Вторник, 04 Декабря 2018 18:24

Курдо-турецкая война в Турции и Сирии

В ноябре «как-то незаметно» возобновилось турецко-курдское вооружённое противостояние, причём и внутри самой Турции. «Неосторожность» или  –  провокация США против Курдской рабочей партии (PKK) стала искрой, от которой пламя войны между Турцией и курдами на турецкой территории вновь «активно горит»

Анализируя истекший ноябрь 2018 г., мы вынуждены констатировать, что «как-то незаметно» возобновилось турецко-курдское вооружённое противостояние, причём и внутри самой Турции. «Неосторожность» или — провокация США против Курдской рабочей партии (PKK) стала искрой, от которой пламя войны между Турцией и курдами на турецкой территории вновь «активно горит». Причём, в отличие от предыдущих случаев вспышек турецко-курдских боёв, это не скрывают турецкие и азербайджанские СМИ. 6 ноября госдепартамент США объявил, что предлагает денежное вознаграждение в обмен на информацию о трёх нынешних руководителях PKK, среди которых один из соучредителей партии, главком сил пешмерга в иракских горах Кандиль Мурат Карайылан. Турецкая газета Hurriyet Daily News цитировала заявление заместителя помощника госсекретаря США Мэтью Палмера, опубликованное посольством США в Анкаре: «США ценят своё сотрудничество в борьбе с терроризмом с нашим союзником по НАТО — Турцией. Программа StateDept Rewards4Justice нацелена на преследование трёх старших членов террористической организации PKK». Вашингтон санкционировал вознаграждение в размере до 5 млн долларов за информацию о Мурате Карайылане, 4 млн — за Джамиля Байика и 3 млн — за Дурана Калкана.

Через несколько дней руководство PKK через «Союз сообществ Курдистана» (KCK), который является зонтичной организацией указанной партии, отреагировало, назвав этот шаг США «враждебным». В официальном заявлении KCK было сказано, что это вознаграждение является продолжением международного заговора 1990-х годов, в результате которого был арестован курдский лидер Абдулла Оджалан. «Это враждебное и политически мотивированное решение направлено против движения за свободу. В нём отсутствуют политические, социальные, этические и правовые основы», — говорится в заявлении. KCK также считает, что это решение стало результатом растущего освободительного движения курдов в регионе и того, что курды стали решающим игроком на Ближнем Востоке. И именно в те дни, приблизительно — начиная с 11 ноября, на территории Турции возобновились боевые действия курдов с турками. Вначале был удачный налёт пешмерга PKK на позиции и склады турецкой армии в провинции Хаккяри. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган признался тогда, что «в результате взрыва погибли 7 солдат и 25 получили ранения». Курды указали иные данные. «Согласно информации, полученной из наших собственных источников, в результате этой акции погибли 17 турецких солдат, 37 были ранены, а состояние ещё девяти остаётся неизвестным», — цитировал источник Kurdistan24 заявление PKK. По версии курдов, нападение было местью за убийство командира Мам Зеки Шингали, командующего силами PKK в Синджаре на севере Ирака, который был убит в результате турецких авиаударов в начале августа.

Однако, на наш взгляд, на самом деле военная операция курдов PKK против Турции — это ответ именно на решение госдепартамента США. По крайней мере по хронологии это выглядит именно так: 6 ноября — «слово» госдепартамента; 9 ноября — заявление KCK, и 11 ноября — нападение в Хаккяри. Отметим — с 14 ноября Турция возобновила свои авиа‑ и ракетные удары, причём именно… по Северному Ираку, где, ориентировочно, и находятся в лагерях и на базах PKK все три перечисленных деятеля этой партии. Турция сообщала, что возобновила военные операции в районе приграничного Сидакана после того, как и в этом направлении партизаны PKK предприняли вылазки против турецкой армии. Курдский источник BasNews сообщал, что турки несколько дней подряд «утюжили» Северный Ирак, и в частности горы Кандиль. Одновременно с этим Турция усилила политический террор против курдов внутри страны. Так, 14 ноября курдянка певица Хозан Кане (подлинное имя Сайде Инак, и у неё есть также немецкое гражданство) была приговорена турецким судом к 6 годам и 3 месяцам заключения по обвинению «в участии в деятельности террористической организации», то есть — PKK. 20 ноября турки не разрешили адвокатам Абдуллы Оджалана встретиться со своим подзащитным. Учитывая, что в последний раз Оджалан виделся со своими адвокатами 27 июля 2011 г., мы не можем не заметить политическую ангажированность решения турецких властей и связь между запретом на встречу и атаками партизан PKK против турецких силовиков. Агентство DHA сообщало, что 23 ноября был арестован по надуманному предлогу известный курдский режиссёр и фотограф Кязим Оз за предполагаемую связь с PKK. Ситуация с осуждением Хозан Кане опять обостряет немецко-турецкие отношения, так как родные и близкие певицы обратились даже к канцлеру Германии Ангеле Меркель с просьбой помочь добиться освобождения курдской артистки.

