы от­пра­вил­ся он 18 ав­гу­ста 1357 го­да. С ве­рой твер­дой шел он в Ор­ду; а ве­ра Тай­ду­лы бы­ла укреп­ле­на ви­де­ни­ем. Ко­гда бла­жен­ный Алек­сий был на пу­ти, Тай­ду­ла ви­де­ла во сне му­жа, об­ле­чен­но­го в свя­ти­тель­скую одеж­ду, при­шед­ше­го к ней, и с ним дру­гих, оде­тых в ри­зы. Она по­ве­ле­ла устро­ить одеж­ды то­го ви­да, как ви­де­ла она. Ожи­да­е­мый при­нят был с че­стью в Ор­де. Свя­ти­тель от­слу­жил над бо­ля­щей мо­ле­бен с чуд­ной све­чой, окро­пил ее свя­той во­дой, и Тай­ду­ла ста­ла ви­деть. При­зна­тель­ный хан дал свя­ти­те­лю в ка­че­стве по­че­сти пер­стень, ко­то­рый до­се­ле мож­но ви­деть в пат­ри­ар­шей риз­ни­це. Свя­ти­тель, со­вер­шив чу­до ве­ры меж­ду людь­ми тьмы, воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну, а Тай­ду­ла мно­го по­том хо­да­тай­ство­ва­ла за Русь.

Свя­тая рев­ность о бла­ге оте­че­ства за­ста­ви­ла свя­то­го Алек­сия еще раз пред­при­нять тот же путь. Хан Джа­ни­бек был зло­дей­ски убит сво­им сы­ном Бер­ди­бе­ком, ко­то­рый умерт­вил еще и 12 бра­тьев сво­их. В Моск­ву явил­ся по­сол но­во­го ха­на и тре­бо­вал от рус­ских кня­зей да­ров и их са­мих звал в Ор­ду. Свя­ти­те­ля умо­ля­ли сно­ва ид­ти в Ор­ду смяг­чать же­сто­кость Бер­ди­бе­ка. Опас­ность бы­ла оче­вид­на. «Но пас­тырь доб­рый по­ла­га­ет ду­шу свою за ов­цы», – ска­зал се­бе свя­ти­тель и от­пра­вил­ся по Вол­ге в Зо­ло­тую Ор­ду. Ему при­шлось ис­пы­тать в Ор­де мно­го при­тес­не­ний и скор­бей. Но при по­мо­щи Бо­жи­ей су­мел он снис­кать бла­го­склон­ность Бер­ди­бе­ка. И при­зна­тель­ная Тай­ду­ла не мог­ла за­быть сво­е­го це­ли­те­ля: при ее по­сред­стве ис­хо­да­тай­ство­ва­на бы­ла ми­лость для Рус­ско­го го­су­дар­ства и Церк­ви: свя­ти­тель Алек­сий по­лу­чил от Бер­ди­бе­ка яр­лык и охра­ну ду­хо­вен­ства рус­ско­го.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн (1359 год), на ра­ме­на свя­ти­те­ля па­ла опе­ка над несо­вер­шен­но­лет­ним кня­зем Ди­мит­ри­ем (бу­ду­щим Дон­ским). И несколь­ко лет он был граж­дан­ским и ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем Ру­си. Сво­им умом и об­шир­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, на­стой­чи­во­стью и твер­до­стью ха­рак­те­ра, бла­го­че­сти­вой и стро­гой жиз­нью свя­той Алек­сий при­об­рел се­бе все­об­щее ува­же­ние. Рев­ност­но за­бо­тясь о бла­го­че­стии всей сво­ей паст­вы и по­учая ее ис­пол­не­нию хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стей, свя­ти­тель был учи­те­лем и ми­ро­твор­цем кня­зей, ссо­рив­ших­ся меж­ду со­бой за свои вла­де­ния. Тру­да­ми свя­ти­те­ля рос­ла и креп­ла власть ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го. Он воз­вы­шал Моск­ву как центр пра­во­сла­вия и еди­не­ния Ру­си.

