Понедельник, 20 Мая 2019 15:59

Саботаж невыполнимых обещаний: российская экономика возвращается в кризис

По предварительным данным Росстата, опубликованным в конце прошлой неделе, за первый квартал этого года российский ВВП вырос всего на 0,5% к январю-марту 2018 года. Одновременно стало известно о новом рекорде объемов чистого оттока капитала из России — за четыре месяца этого года он составил $ 34,7 млрд, превысив в 1,9 раза показатели годичной давности за тот же период. До минимума снизились и объемы иностранных инвестиций в российскую экономику, продолжают падать реальные доходы населения, а внешнеторговый оборот, который уверенно восстанавливался в 2017—2018 годах, вновь стал падать.

В принципе, это все, что надо знать об итогах первого года работы обновленного правительства Дмитрия Медведева. Кризис, в который вновь устремляется российская экономика, имеет совершенно рукотворную природу — стремление правительства любой ценой изымать доходы у населения и бизнеса в виде повышения налогов и сборов не могло привести ни к каким иным результатам. Но если раньше туманные будущие перспективы перехода экономики к уверенному росту в риторике экономического блока правительства и ЦБ неизменно сопрягались с магическими «структурными реформами», то теперь на первый план все больше выходят признаки откровенного бюрократического саботажа задачи вывести экономику страны на темпы роста, превышающие среднемировые.

«Похоже, что экономика в 1-м полугодии переживёт техническую рецессию, — прокомментировал последние данные Росстата по ВВП известный экономист Кирилл Тремасов, в 2014—2017 годах возглавлявший департамент макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития РФ. — Снижение годовых темпов роста ВВП с 2,7% год к году в 4-м квартале до 0,5% год к году в 1-м квартале означает, что в 1-м квартале по отношению к предыдущему с устранением сезонности экономика могла сократиться примерно на 1,6%. Это самый серьёзный квартальный провал за всё время после кризиса 2008−09 годов. Ни обвал нефти в 2014 году, ни санкции не смогли вызвать такой же провал экономики, который мы обеспечили себе сами, повысив налоги… Повышение налогов оказало как прямое влияние (изъятие ресурсов из экономики, которые начнут возвращаться с лагом в несколько кварталов), так и косвенное, повышая косты [издержки] для экономических субъектов и снижая желание инвестировать».

Среди других причин, которые могли негативно повлиять на экономический рост, Кирилл Тремасов называет также резкое ухудшение экономической ситуации в Западной Европе и Турции, приведшее к падению экспорта российского газа на этих направлениях. Предположительно, это падение составило порядка 10%, если учесть, что в структуре ВВП поставки газа относятся к оптовой торговле и транспорту, а именно в оптовой торговле и был зафиксирован наиболее существенный провал в январе-марте — ее оборот, по данным Росстата, снизился на 9,3% год к году. Кроме того, снижению экономической динамики способствует сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+, хотя еще во втором полугодии прошлого года восстановление добычи нефти было одним из факторов ускорения экономики.

Гигантский отток капитала, продолжает Тремасов, в терминах макроэкономики означает уменьшение инвестиционных ресурсов — в ближайшее время Росстат может сообщить ещё и о провале инвестиций. Первые признаки этого провала на днях зафиксировал ЦБ в своем ежемесячном бюллетене «О чем говорят тренды»: по итогам 2018 года в Россию пришло всего $ 8,8 млрд прямых иностранных инвестиций — более чем втрое меньше, чем годом ранее ($ 28,6 млрд), причем это минимальный показатель за последние 10 лет. При этом надо еще сделать поправку на специфику притока иностранного капитала в Россию: чаще всего речь идет о средствах, в том или ином виде выведенных из РФ и возвращающихся обратно через офшорные юрисдикции типа Нидерландов. Теперь в страну возвращается все меньше выведенных в офшоры средств, констатировали в ЦБ.

Наконец, свою лепту в угнетение экономики вносит и сохранение жесткой бюджетной политики. Как отмечает Кирилл Тремасов, на уровне федерального бюджета расходы с начала года сократились на 0,5% ВВП, при этом Минфин не только отправляет весь бюджетный профицит в резервы, но ещё и очень активно занимает на рынке облигаций федерального займа (ОФЗ), направляя значительную часть этих заимствований на покупку валюты.

«Боюсь, что в текущем квартале вновь будет зафиксирована негативная динамика ВВП по отношению к 1-му кварталу с устранением сезонности. Это будет означать, что экономика в рецессии (сокращение ВВП 2 квартала подряд)», — резюмирует эксперт.

Опубликованные Росстатом данные по динамике ВВП оказались существенно хуже, чем звучавшие ранее оценки Минэкономразвития. По итогам двух месяцев ведомство Максима Орешкина оценивало рост экономики на уровне 1,1% год к году — «в целом находится выше первоначальных ожиданий», что давало основание рассчитывать на повышение прогноза по году в целом до 1,3% уже в августе. Однако все эти оценки в любом случае находятся в пределах статистической погрешности и гораздо ниже средней ожидаемой динамики роста мировой экономики. Согласно апрельскому прогнозу МВФ, последняя в 2019 году вырастет на 3,3%, а на 2020 год дается оценка в 3,6% - для сравнения, Минэкономразвития на 2020 год закладывало рост экономики России всего в 2%.

