Понедельник, 12 Августа 2019 11:23

Мч. Иоанна Воина (IV). Прп. Анатолия II Оптинского, Младшего (1922). Обретение мощей прп. Германа Соловецкого (1484)

Свя­той му­че­ник Иоанн Воин слу­жил в им­пе­ра­тор­ском вой­ске Юли­а­на Отступ­ни­ка (361–363). Наря­ду с дру­ги­ми во­и­на­ми его по­сы­ла­ли пре­сле­до­вать и уби­вать хри­сти­ан. Оста­ва­ясь внешне го­ни­те­лем, свя­той Иоанн на деле ока­зы­вал го­ни­мым хри­сти­а­нам боль­шую по­мощь: тех, ко­то­рые были схва­че­ны, осво­бож­дал, дру­гих пре­ду­пре­ждал о гро­зя­щей им опас­но­сти, со­дей­ство­вал их по­бе­гу. Свя­той Иоанн ока­зы­вал ми­ло­сер­дие не толь­ко хри­сти­а­нам, но и всем бед­ству­ю­щим и тре­бу­ю­щим по­мо­щи: по­се­щал боль­ных, уте­шал скор­бя­щих. Когда Юли­ан Отступ­ник узнал о дей­стви­ях свя­то­го, то за­клю­чил его в тем­ни­цу. В 363 году им­пе­ра­тор был убит на войне с пер­са­ми. Свя­той Иоанн вы­шел на сво­бо­ду и по­свя­тил свою жизнь слу­же­нию ближ­ним, жил в свя­то­сти и чи­сто­те. Скон­чал­ся он в глу­бо­кой ста­ро­сти

Год кон­чи­ны его точ­но не из­ве­стен, ме­сто по­гре­бе­ния свя­то­го Иоан­на Вои­на по­сте­пен­но было за­бы­то. Он явил­ся од­ной бла­го­че­сти­вой жен­щине и ука­зал ме­сто сво­е­го упо­ко­е­ния. Оно ста­ло из­вест­но в этом окру­ге. Обре­тен­ные его мощи были по­ло­же­ны в церк­ви апо­сто­ла Иоан­на Бого­сло­ва в Кон­стан­ти­но­по­ле. Гос­подь да­ро­вал свя­тым мо­щам Иоан­на Вои­на бла­го­дат­ную силу ис­це­ле­ния. По мо­лит­вам свя­то­го Иоан­на по­лу­ча­ют уте­ше­ние оби­жен­ные и скор­бя­щие. В Рус­ской Церк­ви Иоанн Воин свя­то чтит­ся как ве­ли­кий по­мощ­ник в скор­бях и в раз­лич­ных жи­тей­ских об­сто­я­ни­ях.

См. так­же: «Па­мять свя­то­го Иоан­на Во­и­на» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

 

***

 

Преподобный Анатолий II Оптинский (Потапов)

Картинки по запросу Преподобный Анатолий II Оптинский (Потапов)

С юных лет пре­по­доб­ный Ана­то­лий стре­мил­ся к ду­хов­ной жиз­ни, но мать не от­пус­ка­ла его в мо­на­стырь, и толь­ко по­сле ее смер­ти, 15 фев­ра­ля 1885 го­да, ко­гда ему бы­ло уже трид­цать лет, при­шел в Оп­ти­ну пу­стынь ка­луж­ский при­каз­чик Алек­сандр По­та­пов. Вско­ре бра­та Алек­сандра бла­го­сло­ви­ли быть ке­лей­ни­ком у пре­по­доб­но­го стар­ца Ам­вро­сия. Уже в эту по­ру от­крыл­ся у пре­по­доб­но­го Ана­то­лия дар люб­ви, со­стра­да­ния, про­зор­ли­во­сти.

