Четверг, 04 Мая 2017 13:22

Обретение мощей прп. Феодора Санаксарского (1999). Прав. Алексия Бортсурманского (1848).

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Са­нак­сар­ский (в ми­ру дво­ря­нин Иван Иг­на­тье­вич Уша­ков) ро­дил­ся в 1718 го­ду в сель­це Бур­на­ко­во Ро­ма­нов­ско­го уез­да Яро­слав­ской про­вин­ции. Ро­ди­те­ли опре­де­ли­ли юно­шу на во­ин­скую служ­бу в гвар­дей­ский Пре­об­ра­жен­ский полк в Санкт-Пе­тер­бур­ге, где вско­ре он был про­из­ве­ден в сер­жан­ты. Во вре­мя обыч­но­го шум­но­го со­бра­ния гвар­дей­цев, в са­мый раз­гар ве­се­лья, один из юно­шей вне­зап­но упал за­мерт­во. Уви­дев умер­ше­го без по­ка­я­ния то­ва­ри­ща, Иоанн осо­знал непроч­ность мир­ско­го сча­стья. По­сле это­го, бу­дучи два­дца­ти лет от­ро­ду, Иван Уша­ков оста­вил бле­стя­щую сто­лич­ную жизнь гвар­дей­ско­го офи­це­ра и из­брал сте­зю от­шель­ни­ка.

Бо­лее трех лет он в оди­но­че­стве под­ви­зал­ся в лес­ной ча­ще на бе­ре­гах Дви­ны, а за­тем в Пло­щан­ской пу­сты­ни Ор­лов­ской гу­бер­нии, в от­да­лен­ной лес­ной ке­ллии. Как не име­ю­щий пас­пор­та, Иоанн был взят сыск­ной ко­ман­дой и до­став­лен в Санкт-Пе­тер­бург. Шесть лет тяж­ких ис­пы­та­ний, ли­ше­ний и скор­бей из­ме­ни­ли его неузна­ва­е­мо. Он был сух и бле­ден ли­цом, одет во вла­ся­ни­цу, под­по­я­сан про­стым рем­нем. Но осо­бен­но по­ра­жа­ла всех ле­жа­щая на нем пе­чать глу­бо­ко­го сми­ре­ния. «Не вме­няю те­бе по­бе­га в про­сту­пок и жа­лую преж­ним чи­ном», – ска­за­ла им­пе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на. На это он от­ве­тил сми­рен­ной прось­бой – дать уме­реть мо­на­хом. По­сле трех­лет­не­го по­слуш­ни­че­ско­го ис­ку­са в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре 13 ав­гу­ста 1748 го­да трид­ца­ти­лет­ний Иоанн Уша­ков был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Фе­о­дор.

Пре­по­доб­ный все­гда же­лал под­ви­зать­ся в Са­ров­ской оби­те­ли и в 1757 го­ду вы­ехал из Санкт-Пе­тер­бур­га. С ним вы­еха­ли неко­то­рые уче­ни­ки и уче­ни­цы. Ста­рец по­ме­стил уче­ниц в Ар­за­мас­ском де­ви­чьем Ни­коль­ском мо­на­сты­ре, а сам с уче­ни­ка­ми по­се­лил­ся в Са­ров­ской пу­сты­ни. Вско­ре уче­ни­цы пре­по­доб­но­го пе­ре­ве­де­ны бы­ли в Алек­се­ев­скую об­щи­ну, где жи­ли в стро­гом сле­до­ва­нии уста­ву, дан­но­му стар­цем.