Меж­ду тем свя­ти­тель за­ни­мал­ся стро­е­ни­ем оби­те­ли ино­че­ства. В 1361 го­ду ос­но­вал он жен­скую об­ще­жи­тель­ную оби­тель во имя Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля сво­е­го – Алек­сия. В том же го­ду ос­но­ван им на бе­ре­гу ре­ки Яу­за обет­ный мо­на­стырь во имя Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­си­те­ля. Свя­ти­тель, об­ра­ща­ясь к пре­по­доб­но­му Сер­гию, го­во­рил: «Хо­чу, чтобы ты усту­пил мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их». И пре­по­доб­ный с лю­бо­вью от­дал уче­ни­ка сво­е­го Ан­д­ро­ни­ка в на­сто­я­те­ли но­вой оби­те­ли. В 1362 го­ду ос­но­ван свя­ти­те­лем вла­дыч­ний мо­на­стырь в 3 вер­стах от Сер­пу­хо­ва. Здесь был пер­вым игу­ме­ном уче­ник его Вар­ла­ам, до­се­ле чти­мый за бла­го­че­сти­вую жизнь. По­сле то­го ис­пол­нил свя­ти­тель преж­нее на­ме­ре­ние свое о вос­ста­нов­ле­нии двух древ­них мо­на­сты­рей: Бла­го­ве­щен­ско­го в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Елен­ско­го во Вла­ди­ми­ре. В том и в дру­гом вве­де­но им об­ще­жи­тие. В 1365 го­ду ос­но­ва­на в са­мом Крем­ле оби­тель в честь чу­да Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла на ме­сте, по­да­рен­ном ца­ри­цей Тай­ду­лой. Это был бла­го­дар­ный па­мят­ник чу­ду, со­вер­шив­ше­му­ся над ца­ри­цей в день празд­но­ва­ния чу­ду в Ко­лос­сах (6/19 сен­тяб­ря). Свя­ти­тель со всей щед­ро­стью стро­ил и укра­сил храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла. Обес­пе­чил со­дер­жа­ние оби­те­ли, где по­ло­жил быть пол­но­му об­ще­жи­тию. «В Чу­до­вом мо­на­сты­ре, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – бла­жен­ный мит­ро­по­лит Алек­сий по­са­дил чест­ных стар­цев, ис­про­сив од­них у свя­то­го Сер­гия, а дру­гих взял из иных мо­на­сты­рей, быв­ших под его ру­кою; эти ино­ки жи­ли ино­че­ски, жиз­нью ду­хов­ною, так, что мно­гие при­хо­ди­ли к ним, ста­рые и юные, и по­лу­ча­ли поль­зу». Са­мым на­деж­ным на­став­ни­ком был здесь сам свя­ти­тель. Он лю­бил эту оби­тель и здесь под­ви­зал­ся, по вре­ме­нам, в по­сте и мо­лит­вах. «Мо­на­стырь Ми­ха­и­ла Чу­да при­ка­зы­ваю те­бе, сво­е­му сы­ну, ве­ли­ко­му кня­зю Ди­мит­рию Ива­но­ви­чу», – пи­сал свя­ти­тель. Он же по­дал со­вет ве­ли­ко­му кня­зю по­стро­ить ка­мен­ный кремль, без­опас­ный от по­жа­ров и на­деж­ный для за­щи­ты про­тив непри­я­те­ля.

С 1367 го­да свя­ти­те­лю Алек­сию мно­го над­ле­жа­ло пе­ре­не­сти скор­бей и тру­дов по де­лам твер­ских кня­зей. Вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем уми­рил Тверь, и князь Ми­ха­ил по­сле пя­ти лет враж­ды вы­нуж­ден был сми­рять­ся пе­ред ве­ли­ким кня­зем Ди­мит­ри­ем. До­го­вор за­клю­чен был при по­сред­стве свя­ти­те­ля Алек­сия. В нем чи­та­ем: «По бла­го­сло­ве­нию от­ца на­ше­го мит­ро­по­ли­та всей Ру­си князь твер­ской да­ет клят­ву за се­бя и за сво­их на­след­ни­ков при­зна­вать ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го стар­шим сво­им бра­том, ни­ко­гда не ис­кать Вла­ди­мир­ской вот­чи­ны и не при­ни­мать ее от ха­на».