При­няв мо­на­ше­ский по­стриг 3 июня 1895 го­да, он по­сте­пен­но вхо­дил в стар­че­ский труд и по­сле кон­чи­ны стар­цев пре­по­доб­но­го Иоси­фа и пре­по­доб­но­го Вар­со­но­фия вме­сте с пре­по­доб­ным Нек­та­ри­ем стал про­дол­жа­те­лем стар­че­ско­го ду­хов­но­го де­ла­ния. Стар­цы не от­вер­га­ют ни­ко­го, но так уж сло­жи­лось, что к пре­по­доб­но­му Нек­та­рию стре­ми­лись мо­на­ше­ству­ю­щие и ин­тел­ли­ген­ция, а к пре­по­доб­но­му Ана­то­лию шел про­стой люд со сво­и­ми хло­по­та­ми и жа­ло­ба­ми, скор­бя­ми и бо­лез­ня­ми.

Все­гда сми­рен­ный и ни­ко­гда не уны­ва­ю­щий – в на­ро­де его лас­ко­во на­зы­ва­ли «уте­ши­те­лем», а еще – «вто­рым Се­ра­фи­мом». И дей­стви­тель­но, та же лю­бовь, ра­дост­ный и свет­лый лик, все­го несколь­ко муд­рых слов, про­стой по­да­рок... А глав­ное – со­вер­шен­но осо­бая ат­мо­сфе­ра, ца­рив­шая во­круг стар­ца, ока­зав­шись в ко­то­рой, че­ло­век чув­ство­вал се­бя как бы «по­бы­вав­шим под бла­го­дат­ным зо­ло­тым до­ждем».

На бла­го­сло­ве­ние к стар­цу, на со­бо­ро­ва­ние, на ис­по­ведь все­гда сте­ка­лось мно­же­ство лю­дей. Из брат­ско­го кор­пу­са стар­цу Ана­то­лию при­шлось пе­рей­ти в при­твор Вла­ди­мир­ско­го хра­ма. И ча­сто при­хо­ди­лось ви­деть та­кую кар­ти­ну: в мо­на­сты­ре пол­ное за­ти­шье, не вид­но да­же мо­на­хов, а Вла­ди­мир­ская цер­ковь от­кры­та и пол­на на­ро­ду. Ба­тюш­ка при­ни­мал всех без огра­ни­че­ния вре­ме­ни, несмот­ря на бес­ко­неч­ную уста­лость, на му­чи­тель­ную боль от ущем­ле­ния гры­жи, бо­ли в кро­во­то­чив­ших но­гах. Од­но вре­мя он во­об­ще не ло­жил­ся спать, поз­во­ляя се­бе вздрем­нуть лишь на утре­ни, во вре­мя чте­ния ка­физм. Пре­по­доб­ный был все­гда при­вет­ли­вым, по­сто­ян­но лас­ко­вым, сер­деч­ным, го­то­вым все­гда от­дать се­бя то­му, кто при­хо­дил к нему с той или иной нуж­дой или скор­бью.

Од­на­жды при­шел к пре­по­доб­но­му по­пав­ший в за­труд­ни­тель­ное по­ло­же­ние кре­стья­нин, остав­ший­ся с се­мьей без кры­ши над го­ло­вой, имея за ду­шой лишь 50 руб­лей де­нег. Ему неот­ку­да бы­ло по­лу­чить по­мощь. От го­ря он впал в от­ча­я­ние, по-де­ре­вен­ски за­кру­чи­нил­ся и пер­вым де­лом ре­шил про­пить эти день­ги, оста­вить же­ну с ре­бя­тиш­ка­ми, а са­мо­му ид­ти в Моск­ву в ра­бот­ни­ки. Но неда­ром го­во­рят: утро ве­че­ра муд­ре­нее. На­ут­ро пер­вая мысль в го­ло­ву: «Схо­ди к стар­цу Ана­то­лию», да и толь­ко. И по­шел. Под­хо­дит под бла­го­сло­ве­ние, ста­рец бла­го­слов­ля­ет, как буд­то в лоб два ра­за уда­ря­ет, и кла­дет бла­го­сло­ве­ние мед­лен­но, чин­но, а кре­стья­нин и го­во­рит: «По­ги­баю я, ба­тюш­ка, хоть со­всем уми­рай» – «Что так?» – «Да вот, так и так...» – и все рас­ска­зал кре­стья­нин стар­цу. Ста­рец Ана­то­лий еще раз бла­го­сло­вил его и ска­зал: «Не па­дай ду­хом, через три неде­ли в свой дом вой­дешь». Так оно и слу­чи­лось, по­мог ему Гос­подь и дом по­стро­ить, и дру­гим че­ло­ве­ком стать.