Про­жив в Са­ров­ской пу­сты­ни два го­да, отец Фе­о­дор возы­мел на­ме­ре­ние воз­об­но­вить обед­нев­шую Са­нак­сар­скую оби­тель, на­хо­дя­щу­ю­ся в трех вер­стах от уезд­но­го го­ро­да Тем­ни­ко­ва, на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Мок­ши. К при­ез­ду от­ца Фе­о­до­ра един­ствен­ная цер­ковь оби­те­ли бы­ла вет­ха и бед­на, де­ре­вян­ные ке­ллии и огра­да по­чти раз­ва­ли­лись, кров­ли сгни­ли. В стро­и­тель­стве от­цу Фе­о­до­ру по­мо­га­ли сред­ства­ми бла­го­тво­ри­те­ли, по­чи­тав­шие его за доб­ро­де­тель­ную жизнь в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре. Прео­свя­щен­ный Па­хо­мий, епи­скоп Там­бов­ский, при­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и умо­лял его быть в Са­нак­са­ре на­сто­я­те­лем, при­няв свя­щен­ство. Ста­рец по сми­ре­нию от­ка­зы­вал­ся от хи­ро­то­нии, но, убеж­ден­ный епи­ско­пом, 13 де­каб­ря 1762 го­да был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. На­сто­я­те­лем пре­по­доб­ный Фе­о­дор был твер­дым и стро­гим. На бо­го­слу­же­ния по­свя­ща­лось в сут­ки ча­сов де­вять, а в вос­крес­ные и по­ли­е­лей­ные дни – де­сять и бо­лее то­го; при все­нощ­ном бде­нии до две­на­дца­ти. В церк­ви он тре­бо­вал раз­дель­но­го неспеш­но­го чте­ния. Ста­рец за­вел в оби­те­ли лич­ное ру­ко­во­ди­тель­ство бра­тии и пол­ное от­кро­ве­ние по­мыс­лов. Днем или но­чью вся­кий мог ид­ти к на­сто­я­те­лю. При вы­хо­де от стар­ца чув­ство­ва­лась на ду­ше сво­бо­да и ти­ши­на.

Пи­ща в оби­те­ли бы­ла са­мая гру­бая. На мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния вы­хо­ди­ли все, во гла­ве с на­сто­я­те­лем. Из­бе­гая по­во­дов тще­сла­вия, он не по­стил­ся бо­лее, чем бы­ло уста­нов­ле­но, и на брат­ской тра­пе­зе пи­тал­ся на­равне со все­ми, бе­ря все­го по­не­мно­гу.

Ко­гда бы­ли вы­ры­ты рвы в ос­но­ва­нии ка­мен­ной двух­этаж­ной церк­ви, во вре­мя мо­леб­на при­ле­тел рой пчел и сел на гор­нем ме­сте бу­ду­ще­го ал­та­ря, про­об­ра­зуя обиль­ную бла­го­дать в оби­те­ли и мно­же­ство мо­на­хов в ней. С тех пор от при­ле­тев­ше­го роя в оби­те­ли по­ве­лись пче­лы.

Но стар­ца вновь жда­ло тя­же­лое ис­пы­та­ние. По лож­но­му до­но­су тем­ни­ков­ско­го во­е­во­ды Нее­ло­ва ста­рец в 1774 го­ду был со­слан в Со­ло­вец­кий мо­на­стырь. Для до­про­сов отец Фе­о­дор был вы­зван в Во­ро­неж, а от­ту­да за­ехал в За­дон­ский мо­на­стырь к пре­бы­ва­ю­ще­му там на по­кое свя­ти­те­лю Ти­хо­ну. Он при­нял от­ца Фе­о­до­ра с ве­ли­кой лю­бо­вью; три дня про­дол­жа­лась меж­ду ни­ми ду­хов­ная бе­се­да. При отъ­ез­де свя­ти­тель Ти­хон про­во­жал от­ца Фе­о­до­ра через весь мо­на­стырь, низ­ко кла­ня­ясь на­по­сле­док. В Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре ста­рец про­жил де­вять лет в стро­гом за­клю­че­нии, нуж­да­ясь в са­мом необ­хо­ди­мом и ис­пы­ты­вая стра­да­ния от хо­ло­да и силь­но­го уга­ра. Не раз его ед­ва жи­во­го вы­но­си­ли из кел­лии и от­ти­ра­ли сне­гом. Но и в ме­сте за­клю­че­ния бра­тия Са­нак­сар­ской оби­те­ли и сест­ры Алек­се­ев­ской об­щи­ны не остав­ля­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, ока­зы­вая ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку и ис­пра­ши­вая его мо­литв.

