Вторник, 03 Октября 2017 09:01

ИГИЛ* — спецназ США в Сирии — разгромлен

Россия сломала стратегию США по использованию прокси-сил. - МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

30 сентября исполнилось ровно два года с того момента, как Владимир Путин как Верховный главнокомандующий дал приказ ВКС России начать удары по силам и объектам «Исламского государства» (* ИГИЛ, ИГ - организация, деятельность которой запрещена в РФ). Два года назад у многих российских и зарубежных экспертов было очень много сомнений в правильности данного решения. Для того чтобы предотвратить успех России на сирийском направлении, против Москвы был открыт еще один информационный фронт.

Однако спустя два года даже убежденные оппоненты России и лично Владимира Путина не могут не признать, что российская военно-стратегическая мысль и российская военная машина сломила сопротивление передового спецназа США по переформатированию Ближнего Востока в интересах Вашингтона в виде ИГИЛ, и не только в Сирии, и продолжает добивать остатки американских военных прокси-сил на востоке страны.

Таким образом, мы видим, что сирийская стратегия Москвы опиралась на четкое и правильное понимание расстановки сил в мире и на Ближнем Востоке, на четкое видение стратегии и тактики военных действий как российских ВКС, так и военных Сирии, которые не смогли сломать даже многие форс-мажорные обстоятельства, прежде всего, атака турецкими истребителями в спину безоружного российского бомбардировщика Су-24, возвращавшегося на базу, в ноябре 2015 года.

Несомненно, в кампании можно выделить два периода — с октября 2015 года до конца ноября 2016 года и с этого момента до настоящего времени, взятия Дэйр-Эз-Зора. На первом этапе, когда было много практических неясностей, когда российские ВКС и советники только осваивались с театром военных действий и останавливали рвущуюся к Дамаску военную машину США в виде ИГИЛ, карта военных действий застыла, перелома еще не было видно. Однако произошел главный перелом — психологический, когда в результате проводимой несколько месяцев операции в конце ноября 2016 года был взят Алеппо.

Напомню, почему было так важно взятие Алеппо. Дело в том, что Алеппо — второй по значимости город Сирии после Дамаска. Кроме того, что это второй по величине город Сирии, Алеппо — важнейший экономический, торговый и геополитический центр страны. Поэтому он имеет важнейшее значение для всех участников конфликта. Контроль над Алеппо позволяет контролировать не только весь север Сирии, но и территорию, пограничную с Турцией, район проживания курдов, и территорию Северо-Западного Ирака. Это доминирующий центр данного региона. И для правительственных войск, и для их противников, и для Турции, Саудовской Аравии, США контроль над Алеппо — это был ключ к контролю над территорией Сирии и близлежащих регионов.

И пока этот ключ находился в руках американских прокси-сил — ни о какой победе в Сирии и речи не могло идти. Соответственно, понимание того, что освобождение Сирии должно начаться с Алеппо, и последовательная реализация этой стратегии говорят о правильном понимании российским военно-политическим руководством приоритета целей в сирийском конфликте, соответственно, о правильно выбранной стратегии операции. Именно после победы в Алеппо и начались переговоры с вооруженными отрядами сирийской оппозиции, которые в итоге вылились в Астанинский переговорный процесс и создание первых семи зон деэскалации конфликта.

Я взял только один, на мой взгляд, ключевой эпизод сирийской кампании России, который почти год назад позволил переломить ее ход в пользу законного правительства Дамаска и его союзников. Однако это не умаляет других достижений российских ВКС, сирийской армии, отрядов КСИР Ирана, палестинской «Хезболлы», которые совместными усилиями разгромили американскую гидру ИГИЛ.

Какие уроки нам преподала сирийская кампания? Важнейший из них, на мой взгляд, это то, что российская армия смогла выработать целостную стратегию работы на далеко отстоящих от России театрах военных действий, так как военная операция России в Сирии — это не только непосредственно сами боевые действия, но это, прежде всего, военная логистика.

Во-вторых, Россия отработала применение на сирийском ТВД целого ряда как старых, так и, что принципиально важно, новых вооружений, подтвердив высокое качество российского оружия и увеличив на него мировой спрос.

В-третьих, Москва продемонстрировала возможности стратегической авиации и некоторых типов ракет, показав потенциальным противникам, что даже до конца не раскрытые ТТХ российских вооружений имеют такой потенциал и зону применения, что ВС России могут наносить любому агрессору неприемлемый уровень потерь, даже не выходя из своей территориальной зоны.