Пре­по­доб­ный Ана­то­лий лю­бил Рос­сию, рус­ский на­род и пред­ска­зы­вал: «Бу­дет шторм. И рус­ский ко­рабль бу­дет раз­бит. Но ведь и на щеп­ках и на об­лом­ках лю­ди спа­са­ют­ся. Не все по­гиб­нут... А по­том бу­дет яв­ле­но ве­ли­кое чу­до Бо­жие, и все щеп­ки и об­лом­ки со­бе­рут­ся и со­еди­нят­ся, и сно­ва явит­ся ве­ли­кий ко­рабль во всей сво­ей кра­се! И пой­дет он пу­тем, Бо­гом пред­на­зна­чен­ным!»

Но сна­ча­ла Оп­ти­ной и ее по­след­ним стар­цам пред­сто­я­ло вме­сте с Рос­си­ей взой­ти на свою Гол­го­фу. Пре­по­доб­ный Ана­то­лий пи­сал од­но­му из ду­хов­ных чад, го­то­вя к пред­сто­я­ще­му: «Бой­ся Гос­по­да, сын мой, бой­ся по­те­рять уго­то­ван­ный те­бе ве­нец, стой в ве­ре и, ес­ли нуж­но, тер­пи из­гна­ние и дру­гие скор­би, ибо с то­бой бу­дет Гос­подь».

По­сле за­кры­тия Оп­ти­ной при­шли с обыс­ком и к пре­по­доб­но­му Ана­то­лию, вы­та­щи­ли из кел­лии то немно­гое, что он не успел еще раз­дать ча­дам. За обыс­ком по­сле­до­вал арест. Боль­но­го стар­ца по­вез­ли в тюрь­му, но по до­ро­ге его со­сто­я­ние ухуд­ши­лось, и он ока­зал­ся в боль­ни­це, где ему, как ти­фоз­но­му, тут же остриг­ли во­ло­сы и бо­ро­ду. Ко­гда же вы­яс­ни­лось, что его по ошиб­ке при­ня­ли за ти­фоз­но­го боль­но­го, врач от­пу­стил его. Вер­нул­ся он оби­тель из­му­чен­ный, еле жи­вой, но со свет­лой улыб­кой бла­го­да­ре­ни­ем Гос­по­ду на устах.

29 июля 1922 го­да в мо­на­стырь на­гря­ну­ла ко­мис­сия ГПУ. На­ча­лись до­про­сы. Го­то­ви­лись к аре­сту уми­ра­ю­ще­го стар­ца. Он не про­ти­вил­ся, толь­ко по­про­сил се­бе от­сроч­ки на сут­ки, чтобы при­го­то­вить­ся. Ке­лей­ни­ку от­цу Вар­на­ве гру­бо при­ка­за­ли к зав­траш­не­му утру при­го­то­вить стар­ца к отъ­ез­ду. Во­ца­ри­лась ти­ши­на, ста­рец стал го­то­вить­ся в путь.

Но­чью ему ста­ло ху­до. По­зва­ли док­то­ра, но тот не на­шел ни­че­го, угро­жа­ю­ще­го жиз­ни. Под утро ке­лей­ник на­шел стар­ца сто­я­щим на ко­ле­нях. Вой­дя в ке­лию через несколь­ко ми­нут, отец Вар­на­ва по­нял, что ста­рец Ана­то­лий ти­хо ото­шел ко Гос­по­ду.

