Четверг, 11 Октября 2018 16:22

Авария ракеты "Союз": что дальше?

Что стоит за катастрофой ракеты «Союз»

Очередной провал «Роскомоса» во время старта ракеты «Союз МС-10» с двумя человеками на борту показывает, что вместо бодрых реляций российских чиновников о нашей космической мощи и о том, что «Америка не может без нас обойтись в космосе», пора наконец разобраться, а что происходит в отечественном ракетостроении и космической отрасли в целом.

У ракеты-носителя «Союз МС-10» во время запуска с Байконура в аварийном порядке предположительно отключились двигатели второй ступени. Экипаж в составе российского космонавта Алексея Овчинина и американского астронавта Ника Хейга, к счастью, остался жив. Однако испытал гигантские перегрузки.

И, поскольку посадка шла нештатно, приземлился в неизвестном для центра управления полетом районе. К счастью, капсулу с экипажем удалось найти достаточно быстро. Примерно в 13.30 по московскому времени космонавты вышли из капсулы.

При этом теперь непонятно, насколько дольше из-за аварии придется находиться на орбите экипажу россиянина Сергея Прокопьева, германского астронавта Европейского космического агентства Александра Герста и американки из NASA Селины Ауньен (той самой, из-за которой, по одной из версий, просверлили дырку в обшивке МКС).

Аварии и катастрофы в освоении космоса – увы, не редкость. Они случались с американскими, израильскими, российскими космонавтами. Хотя пуски ракет в мире уже измеряются тысячами в год, это несравнимо по уровню опасности и непредсказуемости с теми же полетами гражданской авиации. Более того, точно такая же авария на той же стадии старта произошла 5 апреля 1975 года с российскими космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым. Тогда они тоже выжили.

Но в данном случае важна даже не столько сама авария (аварийный отказ двигателей в данном случае спас жизни космонавтов), сколько контекст, в котором она произошла. И реакция «Роскосмоса».

Контекст таков. Это был особенный запуск — юбилейный. Он был посвящен 100-летию со дня образования завода экспериментального машиностроения Ракетно-космической корпорации «Энергия» — изготовителя корабля «Союз». За запуском «Союза», потерпевшего аварию, на Байконуре наблюдали глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, постоянно прославляющий в соцсетях российскую космическую технику и нашу оборонную мощь, и его коллега из NASA Джим Бранденстайн.

Все произошло на их глазах. Бранденстайн накануне старта раздавал интервью российским СМИ, объясняя, что несмотря на все политические разногласия между нашими странами, «русским можно доверять в космосе». И тут такой облом.

При этом «Роскомос» отличился удивительной бестактностью, разместив на своей страничке в фейсбуке заранее подготовленный ролик об отделении третьей ступени (напомним, авария произошла на второй) и выходе корабля на орбиту. О том, что случилась авария и происходит «баллистическое снижение корабля», люди поначалу могли узнать только от комментатора NASA.

Советская традиция замалчивать до последней возможности техногенные аварии и катастрофы, похоже, по-прежнему свято хранится в «Роскосмосе». В СССР не сообщали вовремя ни об авариях космических кораблей, ни об аварии на АЭС – о чернобыльской катастрофе со ссылкой на шведские власти (когда в Швецию долетело радиоактивное облако и было зафиксировано местными дозиметрами) тоже первыми сообщили зарубежные СМИ.

Много спустя после старта, когда уже стало ясно, что полет провален, появился твит Дмитрия Рогозина: «Экипаж приземлился. Все живы». Как говорится, иногда лучше молчать, чем говорить.

Впрочем, высокое начальство уже пообещало проверить самарское РКЦ «Прогресс», где изготавливаются блоки ракеты «Союз-ФГ». Кажется, в последние годы производители различных деталей то и дело проверяли, проверяли, проверяли… А ракеты падали...

Если в сфере создания вооружений в последние годы еще начали намечаться некоторые положительные сдвиги (хотя по-прежнему главное оружие, которым пользуется российская армия — советской разработки, пусть и модернизированное в последние десятилетия), то в космической отрасли мы пользуемся советским наследием.

После провала и сворачивания программы создания космических кораблей многоразового использования в СССР (макет такого корабля «Буран БТС-001» давно стал музейным экспонатом и последние годы экспонируется в Москве на ВДНХ) никаких выдающихся достижений в российской космонавтике не было. Да, у нас есть качественная разработанная в советские времена ракета носитель «Союз» и мы действительно хорошо делаем ракетные двигатели. Но по успешным космическим пускам Россию уже поджимает один только Илон Маск, стремительно развивает космическую отрасль Китай, а в России космонавтика медленно, но верно угасает.

