Пятница, 26 Июня 2015 14:30

Нам пишут из Донбасса: «Десант врага положили в воздухе»

Они приехали на встречу минута в минуту, как и полагается военным. Четверо мальчишек в разгрузках, старшему – лет 25, с ними их командиры - Евгений Крыжин, начальник связи дивизиона, и Эд, глава штаба гаубичного артиллерийского дивизиона Третьей отдельной мотострелковой бригады Первого армейского корпуса Вооруженных Сил ДНР. Им нет и сорока, но их авторитет, как и опыт участия в боевых действиях, непререкаем. «Раскрутить» их на откровенный разговор совсем непросто. Но сделать это нужно, чтобы люди узнали об этой страшной войне и ее героях.

— Наш командир, мы называем его Дедушка Ау, в прошлом был шахтером, - начинает рассказ Эд. - Я тоже имел вполне мирную профессию. Жил в Донецке, в микрорайоне Площадка. Где жил – там уже камня на камне не осталось. Постоянные обстрелы украинской артиллерии, в том числе попадание Точки-У, стерли целые улицы моего поселка с карты города. А наши бойцы - из разных городов Донбасса: из Артемовска, Славянска, Дзержинска, Николаевки, Красного Лимана, Донецка, Шахтёрска, Енакиево, Константиновки, перечислять можно долго. Начинал я простым стрелком, со временем стал командиром отделения, потом заместителем командира взвода, командиром взвода. С 30 декабря получил новое назначение на должность начштаба дивизиона.

— Евгений, скажите, а правда, что был приказ не брать в плен украинских артиллеристов в связи с тем, что они ведут беспощадные обстрелы мирных городов?

— Не было такого приказа. Было распоряжение правосеков-националистов (членов запрещенной в РФ организации «Правый Сектор» - прим. ред.) в плен не брать, это да. Еще с июля прошлого года приказ был выпущен, при Безлере.

— А командир Безлер, позывной Бес, в Донбасс вернется?

— Сложный вопрос. Надеемся, что это будет возможно.

— Почему Безлер, как командир, стал легендой при жизни?

— Человек сам планировал успешные операции, лично ходил на боевые, он профессионален, смел, справедлив. Да и вообще, порядочный человек, в лучшем смысле этого понятия. Бойцы его вспоминают только с лучшей стороны. Он и для солдат, и для командиров был как родной отец –суровый, но заботливый. Хотите пример для контраста, какие у нас командиры и какие у противника? Помню, как освобождали Розовку и Ждановку. Над позициями украинцев кружил самолет, сделал, наверное, кругов 50 или даже больше… И стрелял в своих же. А было вот что: наши дали командованию ВСУ возможность вывести солдат, чтобы избежать их массовой гибели. А украинское командование на три Камаза загрузили награбленное барахло, вывезли его, а солдат просто уничтожили. Это я лично наблюдал с крыши здания,- добавляет Эд.

— В голове не укладывается подобное…

— На самом деле то, что они друг с другом часто рубятся — факт. И таких фактов – море. Осенью в одно из луганских подразделений пришел перебежчик, я, помнится, тогда единственный оказался с видеокамерой в рюкзаке, попросили записать, как его опрашивают. Так вот, была договоренность с ополчением, что порядка взвода ВСУшников перейдёт через линию фронта к ним. Собирались сдаваться. Но кто-то их предал, и в итоге всех просто расстреляли, там же, прямо в окопах.

— Вернемся к вашему подразделению. Как оно создавалось, как возникло?

— Было это еще в Николаевке. Командиром с самого начала был Минёр. Только благодаря ему лично подразделение вышло из окружения под Николаевкой в полном составе, и мы вывезли не только все оружие, но и весь боекомплект. Представьте, на одном КАМАЗе везем 5 тонн взрывчатки, мин, патронов и людей. Ехали, и коленками в ящики со взрывчаткой упирались. Сегодня мы стали дивизионом, и это детище нашего командира. Позже, после Николаевки, когда в Горловку вышли, у нас появился миномет «Василек». До этого из более-менее тяжелого вооружения у нас были только ПТУРы (противотанковые управляемые ракеты), но их было очень мало. Воевали только с автоматами, подствольными гранатометами, и все.