На­ут­ро при­е­ха­ла ко­мис­сия. Вы­шли из ма­ши­ны: «Ста­рец го­тов?» – «Да, го­тов», – от­ве­тил отец Вар­на­ва. И впу­стил их в кел­лию. Там, на сто­ле, в гро­бу ле­жал «при­го­то­вив­ший­ся» по­чив­ший ста­рец. Гос­подь при­нял го­то­во­го Сво­е­го ра­ба в ночь на 30 июля/12 ав­гу­ста 1922 го­да. «Чест­на пред Гос­по­дем смерть пре­по­доб­ных Его» (Пс.115,6).

Его по­греб­ли воз­ле мо­гил­ки пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия, на том са­мом ме­сте, где он дол­го сто­ял за две неде­ли до смер­ти, по­вто­рял: «А тут ведь вполне мож­но по­ло­жить еще од­но­го. Как раз ме­сто для од­ной мо­гил­ки. Да, да, как раз...»

«По­ло­жись на во­лю Гос­под­ню, и Гос­подь не по­сра­мит те­бя... Пред кон­чи­ною сво­ею бу­дешь бла­го­да­рить Бо­га не за ра­до­сти и сча­стье, а за го­ре и стра­да­ния, и чем боль­ше их бы­ло в тво­ей жиз­ни, тем лег­че бу­дешь уми­рать, тем лег­че бу­дет ду­ша твоя воз­но­сить­ся к Бо­гу», – так учил сво­их чад пре­по­доб­ный Ана­то­лий и жиз­нью сво­ей, и бла­жен­ной кон­чи­ной.

 

 

***

 

Преподобный Герман Соловецкий

Картинки по запросу Преподобный Герман Соловецкий икона

Краткое житие преподобного Германа Соловецкого

Преподобный Герман Соловецкий был ро­дом из го­ро­да Тотьмы Перм­ской епар­хии. Рань­ше дру­гих ино­ков он по­бы­вал на Со­лов­ках. Воз­мож­но, он по­се­щал Со­ло­вец­кие ост­ро­ва в 1428 го­ду с по­мо­ра­ми, но в оди­но­че­стве не ре­шил­ся там жить. Он вер­нул­ся на По­мор­ский бе­рег и остал­ся при ча­совне в се­ле­нии Со­ро­ка на ре­ке Выг, где встре­тил пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия.

В 1429 го­ду по­движ­ни­ки пе­ре­се­ли­лись на пу­стын­ный Со­ло­вец­кий ост­ров и про­ве­ли око­ло ше­сти лет в тру­дах, по­сте и мо­лит­ве. По­все­днев­ный труд и со­став­лял глав­ный по­двиг пре­по­доб­но­го Гер­ма­на. В 1435 го­ду, ко­гда по­чил пре­по­доб­ный Сав­ва­тий, инок Гер­ман нена­дол­го вер­нул­ся на ма­те­рик и встре­тил пу­стын­ни­ка Зо­си­му. В 1436 го­ду они до­стиг­ли Боль­шо­го Со­ло­вец­ко­го ост­ро­ва и вско­ре ос­но­ва­ли об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь.

По­движ­ник Гер­ман бо­лее 40 лет тру­дил­ся в оби­те­ли при игу­мене Зо­си­ме. Не остав­ляя по­дви­га мо­лит­вен­но­го, он со­вер­шал мор­ские пе­ре­хо­ды, пре­одоле­вал в буд­нич­ных тру­дах при­род­ные тя­го­ты се­вер­но­го края, вме­сте с бра­ти­ей воз­во­дил хра­мы. Уст­ные по­вест­во­ва­ния стар­ца Гер­ма­на о со­ло­вец­ких по­движ­ни­ках Сав­ва­тии и Зо­си­ме, за­пи­сан­ные по его прось­бе, бы­ли позд­нее ис­поль­зо­ва­ны при со­став­ле­нии их жи­тия.

