08 Марта 2018, 17:15

Юань против доллара, фунта стерлингов и евро

Валютный рынок Китая на фоне мировых лидеров

По ряду экономических показателей Китай сегодня мировой лидер. Если рассчитывать показатель валового внутреннего продукта (ВВП) по паритету покупательной способности валют (ППС), то по этому показателю Китай занял первое место в мире еще в 2014 году. Вот данные МВФ по указанному показателю для Китая (млрд. долл.): 2014 г. — 18.229; 2015 г. — 19.698; 2016 г. — 21.286. Для сравнения приведу данные по США (млрд. долл.): 2014 г. — 17.428; 2015 г. — 18.121; 2016 г. — 18.624. В 2016 году доля Китая в мировом ВВП составила 17,71%, а у США, оказавшихся на втором месте, — 15,50% (далее по показателю ВВП, рассчитанного по ППС, следовали следующие страны: Индия, Япония, Германия, Россия, Бразилия, Индонезия, Великобритания, Франция).

Еще более очевидно лидерство Китая в международной торговле. По данным ВТО, в 2017 году экспорт ведущих стран имел следующие объемы (млрд. долл.): Китай — 2.157; США — 1.576; Германия — 1.401; Япония — 683.

Разъясняя лозунг «Социализм с китайской спецификой», Пекин помимо всего говорит о том, что такая модель предусматривает всемерное развитие финансовых рынков: фондового, кредитного, страхового, валютного. И руководство Китая последовательно проводит линию на развитие финансовых рынков. Динамично в XXI веке развивается фондовый рынок Китая. По данным «Блумберг», за период с октября 2003 г. по октябрь 2016 г. капитализация этого рынка выросла с 0,42 трлн. до 6,6 трлн. долл., т.е. в 14,8 раза.

В 2003 году Китай по капитализации фондового рынка занимал в топ-10 девятое место, а вот в конце 2016 году он уверенно находился на втором месте после США. Американский фондовый рынок в октябре 2016 года имел капитализацию, равную 23,8 трлн. долл. Вот как выглядела раскладка топ-10 по доле в мировой капитализации фондовых рынков (%): США — 36,3; Китай — 10,1; Япония — 7,9; Гонконг — 6,3; Великобритания — 4,6; Канада — 2,9; Франция — 2,9; Германия — 2,7; Индия — 2,6; Швейцария — 2,1.

Отмечу, что основные операции в Китае осуществляются на Шанхайской фондовой бирже (Shanghai Stock Exchange), которая является ведущим центром торговли акциями во всем Азиатском регионе. Второй по оборотам в Китае является Шэньчжэньская фондовая биржа. Правда, летом 2015 года на фондовом рынке Китая начались неприятности, был зафиксирован достаточно резкий обвал биржевых индексов. Тотальный обвал рынка удалось предотвратить, однако рост капитализации фондового рынка Китая практически остановился. Вместе с тем по этому показателю страна продолжает занимать второе место в мире.

Сейчас хочу обратить внимание еще на один сегмент китайского финансового рынка — валютный. Толчком для развития внутреннего валютного рынка дал такой шаг, как создание в Китае в апреле 1994 года Системы торговли иностранными валютами (Foreign Exchange Trading System — CFETS). С некоторыми оговорками можно сказать, что это китайская валютная биржа. Первоначально на площадке CFETS шла торговля юанем на ведущие мировые валюты — доллар США, японская иена, евро, британский фунт. Также в список торгуемых валют был включен гонконгский доллар. Позднее в список добавился малазийский ринггит, а в 2010 году — российский рубль. Кстати, на основании российско-китайских договоренностей тогда же начались операции с валютной парой «юань — рубль» на российской биржевой площадке ММВБ.