— То есть все вооружение, которым вы сейчас располагаете, было захвачено в боях у врага?

— Конечно.

— А командир ваш, он бывший военный?

— Просто прошел срочную службу в Советской Армии. Несмотря на то, что называем мы его Дедушкой Ау, ему всего 43 года. У нас, в принципе, все в срочном порядке вспомнили навыки и знания, полученные в армии. Ну а поскольку прошло уже больше 20 лет, сами понимаете, вспоминать пришлось основательно и долго.

В общем, из Славянска в Горловку Минер вывел больше 100 человек. Причем, вывел целыми и невредимыми, без раненых. По пути к нам примкнули еще несколько групп. Собрались, погрузились в машины и поехали. Шли через Артемовск в Горловку. Это было, конечно, дикое зрелище: после военного города, где все разбито, мы попали в совершенно мирное место, где все работает, светится реклама, такси ездят…

— Ну а в Горловке вам пришлось начинать все с нуля. А почему, собственно, не в Константиновке или Краматорске, а именно в Горловке?

— Решал командир. Вероятно, город был лучше подготовлен к обороне. Поначалу мы воевали рейдами. Выходили даже до Попасной. До декабря месяца стояли на передовой на Курганке, сейчас там до сих пор продолжаются позиционные бои.

— То есть фактически вы — универсальное подразделение, и разведчики, и артиллеристы…

— Да. У нас есть командир 2 батареи, Андрей, так он с «Васильком» и парой ротных минометов творил чудеса. – Продолжает Евгений Крыжин. - Целое лето его батарея мужественно удерживала силы противника на одном из направлений. Сам Андрей болен, он инсулинозависимый. Но пошел воевать, и воюет на самом жарком направлении. В мирной жизни работал монтажником, ему всего 31 год. Но он просто настоящий мужчина и боец! А еще Андрей с техникой на «ты». С любой техникой. Все знают «Муху» (РПГ-18). И всем хорошо известно, что если ее разложить, то надо стрелять. Заходит Андрей. Взял «Муху», разложил. У бойцов закономерный вопрос: «А куда ты будешь стрелять?». А он ножичком подковырнул, и сложил гранатомет обратно. Заходит командование. Он еще раз раскладывает «Муху». И снова ножичком поддевает, и складывает. После этого слова инструкторов о том, что если разложил «Муху», то придется стрелять, вызывали у нас гомерический смех.

Если бы вы видели, как мы в начале войны стреляли из минометов… Не было никаких средств наведения, приходилось высылать корректировщиков. И вот заберется человек на террикон, посылается первая мина, а корректировщик на терриконе комментирует: «левее», «правее», «недолет», «перелет»… Прямо на заборе мелом рисовали полоску, по ней и ориентировались. Полоска означала одну цель. Потом появилось много полосок, мы их пронумеровали. Но на войне учатся быстро и всему. Ведь цель у всех одна – победить.

— Какие силы вам противостояли тогда?

— Они и теперь там стоят. Батальон Джохара Дудаева, чьи боевики вырезали у нас два секрета… Людям оставалось до смены около часа, они стояли на терриконе. Их отвлекли огнем с одной стороны, а с другой подкрались и всех положили без выстрелов. Смена пришла, а они еще теплые. С перерезанным горлом. А одного бойца перед смертью зверски пытали, у него были поломаны все кости.

— После отхода как вы восстанавливали материальную базу?

— Как говорится, отжимали. Первым появился «Василек». Потом отжали первую Д-30. У нее было повреждение ствола, поэтому, видимо, ее и бросили. На ремзаводе в Горловке наши ее восстановили. А «Василек» был новенький, чуть ли не в масле. Так постепенно и прирастало вооружение. Вели позиционные бои. На терриконах гоняли снайперов, не давали пройти к Горловке технике противника. В общем, скучать мы им не давали, да и сами не скучали.