Но война, тем не менее, не стихла. Более того, от границ с Ираком война — как и в прежние годы — уже дошла и до провинции и города Диярбекир. Турецкие и азербайджанские СМИ признают, что, помимо самого Диярбекира, бои идут ещё в четырёх городах. Курдские источники сообщили же, что партизаны PKK возобновили бои и на турецко-иракской границе в районе Сидакана. Как известно, характерной чертой сообщений Турции и Азербайджана о турецко-курдской войне на турецкой территории является то, что не сообщаются никакие подробности. Вот и сейчас Анкара и Баку лишь сообщают, что в ходе боёв якобы турецкой армии удалось «ликвидировать три опорных пункта террористов», как Турция и Азербайджана традиционно называют партизан партии PKK. По положению на 30 ноября 2018 г. известно, что бои в провинции Диярбекир продолжаются. Ещё раз обращаем внимание читателей, бои идут и в ряде городов провинции, как и в сельских местностях, а не только в самом Диярбекире. Как правило, какие-то подробности таких вспышек вооружённой борьбы между курдами и турками в Турции становятся известными гораздо позже того времени, когда они начались и происходили. Так было с боями прежних лет в Ширнаке, Сиирте, Юксекова и других городах юго-восточной Турции.

В то же время ареной курдо-турецких боестолкновений в очередной раз стала и Северная Сирия, которая вплотную примыкает к тем регионам Турции, где сейчас идёт война. Вначале, как известно, с зоны деэскалации Идлиб некие «террористы» нанесли удары химическим оружием по ряду местностей севера провинции Алеппо. По какой-то «неожиданной случайности» большая часть пострадавших — это сирийские курды. Боевики же «Исламского государства» (ИГ)* и, вероятно, тоже в силу «неожиданной случайности», атаковали позиции курдов в «Хаджинском кармане». А как заявило 29 ноября Минобороны России, террористы готовят провокацию с использованием химоружия на юго-востоке Дейр-эз-Зора — и тоже против курдов. Россия ссылается на оперативные данные военных разведок — как своей, так и сирийской. Ливанский новостной портал Al Manar News передавал, что курды противостояли боевикам вблизи населённого пункта Аш-Шхиль. Информации о потерях сторон в живой силе или военной технике до сих пор не поступало. У города Телль-Абьяд на севере провинции Ракка шли ожесточённые стычки между курдскими отрядами и вооружёнными силами Турции. Al Manar News передавал, что артиллерия турецкой армии вела огонь по расположениям курдов. Кроме того, во второй половине дня разведывательные полеты в регионе провели ВВС Турции, о чём сообщал на своей странице в сети Twitter военный источник (alreahalsaknh). Дело дошло до того, что постпред Сирии при ООН Башар Джаафари, возглавляющий сирийскую делегацию на Астанинских переговорах, обвинил Турцию в координировании химатаки на город Алеппо и объявил об ультиматуме Дамаска, согласно которому Анкара должна отвести свою армию с территории Сирии на 20 км.