На сегодняшний день валютный рынок Китая представляет собой два основных сегмента: а) оптовый рынок, на котором осуществляются межбанковские валютные операции; б) розничный рынок, на котором сторонами сделок являются, с одной стороны, банки, а с другой стороны — физические и юридические лица. Общее управление валютным рынком осуществляет Народный банк Китая (НБК), а текущее (оперативное) — Государственная администрация по валютному регулированию (State Administration of Foreign Exchange — SAFE). Кстати, на SAFE помимо всего прочего возложено такое ответственное дело, как управление золотовалютными резервами, находящимися на балансе НБК.

Валютный рынок Китая за время с момента его возникновения существенно либерализовался, но утверждать, что он стал абсолютно свободным нельзя. Главным приоритетом денежных властей является поддержание курса национальной денежной единицы на таком уровне, который обеспечивает наиболее динамичное развитие экономики страны, в любом случае, не допуская резких взлетов и падений юаня. Например, в 2016 году стала наблюдаться тенденция к быстрому снижению курса юаня по отношению к доллару США и другим ведущим валютам. НБУ и SAFE ужесточили контроль за валютными операциями как китайских, так и иностранных банков в крупнейших торговых городах (Шанхае и Гуанчжоу), чтобы затормозить отток капитала, провоцирующий падение юаня. Проще говоря, были установлены ограничения на продажу валюты частному сектору. Плюс к этому все банки стали обязаны информировать НБУ и SAFE о крупных покупках валюты клиентами.

По данным Банка международных расчетов, среднесуточные обороты на валютном рынке Китая за период 2004—2016 гг. выросли с 1 млрд. до 73 млрд долл. Динамика впечатляющая. Но и в 2016 году доля китайского валютного рынка в общих показателях по миру составила всего 1,1% (см. табл. 1). В 2016 году валютный рынок Китая занимал лишь двенадцатое место в рейтинге валютных рынков стран (по показателю среднесуточных оборотов) после Великобритании, США, Сингапура, Гонконга, Японии, Франции, Германии, Австралии, Дании, Канады, Голландии.

Китай по показателям суточного оборота на валютных рынках уступал не только Великобритании и США (занимают первое и второе места в мировом рейтинге), но и ряду стран, которые находятся с ним по соседству. В апреле 2016 года среднесуточные обороты на валютных рынках ряда стран имели следующие значения (млрд. долл., в скобках — доля в мировом обороте, в %): Сингапур — 517 (7,9); Гонконг — 437 (6,7); Япония — 399 (6,1). Валютный рынок Сингапура превышал рынок Китая в 7 раз, а рынок Гонконга — в 6 раз.

Почему позиции Китая в мире по операциям, связанным с обменом валют, такие скромные? Причин несколько.

Юань на сегодняшний день — самая влиятельная в мире валюта из тех, которые оказались за пределами списка свободно конвертируемых валют (СКВ). Стандарт полной конвертируемости валюты сформулирован в статье VIII Устава МВФ. Уже к 1 мая 1996 года 44 страны использовали стандарт полной конвертируемости. Впрочем, и в этих рамках в разных странах остаются некоторые различия, связанные со степенью и масштабом регулирования оборота капитала. Идеальной конвертируемости сегодня нет. Даже доллар США, который называют эталоном полной конвертируемости, вряд ли таковым является. Если администрация США может блокировать расчеты страны через СВИФТ (как это было с Ираном в 2012 году) или заморозить долларовые активы (как это было с Ливией в 2011 году), то надо иметь богатое воображение, чтобы доллар США называть эталоном полной конвертируемости.

Но сегодня часто без особых рассуждений принято считать свободно конвертируемыми те денежные единицы, которые получили статус клиринговых валют CLS. Таковыми являются валюты, операции с которыми проводятся через платёжную систему CLS (continuous linked settlement). Это гигантская международная система конверсионных операций на валютном рынке.

