Четверг, 15 Марта 2018 15:02

«Шоковая терапия» принца-реформатора: Саудовская Аравия перестраивается

Саудовская Аравия переживает беспрецедентный этап в своей истории, пытаясь отойти от сложившегося десятилетиями архаичного уклада жизни общества. Политическая конструкция крупнейшей арабской монархии при этом практически не подвержена изменениям. Система государственной власти Королевства остаётся строго консервативной, «реформирование» осуществляется исключительно кадровыми перестановками. Зато социальной и отчасти экономической сфере страны прививаются небывалые доселе новшества.

Инициатор «саудовской перестройки» 32-летний наследный принц, первый заместитель премьер-министра и глава военного ведомства Мухаммед бин Салман (сын короля Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда) развил бурную деятельность внутри и за пределами Королевства Саудовская Аравия (КСА). Реформы нужны для развития Королевства и борьбы с такими государствами, как Иран. Они являются частью «шоковой терапии», необходимой для модернизации страны, заявил в конце февраля в интервью газете The Washington Post принц Мухаммед. «Шоковая терапия» по-саудовски важна для сдерживания экстремизма, она также позволила предоставить больше прав женщинам, считает наследный принц.

Примечательно, что термин «сдерживание» саудовское руководство в равной мере использует применительно к противостоянию своему главному геополитическому врагу — Ирану, и демонстрации намерения бороться с терроризмом в регионе. Упоминание наделения женщин монархии новыми правами в одном пакете с указанными элементами «шоковой терапии» реформ (сдерживание Ирана и экстремизма) выглядит достаточно странно. Однако именно в этом вопросе внутренней жизни Королевства наследник престола инициировал выдаваемые за «революционные» изменения.

Саудиткам разрешено вождение автомобилей, открытие собственного бизнеса (без согласия мужа или другого родственника мужского пола), посещение стадионов, участие в некоторых «мужских» видах спорта (тяжёлая атлетика) при проведени международных соревнований. Помимо этого, социальная часть «шоковой терапии» охватила сферы туризма и развлечений. Саудовская Аравия открывается для внешнего мира значительным облегчением визового режима при посещении страны иностранцами, пытается завоевать свою нишу в мировой туристической индустрии. Власти страны разрешили возобновление работы кинотеатров (после продлившегося более 35 лет запрета) и даже показ мод, конечно, с соблюдением всех исламских канонов ношения одежды женщинами.

Настоящая «шоковая терапия» произошла в КСА в начале ноября прошлого года, расстянувшись на три месяца. 4 ноября король Салман своим указом создал Комитет, наделённый широкими полномочиями. Новой структуре во главе с наследным принцем Мухаммедом было поручено проводить собственные расследования, аресты, вводить запрет на поездки, замораживать банковские активы и осуществлять другие действия в рамках антикоррупционной кампании. На исходе ноября деятельность Комитета приобрела «досудебный» характер: фигурантам расследований официальных обвинений не предъявляли, уголовному преследованию они не подвергались. Большая часть задержанных лиц согласилась на так называемое «досудебное урегулирование». Они пошли на сделку с главой Комитета, принцем Мухаммедом, и передали в его распоряжение львиные доли своих состояний.

Заточив несколько десятков представителей монаршей семьи аль-Сауд, бывших министров и нынешних успешных бизнесменов в двух столичных отелях Ritz Carlton и Courtyard на долгие недели, принц Мухаммед, как говорится, совместил приятное с полезным. Он собрал с сидельцев пятизвёздочных «тюрем» более $ 100 млрд откупных и наглядно продемонстрировал свой потенциал диктовать условия всем и вся внутри Королевства.

В ходе «антикоррупционной кампании» в Саудовской Аравии властям страны удалось изъять у подозреваемых лиц денежных средств, недвижимого и другого имущества на $ 106 млрд. Об этом 30 января сообщил генеральный прокурор КСА Сауд аль-Моджеб. Миллиарды в обмен на освобождение местных коррупционеров — до настоящего дня наиболее яркий пример «шоковой терапии» в практике деятельности наследника престола.

Ещё в апреле 2016 года он лично презентовал собственное детище, к разработке которого были привлечены западные эксперты. Реализация программы реформ «Видение 2030» (Vision 2030) требует внушительных инвестиций. Строительство с нуля только одного высокотехнологичного мега-города площадью 26,5 тыс квадратных километров в аравийских песках на побережье Красного моря (проект NEOM) оценивается в $ 500 млрд. Кто не уяснил для себя полтора года назад требования сына короля, весной 2016-го занимавшего пост заместителя наследного принца, осенью прошлого года стал непосредственным объектом апробирования «шоковой терапии».

Несмотря на свою молодость, принц Мухаммед всё же не допустил, во всяком случае пока, роковых ошибок в ходе своего реформаторского порыва, которые бы привели к масштабной дестабилизации КСА. Статус-кво внутри Королевства поколеблен, но выяснение нового расклада сил между основными кланами семьи аль-Сауд не переросло в политические потрясения. Внутрисаудовский консенсус пересмотрен в пользу ведущего клана Судейри, лидерами которого являются король Салман и принц Мухаммед, без сползания монархии в бездну кровопролития и дезинтеграционных процессов.

Накопившуюся изнутри негативную энергию представителей кланов-конкурентов против «принца-выскочки» тот достаточно умело стремится перенаправить на внешнего врага номер один. Демонизация Ирана во внешнеполитическом курсе Саудовской Аравии при кронпринце Мухаммеде достигла критических значений. «Сдерживание шиитского агрессора» стало идеей фикс, с насаждением которой 32-летний наследник укрепляет, в том числе и свои внутрисаудовские позиции.