Судя по всему, ситуация очень не понравилась США, в особенности удачная операция пешмерга партии PKK против турок 11 ноября. Разумеется, что Турция тоже выражала (и выражает) недовольство тем, что американцы продолжают «опекать» некоторые круг курдов Сирии, которых в Анкаре принято считать «сирийским филиалом PKK». Речь в первую очередь о партии «Демократический союз» (PYD) и об «Отрядах народной самообороны» курдов (YPG). Хотим напомнить, что после ряда инцидентов с «дружественными авиаударами» по отрядам YPG из числа подразделений, входящих в состав проамериканских «Сирийских демократических сил» (SDF), в ноябре ряд курдских отрядов фактически отошёл от американцев, прекратив участвовать в операциях против отрядов ИГ* на Восточном берегу Евфрата. Вместо этого курды из YPG/SDF ушли в сторону турецкой границы, чтобы вместе с соплеменниками отразить возможные атаки турецкой армии на курдонаселённые города Северной Сирии Айн-эль-Араб (Кобани), Рас-эль-Айн (Серекание), Телль-Абьяд и другие. И вот 5 ноября турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган в очередной раз потребовал от США незамедлительного вывода из Манбиджа (северо-сирийский арабонаселённый город в 40 км от Алеппо) «террористических группировок», т. е., по «турецкой версии», именно отряды курдской партии PYD и бойцов пешмерга YPG. Хотим напомнить, что именно сирийские курды освобождали Манбидж в августе 2016-го от формирований ИГ*. Нападки Эрдогана были связаны с тем, что США с громадным опозданием допустили турок к совместному патрулированию предместий Манбиджа. «МИД Турции и госдеп подготовили дорожную карту по Манбиджу, но условия не исполнялись. Террористические группировки должны незамедлительно покинуть Манбидж», — ответил турецкий президент на просьбу журналистов прокомментировать его телефонные переговоры с Дональдом Трампом.

После этого внезапно курдские руководители заявили, что они возвращаются в рамки проамериканских SDF и возобновляют своё участие в боевых операциях против ИГ* на Восточном берегу Евфрата. Постепенно стало ясно, вокруг чего США начали новые «торги» — как с сирийскими курдами, так и с Турцией. Следим за хронологией: 1) сопредседатель «Сирийского Демократического совета» — политического крыла SDF, курд Риад Дарар 3 ноября в интервью агентству BasNews сказал, что патрули США могут помочь в повышении морального духа курдских сил, сражающихся против ИГ*, но могут не повлиять на турецкие бомбардировки. «Мы видим, что бомбардировки продолжаются до сих пор, — добавил Дарар, по словам которого Анкара ссылается на соглашение с Дамаском от 1998 г., которое позволяет турецким войскам входить на 5 км вглубь Сирии в случае угрозы турецким территориям. — У США нет выбора, кроме как откровенно просить Турцию прекратить обстрелы и дать ей понять, что все стороны должны сосредоточиться на искоренении ИГ*». Итак, курды потребовали от Вашингтона «обуздать» Турцию. 2) В ответ Эрдоган 6 ноября заявляет перед СМИ, что совместное патрулирование сил США и возглавляемых курдами SDF вдоль южной турецкой пограничной полосы — это нарушение турецко-американских договорённостей: «Это неприемлемо. Это может привести к серьёзным негативным изменениям на границе. Я считаю, что мистер Трамп остановит это». 3) 7 ноября руководство SDF подтвердило, что курды отреагировали на турецкие атаки на Сирийский Курдистан, укрепив пограничную полосу в координации с силами США. Пресс-секретарь SDF Кино Габриэль сообщил в интервью ресурсу Kurdistan24, что атаки Анкары имеют целью вывести внутренние проблемы Турции за пределы страны. Однако, по его словам, SDF находятся в постоянной связи с силами США и готовы противостоять турецким наступательным действиями: «Нам удалось отреагировать на турецкие атаки. Границы укреплены против проникновения террористов». Советник SDF Резан Гло призвал США и международное сообщество отреагировать на то, что Турция активизирует свои наступательные действия против SDF и других союзников США: «Мы поклялись нашему народу и всему миру искоренить ИГ* и других террористов, но Коалиция и другие демократические силы должны отреагировать, увидев, что Турция нападает на наши силы и пытается оккупировать нашу землю».