Данная платёжная система создана ведущими дилерами валютного рынка (так называемая «Большая двадцатка») в 1997 году и представляет собой один расчётный банк — CLS Bank. В 1999 году CLS Bank получил от американских властей лицензию, которая позволила ему проводить операции на валютном рынке. С ноября 2002 года акционерами CLS Bank стали 67 крупных финансовых институтов из семнадцати стран мира

Включение валюты в систему CLS позволяет производить международные расчёты, минуя перерасчёт в другие валюты. Сначала таких валют было семь: доллар США, евро, британский фунт, японская иена, швейцарский франк, канадский доллар, австралийский доллар. К настоящему времени их стало восемнадцать. В 2003 году добавились: шведская крона, датская крона, норвежская крона, сингапурский доллар. В 2004 году: гонконгский доллар, южнокорейская вона, новозеландский доллар, южноафриканский ранд. В 2008 году: мексиканский песо, израильский новый шекель. Последним в 2015 году к системе CLS присоединился венгерский форинт.

Согласно данным Банка международных расчётов, на долю CLS приходится более 55% всех международных конверсионных операций с иностранной валютой. В среднем CLS ежедневно производит расчет по 579 тысячам конверсионных операций на общую сумму 3,3 трлн. долларов США. Впрочем, это средний показатель оборотов.21 июня 2017 года был достигнут суточный рекорд, равный 11,11 трлн. долл. В 2008 году CLS впервые за всю свою историю осуществила более чем 142 млн. конверсионных операций на общую сумму 1 квадриллион долларов США.

Заметим, что в списке валют, входящих в систему CLS, нет китайского юаня. По своим позициям юань превосходит многие валюты, участвующие в операциях CLS. Уже не приходится говорить о том, что юань с 1 октября 2016 года включен Международным валютным фондом в валютную корзину SDR. Это означает, что китайская денежная единица стала официальной резервной валютой наряду с долларом США, евро, японской иеной и британским фунтом стерлингов. Причем по своему удельному весу в корзине (которая используется для расчета курса SDR) юань находится на третьем месте, опережая иену и фунт.

А вот в списке валют CLS юаня нет. В чем дело? Дело в том, что включение китайской валюты в клуб полностью конвертируемых для денежных властей Китая создаст большие проблемы с управлением валютным курсом юаня. Руководство Китая желает сохранить контроль над своей валютой (что ему и так дается непросто), несмотря на постоянные требования Запада и более дипломатичные «рекомендации» МВФ сделать юань полностью конвертируемым, Пекин на это не идет. Кстати, канитель с получением юанем статуса резервной валюты в МВФ тянулась долго (несколько лет), именно потому, что Китай не соглашался юань сделать полностью конвертируемым. Но Китай умудрился сделать юань резервной валютой, не сделав ее одновременно полностью конвертируемой. Наверное, если бы юань вошел в систему CLS, его позиции на мировом валютном рынке были бы более весомыми, но Пекину цена таких «рекордов» кажется непомерно высокой.

Поэтому юань обращается на валютном рынке, который можно назвать рынком ОКВ (ограниченно-конвертируемых валют), который по стоимостному объему операций уступает рынку CLS. К этому же рынку ОКВ, кстати, относится и российский рубль (денежные власти России пытались включить рубль в систему CLS, но экономические санкции Запада в 2014 году воспрепятствовали этому). Рынок ОКВ географически находится не только в тех странах, которые эмитируют такие валюты (Китай, Россия, Турция, Индия и др.), но также и во многих других странах. В том числе тех, которые эмитируют СКВ. Вот данные о доле отдельных стран в операциях на рынке ОКВ (% от общих мировых оборотов в стоимостном выражении):

Великобритания — 32,99;

Франция — 9,85;

США — 9,22;

Китай — 8,48.

Если оценивать долю стран в операциях ОКВ по показателю оборотов в количестве операций (транзакций), то расположение стран будет иным: Великобритания, США, Франция, Гонконг, Турция. Безусловно, юань на сегодняшний день — самая главная в мире ОКВ. Как видим, большинство стран мира выпускают валюты, имеющие статус ограниченно-конвертируемых, но основная часть операций по обмену таких валют приходится на валютные рынки как раз тех стран, которые эмитируют СКВ. На валютные рынки всего трех стран Запада (Великобритании, Франции и США) приходится более половины операций с ОКВ. В том числе значительная часть конверсионных операций с юанем совершается за пределами Китая (об этом я собираюсь рассказать в отдельной статье).