В-четвертых, Россия сломала довольно хитрую стратегию США по взрыву всего Ближнего Востока. После поражения в Афганистане Вашингтон стал думать над новыми способами контроля внешних территорий. Одним из них стала концепция «управляемого хаоса», когда страны лишаются законных правительств, а подконтрольные им территории погружаются в нищету и хаос. В результате ресурсы такой растерзанной страны становятся чрезвычайно дешевыми для добычи, соответственно, происходит сверхприбыльное обогащение тех, кто имеет доступ к этим неподконтрольным ресурсам. Поступая на мировой рынок, они сбивают цены на аналогичные ресурсы других стран.

Это позволяет Вашингтону осуществлять на них политическое давление, а контроль над этими ресурсами начинает осуществляться прокси-силами США в виде террористов без вмешательства центрального правительства. Россия в Сирии положила конец этой практике, разгромив прокси-силы США в виде ИГИЛ и других террористических группировок. Поэтому определенные политические силы в США и беснуются, что в Сирии Россия ударила не только по их геополитическим амбициям, но и очень конкретно по карману, лишив десятков миллиардов долларов доходов.

В-пятых, благодаря операции ВКС в Сирии, действиям военных советников, четко выверенной логистической работе в сложнейших международных условиях (достаточно вспомнить попытки ЕС и Британии заблокировать российские поставки в Сирию морским путем) Россия вернулась на те геополитические позиции в мире, с которых она ушла после распада СССР — Россия вернула себе статус сверхдержавы.

С учетом того, как это было сделано, с учетом имперской судьбы России, с учетом понимания того, что, учитывая размеры нашей территории и объем российских природных ресурсов, нам спокойно жить не дадут, вопрос готовности России применить военную силу для пресечения любых провокаций мировой партии войны на любых ТВД становится первоочередным. Хотя, конечно, это не снимает с повестки дня вопрос о том, что гидру войны надо душить в зародыше, а то очередного Гитлера побеждаем (голову дракона отрубаем), а вместо нее через несколько лет вырастает другая. Значит, в «консерватории» надо что-то подправить.

Итог двухлетней операции российских ВКС в Сирии очевиден — освобождено более 85% территории Сирии, хотя два года назад под контролем Асада было менее 15% территории страны. За минувший год был освобожден Алеппо, возвращена Пальмира, взят крупный командный пункт боевиков — Акербат, что дало возможность начать наступательную операцию на Дейр-эз-Зор и практически взять этот важнейший стратегический пункт по контролю над нефтяными полями восточной Сирии под контроль.

Тем не менее расслабляться не стоит, так как впереди еще один важный этап работы — закрепление итогов военной победы в виде дипломатических соглашений, с чем у России на протяжении всей ее истории были серьезные проблемы.

 

***

 

«Русские бегут из Сирии»

На Западе считают, что контрнаступление террористов расстроило планы Москвы

На востоке Сирии продолжаются активные боевые действия. С запада на позиции террористов Исламского государства*, которые все еще держат оборону в Хомсе и Дэйр-эз-Зоре, наступают правительственные войска. Активную поддержку им оказывают российские воздушно-космические силы. Эффективность этого союза лучше всего оценивать по размеру тех территорий, что за два года им удалось освободить от ИГИЛ. В сентябре 2015 года, когда Москва только решилась на переброску российских войск и техники, под контролем Башара Асада находилось немногим более 20% от общей площади Сирии. Спустя два года ситуация совершенно поменялась — официальный Дамаск сумел восстановить контроль над половиной страны. Великолепный прогресс, но это совершенно не означает, что легитимные власти добились всего, чего хотели.

Начавшаяся шесть лет назад гражданская война сейчас находится не в самой горячей стадии — ее затмила война с исламистами, но при этом противостоящие друг другу нетеррористические силы продолжают упорное соперничество. Наибольшую опасность для будущей стабилизации обстановки под началом Асада представляют курды. Они идут на Дэйр-эз-Зор с севера, из провинций Хасака и Ракка, которые почти полностью находятся под их контролем. Они уже успели освободить ряд крупных населенных пунктов, а сейчас зачищают ас-Сувар, который до недавнего времени считался одним из ключевых городов ИГИЛ в обозначенной провинции. Кроме того, курды, работающие под руководством США, активно продвигаются южнее и имеют цель быстрее своих оппонентов добраться до границы с Ираком.

