Суббота, 02 Марта 2019 16:43

Китайский дракон «халифата»

Основатель самой известной в мире ЧВК Эрик Пирс (напомню, именно этот американец создал компанию Blackwater), похоже, переориентировал свои бизнес-интересы (и не только) с Ближнего Востока и Африки на Китай. Об этом пишут в британских СМИ со ссылкой на официальные источники в Китае. В открытом доступе появилась информация, что гонконгская фирма Frontier Services Group, также основанная Пирсом и оказывающая услуги, аналогичные Blackwater, получит контракт на создание учебной базы в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

На первый взгляд, ничего странного в данной сделке нет. Однако, учитывая специфику региона, где Пирсу предлагают развернуть свою деятельность, всплывает целый шлейф крайне спорных вопросов. Месторасположение базы, которую планируется построить, — город Кашгар. Он находится в самом сердце китайской Уйгурии — области, где, в отличие от всего остального Китая, большая часть населения (почти 20 млн человек) исповедуют ислам и, строго говоря, этническими китайцами не являются.

Уйгуры также проживают на территориях соседних среднеазиатских стран — Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Афганистана. Надо также знать, что в последние несколько лет среди представителей этой национальности крайне распространены сепаратистские настроения (по отношению к официальному Пекину прежде всего), замешанные к тому же на религиозной почве. Закручивание гаек властями (аресты активистов сепаратистского движения, создание исправительных лагерей, жёсткие профилактические меры, разгоны стихийных демонстраций), естественно, подогревает сопротивление ещё больше.

Ситуацию, сложившуюся в Уйгурии, активно используют в своих целях и террористические организации, ИГ* в частности. Только в период расцвета так называемого халифата в Сирии и Ираке туда уехали воевать несколько сотен уйгуров — я видел в освобождённых от террористов городках на востоке Сирии надписи, сделанные уйгурами на домах, где они проживали (такое у радикалов практиковалось частенько: «В этом доме живёт Абу такой-то там со своими бойцами», — писали они над дверями).

Если также принять во внимание переформатирование «министерства войны» ИГ (у них главное «силовое ведомство» называется именно так, у террористов нет «обороны») — до определённого момента руководящие посты там занимали выходцы с Кавказа, однако после смерти Абу Омара Аш-Шишани (по паспорту — Тархана Батирашвили, кистинца из Панкисского ущелья) пост «министра войны» занял среднеазиат Гулмрод Халилов. Халилов (бежавший из Таджикистана полковник МВД) сделал в «халифате» довольно успешную карьеру. Несколько раз проскакивали сообщения о его ликвидации, но достоверных данных на этот счёт нет до сих пор. По другой информации, он уже эвакуирован в Афганистан вместе с другими террористами-среднеазиатами, уйгурами в том числе.

И секретарь Совбеза России, и глава ФСБ неоднократно заявляли, что ИГ в значительной степени переориентировало свою деятельность на Среднюю Азию.

Уйгурский фактор может стать одним из главных при поджигании ситуации в регионе.

Именно здесь ребром и встаёт вопрос о роли во всей этой истории основателя Blackwater Эрика Пирса. Если информация о контракте подтвердится и база для гонконгского ЧВК (с американской родословной) будет открыта в Уйгурии, то по факту, учитывая весь предыдущий опыт Пирса, данное заведение станет играть роль самостоятельного разведцентра. Если не сказать шире — центра специальных операций, которыми дистанционно (отнюдь не теоретически) смогут управлять Пентагон, ЦРУ, Госдеп и далее по списку.

С другой стороны, привлечение в регион ЧВК говорит и о другом достаточно тревожном обстоятельстве. По сути, это означает, что китайские силовики уже не справляются с ситуацией в Уйгурии и нуждаются в дополнительной помощи специалистов класса Пирса. Не думаю, что они привлекают военных со стороны, потому что у китайских спецназовцев есть какие-то моральные ломки из-за операций по поддержанию конституционного строя в Синьцзян-Уйгурском автономном районе — не той породы эти люди.

Предположить, что специалистов привлекают, чтобы самим не делать грязную (и даже дискредитирующую армию) работу, в случае Китая было бы неправильно. У них всё в порядке с этим. Подобный подход свойственен европейцам и маленьким странам, где все друг с другом повязаны. Здесь же я вижу следующее: официальный Пекин сделал выбор в пользу ЧВК (ну или, по крайней мере, выразил намерение их привлечь) из-за понимания, что ситуация действительно рискует выйти из-под контроля — и тогда мало не покажется никому.

Другой вопрос, стоит ли заводить в настолько проблемный регион Эрика Пирса и предоставлять американцам очередную площадку для реализации их фирменных геополитических (читай: военных) интриг в духе управляемого хаоса. Учитывая, что взаимоотношения США и ИГ до сих пор покрыты прочной завесой тайны, не берусь огульно утверждать, что «халифат» создали американские спецслужбы, но то, что иной раз радикалы и янки играли в одну игру, не вызывает, по-моему, сомнений ни у кого. Да и как серьёзные силы ИГ в принципе были переброшены в Афганистан? Возможно ли это было без посторонней помощи? После этого полуриторического вопроса поставим многоточие. И будем надеяться, что наши китайские партнёры хорошо подумали и взвесили все риски, связанные с заходом ЧВК в Уйгурию.

 

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

 

 

Картинки по запросу в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

 

 

 

 

 

Также по теме: 

            Великая китайская стена

 

Новая «великая стена»: как Пекин намерен противостоять террористам

КНР создаст «великую стену» на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района, заявил губернатор этой китайской провинции. По его...

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Март 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

За рубежом

Политика