Мит­ро­по­лит неред­ко по­се­щал сво­е­го пу­стын­но­го дру­га, пре­по­доб­но­го Сер­гия, и со­ве­щал­ся с ним о всем, что ка­са­лось цер­ков­ных дел. Муд­рые со­ве­ты сми­рен­но­го стар­ца и его свя­тая рав­но­ан­гель­ская жизнь по­да­ли свя­ти­те­лю мысль при­го­то­вить в ли­це Сер­гия до­стой­но­го се­бе пре­ем­ни­ка пер­во­свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Чув­ствуя ослаб­ле­ние стар­че­ских сил сво­их, он хо­тел по­сту­пить по при­ме­ру сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка мит­ро­по­ли­та Фе­о­гно­ста, ко­то­рый еще при жиз­ни вме­сте с ве­ли­ким кня­зем про­сил пат­ри­ар­ха не на­зна­чать се­бе дру­го­го пре­ем­ни­ка, кро­ме него, то есть Алек­сия.

И вот он вы­звал к се­бе в Моск­ву пре­по­доб­но­го Сер­гия из его лю­би­мо­го уеди­не­ния. Пе­ший идет ста­рец-игу­мен к сво­е­му дру­гу-мит­ро­по­ли­ту. С лю­бо­вью встре­тил свя­ти­тель пу­стын­но­го го­стя. Сре­ди бе­се­ды он вдруг при­ка­зал при­не­сти зо­ло­той «па­ра­манд­ный» крест, укра­шен­ный дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми. Он сво­и­ми ру­ка­ми воз­ло­жил на Сер­гия зо­ло­той крест, «как бы в знак об­ру­че­ния свя­ти­тель­ско­го са­на», и ска­зал: «Я же­лал бы, по­ка сам жив, най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый мог бы по­сле ме­ня па­сти ста­до Хри­сто­во. Знаю до­сто­вер­но, что все от ве­ли­ко­дер­жав­но­го до по­след­не­го че­ло­ве­ка те­бя по­же­ла­ют иметь сво­им пас­ты­рем. Те­перь, за­бла­говре­мен­но ты по­чтен бу­дешь са­ном епи­ско­па, а по­сле ис­хо­да мо­е­го и пре­стол мой вос­при­и­мешь».

Глу­бо­ко сму­ти­ло сми­рен­но­муд­рую ду­шу Сер­гия столь неожи­дан­ное пред­ло­же­ние стар­ца-свя­ти­те­ля. С ве­ли­ким уни­чи­же­ни­ем, да­же со скор­бью, он стал от­ре­кать­ся от пред­ла­га­е­мой ему че­сти, несмот­ря на дол­гие уго­во­ры свя­ти­те­ля. То­гда про­зор­ли­вый свя­ти­тель уви­дел, что ес­ли он еще бу­дет на­ста­и­вать на сво­ем же­ла­нии, то за­ста­вит пре­по­доб­но­го Сер­гия уда­лить­ся в ка­кую-ни­будь без­вест­ную пу­сты­ню, и опа­са­ясь, чтобы со­всем не скрыл­ся све­тиль­ник, ти­хим све­том оза­ряв­ший и бла­го­дат­ной теп­ло­той со­гре­вав­шей его паст­ву, пе­ре­ме­нил раз­го­вор. Уте­шив стар­ца сло­вом оте­че­ской люб­ви, он от­пу­стил его с ми­ром в оби­тель.

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, 78 лет, про­быв на ка­фед­ре мит­ро­по­ли­чьей 24 го­да. В про­дол­же­ние слу­же­ния по­свя­ще­но им бы­ло бо­лее 20 ар­хи­пас­ты­рей Рус­ской Церк­ви.