— Евгений, а когда у вас начала появляться артиллерия?

— Артиллерия появилась в октябре 2014 года. Вначале мы попали под командование Безлера, потом было объединение макеевского отряда «Меч» и Народного ополчения Горловки. После этого была сформирована 3-я мотострелковая бригада «Беркут», а в ней, соответственно – как и положено по штату, три артдивизиона, реактивный, самоходный и гаубичный. Через месяц мы уже стреляли, и что характерно, попадали. Хотя по идее, в обычных вооруженных силах бойца – артиллериста готовят минимум полгода.

— Пленных брали? Что они вам рассказывали?

— Это цирк, а не вояки. Один в сентябре, во время перемирия, пришел на нашу территорию, на рынок, попить пивка. Пришел с гранатой, сам родом из Нежина. Потом у него взяли кровь на анализ, оказалось, накачан под завязку «Тареном» из военной аптечки. В сочетании со спиртным «Тарен» вызывает дикие галлюцинации, причем достаточно всего одной или двух таблеток. За это, вероятно, «Тарен» и горячо любим украинскими военнослужащими.

В общем, чтобы усмирить обдолбанного вояку с гранатой, пришлось стрелять ему по ногам. Но боли он не почувствовал, лежал, улыбался и спокойно говорил «Хлопцы, за шо? Я ж только пришел борщика поесть».

— То есть вы считаете, что многие из солдат украинской армии и нацгвардейцы находятся под действием психотропных препаратов?

— Мы не просто считаем. Эти факты были многократно задокументированы. Они оставляли после себя на позициях в Еленовке, в Розовке, в Ольховатке просто горы шприцов. Когда взяли обдолбанца с гранатой из Нежина, которому ноги потом прострелили при оказании сопротивления, почти одновременно с ним поймали капитана-артиллериста, и он тоже оказался подсажен «на вещества». Я лично его допрашивал, задаю вопрос: «Зачем ты сюда вообще пришел?». А в ответ взрослый мужик, офицер, несет полную чушь: «Та, я пришел на дискотеку потанцевать». Причем, о своей службе на вопросы отвечает четко и связно, назвал номер и дислокацию части, имена командиров. Но как только речь заходит о настоящем времени, его сознание как будто отключалось. А самое удивительное в том, что действует эта химия целую неделю. Потом, когда артиллерист отошел от наркоты, удалось допросить его более детально. В частности, на вопрос «Зачем вы стреляете по школам и больницам?» этот капитан ответил: «У нас приказ с определенными целями, командование заявляет: там одни террористы, поэтому куда попадете, туда и попадете».

— Эд, а как вы поступали с пленными?

— Вообще, наша задача была задержать и опросить. Потом они поступали в комендатуру, и их дальнейшая судьба нас уже не касалась. Большинство потом обменивали на наших. Не издевались и не били пленных - это точно. Помню, осенью случай был. Стоим мы на перекрестке, встречаем кого-то. И вдруг из-за поворота едет УАЗ и автобус. И оба – с белыми полосами, опознавательными знаками ВСУ. Оказывается, это перебежчики приехали сдаваться, полтора десятка человек. Но они, естественно, нормальные были, трезвые.

— А какое отношение к нацистам из тербатов и «Правого сектора»?

— Был такой случай. Один отряд получил приказ: зайти в один город и уничтожить фашистов-правосеков, их 250 зашло туда накануне. Они заняли горисполком, вывесили свой позорный флаг. Но спустя пару часов были уничтожены. Об этом, конечно, все украинские СМИ раструбили, как о жуткой кровавой драме, случившейся с «защитниками». Стреляли термобарическими снарядами. Внутри, конечно, вряд ли осталось что-то живое. Затем украинцы высадили десант, человек 30, его положили почти в полном составе преимущественно в воздухе. А на отходе группа, уничтожившая правосеков, нарвалась на засаду, организованную остатками десанта, кто успел приземлиться и отойти. Но им это не помогло - их просто снесли по ходу движения.