Еще одной причиной относительно скромных масштабов валютного рынка Китая является то, что многие китайские банки и компании, а также иностранный бизнес, выходящий на китайский рынок, пользуются возможностями валютного рынка Гонконга. Последний является своеобразным «шлюзом», связывающий континентальный Китай с мировым валютным рынком. Но об этом «шлюзе» будет отдельный разговор.

 

Читайте ещё:

Пекин задумал хитрый трюк

Пекин задумал хитрый трюк

Профессор Катасонов: Китай открывает настежь двери иностранным инвесторам?

 

 

Почему Россия безнадежно отстала от Китая

Почему Россия безнадежно отстала от Китая

И можно ли развивать экономику РФ по рецептам Поднебесной

 

Жэньминь Жибао

Китай занимает второе место в мире по ВВП
 
Китай занимает второе место в мире по ВВП

в 2017 году внешнеторговый оборот товарами в Китае приблизился к отметке в 27,8 трлн. юаней…

Читать далее »
 
 
 
Huawei выпустила чипсет и терминал 5G
 
Китай запустит глобальную систему спутниковой связи
 
К 2035 году Китай будет в лидерах по развитию «умных» автомобилей
24 Февраля 2018, 22:34

Донбасс переходит в избирательное контрнаступление

Осенью 2018 года в Луганской Народной республике состоятся выборы в парламент — Народный совет (НС). Об этом рассказал РИА «Новости» председатель НС ЛНР Денис Мирошниченко. Если такое произойдет, скорее всего, резкая эскалация вооруженного конфликта на востоке Украины станет неизбежной. А еще — станет очевидным, что даже формально и без того с самого начала не работавшие Минские соглашения окончательно испустили дух.

Мирошниченко также сообщил о готовящемся изменении сроков полномочий депутатов и главы республики. По его словам, на третьем общереспубликанском съезде Общественного движения «Мир Луганщине», состоявшемся 17 февраля, было предложено увеличить сроки полномочий депутатов парламента и главы ЛНР — с четырёх до пяти лет. Депутатский корпус Народного совета уже начал работу над разработкой изменений в законодательство и в Конституцию ЛНР. Эти изменения будет действовать со следующего созыва депутатов, то есть — после проведения осенью 2018 года выборов главы ЛНР и депутатов Народного совета.

Напомним, ранее телевидение ЛНР сообщило, что и.о. главы республики Леонид Пасечник будет баллотироваться на пост руководителя ЛНР, выборы которого также состоятся в ноябре этого года. Выдвигаться он планирует как председатель движения «Мир Луганщине». Эти выборы, по словам Пасечника, необходимы для того, чтобы «доказать свою состоятельность как государства».

Выборы пройдут и в ДНР, где на роль главы республики претендует Александр Захарченко. «Если жители республики верят в меня, конечно, я буду участвовать в выборах в 2018 году. Хочу высказать слова благодарности за доверие, которое выказали мне», — заявил он.

В конце прошлого года парламент ДНР тоже проголосовал за изменения в Конституции, согласно которым срок полномочий главы республики и депутатов продлевается до пяти лет.

— Идет нормальный процесс государственного, а также партийного строительства, — говорит первый заместитель министра связи и массовых коммуникаций ЛНР Юрий Першиков. — «Мир Луганщине» в простонародье называют «партией власти», хотя, конечно, это массовое движение, оно объединяет большинство депутатов и мэров. Теперь движение возглавил глава республики. Актив попросил Леонида Ивановича баллотироваться на пост главы.

Это решение уже вызвало истерику на Западе. Весь мир видит, что мы движемся к самостоятельности и независимости, и повлиять на это ни Запад, ни Украина не в состоянии.