Из реплики К. Габриэля ясно видно, что руководство сирийских курдов отлично в курсе того, что в самой Турции возобновляется курдо-турецкая война, и именно в связи с этим Анкара пытается усилить давление на сирийских курдов и США в вопросах Северной Сирии. Однако продолжим изучение хронологии событий. 4) именно 11 ноября руководство SDF и командование курдских YPG официально (!) объявили о возобновлении операций против ИГ* в Дэйр-эз-Зоре, что произошло после «интенсивных контактов» с возглавляемой США коалицией, а также в результате дипломатических усилий, сосредоточенных на деэскалации напряжённости на границе между Сирией и Турцией. Заявление многозначительное, если учесть, что затем произошло странное событие — лидер так называемой «Демократической партии Курдистана — Сирия» (ДПК-С) Абдулрахман Апо, который в 2017 г. был передан турками Дамаску, был… освобождён из тюрьмы. Как сообщали СМИ, его и ряд соратников около двух месяцев продержали в тюрьме в Эль-Камышлы. И какими были условия соглашения между Дамаском и курдской партией PYD, мы не знаем. Но понимаем, что выход на свободу того, кто был арестован турецкими военными, — шаг с подтекстом. Ещё один важнейший нюанс — возвращение курдов к участию в операциях против ИГ* на Восточном берегу Евфрата происходит именно (!) в тот день, когда в турецкой провинции Хаккяри пешмерга партии PKK осуществили удачную вылазку против армии и жандармерии Турции. В совпадения в данном случае ничуть не верится.

5) Неназванный командир курдских отрядов YPG сообщил в интервью арабской газете Sharq al-Awsat 25 ноября, что США подписали новый меморандум о взаимопонимании для подготовки дополнительного количества (30 тыс.) бойцов возглавляемых курдами SDF в Сирийском Курдистане. Согласно этому меморандуму, предусматривается годичная военная подготовка 30 тыс. бойцов для SDF, которые затем присоединятся к существующим 60-тысячным формированиям этого проамериканского блока. Что касается наблюдательных пунктов на границе между Сирийским Курдистаном и Турцией, тот же источник сообщил, что возглавляемые США силы международной коалиции по противодействию ИГ* уже начали создание трёх форпостов в Гире Спи и двух — в Айн-эль-Арабе. Согласно источнику, в других местах — в Рас-эль-Айне, Амуде и Дербасии — США создадут аналогичные наблюдательные пункты, целью которых является предотвращение турецких артиллерийских атак на курдские войска и предотвращение дальнейшего напряжения на границе. По словам источника, ещё одна цель нового плана США — противостоять растущему влиянию Ирана в регионе. 6) А вот «кусочек сладкого пирога», заготовленного Вашингтоном для «умиротворения» и успокоения Турции! 2 декабря турецкое информагентство Anadolu со ссылкой на доклад Пентагона, представленный в Конгресс США, сообщило, что американцы собираются обеспечить Турцию мощной системой ПВО в качестве альтернативы российским зенитным ракетным комплексам (ЗРК) С-400. Подготовлен пакет мер по обеспечению Турции мощной системой ПВО и ПРО, интегрированной с системами НАТО. О деталях данного пакета нужно проинформировать конгресс», — приводит агентство цитату из документа. В докладе указывается на особую геостратегическую значимость Турции для безопасности юго-восточного фланга НАТО. «Турция планирует к 2024 году довести уровень оборонных расходов до 2% ВВП. В то же время Турция является ключевым игроком в вопросе сдерживания «государств-варваров», а также вносит вклад в борьбу с ИГ* и другими террористическими группировками», — считают в Пентагоне.