На­ко­нец по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Гав­ри­и­ла и вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию Ека­те­ри­ны II отец Фе­о­дор по­лу­чил пол­ную сво­бо­ду и воз­вра­тил­ся в Са­нак­сар­скую оби­тель. В лю­би­мой оби­те­ли ста­рец про­дол­жал усерд­но ра­бо­тать Гос­по­ду. По­сле непро­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни отец Фе­о­дор скон­чал­ся в ночь на 19 фев­ра­ля 1791 г. Те­ло его, хо­тя и ле­жав­шее в теп­лой ке­ллии до по­гре­бе­ния, не из­да­ва­ло за­па­ха тле­ния. На мо­ги­ле пре­по­доб­но­го бы­ла по­ло­же­на ас­пид­но­го кам­ня пли­та с над­пи­сью: «Здесь по­гре­бен 73-лет­ний ста­рец иеро­мо­нах Фе­о­дор, по фа­ми­лии Уша­ков, воз­об­но­ви­тель Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рый по­стри­жен в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, про­дол­жал мо­на­ше­ское жи­тие 45 лет; со все­ми ви­да­ми ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на и доб­ро­го мо­на­ха 19 фев­ра­ля 1791 го­да скон­чал­ся».

Пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го – бле­стя­щий фло­то­во­дец адми­рал Фе­дор Уша­ков, вый­дя в от­став­ку, так­же жил воз­ле Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, скон­чал­ся в 1817 го­ду и был по­хо­ро­нен воз­ле сво­е­го дя­ди. Вме­сте со сво­им пре­по­доб­ным срод­ни­ком он про­слав­лен в ли­ке свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го празд­ну­ет­ся в день его кон­чи­ны – 19 фев­ра­ля (по ста­ро­му сти­лю; 4 мар­та, а в ви­со­кос­ный год 3 мар­та – по но­во­му сти­лю), а так­же в день об­ре­те­ния его мно­го­це­леб­ных мо­щей – 21 ап­ре­ля (4 мая н. ст.).

 

 

 

Праведный Алексей Гневушев, Бортсурманский, пресвитер

Свя­той Алек­сий (Гнев­у­шев) ро­дил­ся 13 мая 1762 го­да в се­ле Борт­сур­ма­ны Кур­мыш­ско­го уез­да Сим­бир­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. По окон­ча­нии Ни­же­го­род­ской се­ми­на­рии (1784) он же­нил­ся и был по­став­лен диа­ко­ном в се­ло Борт­сур­ма­ны. Спу­стя 13 лет его ру­ко­по­ло­жи­ли в пре­сви­те­ра к той же церк­ви, и он не по­ки­дал ее до са­мой кон­чи­ны.

В на­ча­ле слу­же­ния он не от­ли­чал­ся стро­го­стью жиз­ни и ино­гда да­же за­бы­вал ме­ру в упо­треб­ле­нии ви­на. Од­на­жды его по­про­си­ли при­ча­стить уми­ра­ю­ще­го из со­сед­ней де­рев­ни. Отец Алек­сий рас­сер­дил­ся и вы­гнал прочь при­слан­но­го к нему че­ло­ве­ка, го­во­ря, что со­сто­я­ние боль­но­го не так уж без­на­деж­но и он мо­жет по­до­ждать до утра. Од­на­ко в ту же ночь, ис­пы­ты­вая му­ки со­ве­сти и бу­дучи не в си­лах за­снуть, он встал и от­пра­вил­ся к боль­но­му. Но тот был уже мертв, а воз­ле его по­сте­ли отец Алек­сий уви­дел Ан­ге­ла, дер­жа­ще­го в ру­ках Свя­тую Ча­шу. По­тря­сен­ный ви­де­ни­ем, отец Алек­сий упал на ко­ле­ни пе­ред по­кой­ным и про­вел всю ночь в мо­лит­ве.