Конечно, выборы будут сложными, наверняка, не обойдется без провокаций, но мы к ним готовы. И готовы к тому, что никто эти результаты не будет признавать «за речкой». Главное — что у нас есть понимание, куда двигаться…

Выборы, в любом случае, состоятся осенью, а до этого времени мы предпримем все меры безопасности.

— Действительно, в республиках Донбасса худо-бедно идет процесс государственного строительства, — отмечает директор Центра общественного и информационного сотрудничества «Европа» Эдуард Попов.

— Увы, не так, как хотелось бы сторонникам Русского мира и идей социальной справедливости. По сути, в Донбассе реализуется вариант «Украины-2», недаром в политических кругах и в органах власти становится всё больше вчерашних регионалов и бывших украинских чиновников. Но с формальной точки зрения, ДНР и ЛНР являют собой вполне полноценные государственные образования. Проблемы с демократией и состязательностью присутствуют. По крайней мере, демократии здесь побольше чем в постмайданной Украине, где за «неправильные» взгляды убивают.

Проведение парламентских выборов в ДНР и ЛНР, безусловно, будет использовано Киевом для обвинений республик в срыве «Минска-2». Но не пора ли перестать оглядываться на мнение майданных властей, которые за три года не выполнили ни одного пункта соглашений от 18 февраля 2015 года?

«СП»: — Можно ли рассматривать данное решение как симметричный ответ на подписание Порошенко закона «о реинтеграции»?

— Безусловно. В Киеве должны были понимать, что республики Донбасса предпримут встречные шаги в ответ на подписание президентом Порошенко закона «о реинтеграции». Да и общее демонстративное невыполнение Минских соглашений тоже сыграло роль. Закон «о реинтеграции», по словам главы МВД России Сергея Лаврова, похоронил «Минск-2». Наивностью было бы ожидать, что в Донбассе оставят без последствий принятие этого закона.

«СП»: — С другой стороны, нет ли опасений, что выборы могут быть использованы как предлог для вторжения со стороны ВСУ? Разведка непрерывно доносит о подготовке противника к войне. Ему, очевидно, нужен повод…

— Боюсь, что вторжение ВСУ начнется раньше, чем выборы глав республик и депутатов парламентов. Когда наступление станет целесообразным, когда будут подготовлены все военные условия, повод отыщется очень быстро. Он будет не оригинален: республики Донбасса, якобы, нарушили «Минск-2».

А вот дальше возможны несколько вариантов. Даже контрудар со стороны ДНР-ЛНР будет преподнесен мировому сообществу, как доказательство вероломного перехода в наступления республик Донбасса. Вспомним, долгое время на Западе все были уверены, что вторжение в Южную Осетию начала не Грузия, а Россия. Что-то подобное случится в этом случае и в Донбассе.

«СП»: — До этого республики никак не могли провести местные выборы, а тут? Москва одобрила это решение? Не будет ли включена «задняя» в последний момент, как это не раз было с местными выборами?

— Местные выборы были перенесены в республиках именно для того, чтобы не провоцировать «ястребов» в Киеве. Понадеялись на здравый смысл противника. Однако односторонняя уступка республик Донбасса была воспринята Киевом, как слабость. Вместо благодарности в ответ — закон «о реинтеграции», обвиняющий Россию в оккупации части Украины. Москва, я полагаю, поддерживала идею переноса местных выборов тогда. И согласилась с парламентскими выборами сегодня. Вероятность переноса выборов в парламент выглядит минимальной.

«СП»: — Нужны ли вообще республикам выборы как глав, так и парламентов? Нынешние нормально работают, а повод для переноса очередных выборов можно придумать…

— Выше я говорил, что республики Донбасса выстроили фундамент государственности. В республиках идет политический процесс. Не так хорошо, как хотелось бы, но всё же. Лично я всецело за проведение выборов глав республик и парламентов. Обвинения киевских властей понемногу достали всех на Западе. В Европе уже смирились с потерей Крыма и привыкнут к тому, что Донбасс — более не Украина. Поэтому регулярное проведение избирательных кампаний работает на повышение легитимности республик.