Ещё немного информации по докладу Пентагона. Несмотря на напряжённость в американо-турецких отношениях, Анкара продолжает участвовать в миссиях НАТО и является активным военным партнёром, говорится в докладе. В документе указывается на пребывание в стране американского контингента, который превышает 2 тыс. военнослужащих, а также на использование радиолокационных систем и ВВС Турции в операциях различных подразделений Вооружённых сил США. В Пентагоне отметили, что партнёрство Анкары с Россией и Ираном, арест граждан США и сотрудников американских дипмиссий в Турции стали основными причинами обеспокоенности Вашингтона. В свою очередь, сотрудничество США с силами самообороны сирийских курдов и затягивание экстрадиции оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена воспринимаются Анкарой как два «основных фактора напряжённости в отношениях с Вашингтоном». В докладе также говорится, что Турцию могут исключить из программы по производству истребителей F-35 под руководством США, если Анкара не откажется от закупки российских ЗРК. Напомним: Турция намерена приобрести не менее сотни F-35 Lightining II. Закупка производится в рамках многонациональной программы разработки F-35 под эгидой США, к которой Анкара присоединилась в 2002 г.

7) Тем не менее Турция продолжает демонстрировать «пикирование» с США на почве своего «восприятия» курдской угрозы из Сирии. Мало того, что именно в ноябре Анкара ещё раз заявила, что турки не откажутся от приобретения ЗРК С-400 «даже под угрозой санкций», 17 ноября министр обороны Турции Хулуси Акар, как сообщило Anadolu, резко заявил во время выступления на Форуме международной безопасности в Галифаксе (Канада), что турецкие власти возмущены совместными фотографиями американских солдат и членов курдских отрядов YPG в Северной Сирии: «Эти фотографии нашли широкое освещение в наших СМИ и обеспокоили наш народ. Они запятнали образ США и их армии … в глазах турецкой общественности. Мы ожидаем, что США прекратят сотрудничество с террористической группой YPG, как было обещано … Неприемлемо для США поставлять оружие и боеприпасы на самолётах и грузовиках для террористической группы YPG, даже когда ИГ* в значительной степени нейтрализовано». А далее, как сообщали и турецкие, и курдские СМИ, Эрдоган во время переговоров с президентом России Владимиром Путиным в рамках форума G-20 в Аргентине, предложил созвать ещё один саммит по сирийскому Идлибу: «Я хотел бы отметить недавно состоявшийся в Стамбуле саммит по Идлибу, в котором приняли участие четыре заинтересованные страны (Россия, Турция, Франция, Германия — прим.)… Думаю, что будет правильным провести ещё один саммит». После этого министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в передаче «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия-1» сказал, что Путин и Эрдоган согласовали шаги по выполнению договоренности о демилитаризованной зоне в провинции Идлиб: «На этой встрече также была подтверждена договоренность по Идлибу. Было отмечено, что … далеко не все экстремисты освободили 20-км демилитаризованную полосу. Согласовали дальнейшие шаги, направленные на то, чтобы уважать договоренность по созданию такой демилитаризованной полосы и предпринимать меры, чтобы экстремисты не пытались саботировать эту важнейшую договоренность».

      

Таким образом, как можно заметить, в Сирии и… уже и внутри Турции создаётся некий «четырёхугольник»: Россия — Турция — США — курды. Прекрасно видно, что в нём нет ни Европы, ни Ирана, ни официального Дамаска. Европа в лице Франции и Германии — статист, да ещё и только по вопросу об Идлибе. Иран — занят «своими вопросами», но внимательно следит за развитием событий как в Идлибе, так и на Восточном берегу Евфрата, то есть непосредственно в среде сирийских курдов. Дамаск же, исходя из неких предпочтений или обоснований, ограничивается тем, что выпускает из тюрьмы курда из ДПК-С Абдулрахмана Апо, в своё время (в 2017 г.) арестованного турками. Калейдоскоп — да и только! Ещё раз подчеркнём, почему мы уверены, что отмеченный «четырёхугольник по курдам» охватывает не только Северную Сирию, но и Турцию — из-за того, что официальное объявление командования курдских сирийских отрядов YPG о возобновлении своего участия в военных действиях против террористов ИГ* и удачная атака пешмерга партии «турецких курдов» PPK в провинции Хаккяри (Турция) имели место в один и тот же день, 11 ноября 2018 г. Мы не верим в совпадения, когда исследуемая материя касается одних и тех же явлений — в данном случае, участия курдов в тех или иных военных действиях в регионе. Согласимся, что юго-восточные провинции Турции — это тоже Ближний Восток, как-никак. И сейчас там, вплоть аж до Диярбекира — война, как и в Северной Сирии, на Восточном берегу Евфрата, на севере сирийской провинции Ракка и т. д. и т. п. Причём в районе городка Телль-Абьяд сирийские курды из YPG не просто напрямую вступили в боестолкновения с турками, но и, судя по молчанию Анкары, сумели нанести ущерб и сдержать атакующие попытки турецкой армии.