С той по­ры он каж­дый день слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и со­блю­дал, на­сколь­ко это бы­ло в его си­лах, мо­на­ше­ское мо­лит­вен­ное пра­ви­ло. В пол­ночь он чи­тал по­лу­нощ­ни­цу, чин две­на­дца­ти псал­мов и жи­тие свя­то­го, чья па­мять празд­но­ва­лась в этот день, а так­же по­уче­ние из «Про­ло­га». На­ут­ро он чи­тал утрен­ние мо­лит­вы, ча­сы, ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, ве­ли­ко­му­че­ни­це Вар­ва­ре или свя­ти­те­лю Мит­ро­фа­ну. В пол­день он про­чи­ты­вал че­ты­ре ка­физ­мы из Псал­ти­ри, а ве­че­ром – ка­нон и ака­фист Спа­си­те­лю, ка­нон Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю, мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. Еже­днев­но он так­же со­вер­шал пол­то­ры ты­ся­чи по­кло­нов с Иису­со­вой мо­лит­вой.

Во вре­мя, сво­бод­ное от служб и ке­лей­ных мо­литв, он при­ни­мал у се­бя при­хо­жан. Тех, кто хо­тел взять­ся за ду­хов­ный по­двиг, он бла­го­слов­лял или, на­про­тив, от­го­ва­ри­вал, со­глас­но от­кро­ве­нию Бо­жию. Ино­гда он да­вал по­се­ти­те­лям ду­хов­ные на­став­ле­ния, но де­лал это все­гда с та­кой ве­ли­кой кро­то­стью, что она по­ко­ря­ла серд­ца слу­ша­ю­щих. Свя­той Алек­сий был су­ров толь­ко по от­но­ше­нию к кол­ду­нам и раз­но­го ро­да яс­но­ви­дя­щим, а так­же лю­дям, ко­то­рые об­ра­ща­лись к ним за по­мо­щью. Он раз­да­вал бед­ным все, что оста­ва­лось у него по­сле щед­рых да­ре­ний, из ко­то­рых он, од­на­ко, все­гда вы­де­лял часть на укра­ше­ние церк­ви. Не раз, ко­гда кре­стьяне стра­да­ли от раз­ных несча­стий, на­при­мер, от по­жа­ров или эпи­де­мий, они на­хо­ди­ли у се­бя день­ги. Ни­кто не знал, от­ку­да они по­яв­ля­лись, по­ка один кре­стья­нин, дом ко­то­ро­го сго­рел, не за­стал от­ца Алек­сия, ко­гда тот хо­тел под­бро­сить ему день­ги.

Нена­ви­дя празд­ность – ма­терь всех по­ро­ков, свя­той, как толь­ко по­яв­ля­лось хоть немно­го вре­ме­ни, шел ра­бо­тать в по­ле или тру­дил­ся по до­му. Об­ре­тя ве­ли­кое дерз­но­ве­ние пред Гос­по­дом, он ис­це­лял боль­ных сво­и­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми, уте­шал страж­ду­щих сло­вом Бо­жи­им, ча­сто яв­ляя дар про­зор­ли­во­сти.

Так­же он спо­до­бил­ся мно­гих ви­де­ний и от­кро­ве­ний. Од­на­жды, ко­гда отец Алек­сий был при­ко­ван к по­сте­ли из-за тя­же­лой бо­лез­ни, он вне­зап­но услы­шал небес­ное пе­ние и уви­дел Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу в со­про­вож­де­нии ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры. Она при­бли­зи­лась к нему и чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­ли­ла. В дру­гой раз ему явил­ся но­чью Гос­подь Иисус Хри­стос, об­ла­чен­ный в цар­ские одеж­ды, и бла­го­сло­вил. Со Хри­стом бы­ли так­же Его Пре­чи­стая Ма­терь и три де­вы в бе­лых одеж­дах – доб­ро­де­те­ли Ве­ра, На­деж­да, Лю­бовь. Он услы­шал го­лос, ко­то­рый ска­зал: «Сей есть Сын Мой еди­но­род­ный, Сын Бо­жий».