Дра­го­цен­ным па­мят­ни­ком пас­тыр­ско­го уче­ния его слу­жат Еван­ге­лие, окруж­ное по­сла­ние к пастве и по­сла­ние к хри­сти­а­нам Ни­же­го­род­ской об­ла­сти. Еван­ге­лие свя­то­го Алек­сия, пи­сан­ное соб­ствен­ной ру­кой его, хра­нит­ся в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Оно пи­са­но то­гда, как свя­ти­тель был в Кон­стан­ти­но­по­ле, и, сле­до­ва­тель­но, то­гда, как мог он иметь в ру­ках луч­шие спис­ки гре­че­ско­го Еван­ге­лия. В окруж­ном по­уче­нии свя­ти­тель, ска­зав о сво­ей обя­зан­но­сти учить паст­ву и о рас­по­ло­же­нии, с ка­ки­ми паства долж­на при­ни­мать на­став­ле­ния, всем го­во­рит: «При­хо­ди­те к иерею, от­цу ду­хов­но­му, с по­ка­я­ни­ем и сле­за­ми; от­верг­ни­те все де­ла злые и не воз­вра­щай­тесь к ним. Ис­тин­ное по­ка­я­ние в том и со­сто­ит, чтобы воз­не­на­ви­деть свои преж­ние гре­хи. Оста­вив все де­ла свои, без ле­но­сти со­би­рай­ся на цер­ков­ную мо­лит­ву. Не го­во­ри­те: от­по­ем се­бе до­ма. Как хра­ми­на без ог­ня от од­но­го ды­ма не мо­жет на­греть­ся, так и эта мо­лит­ва без цер­ков­ной. Цер­ковь име­ну­ет­ся зем­ным небом. В ней за­ка­ла­ет­ся Аг­нец, Сын и Сло­во Бо­жие, для очи­ще­ния гре­хов все­го ми­ра; в ней про­по­ве­ду­ет­ся Еван­ге­лие Цар­ства Бо­жия и пи­са­ния свя­тых апо­сто­лов; в ней пре­стол сла­вы Бо­жи­ей, неви­ди­мо осе­ня­е­мый Хе­ру­ви­ма­ми; в ней ру­ка­ми свя­щен­ни­че­ски­ми при­ем­лют­ся Те­ло и Кровь Бо­же­ствен­ные и пре­по­да­ют­ся вер­ным во спа­се­ние и очи­ще­ние ду­ши и те­ла. Итак, вхо­дя в цер­ковь, востре­пе­щи ду­шою и те­лом: не в про­стую хра­ми­ну вхо­дишь. Не дер­зай­те, де­ти, про­гнев­лять Бо­га сво­и­ми раз­го­во­ра­ми в церк­ви. Имей­те зна­ме­ние Хри­сто­во в ду­шах ва­ших. Знак же для овец ста­да Бо­жия есть при­об­ще­ние Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой. Вы, де­ти, как ов­цы сло­вес­но­го ста­да, не про­пус­кай­те ни од­но­го по­ста, не воз­об­но­вив на се­бе се­го зна­ме­ния, при­ча­щай­тесь Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой».

В по­сла­нии к ни­же­го­род­ской пастве на­уча­ет паст­ву стра­ху Бо­жию. Пас­ты­рям го­во­рит: «Не убой­тесь ли­ца силь­ных, за­пре­щай­те им оби­жать мень­ших. Пусть бу­дет меж­ду хри­сти­а­на­ми мир, лю­бовь и прав­да, не на сло­вах толь­ко и на язы­ке, но в серд­це чи­стом и ду­ше пря­мой. Пи­шу это не для од­них игу­ме­нов и иере­ев, но и для кня­зей и бо­яр, для му­жей и жен, и для всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан. Имей­те, де­ти, по­пе­че­ние, по­кор­ность и по­слу­ша­ние к ду­хов­ным от­цам ва­шим, так как они учат вас по­лез­но­му и спа­си­тель­но­му для ду­ши». Свя­той Цер­ко­вью свя­ти­тель про­слав­ля­ет­ся как «пи­та­тель вдов, и си­рот отец, по­мощ­ник су­щим в скор­би все­из­ря­ден, пла­чу­щим уте­ше­ние, пас­тырь и на­став­ник всем за­блуж­да­ю­щим», «цер­ков­ная кра­со­то», «ве­ли­кий чу­до­тво­рец», «све­ти­ло всея рос­сий­ския мит­ро­по­лии», «зла­то­зар­ная рос­сий­ская звез­да».

