Пятница, 19 Января 2018 20:42

Формирование Украины как анти-России и анти-Европы

Украину все хотят видеть другой. Что Россия, что Белоруссия, что младоевропейцы, что Молдова хотели бы иметь дружественное соседнее государство, не ущемляющее прав русских, венгров, румын, белорусов, поляков, молдаван, словаков. При этом пребывание Украины в положении cleft state (расколотого государства) могло бы долго сохраняться. Юго-восток тяготел бы к России, запад – к Европе, а украинское государство извлекало бы выгоды из своего геостратегического положения.

За четыре года после переворота уже сложилось понимание, что при «диктаторе Януковиче» всем на Украине жилось очень неплохо: доллар лениво колебался в коридоре 7,9-7,99; свобода слова била ключом – власть не поносил только ленивый; украинский язык развивался как государственный, а русский – как региональный, да и у национальных меньшинств претензий не было; митинговал всяк, кто хотел; российские артисты гастролировали по украинским городам и весям, а Славко Вакарчук давал концерты в Москве; День Победы отмечала вся страна, но и галичан никто не упекал в тюрьмы за организацию шествий в честь ОУН-УПА (запрещена в России) или даже дивизии СС «Галичина»; националистам никто не мешал избираться ни в местные органы власти, ни в парламент, «Свобода» даже сколотила фракцию из 37 штыков в Верховной раде; коммунисты беспрепятственно занимались агитацией; страна успешно торговала с Россией, потихоньку дрейфуя при этом в сторону соглашения об ассоциации с Европой; раскольнический «киевский патриархат» прекрасно себя чувствовал, портретами наряженного в роскошные церковные одеяния раскольника Филарета был увешан весь Киев. Демократический рай!

Тем не менее Украине не суждено было сохранить себя расколотой, но единой. Государственный переворот 2014 года положил начало другой Украине – разорванной (torn state), с целенаправленной попыткой изменить модель цивилизации Большой Украины (Великої України) – той части страны, где укоренены традиции православия, где братские отношения украинского, русского и белорусского народов не подвергаются сомнению.

Сегодня на наших глазах на Украине разворачивается панорамное «столкновение цивилизаций» (по Хантингтону): на бой с Большой Украиной – православной, говорящей на двух языках, желающей идти одним путём с Россией и Белоруссией, брошены все силы. Это и война в Донбассе, которую с начала 2018 года выводят на новый уровень, и атака на Украинскую православную церковь, и жесточайшие репрессии в отношении тех граждан, чей культурно-исторический код не поддаётся взлому.

Из всех сфер жизни, включая магазины и кафе, методично и агрессивно вытесняется русский язык, а дети на новой Украине рассматриваются как человеческое сырьё для создания «поколений патриотов», которым со школьной скамьи привиты западные ценности в галицкой обработке – под соусом лютой русофобии.

Процесс, запущенный в 2014 году, набирает обороты. Только что-то не видно особой радости на лицах тех, кто его организовал и с огоньком поддерживал. Речь, прежде всего, о европейцах. Вдруг оказалось, что из-за спин «мирных студентов», задорно скакавших «за Европу», на первый план вышли неонацисты, которым нравы Третьего рейха куда ближе современных европейских, и уничтожать они призывают не только «москалей», но и «ляхов», «мадьяр», «жидов»…. 

Даже акция с «устыжающими» куклами, которых, по задумке её вдохновителей, украинцы должны были мешками нести к стенам храмов УПЦ, с треском провалилась. Участников «из народа», готовых сражаться с православием, оказалось так мало, что СБУ была вынуждена срочно подключить молодых нацистов С14 для блокирования Киево-Печерской лавры, но и это выглядело бледно, да ещё и мобилизовало киевлян сплотиться для защиты святыни. Добровольный переход верующих в «киевский патриархат» тоже не идёт гладко: для захвата православных приходов униатам и филаретовцам остаётся уповать на кулаки и дубины бандеровцев. Да что там говорить, любой протест сегодня на Украине не обходится без свастики или «волчьих крюков»: даже стычки под Верховной радой под приятными слуху любого европейца лозунгами – и тут нацисты на первом же снимке.