Сейчас также объясним, почему мы склонны видеть место и роль России в «курдском четырёхугольнике по Сирии и Турции». Попытку «ввести» Москву в этот «пёстрый котёл» предприняли сами курды. 8 ноября в ходе брифинга представителя МИД Российской Федерации Марии Захаровой известный корреспондент курдского ресурса Kurdistan24 Хошави Мухаммед задал вопрос о турецких обстрелах курдонаселённых регионов Северной Сирии: «Как нам известно, турецкая артиллерия обстреливает город Кобани и угрожает Сирийскому Курдистану. Как Россия относится к таким действиям со стороны Турции?» Ответ М. Захаровой: «Мы исходим из того, что Сирия — это единое государство, где действует законное правительство, которое сейчас проводит контртеррористическую операцию, борьбу, зачищает остатки территории от представителей террористических структур и боевиков. Мы исходим также из того, что по закону международных отношений и государственного устройства легитимное правительство имеет полное право осуществлять соответствующую деятельность… на территории всей страны… Мы неоднократно призывали начать внутриполитический диалог и плотное взаимодействие со всеми политическими группами, группировками, партиями и объединениями на благо сохранения Сирии целостным государством, уничтожения последнего оплота террористических группировок. Эта работа должна вестись консолидированно. Хочется надеяться, что она станет базой… для консолидации общества, а не ещё большего его разделения».

А вот заявление С. Лаврова в программе «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия-1» по «курдской составляющей» в Сирии: «Частью действий США на Восточном берегу Евфрата и в других районах Сирии, где они имеют своих спецназовцев и советников, является разыгрывание «курдской карты». Это очень опасная игра, учитывая остроту курдского вопроса в целом ряде стран региона (не только в Сирии, но и в Ираке, Иране, разумеется, в Турции)». По его словам, происходящее на Восточном берегу Евфрата явно нарушает объявленную всеми и подтверждённую в резолюции СБ ООН приверженность территориальной целостности Сирии. Российский министр подчеркнул, что у Запада нет особой альтернативной стратегии и тактики по Сирии, что становится всё более очевидным. «Равно как и становится очевидным, что на Восточном берегу Евфрата творятся неприемлемые вещи. Там США пытаются сформировать квазигосударственные структуры, вливают сотни миллионов долларов на обустройство этих районов, чтобы люди возобновили нормальную мирную жизнь, при этом отказываясь восстанавливать инфраструктуру на территориях, подконтрольных сирийскому правительству», — добавил Лавров. Из заявлений Лаврова и Захаровой следует, что Москва предлагает курдам присоединиться к тем этническим и конфессиональным группам, которые согласились участвовать в восстановлении и сохранении территориальной целостности Сирии. Видна в этих заявлениях и забота Москвы об Ираке, Иране и даже вроде бы — Турции.

Теперь вновь обратимся к фактам: 1) тому, что ряд организаций, входящих в курдские структуры PYD и YPG, после оккупации Африна вернулись на путь сотрудничества с Дамаском и вливаются в состав Вооружённых сил Сирии; 2) заявлению пресс-секретаря SDF Кино Габриэля в интервью ресурсу Kurdistan24, о том, что атаки Анкары (против курдов в Сирии — прим.) имеют целью вывести внутренние проблемы Турции за пределы страны. Ведь возвращение пешмерга партии PKK к военным операциям в глубине турецкой территории, по сути, означает, что то ли только «багдадская четвёрка» (Россия — Иран — Ирак — Сирия), то ли же — та же «четвёрка» в неком несуразном фантасмагорическом симбиозе… с США волей-неволей способствуют «возвращению» проблемы турецко-курдских отношений из Сирии в Турцию. Понятно, что конечные цели у «багдадской четвёрки» при борьбе с терроризмом ИГ* или различных «редакций» группировки «Аль-Каида"* или у США с их «коалицией» — различные. США засылают к курдам Сирии различные посулы и обещания — допустим, сделать их ещё одним «независимым Косово», т. е. то самое, о чём говорит С. Лавров («США пытаются сформировать квазигосударственные структуры»), и курды, как всегда, послушно «клюют» на приманку. Россия, Иран, Ирак и Сирия своей программой сохранения территориальной целостности Ирака и Сирии просто… вытесняют курдскую проблему исключительно в Турцию. Именно в «пристёжке» ко всему этому «по делу проходит» и вопрос о демилитаризации провинции Идлиб (северной), после чего уже должно произойти то, что давно хотели бы реализовать Дамаск и Тегеран, — полное выдворение турецкой армии и протурецких боевиков из всех регионов Северной Сирии. И именно с этого начнётся борьба за принуждение США к эвакуации своих военных — причём не только из Сирии, но и из Ирака.