Причем, космос все больше и больше перестает быть закрытой отраслью. Человечество давно мечтает о полете к звездам – захватывающим, массовым, относительно дешевом. Не для бравых космонавтов, а для простых людей (пусть и с деньгами).

Слава о русских, у которых то и дело падают ракеты, может реально отпугнуть туристов-энтузиастов. А значит – закрыть России дверь в будущий магазин горящих путевок в космос.

Про космос у нас вспоминают либо с таинственной историей про дырку в космическом туалете на борту МКС, либо в связи с какими-нибудь уголовно-финансовыми делами, либо после очередной аварии ракеты. В результате не только не осталось романтики эпохи первых покорителей космического пространства, но даже просто интереса общества к космосу. Собственно, принципы, на которых должна развиваться наша космонавтика такие же, как и для общего развития страны — не врать, не воровать, профессионально делать свое дело, не пытаться приукрашивать действительность и пускать пыль в глаза начальству.

У космоса опять, как это было в 70-е годы, в эпоху знаменитой
советско-американской космической миссии «Союз-Аполлон», есть крайне важная
дипломатическая миссия. Это одна из немногих сфер, где между Россией и США еще
сохранилось взаимовыгодное сотрудничество и атмосфера доверия. И очень не
хотелось бы, чтобы она в одночасье «аварийно отключилась», как двигатели
ступени ракеты-носителя «Союз МС-10».

 

***

Ранее:

 

Авария произошла на борту "Союза МС-10" во время запуска ракеты

Во время старта ракеты-носителя "Союз МС-10" с новыми экипажем МКС произошла "авария носителя". На борту "Союза МС-10" находились члены миссии МКС-57/58 российский космонавт Алексей Овчинин и американский астронавт Ник Хейг. Аварийная посадка произошла в Казахстане, члены экипажа живы. По предварительным данным, авария произошла после отделения первой ступени. Планировалось, что Овчинин с Хейгом проведут на орбите 187 суток.

 

РИА Новости https://ria.ru/video/20181011/1530431273.html

 

***

 

11.10.2018

 

Космонавт: Ситуаций, аналогичных аварии "Союза", было всего две

Экипаж аварийного космического корабля "Союз МС-10" не подвергался страшному риску, сообщил в комментарии Накануне.RU летчик-космонавт Александр Лазуткин.

При работе ракеты-носителя в принципе существует реальная угроза жизни космонавтам, а автоматика помогает спастись во внештатной ситуации, пояснил он.

Напомним, сегодня во время старта ракеты-носителя "Союз ФГ" с новым экипажем произошла авария. На борту находились члены миссии МКС-57/58 - российский космонавт Алексей Овчинин и американский астронавт Ник Хейг. Они аварийно приземлились в Казахстане, их жизни ничего не угрожает.

"В этой внештатной ситуации автоматика как раз и была готова. Экипаж не подвергался страшному риску. Перегрузки были, да", - заявил Лазуткин.

По словам космонавта, когда ракета-носитель взлетает, то вес человека увеличивается примерно в три раза, а когда включается система аварийного спасения, то это еще добавляет перегрузки. "Но это переносимая перегрузка, а для тренированного человека она переносится без последствий. Я думаю, эти ребята еще слетают, и дай Бог, не раз", - прокомментировал Лазуткин.

Ранее источники сообщали, что экипаж "Союза" перенес перегрузки в 6g. По последним данным Роскосмоса и НАСА, Овчинин и Хейг чувствуют себя хорошо. Их обследовали медики, проблем со здоровьем нет. "Они пьют чай и шутят", - добавили в Роскосмосе.

Лазуткин рассказал, что за всю историю пилотируемой космонавтики подобного типа аварий было всего две, эта третья. "Один раз остановились двигатели третьей ступени, то есть ракета разгонялась, но, не набрав скорости, двигатели остановились, - вспоминает он. - Но космический корабль отделился от ракеты-носителя, там дальше автоматика сработала безотказно. Экипаж выжил".

Сейчас аналогичная ситуация, только уже со второй ступенью, добавил он.

Во второй раз, по словам Лазуткина, ракета-носитель взорвалась на старте. Экипаж спасся – также сработала система аварийного спасения.

"Это говорит о том, что ЧП - нередкое событие, космическая техника сложная, и, как у сложной системы, отказы здесь возможны. Она не может быть абсолютно надежной, какими бы технологиями мы ни обладали, мы не можем создать абсолютно надежную машину", - сделал вывод космонавт.

Стоит отметить, за время полета в космос самого Лазуткина в 1997 году произошло небывалое количество нештатных ситуаций. В том числе, 23 февраля - пожар на станции, 25 июня - разгерметизация станции в результате столкновения с кораблем "Прогресс".

Информационная служба Накануне.RU

 

 

 

 

 

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Политика