Многое, если не всё, в последних действиях Мухаммеда бин Салмана подчинено борьбе с Ираном. Есть ощущение, что инициированные им реформы определялись далеко не в последнюю очередь планами добиться решающего геополитического перевеса над крупнейшим соседом по Персидскому заливу, насколько бы данная цель уже изначально казалась бы недостижимой.

В середине мая настанет обозначенный ранее президентом США Дональдом Трампом предельный срок, к которому Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД, соглашение по ядерной программе Тегерана, заключённое в июле 2015 года между США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией, Германией и Ираном), по настоянию американской стороны, должен быть «усовершенствован». Если предлагаемые Белым домом и Конгрессом изменения в СВПД не получат поддержки со стороны европейских участников ядерной сделки, России и Китая, Трамп намерен запустить процесс выхода США из этого соглашения.

В связи с этим принц Мухаммед и ещё один заинтересованный в торпедировании СВПД (1) ближневосточный лидер — премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху — развили активную дипломатию. Начало марта и тот, и другой посвятили зарубежным турне с яркой антииранской составляющей. Вслед за пятидневным визитом Нетаньяху в США туда вскоре отправится саудовский кронпринц, до этого посетив Каир (4−6 марта) и Лондон (7−9 марта).

В египетской столице он отметился примечательными заявлениями, далеко не только в пику Ирану. Беседуя с представителями ведущих СМИ Египта (его комментарии опубликовала местная газета «Аль-Шорук»), принц Мухаммед сделал ряд «программных заявлений». По его словам, кризис вокруг Катара «может продлиться долгое время», хотя Эр-Рияд не будет препятствовать участию Катара в арабском саммите (29-й саммит Лиги арабских государств), который был запланирован на конец текущего месяца в саудовской столице, но ранее отложен на апрель из-за предстоящих президентских выборов в Египте (26−28 марта). Наследник сравнил продолжающийся межарабский кризис и действия так называемого «арабского квартета» (Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ) против Катара (санкции, транспортная блокада, торговое эмбарго) с десятилетиями политики США в отношении Кубы.

Дальше-больше. Все страны ближневосточного региона, кто так или иаче оказал катарским властям после июня прошлого года поддержку, сын короля Салмана фактически записал во врагов Королевства. Вместе с Ираном в этом качестве была упомянута Турция. Более того, Иран, Турцию и экстремистские вооружённые группы региона принц Мухаммед, если верить египетским источникам, назвал «современным треугольником зла». Антитурецкий настрой семьи аль-Сауд объясняется не только оказанной Анкарой решительной помощью Дохе, но и самыми тесными связями турецких властей с запрещённой в Египте и Саудовской Аравии организацией «Братья-мусульмане» (решением Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года данная организация признана террористической, её деятельность запрещена на территории РФ).

В Лондоне кронпринц Саудовской Аравии в беседе с газетой The Telegraph повторил свои планы «разрушить экстремизм» и вернуть Королевство в лоно «умеренного ислама». Британская столица оказала будущему монарху поистине королевские почести. Он был принят королевой Елизаветой II, встречался с руководством внешней (MI6) и внутренней (MI5) разведок Соединённого Королевства, участвовал в заседании британского Совета национальной безопасности — редкая привилегия для зарубежного лидера. Эр-Рияд и Лондон объявили о создании двустороннего Совета стратегического партнёрства, выразили общую позицию о необходимости сдерживания «дестабилизирующей политики» Ирана на Ближнем Востоке. С таким «антииранским багажом» принц Мухаммед 19−22 марта посетит с визитом США.

Он заставил себя уважать внутри Королевства, его конкуренты-принцы по итогам антикоррупционной кампании и некоторых других «акций устрашения» деморализованы и надолго дезорганизованы. Реформы набирают оборот, пользуясь поддержкой молодого поколения монархии, где две трети подданных пребывают в возрасте до 30 лет. Против такой социальной базы принца-реформатора консервативный в своей основе политический истеблишмент и духовные лидеры страны c населением 32,5 млн человек не могут противопоставить эффективные контрмеры.

За пределами Саудовской Аравии молодой наследник также пользуется определённым авторитетом, как в силу создаваемого перед Западом образа либерального модернизатора крупнейшей арабской монархии, так и за счёт выданных со стороны России и Китая кредитов доверия на самом высоком политическом уровне.

Всё для Мухаммеда бин Салмана в целом складывается весьма благоприятно, не считая его неудержимый антииранский порыв. Тут Королевство, которое только в 2032 году будет отмечать столетие своего образования, могут ожидать не только большие разочарования, но и реальные поражения в конфронтации с иранской державой, имеющей тысячелетнюю историю борьбы со своими врагами.

 

(1) Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр назвал СВПД «неприемлемым», так как «не следует доверять словам Тегерана» об отсутствии у него намерения создать ядерный боезаряд. Об этом глава саудовского МИД заявил 22 февраля, выступая перед Комитетом по иностранным делам Европарламента. Согласно аль-Джубейру, так называемое «условие об истечении срока действия» договора (sunset clause) в случае ядерной сделки с Ираном «очень опасно». По истечении предусмотренных в СВПД для иранской ядерной программы ограничений, Тегеран пойдёт на создание «атомной бомбы в течение нескольких недель», полагает руководитель саудовской дипломатии.

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Политика