А вот секретарь ЦК ОКП и экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина не считает, что эту новость надo рассматривать в контексте противостояния Киеву.

— В республиках o проведении выборов говорят каждые полгода. Так что и нынешнее заявление может быть таким же ритуальным. Выборы имеют смысл тогда, когда в стране есть сформировавшаяся пoлитическая система и вообще пoлитическая жизнь. А в республиках партии запрещены и любая несанкционированная пoлитическая активность пресекается на корню.

«СП»: — Даст ли это Киеву и Западу очередной повод обвинять республики в невыполнении Минских соглашений?

— Минские соглашения давно превратились в фикцию и служат разменной мoнетoй для давления на республики сo стороны внешних игрoкoв. С соглашениями или без них — Киев и Запад всегда найдут пoвoд обвинить республики.

«СП»: — Парламентские выборы в республиках пройдут одновременно с выборами глав этих регионов. Насколько это правильно, учитывая угрозу возобновления агрессии со стороны Киева?

— Назначение выборов глав республик полностью будет зависеть oт решения Москвы. В ЛНР выборы необходимы хотя бы с формальной точки зрения — в отличие от Захарченко и Плотницкого, нынешний и.o. главы ЛНР через процедуру выборов не проходил, поэтому oсенью вполне возможны «выборы» пo плебисцитарнoму сценарию — никакoй самостоятельной и внятной альтернативы нынешнему и.o. не просматривается.

В ДНР всё сложней — если к oсени станет понятно, что шансы Захарченко и его главного оппонента сопоставимы, тo выборы вполне мoгут «задвинуть».

«СП»: — Насколько легитимными будут эти выборы? На Западе и в Киеве их ведь точно не признают. Тем более, что таких органов и должностей как НС и «глава республики» нет в Минских соглашениях…

— Меньше всего стоит беспокоиться o тoм, что думают Киев и Запад. Проблема в другoм. Парламенты обеих республик имеют крайне сoмнительную легитимность — o легитимности можно говорить со значительной дoлей условности.

И в ДНР, и в ЛНР никаких выборов в привычном понимании этого слова не былo — депутаты второго созыва фактически назначались пo утвержденным в Москве спискам. При этом права депутатoв Народных советов первого созыва (эти парламенты формировались в 2014 г., вo время Русской весны) были грубo нарушены. Пoпытки депутатoв первых созывов фрондировать и отстаивать свои права пoдавлены в зародыше с легкой руки Москвы. Поэтому выборы можно объявлять, нo, если схема их проведения будет такoй же, никакoгo политического и практического смысла они иметь не будут. Нужно сначала легализовать партии, общественные организации, профсоюзы. А пoтoм уже думать o проведении выборов…

 

Читайте также:
 
Киев планирует напасть на Новороссию в ближайшие дни
 
Киев планирует напасть на Новороссию в ближайшие дни

Смогут ли Россия и ОБСЕ предотвратить это преступление

 

 
Порошенко скомандовал: «Вперед, на Донбасс!»
 
Порошенко скомандовал: «Вперед, на Донбасс!»

Наступление ВСУ может стать последним толчком к распаду Украины

 

***

 

24 февраля 08:18

Американская разведка: мир накануне большой войны

Аналитики Stratfor сочли вероятным крупное военное столкновение США сначала с Россией, а затем — с Китаем

Американская разведка: мир накануне большой войны
Фото: AP/TASS
Материал комментируют:

В ближайшие годы мир вступит в новую эру глобальной конкуренции, которая может закончиться большой войной. Об этом предупреждают эксперты частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor.

По мнению Stratfor, между США с одной стороны и Россией, а также Китаем — с другой, будут нарастать противоречия. Причиной за океаном называют «ревизионистские» устремления Москвы и Пекина, желающих изменить геополитический баланс сил на планете. При этом американцы понимают, что их противники при любых обстоятельствах не откажутся от своих планов из-за противодействия Вашингтона.