Во вре­ме­на на­по­лео­нов­ско­го на­ше­ствия (1812) пра­вед­ный Алек­сий мо­лил­ся за ли­тур­ги­ей, чтобы Гос­подь да­ро­вал Рос­сии по­бе­ду, и вне­зап­но уви­дел Ан­ге­ла, ко­то­рый воз­ве­стил, что си­лы небес­ные уже дви­ну­лись на по­мощь и враг бу­дет со­кру­шен. Од­на­жды пе­ред пре­ло­же­ни­ем Свя­тых Да­ров на ли­тур­гии, ко­гда отец Алек­сий чи­тал тро­парь «Гос­по­ди, Иже Пре­свя­та­го Тво­е­го Ду­ха в тре­тий час апо­сто­лом Тво­им низ­по­сла­вый…», он услы­шал го­лос над Те­лом и Кро­вью Хри­сто­вы­ми: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный!»

За де­вять лет до кон­чи­ны свя­той Алек­сий вы­шел за штат и от­стра­нил­ся от всех при­ход­ских и се­мей­ных дел, но ли­тур­гию, как и преж­де, слу­жил по­чти каж­дый день и бо­го­слу­же­ний не со­кра­щал, во всем сле­дуя уста­ву. В по­след­ние го­ды он жил в ма­лень­кой кел­лии, един­ствен­ное ок­но ко­то­рой вы­хо­ди­ло на цер­ковь. Чуж­дый жи­тей­ских за­бот, он все­це­ло по­свя­тил се­бя мо­лит­ве. Он вы­гля­дел то­гда уже ста­ри­ком, ма­лень­ко­го ро­ста, ху­дым и сог­бен­ным. Но ли­цо его, очень на­по­ми­нав­шее ли­цо пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, из­лу­ча­ло ду­хов­ную ра­дость, пе­ре­пол­няв­шую его и по­то­му осве­щав­шую все во­круг. Его взгляд был столь про­ник­но­вен­ным, что, ка­за­лось, он чи­та­ет в ду­шах при­хо­дя­щих к нему лю­дей.

В те­че­ние по­след­них 30 лет сво­ей жиз­ни свя­той Алек­сий не мыл­ся и, при­бли­жа­ясь к кон­цу жиз­ни, но­сил вла­ся­ни­цу, в ко­то­рой и был по­хо­ро­нен со­глас­но сво­е­му же­ла­нию. В его кел­лии не бы­ло дру­гой об­ста­нов­ки, кро­ме ма­лень­кой печ­ки, гру­бой по­сте­ли, сто­ла с несколь­ки­ми сту­лья­ми да ана­лоя пе­ред ико­ной с теп­ля­щей­ся лам­па­дой. По апо­столь­ской за­по­ве­ди отец Алек­сий мо­лил­ся непре­стан­но (см.: 1Фес.5:17). В ка­кое бы вре­мя лю­ди ни при­хо­ди­ли к нему в ке­ллию, они за­ста­ва­ли его мо­ля­щим­ся. Он при­ни­мал пи­щу не ча­ще од­но­го ра­за в день, стро­го со­блю­дал все по­сты, не ел ни ры­бы, ни рас­ти­тель­но­го мас­ла да­же то­гда, ко­гда это бы­ло раз­ре­ше­но. Ни­кто не знал, чем свя­той пи­тал­ся на пер­вой и по­след­ней неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста, ибо по его прось­бе ему во­об­ще не при­но­си­ли еды в эти дни.

Столь ве­ли­ка бы­ла ве­ра и лю­бовь пра­вед­но­го Алек­сия к Бо­гу, столь го­ря­чи­ми бы­ли его мо­лит­вы, что враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го ре­шил под­верг­нуть его мно­гим ис­пы­та­ни­ям. Так, ко­гда свя­той но­чью мо­лил­ся и клал по­кло­ны, враг под­ни­мал его в воз­дух и бро­сал оземь, а ко­гда он пы­тал­ся за­снуть хоть на ми­нут­ку, бе­сы не да­ва­ли ему по­коя. То­гда отец Алек­сий про­буж­дал­ся, тво­рил мно­го­чис­лен­ные по­кло­ны или чи­тал Псал­тирь. Од­на­жды диа­воль­ские ис­ку­ше­ния ста­ли столь же­сто­ки­ми, что отец Алек­сий при­нял­ся го­ря­чо мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля, – то­гда он уви­дел, как по иконе те­кут сле­зы, и услы­шал го­лос, обе­щав­ший ему ве­нец пра­вед­ни­ков.