Нет, не такой представлялась Европе обновлённая майданом Украина! Даже Польша, получившая массу дешёвой украинской рабочей силы и антироссийского соратника в лице Киева, взвыла: слишком много бандеровщины! А США, замутившие весь этот балаган, велят полякам терпеть, забыть кровавые страницы истории ради «безопасности».

Поддержав украинский переворот, Европа получила по соседству государство, где власть опирается на штыки нацистов разного пошиба и просто бандитов. Вот и приходится европейцам то и дело становиться в позу страуса, не замечая факельных маршей под лозунгами «Юде, геть!», а теперь и прямых призывов к этническим чисткам. Правда, Венгрия опомнилась. В ответ бандеровцы тут же пообещали подавить «венгерскую весну», если вдруг в Закарпатье начнутся волнения.

Затянувшаяся на четыре года война с Донбассом тоже не принесла правящему на Украине режиму особых успехов: декабрьский обмен пленными показал, что Киев обменял одних украинских граждан на других, а значит, война всё-таки гражданская, всё-таки братоубийственная. Котлы, ряды могил, миллионы разрушенных судеб – и разбегающиеся призывники, которых военкоматам и полиции приходится вылавливать даже в монастырях! А ведь поначалу убивать Донбасс с задором и желанием, в отличие от военнослужащих ВСУ, отправлялись батальоны, сформированные из бандеровцев, бандитов и разнокалиберных экстремистов. Военных ломал через колено сектант Турчинов. «Под Краматорском была ситуация, когда толпа гражданских просто голыми руками отобрала несколько бэтээров у десантной бригады. Это был шок. Люди не были готовы воевать. Им нужно было перешагнуть психологический барьер», – рассказывал он ВВС. Он признавался, что открывал оружейные склады и раздавал оружие всем подряд, в том числе осуждённым за убийства и разбои. А всё потому, что соглашались участвовать в карательной операции в Донбассе под маркой АТО лишь «вдохновлённые» униатами и филаретовцами национал-радикалы да отморозки. 

Мобилизация в народе быстро получила название «могилизация», слово «киборг» читали наоборот, получалось «гробик», ходило и двустишие про АТО: «Чемодан-вокзал-АТО, деревянное пальто». Через три с лишним года войны уже нельзя скрыть, что никакой оглушительной «пэрэмоги» в Донбассе не будет. Население Украины бежит прочь от военкоматов. Бежит работать и жить в том числе в «страну-агрессор», переворота в сознании масс не произошло. СБУ сбивается с ног, вылавливая «сепаратистов», «пособников» и «предателей». Участников АТО не ценят, а иногда бьют, памятники «героям» с завидной регулярностью уничтожают. То и дело всплывает ужасающая статистика по «донбасскому синдрому», самоубийствам и острым психозам, по пропавшим без вести, небоевым потерям, дезертирству…

У тех, кто в 2014 году узурпировали власть, нет опоры в этой войне на народ. Только на чёрно-красные флаги да «волчьи крюки». А этим идея мира в Донбассе ненавистна. Им не нужна «формула Штайнмайера», им нужны американские «Джавелины».

Либеральная Европа совсем не рассчитывала на такой поворот дел: в нагрузку к соглашению Украины об ассоциации с ЕС ей теперь предложены бандеровщина и неонацизм. И Европейский союз не понимает, что делать с такой Украиной. Правда, США время от времени создают видимость борьбы с неонацизмом: то «Азов» включат в чёрный список Конгресса (правда, потом там всплывут американские гранатомёты), то С14. Возможно, и президента, погрязшего в коррупционных скандалах, американцы сменят на какого-нибудь музыканта Вакарчука. Однако этот макияж не меняет задачу удерживать Украину в положении torn state как можно дольше, чтобы, располагая ресурсом времени, закрепить смену режима «сменой народа». Та Украина, преемницей которой объявляют Украину нынешнюю правящие в ней сегодня группировки, – либо петлюровская, либо бандеровская. В любой случае это не только анти-Россия. Это ещё и анти-Европа.