Конкретной причиной решающего обострения, считают в Stratfor, может стать взрывное развитие военных технологий. В первую очередь — систем ПРО. «Обезоруживающий ядерный удар одной супердержавы еще больше снизит количество пригодных ракет, а оставшееся оружие может оказаться недостаточно мощным, чтобы преодолеть противоракетную оборону страны-агрессора при ответном ударе», — объясняют в Stratfor.

Еще одним фактором станет изменение концепции использования ядерного оружия. Планируемое США как ответ КНДР, размещение ядерного оружия малой мощности на атомных подводных лодках понизит глобальные риски в использовании оружия массового поражения и придаст американцам гибкость в принятии решения об его использовании. Однако, это чревато путаницей с фатальными последствиями. Россия или Китай могут принять удар по локальному противнику США за масштабную атаку против себя.

И, наконец, третьей причиной для начала большой войны способно стать появление гиперзвукового оружия. Высокая скорость таких ракет — в 5−7 раз больше скорости звука — позволяет использовать их для нанесения внезапного первого удара. Одновременно это провоцирует противоположную сторону на атаку упреждающего характера с целью уничтожения опасного «гиперзвука» противника.

Все эти изменения будут проходить на фоне всеобщей потери контроля над вооружениями. Первыми этот опасный для мира процесс начали США — вышли в 2002 году из договора по ПРО. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) также сейчас трещит по швам. Со временем это поставит под угрозу и Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III).

Апоклиптические прогнозы «частников» из Stratfor не сильно отличаются от прогнозов официальных американских инстанций. «Риск возникновения конфликта между государствами — в том числе и между великими державами — выше, чем когда бы то ни было после окончания холодной войны», — говорится в докладе «Оценка глобальных угроз» директора Национальной разведки Дэниэла Коутса. В документе содержится схожий набор причин возможного конфликта, а также названы сильные и слабые стороны России. Среди первых — курс Москвы на ослабление атлантического единства США и Европы, умелое использование «мягкой силы» и кибервозможностей. Среди вторых — связанность Москвы конфликтами в Сирии и на Украине.

Интересно, что размышления высоколобых американцев совпадают с предчувствием обычных людей, живущих на территории предполагаемых военных действий. «Года через четыре, максимум — пять, нас ждет большая война, где будут делиться границы не только Украины, а России и Европы в целом. И Украина, к сожалению, будет полигоном», — уверена осужденная в России украинская наводчица Надежда Савченко.

О политических причинах возможного в будущем глобального конфликта «СП» рассказал политолог-американист, эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин.

— Я бы не стал говорить о неизбежности войны между США и Россией, если под этим словом понимать такой масштабный конфликт, как Третья мировая война. А вот череда столкновений по границам, в каких-то горячих точках, — это вполне возможно.

«СП»: — Кажется, это уже началось. Гибель наших ЧВК-шников в Сирии от американской военной машины — как раз такой случай

— Да-да… Такое же может случиться и на Украине, и в Восточной Азии. Примерно так, как это было на протяжении всей истории холодной войны. Ведь тогда США и СССР между собой напрямую никогда не конфликтовали. Так как это стало бы последней войной в истории человечества.

Тогда обе страны предпочитали меряться силами на других театрах военных действий (Корея, Въетнам), чтобы это не переросло в апокалипсис. Карибский кризис мог стать последним кризисом в истории.

Так же, скорее всего, будет и впредь. Прямого вторжения, атаки на границы или территории не будет. Пока обеим нашим странам гарантировано взаимное уничтожение, на Земле будет сохраняться мир. А вот если этот принцип нарушится, то у Соединенных Штатов, конечно, может возникнуть желание по нам ударить.

«СП»: — Именно об этом и говорят аналитики..