В 1479 го­ду пре­по­доб­ный Гер­ман, ис­пол­няя по­ру­че­ние игу­ме­на Ар­се­ния, пре­ем­ни­ка пре­по­доб­но­го Зо­си­мы, по­ехал в Нов­го­род. Бо­лезнь не поз­во­ли­ла ему вер­нуть­ся на ост­ро­ва. В оби­те­ли свя­то­го Ан­то­ния Рим­ля­ни­на по­движ­ник при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн и мир­но пре­дал ду­шу свою Бо­гу. Со­ло­вец­кие ино­ки не смог­ли от­вез­ти его те­ло в мо­на­стырь из-за рас­пу­ти­цы на до­ро­гах и со­вер­ши­ли по­гре­бе­ние в ве­си Хов­ро­ньи­ной на бе­ре­гу ре­ки Сви­ри.

Через пять лет, при игу­мене Ис­а­ии, бра­тия пе­ре­нес­ли свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Гер­ма­на в Со­ло­вец­кую оби­тель и по­ло­жи­ли ря­дом с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия. Позд­нее над ме­стом по­гре­бе­ния пре­по­доб­но­го Гер­ма­на бы­ла по­став­ле­на ча­сов­ня, а в 1860 го­ду по­стро­е­на ка­мен­ная цер­ковь, освя­щен­ная в его честь.

С 1692 го­да по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоаки­ма уста­нов­ле­но цер­ков­ное по­чи­та­ние пре­по­доб­но­го Гер­ма­на.

Ныне свя­тые мо­щи ос­но­ва­те­лей оби­те­ли пре­по­доб­ных Зо­си­мы, Сав­ва­тия и Гер­ма­на, Со­ло­вец­ких чу­до­твор­цев по­ко­ят­ся в церк­ви Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Полное житие преподобного Германа Соловецкого 

Пре­по­доб­ный Гер­ман был ро­дом из го­ро­да Тотьмы Перм­ской епар­хии. Бла­го­че­сти­вые ро­ди­те­ли не мог­ли на­учить его гра­мо­те, но вос­пи­та­ли ум и серд­це сына в стро­гих пра­ви­лах хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. С юных лет, стре­мясь к бо­го­уго­жде­нию и спа­се­нию, он по до­сти­же­нии зре­ло­го воз­рас­та по­свя­тил себя все­це­ло на слу­же­ние Богу в ино­че­ской жиз­ни. Мол­ва о чрез­вы­чай­ном удоб­стве Соло­вец­ко­го ост­ро­ва для пу­стын­но­го по­движ­ни­че­ства при­влек­ла его на Бело­мор­ский бе­рег, и с ры­бо­ло­ва­ми ле­том, ве­ро­ят­но, 1428 года он по­се­тил ме­сто сво­их бу­ду­щих по­дви­гов. Хотя Соло­вец­кий ост­ров вполне со­от­вет­ство­вал вле­че­ни­ям его души и пред­став­лял­ся ему со­вер­шен­но удоб­ным для глу­бо­ко­го без­мол­вия, од­на­ко же он не ре­шил­ся остать­ся там на жи­тель­ство один. По окон­ча­нии лета прп. Гер­ман воз­вра­тил­ся с ры­бо­ло­ва­ми на Помор­ский бе­рег и, по­се­лив­шись на реке Выге при ча­совне, под­ви­зал­ся в мо­лит­ве и по­сте.