Как раз с этой угрозой связаны последние ультимативные требования Вашингтона в адрес нового правительства Ирака — мол, урезоньте шиитское ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби», уничтожьте партию «Хезболлах» Ирака, «через 45 дней откажитесь от торговли и отношений с Ираном» и т. д. в этом же ракурсе. Вот почему, и именно 3 декабря, видный иракский шиитский политик и бывший премьер-министр страны Нури аль-Малики во время интервью с иранским государственным телеканалом IRIB жёстко заявил, что Ирак никогда не присоединится к коалициям, поддерживаемым США и Саудовской Аравией и направленным против Ирана: «Ирак не будет членом альянса, который возглавляет сторонник ИГ*, такой как Саудовская Аравия. Я и моя партия не позволим никаким странам использовать нашу страну для нанесения ущерба Ирану», после чего призвал иракского премьер-министра Адиля Абдул-Махди «покинуть фронт США». Вот почему Трамп, как явный проводник произральской политики из Вашингтона, не теряет надежды угрозами, шантажом, посулами и т.д. заставить Россию подчиниться США в сирийском вопросе. И не случайно, что спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри в своём письменном послании комитету палаты представителей США буквально ультимативно потребовал: «Если Россия, как она это заявляет, хочет работать с США для того, чтобы положить конец сирийскому конфликту, то Россия должна присоединиться к усилиям по противодействию дестабилизирующим действиям Ирана в Сирии, чтобы убрать из этой страны все силы под командованием Ирана».

Ещё раз напомним — это не США, это Израиль диктует, потому что, если бы в Вашингтоне были настроены объективно, то, во-первых, не приставали бы к В. Путину с этими «требованиями», а предпочли бы нормализовать отношения с сирийским президентом Башаром аль-Асадом и… с Ираном, не выходя из ядерного соглашения с Тегераном. Потому что, как неоднократно ставили американцев «на место» и сам президент России, и глава МИД РФ С. Лавров, иранские военные советники находятся в Сирии по 2-сторонним сирийско-иранским соглашениям, к которым Москва не имела и не имеет никакого отношения. А мы добавим: в США и Израиле должны понять, что иранские представители появились в Сирии задолго до того, как Россия решила направить в помощь Дамаску свои ВКС — с 2012 года. Тем более что В. Путин неоднократно предупреждал: из Сирии должны будут уйти все иностранные военные, включая российских и иранских, если того захочет сирийское правительство. Но те, кто там находятся незаконно, уйдут первыми, причём при гарантиях дальнейшего невмешательства в сирийские дела. Эти предупреждения — причём их разделяет и Иран — российского президента, прежде всего, обращены именно к США и Израилю. Но пока у США (читаем: также и у Израиля) единственный шанс затянуть решение сирийской трагедии путём замедления антитеррористической войны — это «заигрывания» с сирийскими курдами, что и происходит. И остаётся только недоумевать, как же недальновидны некоторые лидеры сирийских курдов, которые даже после Африна и Манбиджа продолжают давать Вашингтону возможность «пользовать» и подставлять своих соплеменников-курдов Сирии.

 

* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ

 

 

 

 

 

Дополнительная информация

  • Автор: Сергей Шакарянц

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

За рубежом

Политика