— Сколько было наших героев в группе?

— 36 наградных листов я готовил. Все вернулись живыми, двое были легко ранены, причем оба – в левую руку.

— Евгений, а тебя удивили какие-то качества характера, которые ты не ожидал увидеть в своих ребятах, боевых товарищах?

— Я в себе не ожидал увидеть одно качество: быстрое передвижение по подразделению во время обстрела. Солнышко, отличная погода. В этот момент где-то в 300 метрах от расположения начинают работать наши «Грады». Я сижу, не придаю значения происходящему, разбираюсь с оборудованием, в общем, работаю. И тут мимо пробегает толпа бойцов с криками «Все в подвал!». Я стартовал последним, а в укрытие попал вторым. Причем успел схватить две рации, автомат, и надеть разгрузку. Но первым пришел Лесник. Он накануне на боевом выходе неудачно упал, получил компрессионный перелом позвоночника, ходил на костылях. В общем, картина была такая: костыли летят в стороны, а Лесник не бежит, а летит в подвал. Если же говорить серьезно, то, конечно, многие бойцы достойны уважения. Воевал с нами, и очень хорошо воевал, боец Костя Беркут. Так вот, у Кости, кажется, после рака кишечника, была сделана колостома – это когда конец ободочной кишки выводится на брюшину для эвакуации содержимого. Но воевал Костя отлично и не принимал никаких поблажек. Сейчас он в Россию лечиться уехал, но самое трудное время пробыл здесь, с нами.

Еще есть у нас такой комвзвода, позывной Счастливый, из Красного Луча. Так он в Славянск через украинские блокпосты добирался рейсовым автобусом. Взял в сумку форму, берцы и поехал. Всех, в принципе, отправляли в объезд автобусами из Донецка, а он поехал напрямую. Каким-то чудом в его сумку не заглянули, проехал. Ну а Князь вообще через украинские блокпосты тягал боекомплект. Сидели тогда в окружении, нужны были и патроны, и мины. А где их взять? Взял Князь два микроавтобуса «Спринтер», и ночами, тайными тропами, а бывало, и напрямую, возил нам патроны. Действовал он так - загружал бусики выпивкой, которую раздавал на украинских блокпостах, дескать, нате, хлопцы, что Бог послал. Те, естественно, расслабляются, а Князь проезжает дальше, загружает бусик боекомплектом и ночью возвращается обратно в Горловку окольными путями.

Еще надо вспомнить вот такой важный момент. Когда Горловка оказалась в окружении, руководство всех торговых сетей из города уехало, предварительно закрыв магазины. И тогда Игорь Николаевич Безлер принял решение открыть магазины и склады, чтобы накормить людей. В Амсторе, в пекарне, начали вновь выпекать гуманитарный хлеб. Тогда же и Енакиево плотно обрабатывали артиллерией, но продукты с магазинных складов бесперебойно уходили в пункты питания, социальные столовые, бомбоубежища, развозились людям по городу.

— А смешные истории можете вспомнить?

— Про грузина. Сам он родом с Нижней Крынки, фамилия грузинская. После одного из боев он с товарищем остался на высотке нас прикрывать. Думали, погиб. А он через сутки приходит. С оружием. Шли вдвоем с Якутом дорогами степными, кое-где ползли. А по дороге украли у укропов АГС. Но на Курганке осколок «града» попал ему в верхнюю часть бедра. Едет он в «скорой» и громко возмущается: «Проклятые укропы, кто вас стрелять учил? Как можно грузина в такое место ранить!»

Дополнительная информация

  • Автор: Андрей Волков, Марина Харькова

Оставить комментарий

Главное

Календарь


« Декабрь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

За рубежом

Аналитика