Полю­бив Соло­вец­кий ост­ров, пре­по­доб­ный Гер­ман сде­лал­ся со вре­ме­нем про­вод­ни­ком и со­жи­те­лем пер­вым оби­та­те­лям его – пре­по­доб­ным Сав­ва­тию († 1435; па­мять 27 сен­тяб­ря/10 ок­тяб­ря) и Зоси­ме († 1478; па­мять 17/30 ап­ре­ля). Уда­лив­шись из Вала­ам­ско­го мо­на­сты­ря и отыс­ки­вая бо­лее уеди­нен­ное ме­сто, инок Сав­ва­тий, объ­ятый ог­нем Боже­ствен­ной люб­ви и сми­рен­но­муд­рия, устре­мил­ся к Бело­му морю с непре­одо­ли­мым же­ла­ни­ем до­стиг­нуть Соло­вец­ко­го ост­ро­ва. На реке Выге он встре­тил­ся с пре­по­доб­ным Гер­ма­ном, от ко­то­ро­го еще бо­лее услы­шал об удоб­стве Соло­вец­ко­го ост­ро­ва для пу­стын­но­жи­тель­ства. Заго­то­вив ла­дью, съест­ные при­па­сы и ору­дия для воз­де­лы­ва­ния зем­ли, око­ло 1429 года оба по­движ­ни­ка пере­се­ли­лись на пу­стын­ный Соло­вец­кий ост­ров. Под Секир­ной го­рой, на рас­сто­я­нии од­ной вер­сты от бе­ре­га, они устро­и­ли кел­лию, где со­вер­ша­ли спа­си­тель­ный по­двиг пу­стын­но­жи­тель­ства. Здесь они были уте­ше­ны осо­бен­ным зна­ме­ни­ем, пред­ве­щав­шим бу­ду­щее пред­на­зна­че­ние ост­ро­ва, а имен­но: Гос­подь бла­го­сло­вил Соло­вец­кий ост­ров для уеди­нен­ной мо­на­ше­ской жиз­ни. Поэто­му ми­ряне не мог­ли на нем дол­го оста­вать­ся. Но один ры­бак дерз­нул по­се­лить­ся там с же­ной. Одна­жды в ран­нее вос­крес­ное утро пре­по­доб­ный Сав­ва­тий услы­шал плач и сто­ны. И ко­гда пре­по­доб­ный Гер­ман по­шел к ме­сту, от­ку­да они слы­ша­лись, то уви­дел жен­щи­ну в сле­зах, ко­то­рая и рас­ска­за­ла ему, что два свет­лых юно­ши били ее, по­веле­вая оста­вить ост­ров, опре­де­лен­ный по воле Божи­ей для жи­тель­ства ино­ков. После это­го ры­бак с же­ною от­плыл с ост­ро­ва.

В су­ро­вом по­дви­ге пре­по­доб­ные Гер­ман и Сав­ва­тий про­ве­ли око­ло ше­сти лет. В 1435 году пре­по­доб­ный Гер­ман уехал на Оне­гу за при­па­са­ми, а пре­по­доб­ный Сав­ва­тий ото­шел ко Гос­по­ду. Но слу­чи­лось это не на ост­ро­ве, а на реке Выге, куда пре­по­доб­ный Сав­ва­тий при­плыл в пред­чув­ствии кон­чи­ны для при­ча­ще­ния Св. Таин. Одна­ко в ско­ром вре­ме­ни Гос­подь при­вел к пре­по­доб­но­му Гер­ма­ну дру­го­го пу­стын­ни­ка – юно­го от­шель­ни­ка Зоси­му, ко­то­рый со­ору­дил кел­лию на бе­ре­гу прес­но­вод­но­го озе­ра, в по­лу­вер­сте от кел­лии пре­по­доб­но­го Гер­ма­на. С это­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный Гер­ман сде­лал­ся по­сто­ян­ным оби­та­те­лем ост­ро­ва, участ­ни­ком мо­лит­вен­ных по­дви­гов пре­по­доб­но­го Зоси­мы и рев­ност­ным по­мощ­ни­ком его в ос­но­ва­нии мо­на­сты­ря. Будучи че­ло­ве­ком некниж­ным, но убеж­ден­ный в том, что жизнь ве­ли­ких по­движ­ни­ков весь­ма на­зи­да­тель­на, прп. Гер­ман впо­след­ствии ве­лел за­пи­сать кли­ри­кам для па­мя­ти все, что он ви­дел при жиз­ни пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия, о при­ше­ствии сво­ем с ним на ост­ров и о
раз­ных со­бы­ти­ях из жиз­ни бла­жен­ных от­цов. Таких за­пи­сок оста­ва­лось нема­ло, ими вос­поль­зо­вал­ся при со­став­ле­нии жи­тия пре­по­доб­ных Зоси­мы и Сав­ва­тия уче­ник пре­по­доб­но­го Гер­ма­на Доси­фей. Так­же пре­по­доб­ный за­ве­щал уче­ни­кам со­би­рать в оби­тель кни­ги.