Сложно сказать, кто успеет это сделать первым — курды или правительственные войска, но в последнее время армия Дамаска подобралась намного ближе к Абу-Камалю, что близ границы. Им оставалось лишь преодолеть несколько десятков километров по практически свободной от террористов пустыне. Однако эти планы на днях вдруг были нарушены. И это явно на руку курдам. Сама ситуация удивляет, потому что такого тактического хода от террористов вряд ли можно было ожидать. Суть в том, что Исламское государство развернуло контрнаступление в Дэйр-эз-Зоре и особенно в Хомсе, как раз в том районе, где продвижение сирийской арабской армии в короткие сроки могло привести к зачистке юго-востока Сирии.

Обсудить это наступление мы решили с австралийским военным экспертом, профессором Джоном Блакслэндом. Интересно, как видят эту ситуацию на Западе и как ее оценивают.

«СП»: — Почему террористы решили развернуть контрнаступление именно в провинции Хомс, а не в Дэйр-эз-Зоре, где давление на них наиболее мощное?

— Исламское государство заинтересовано в том, чтобы сохранить за собой статус международного халифата. Они хотят оставить за собой границу с Ираком, только так они могут сохранить сирийский Дэйр-эз-Зор. Наступление на севере будет еще долго продолжаться, но если утратить границу, то они окажутся окружены. Их военачальники это понимают, поэтому они предприняли контрнаступление в Хомсе.

«СП»: — Есть предположение, что это контрнаступление террористов выгодно сирийской оппозиции, а значит и западной коалиции?

— Как успехи твоего врага могут быть выгодными? Демократическая армия и международные союзники ведут войну против Исламского государства. Любой успех этих террористов усложняет борьбу с ними. Никто не заинтересован в том, чтобы они могли действовать успешно. Но этого надо было ждать, потому что глухая оборона для ИГИЛ равносильна самоуничтожению. Они знают, что им необходимо атаковать, чтобы выжить.

«СП»: — Террористы сильно осложнили ситуацию для сирийской арабской армии. И это затормозит активность операции в Дэйр-эз-Зоре. Например, они захватили участок дороги из Сухны до города Дэйр-эз-Зор. Поэтому возникают предположения о возможной кооперации между террористами и курдами.

— Я уже сказал о том, что необходимо террористам. Им нужно сохранить контроль над границей. Все остальное — последствия. Здесь интересное другое. На этом направление ИГ предпринимает контрнаступление не в первый раз. И каждый раз там они достигали успеха. Сейчас они находятся недалеко от Пальмиры, откуда их русские уже два раза прогоняли. Почему два? Потому что один раз ИГ прогнало русских и Асада и они убежали. Что будет теперь? Русские снова уйдут после контрнаступления, чтобы потом вернуться? Это тоже странно. Мы тоже можем увидеть в этом договоренность с ИГ. Но я предпочитаю думать, что это цепочка событий, которую запустили террористы. Они предприняли наступление, чтобы блокировать продвижение армии Асада в этом районе, а дорогу захватили для того, чтоб ослабить атаку в Дэйр-эз-Зоре. Но это ни к чему не приведет. Скоро Исламское государство исчезнет.

Кстати

В подтверждение слов об исчезновении ИГИЛ, Минобороны России сообщило накануне о провале попытки наступления террористических группировок «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» ** на востоке и западе Сирии.

С 19 по 29 сентября потери террористов были просто огромны — они составили 2 тысячи 359 боевиков убитыми и около 2,7 тысячи ранеными. Среди них 16 полевых командиров и более 400 экстремистов, выходцев из России и стран СНГ.

Уничтожено 67 опорных пунктов, 27 танков, 21 установка реактивных систем залпового огня, 149 автомобилей повышенной проходимости с крупнокалиберными пулеметами ДШК («тачанок»), 17 «джихад-мобилей» и 51 склад боеприпасов.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Заур Караев

https://svpressa.ru/war21/article/182442/?rpop=1

 

Читайте также

«Россия забрала у нас Сирию»
 
«Россия забрала у нас Сирию»

Запад признал, что в Сирии Москва оказалась намного успешнее Вашингтона

 

 
Трамп назначил «тройку», чтобы карать Россию
 
 
Трамп назначил «тройку», чтобы карать Россию

Америка готовится к новому торгу с РФ вокруг санкций

 

Дополнительная информация

  • Автор: Юрий Баранчик

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Октябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

За рубежом

Политика