По­лу­чив та­кое обод­ре­ние в бра­ни, ко­то­рую он вел про­тив сил тьмы, свя­той Алек­сий мог и сам уте­шать скор­бя­щих, при­зы­вая их к тер­пе­нию. Од­ной игу­ме­нии, ко­то­рая бы­ла его ду­хов­ной до­че­рью, он пи­сал: «Будь тер­пе­ли­ва и воз­ло­жи на­деж­ду на по­мощь Бо­жию, бла­го­да­ря ко­то­рой ты мо­жешь от­ра­зить все на­па­де­ния вра­га че­ло­ве­че­ских душ. Ес­ли бы не бы­ло ис­пы­та­ний, не бы­ло бы и вен­цов!»

В го­ды слу­же­ния он все­гда охот­но при­хо­дил к тем, кто про­сил его прий­ти по­мо­лить­ся за него, но из­бе­гал празд­ных ви­зи­тов и раз­го­во­ров. В по­след­ние го­ды жиз­ни, по­свя­щен­ные ис­клю­чи­тель­но по­сту и мо­лит­ве, он по­ки­дал свою кел­лию толь­ко чтобы пой­ти в цер­ковь.

Мест­ные по­ме­щи­ки и да­же земле­вла­дель­цы из со­сед­них гу­бер­ний по­чи­та­ли его за свя­тую жизнь. Они при­хо­ди­ли к пра­вед­ни­ку, пи­са­ли ему пись­ма, про­си­ли бла­го­сло­ве­ния. Все по­чи­та­ли его за ве­ли­ко­го свя­то­го и мо­лит­вен­ни­ка, об­ла­да­ю­ще­го да­ром ис­це­ле­ния. Так, он ис­це­лил де­воч­ку из го­ро­да Кур­мы­ша, ко­то­рая от рож­де­ния не мог­ла хо­дить, и вос­кре­сил маль­чи­ка из сво­е­го при­хо­да го­ря­чей мо­лит­вой. Ото­всю­ду к свя­то­му при­во­ди­ли ду­шев­но­боль­ных и одер­жи­мых – и все они ис­це­ля­лись его мо­лит­ва­ми.

1 ян­ва­ря 1848 го­да отец Алек­сий по­чув­ство­вал, что си­лы остав­ля­ют его. Сам он уже не мог со­вер­шать цер­ков­ных служб, но по­про­сил близ­ких от­ве­сти его в цер­ковь. Несмот­ря на сла­бость, он счи­тал боль­шим гре­хом не при­ни­мать при­хо­див­ших к нему лю­дей и со­би­рал по­след­ние си­лы, чтобы на­де­лить их бла­го­уха­ни­ем на­став­ле­ний. Дой­дя до пол­но­го ис­то­ще­ния, он за­вер­шил свой жиз­нен­ный путь, пол­ный скор­бей, в Ве­ли­кий Чет­верг 1848 го­да, си­дя у ок­на, к ко­то­ро­му по­до­шел, чтобы бла­го­сло­вить мно­же­ство лю­дей, при­шед­ших про­стить­ся с ним. Од­ни пре­кло­ни­ли ко­ле­на, дру­гие ти­хо пла­ка­ли. Отец Алек­сий бла­го­слов­лял их до тех пор, по­ка его ру­ка не опу­сти­лась в по­след­ний раз, чтобы уже бо­лее не под­нять­ся. Он был по­гре­бен в са­ду при Успен­ской церк­ви се­ла Борт­сур­ма­ны, на­про­тив ал­та­ря. Не про­хо­ди­ло ни од­но­го вос­кре­се­нья, ни од­но­го празд­ни­ка, ко­гда бы на его мо­ги­ле не слу­жи­лась па­ни­хи­да, и по­чти все при­хо­жане взя­ли по гор­сточ­ке зем­ли с его мо­ги­лы.