Более пя­ти­де­ся­ти лет про­вел пре­по­доб­ный Гер­ман на су­ро­вом, хо­лод­ном ост­ро­ве, про­во­дя жизнь в непре­стан­ной Иису­со­вой мо­лит­ве и тру­дах, ста­ра­ясь как мож­но бо­лее быть по­лез­ным для оби­те­ли. Но по нуж­дам мо­на­сты­ря ча­сто пу­те­ше­ство­вал на твер­дую зем­лю. Свя­тая лю­бовь не взи­ра­ла ни на опас­но­сти пла­ва­ния по об­ман­чи­во­му морю, ни на дру­гие неудоб­ства пути, нелег­кие осо­бен­но для ста­ро­сти. И са­мая смерть за­стиг­ла его на служ­бе оби­те­ли. В 1479 году при игу­мене Арсе­нии, пре­ем­ни­ке св. Зоси­мы, пре­по­доб­ный Гер­ман был по­слан в Нов­го­род по де­лам мо­на­сты­ря, в оби­те­ли св. Анто­ния Рим­ля­ни­на по­чув­ство­вал бли­зость кон­чи­ны и по­сле ис­по­ве­ди и при­ча­ще­ния Св. Таин мир­но пре­дал дух свой Богу. Соло­вец­кие ино­ки хо­те­ли пе­ре­вез­ти тело свя­то­го стар­ца в род­ную оби­тель. Чест­ные мощи свя­то­го были об­ре­те­ны нетлен­ны­ми и с че­стью по­ло­же­ны с пра­вой сто­ро­ны ал­та­ря в мо­на­стыр­ском хра­ме во имя свя­ти­те­ля и чудо­твор­ца Нико­лая, ря­дом с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия. Впо­след­ствии над ме­стом по­гре­бе­ния пре­по­доб­но­го Гер­ма­на была устро­е­на ча­сов­ня, а в 1860 году в оби­тели был освя­щен ка­мен­ный храм его име­ни.

Око­ло 1602 года пре­по­доб­ный Гер­ман явил­ся пре­сви­те­ру Гри­го­рию, слу­жив­шему в го­ро­де Тотьме, и по­ве­лел ему на­пи­сать его об­раз вме­сте с пре­по­доб­ны­ми Зоси­мой и Сав­ва­ти­ем и со­ста­вить ему тро­парь. Пре­сви­тер Гри­го­рий ис­пол­нил по­ве­ле­ние свя­то­го. Все с ве­рою при­хо­див­шие к иконе пре­по­доб­но­го Гер­ма­на по­лу­ча­ли исце­ле­ния от неду­гов.

Празд­но­ва­ние пре­по­доб­но­му по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Руси Иоаки­ма (1674–1690) и ар­хи­епи­ско­па Хол­мо­гор­ско­го Афа­на­сия со­вер­ша­ет­ся с 1692 года 30 июля/12 ав­гу­ста.

Сохра­ни­лось ру­ко­пис­ное жи­тие свя­то­го, со­став­лен­ное око­ло 1627 года ино­ком Соло­вец­кой оби­те­ли. К жи­тию при­ло­же­но опи­са­ние чу­дес, со­вер­шив­ших­ся от ико­ны пре­по­доб­но­го Гер­ма­на в Тотьме.

 

 

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 169 раз

Календарь


« Октябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

За рубежом

Аналитика

Политика