 

***

 

2018. Мир в изображении американских аналитических центров

Леонид САВИН | 18.01.2018 | ПОЛИТИКА

Картинки по запросу 2018. Мир в изображении американских аналитических центров

На рубеже года минувшего и наступившего года многие американские аналитические центры и социологические институты выступают со своими международными прогнозами и предсказаниями. Всегда присутствующий в них конъюнктурный элемент даёт косвенную возможность судить о контурах, которые может приобрести в наступившем году американская внешняя политика. 

По данным опроса Gallup, восемь из десяти американцев (80%!) считают, что 2018 будет «годом проблем и сильного международного беспорядка», а 49% считают, что влияние США в мире понизится. Лишь 19% опрошенных американцев верят в то, что 2018 год будет мирным. 

Разведывательно-аналитическая компания Stratfor предсказывает, что угроза войны на Корейском полуострове сохранится, утверждая, что причиной нестабильности будет оставаться демонстрация Пхеньяном своих ядерных возможностей, тогда США попытаются избежать [? – Ред.] превентивного удара по Северной Корее. Достижения Северной Кореи в области разработки своего ядерного оружия будут в свою очередь подпитывать политику жёстких мер США в отношении Ирана, подрывающих Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Ситуация будет развиваться, по мнению аналитиков Stratfor, на фоне углубления сотрудничества между Китаем и Россией, что представляет стратегическую угрозу для Соединённых Штатов и побуждает Вашингтон укреплять свои союзнические связи в Евразии. Рассматривая отношения США, Саудовской Аравии и Израиля с точки зрения создания ими «коалиции против Ирана», Stratfor отмечает, что прокси-конфликты по Ближнему Востоку будут расширяться. При этом Россия будет использовать напряжённость в отношениях между Вашингтоном и Тегераном, а также своё преимущество на сирийском поле битвы для расширения влияния на Ближнем Востоке «за счёт США», считают специалисты Stratfor. 

Они также предсказывают, что Китай продолжит реформы и у него есть инструменты, необходимые для закрепления своего геополитического влияния и предотвращения системного долгового кризиса; что в Европе положение Франции в сравнении с Германией будет выравниваться; что в Италии возможен приход к власти правительства евроскептиков, хотя это не приведёт к выходу страны из еврозоны; что в странах Латинской Америки, особенно в Мексике, Бразилии и Колумбии, получит дальнейшее развитие «популизм». 

Совет по международным отношениям (CFR) предполагает, что большинство событий 2017 года продолжатся в 2018 году, но будут и сюрпризы. При этом выделяются следующие тенденции, как формулирует их CFR: 

– Иран будет пытаться достичь региональной гегемонии. Хотя новая Стратегия национальной безопасности США обещает «нейтрализовать злостное иранское влияние», CFR считает более предпочтительным давление через Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Однако ответ на вопрос, как далеко Белый дом может быть готов пойти в давлении на Тегеран, учитывая, что европейские союзники США против блокады Ирана, аналитики Совета по международным отношениям оставляют за скобками; 

– ядерные амбиции Северной Кореи сохранятся, поэтому «нужно что-то делать». Дипломатическое решение корейского кризиса почти наверняка потребует признания Северной Кореи как ядерной державы, но CFR намекает, что убийство Ким Чен Ына, переворот или народное восстание могли бы изменить ситуацию. В то же время «нынешний уровень напряжённости создаёт вероятность того, что война начнется не в результате расчёта, а в результате просчёта»;

– продолжится кризис в Венесуэле, вину за который Совет по международным отношениям возлагает всецело на президента Николаса Мадуро. «Мадуро вряд ли уйдёт, если венесуэльцы не заставят его уйти», – подчёркивает CFR;

– требования Трампа о пересмотре НАФТА выглядят неприемлемыми для Канады и Мексики. Меры Белого дома, названные «экономической агрессией», могут создать значительные потрясения за рубежом и дома, но это не влияет на зияющий торговый дефицит США, возникший из-за того, что американцы потребляют гораздо больше, чем экономят. К тому же одобренный Конгрессом налоговый законопроект, скорее всего, сделает торговый дефицит ещё более значительным;