Свя­ти­тель Бо­жий окон­чил зем­ное те­че­ние свое 12 фев­ра­ля 1378 го­да. Он за­ве­щал по­ло­жить те­ло его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, ука­зал и ме­сто по­гре­бе­ния «за ал­та­рем хра­ма» сво­е­го, не же­лая, по сми­ре­нию, быть по­хо­ро­нен­ным в хра­ме. Но бла­го­че­сти­вый ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской (1363–1389), глу­бо­ко по­чи­тав­ший ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля, по­ве­лел по­ло­жить те­ло мит­ро­по­ли­та Алек­сия в церк­ви, близ ал­та­ря. Це­леб­ные мо­щи его от­кры­лись спу­стя 50 лет по­сле его кон­чи­ны.

20 мая по ст. ст./2 июня – Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей

Так как пер­вый храм, по­стро­ен­ный в Чу­до­вом мо­на­сты­ре са­мим свя­ти­те­лем Алек­си­ем во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, в па­мять быв­ше­го чу­да его в Хо­нех, был де­ре­вян­ный, то слу­чи­лось, что кры­ша его, при­шед­шая от дол­го­го вре­ме­ни в вет­хость, об­ру­ши­лась во вре­мя со­вер­ше­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, при­чем по устро­е­нию Бо­жию все быв­шие в это вре­мя в хра­ме оста­лись невре­ди­мы­ми. То­гда ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный (1425–1462) по­ве­лел по­стро­ить ка­мен­ный храм. И ко­гда внут­ри преж­не­го де­ре­вян­но­го хра­ма ста­ли ко­пать рвы для фун­да­мен­та но­во­го хра­ма, то на­шли мо­щи ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля Алек­сия непо­вре­жден­ны­ми и да­же одеж­ды на нем неис­тлев­ши­ми. Это бы­ло 20 мая 1431 го­да. С то­го вре­ме­ни ста­ли чтить па­мять свя­ти­те­ля. В но­вом хра­ме, освя­щен­ном, как и преж­ний, во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, был устро­ен при­дел в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром и по­ло­жи­ли мно­го­це­леб­ные мо­щи свя­ти­те­ля Алек­сия.

В 1484 го­ду при на­сто­я­те­ле Чу­до­ва мо­на­сты­ря ар­хи­манд­ри­те Ген­на­дии (с 12 де­каб­ря 1484 го­да – ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский; па­мять 4/17 де­каб­ря) в оби­те­ли на­ча­лось стро­и­тель­ство но­вой тра­пез­ной с хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия. В 1485 го­ду свя­тые мо­щи его бы­ли пе­ре­не­се­ны в но­вый тра­пез­ный храм и по­став­ле­ны у юж­ной сте­ны, где и хра­ни­лись два сто­ле­тия. 12 фев­ра­ля 1535 го­да, в день па­мя­ти свя­ти­те­ля, мо­щи его бы­ли пе­ре­ло­же­ны в но­вую се­реб­ря­ную гроб­ни­цу.

20 мая 1686 го­да при пат­ри­ар­хе всея Рос­сии Иоаки­ме († 1690) мо­щи свя­ти­те­ля тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли из об­вет­шав­ше­го к то­му вре­ме­ни тра­пез­но­го хра­ма в ар­ку меж­ду но­во­устро­ен­ны­ми хра­мом в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия, где по­чи­ва­ли от­кры­то. Ныне свя­тые мо­щи по­ко­ят­ся в Бо­го­яв­лен­ском пат­ри­ар­шем со­бо­ре в Москве.

Со вре­ме­ни от­кры­тия мо­щей ис­це­ле­ния и чу­де­са раз­но­го ро­да обиль­ным по­то­ком те­кут от свя­ти­те­ля Бо­жия.

См. так­же: «Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей Алек­сия, мит­ро­по­ли­та всей Рос­сии и чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

Дополнительная информация

Прочитано 238 раз

Главное

Календарь


« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

За рубежом

Политика