— Если проанализировать американскую военную культуру, то станет заметно, что США всегда нападали на те государства, которые имели ВВП и вообще — мощь, в десятки, а то и сотни раз меньше американской мощи. Вашингтон начинает войну только тогда, когда точно уверен, что победит. Поэтому вряд ли они начнут полномасштабную войну против России.

«СП»: — Поэтому они хотели бы сначала изменить стратегический баланс сил?

— Да, это их идея-фикс. Из-за этого они и вышли из договора по ПРО. Год как ходят слухи об их возможном выходе из РСМД. А там недалеко уже и до СНВ-III. Появились новые тенденции в их ядерной политике и т. п.

«СП»: — Это все касается, скорее, отношений США — Россия, но в докладе Stratfor упомянут также Китай…

— Если России американцы побаиваются, то с Китаем все несколько иначе. Сейчас в Америке выходит масса книг, идут дискуссии о неизбежности войны США и Китая. Причем возможных поводов приводится огромное количество. Давайте посчитаем…

В Южно-Китайском море поводов сразу два: споры из-за островов Спратли и Сенкаку. Третий повод — защита Тайваня. Четвертый — тибетский вопрос. Пятый — уйгуры. Шестой — права человека в Китае. Седьмой — заявления Трампа о том, что Китай является валютным манипулятором и крадет рабочие места. Восьмой — поддержка Пекином КНДР и т. д.

Недавно вышла очень резонансная книга Грэхама Аллисона «Неизбежность войны». Там он пишет о так называемой «ловушке Фукидада» (ситуация, описанная древнегреческим историком Фукидадом в «Истории Пелопоннесской войны» — авт.). Там проводится параллель со Спартой и Афинами. Тогда Спарта была гегемоном — как сейчас Соединенные Штаты. Но Афины начинали возвышаться, как сейчас Китай. Это обстоятельство и привело к неизбежности конфликта между ними.

Аллисон проанализировал 16 случаев в истории международных отношений, когда при наличии гегемона возвышалась какая-то держава. Так вот: в 14 случаях из 16 это привело к войне. То есть — сама история и теория международных отношений свидетельствует о высокой вероятности войны между Вашингтоном и Пекином.

«СП»: — Но как же взаимозависимость экономик двух стран. Говорят, в 90 процентах товаров, продающихся в США, есть комплектующие, сделанные в Китае..

— Это не препятствие. Хочу напомнить, что в свое время Номан Энджелл в своей книге «Великая иллюзия» писал, что взаимозависимость экономик Франции, Германии и Англии делают войну между этими странами почти невозможной. Эту книгу все признали, расхвалили, дали автору премию… А через год разразилась Первая мировая война. Сейчас между США и Китаем похожая ситуация.

«СП»: — Если война все же случится, ее «поджигателями» станут, видимо, американцы. Ведь именно они атакуют, «кусают» сейчас Пекин. Но ведь сами сильно пострадают. Китай — ядерная держава все же…

— Парадокс, но американские неоконы, неоконсерваторы, признают огромные потери для США в случае войны и, кажется, готовы их нести. Поскольку от Китая по их мнению, вообще ничего не останется. Он останется только в учебниках по истории. Сдерживание Китая — это сейчас главный тренд в американской политике.

«СП»: — Но Китай — союзник России. Это значит, Москве придется вмешаться..

— В Вашингтоне прекрасно понимают, что любой центр силы базируется на лидерстве в двух сферах: в экономике и в военной области. У Америки есть и то, и другое. А ее противники имеют только по половине силы. Россия сильна в военном отношении, но слаба экономически. А Китай — наоборот. Обе страны друг друга таким образом дополняют. Россия играет для Китая роль своего рода телохранителя, пока Китай развивает свою экономику.

Для США главная угроза все же Китай. Но всерьез она будет для них опасна лет через десять. Именно поэтому они сейчас, возможно готовятся принять решение ударить по России, как наиболее слабому звену в этой сцепке. Чтобы потом разобраться с Китаем.

 

https://svpressa.ru/war21/article/193841/?rpop=1

 

 

За рубежом

Аналитика

Политика