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский пи­тал глу­бо­кое по­чте­ние к по­движ­ни­че­ским тру­дам свя­то­го Бо­жия. Хо­тя они ни­ко­гда не встре­ча­лись, свя­той Се­ра­фим знал о нем бла­го­да­ря да­ру про­зор­ли­во­сти и го­во­рил так: «Сей че­ло­век сво­и­ми мо­лит­ва­ми по­до­бен све­че, воз­жжен­ной пред пре­сто­лом Бо­жи­им. Вот тру­же­ник, ко­то­рый, не имея обе­тов мо­на­ше­ских, сто­ит вы­ше мно­гих мо­на­хов. Он как звез­да го­рит на хри­сти­ан­ском го­ри­зон­те». Ко­гда хри­сти­ане из тех мест, где жил свя­той Алек­сий, при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му, он от­сы­лал их об­рат­но, сми­рен­но убеж­дая, что у них есть рев­ност­ный за­ступ­ник пред Гос­по­дом – отец Алек­сий, свя­щен­ник из се­ла Борт­сур­ма­ны[1].

Прославление и обретение мощей

К ли­ку свя­тых пра­вед­но­го Алек­сия Борт­сур­ман­ско­го при­чис­ли­ли на юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 2000 го­ду. Ка­но­ни­за­ция от­ца Алек­сия го­то­ви­лась еще в на­ча­ле ХХ ве­ка. В 1913 го­ду в Борт­сур­ма­ны при­ез­жа­ла ко­мис­сия из Ни­же­го­род­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии для рас­сле­до­ва­ния уст­ных и пе­чат­ных со­об­ще­ний о чу­де­сах, свя­зан­ных с борт­сур­ман­ским ба­тюш­кой Алек­си­ем. Чу­де­са под­твер­ди­лись, но Пер­вая ми­ро­вая вой­на и Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция не поз­во­ли­ли то­гда ка­но­ни­зи­ро­вать по­движ­ни­ка.

Во вре­ме­на без­бо­жия мо­ги­лу от­ца Алек­сия пы­та­лись сте­реть с ли­ца зем­ли и пре­кра­тить по­чи­та­ние пра­вед­ни­ка, но ве­ру­ю­щие тай­но вос­ста­нав­ли­ва­ли мо­гиль­ный хол­мик. Успен­ский храм в се­ле Борт­сур­ма­ны за­кры­ли в 1937 го­ду и ис­поль­зо­ва­ли под клуб и склад.

В 1989 го­ду в се­ле на­чал скла­ды­вать­ся при­ход. Служ­бы со­вер­ша­лись в мо­лит­вен­ном до­ме — быв­шем про­из­вод­ствен­ном по­ме­ще­нии. То­гда же в Успен­ском хра­ме на­ча­лись ре­став­ра­ци­он­ные ра­бо­ты. 17 ав­гу­ста 1993 го­да, ко­гда цер­ковь освя­ти­ли, ту­да бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи угод­ни­ка Бо­жия, здесь они по­ко­ят­ся до сих пор. Из мно­гих угол­ков Рос­сии при­ез­жа­ют ве­ру­ю­щие в Борт­сур­ма­ны, чтобы по­мо­лить­ся угод­ни­ку Бо­жию и по­кло­нить­ся его свя­тым мо­щам[2].


Примечания

[1] Со­ста­ви­тель – иеро­мо­нах Ма­ка­рий Си­мо­но­петр­ский, адап­ти­ро­ван­ный рус­ский пе­ре­вод – из­д-во Сре­тен­ско­го мо­на­сты­ря.

[2] Cайт Нижегородской митрополии.

 

https://azbyka.ru/days/sv-aleksij-gnevushev-bortsurmanskij

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 647 раз

Календарь


« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

За рубежом

Аналитика

Политика