– Китай будет настойчиво сочетать мягкую и жёсткую силу, вовлекая страны Азии в проект «Один пояс, один путь», а Южно-Китайское море будет и дальше превращаться в китайское озеро; 

– расследование специального прокурора Роберта Мюллера будет иметь не только внутриполитический, но и международный резонанс. Президент Трамп назвал это расследование «охотой на ведьм» и отверг все утверждения о том, что его люди вступили в сговор с Россией. Нельзя исключать, однако, что расследование приведёт Соединённые Штаты к беспрецедентному конституционному кризису, полагают эксперты CFR;

– демократия во всём мире будет находиться в осаде. Даже в США демократия кажется далёкой от лучших времён. Президент Трамп, считает Совет по международным отношениям, регулярно нарушает устоявшиеся демократические нормы. 

Международная кризисная группа (МКГ) в своём прогнозе на 2018 год отмечает, что США испытывают перенапряжение, «влияние США ослабевает, власть распространяется на восток и юг, создавая более многополярный мир, в котором вооружённые негосударственные субъекты играют гораздо большую роль». По этой причине происходят милитаризация внешней политики США и сокращение многосторонних связей, которые создавала администрация Барака Обамы. У МКГ те же опасения, что и у других: война на Корейском полуострове, конфронтация с Ираном, эскалация палестино-израильского конфликта, Сирия, Украина, Венесуэла. В качестве точек будущей напряжённости упомянуты также кризис в Мьянме/Бангладеш (мусульмане-рохинья), зона Сахель, Афганистан и Йемен.

Появились и индивидуальные прогнозы на 2018 год.

Бывший директор Национальной разведки США Майкл Демпси попытался вычислить «чёрных лебедей» 2018 года, хотя эти «чёрные лебеди» не такие уж чёрные. Демпси называет вооруженный конфликт в Йемене, усугубление нестабильности в Венесуэле, Демократической Республике Конго, Нигерии, Пакистане, Египте, Ливане, предлагая рассматривать эти страны в увязке с миграцией и возможными эпидемиями. Особое беспокойство бывшего директора Национальной разведки вызывает слишком близкое размещение американских военных к местам, где находятся «потенциально враждебные силы» – русские, иранцы, а также китайцы в Южно-Китайском море. Пребывание американских военных у границ Китая Демпси оправдывает важностью сохранения свободы навигации. Упоминает он также в своём прогнозе «ситуацию на Украине и на индо-пакистанской границе».

Бывший советник администрации президента США, специалист по борьбе с терроризмом Ричард Кларк сосредоточен на Иране, указывая на высокую вероятность в 2018 году нанесения Израилем ударов по агентуре Ирана в Ливане и Сирии («Хезболла» и шиитское ополчение), что может спровоцировать вовлечение в кризис других региональных, а также внерегиональных держав. 

Примечательно, что целый ряд влиятельных американских мозговых центров – Брукингский институт, Институт Катона, Институт Гудзона, Институт Аспена, Американский институт предпринимательства, Корпорация РЭНД, традиционно занимающиеся проблемами международных отношений, в 2018 году предлагают обратить главное внимание не на внешние, а на внутренние аспекты американской политики. 

И очень характерную подсветку прогнозам американских аналитических центров дают их британские коллеги. Королевский институт объединённых служб (RUSI), рассматривая главные вызовы глобальной безопасности, которые несёт 2018 год, на первое место ставит последствия выхода Великобритании из Европейского союза и лишь на второе место – изменение положения США в мировой политике. В этом втором пункте RUSI делает жёсткие выводы: отмечает утрату американского лидерства в деле утверждения в мире либеральных ценностей и предрекает конец президентства Дональда Трампа в 2018 году.

Фото: ibtimes.com

https://www.fondsk.ru/news/2018/01/18/2018-mir-v-izobrazhenii-amerikanskih-analiticheskih-centrov-45440.html

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Июнь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

За рубежом

Политика