Напомним, задача обеспечить темпы экономического роста, превышающие среднемировые, была сформулирована в послании президента Федеральному Собранию в декабре 2016 года. Для более наглядного понимания драматизма нынешней ситуации стоит процитировать соответствующий фрагмент из выступления Владимира Путина дословно:

«Поручаю правительству с участием ведущих деловых  объединений не позднее мая будущего года разработать предметный план действий, рассчитанный до 2025 года, реализация которого позволит уже на рубеже 2019−2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых, а значит, наращивать позиции России в глобальной экономике».

Правительство отреагировало на поручение президента оперативно. Уже в мае 2017 года на встрече с президентом премьер Медведев заявил (выделенный фрагмент — EADaily):

«В соответствии с вашим поручением правительство подготовило комплексный план — это общие подходы к тому, как может развиваться наша экономика и социальная сфера в период с 2017 по 2025 годы, как вы справедливо сказали, имея в виду и ту задачу, которая была поставлена президентом в послании… Выход где-то в период 2019—2020 годов на темпы роста нашей экономики на уровне среднемировых и выше среднемировых. Это даст возможность нашей экономике быстрее развиваться и решать основные социальные задачи».

Прошел еще год, и та же самая задача была зафиксирована в «майском указе» президента. Вновь процитируем дословно:

«Правительству Российской Федерации обеспечить достижение следующих национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года: […] вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечение темпов экономического роста выше мировых».

Конкретной разбивки экономической динамики по годам в тексте указа нет, но это, конечно же, не отменяет сказанного Дмитрием Медведевым в 2017 году. Спустя два года, похоже, уже нет никаких сомнений в том, что и «где-то в период 2019—2020 годов» российская экономика не будет расти быстрее мировой. При этом списать отсутствие роста на внешние факторы наподобие западных санкций точно не получится — причины нового кризиса имеют внутренний характер.

Здесь стоит еще раз сделать акцент на том, в чем, в конечном итоге, заключается смысл именно такой формулировки — выйти на экономический рост выше среднемирового. Задача для национальной экономики расти быстрее мировой, бесспорно, не лишена двусмысленности — допустим, если мировая экономика растет на 1% в год, то в таком случае рост на 1,1% уже можно считать формальным выполнением цели. Но с точки зрения того места, которое российская экономика занимает в структуре мирового хозяйства, именно такая постановка задачи выглядит логично. Россия по-прежнему входит в число развивающихся экономик, стран догоняющей модернизации, и залогом как минимум сохранения места в этой группе является опережающий экономический рост. Что именно он должен опережать — отдельный вопрос. Ориентир на среднемировую динамику роста в данном случае не более чем некая точка отсчета, не меняющая общее понимание проблемы: экономика России должна расти быстрее, чем сейчас.

Еще сильнее проблему догоняющего развития акцентирует задача вхождения в пятерку крупнейших экономик мира. В данном случае основным критерием выступает абсолютный размер ВВП — показатель содержательно «бедный», но в долгосрочной динамике вполне убедительно демонстрирующий успехи или неудачи стран, для которых быстрый рост является главной задачей экономической политики. Так вот, конкурировать за место в первой пятерке стран по абсолютному размеру ВВП России в ближайшие годы предстоит не с Германией или Великобританией, а с Индонезией, Египтом и Турцией — именно эти три страны, по прогнозу международного банка Standard, в 2030 году могут обойти Россию по размеру своей экономики. Очевидно, что конкуренция между странами догоняющей модернизации резко обостряется, и нынешние темпы роста экономики лишь подчеркивают, что мы к этому, мягко говоря, не вполне готовы.

История знает множество примеров, когда проблема углубляющегося отставания от лидеров стремительно превращается из экономической в политическую. Пожалуй, самый известный из них — события, предшествовавшие Французской революции 1789 года. Нередко среди ее причин называют деятельность философов Просвещения, которые якобы идейно подготовили взятие Бастилии и последующие события задолго до того, как они произошли, однако такое объяснение весьма далеко от политико-экономических реалий. Последние же складывались для Франции все хуже и хуже — во второй половине XVIII веке она практически безнадежно уступила Англии борьбу за первенство в мировой экономике, и ощущение нарастающего отставания от лидера в последние годы воздействовало на общественное мнение ничуть не меньше, чем рассуждения просветителей о свободе и общественном договоре. Отсюда, собственно, и безоговорочная приверженность якобинцев и Наполеона жестким протекционистским и меркантилистским мерам в противовес британской доктрине свободы торговли. Примечательно, что одним из главных спусковых крючков для событий 1789 года стало подписание англо-французского торгового соглашения, которое быстро привело к потоку дешевых британских товаров на французский рынок и ударило по благосостоянию французских производителей. После этого идеи просветителей лишь окончательно оформили решимость третьего сословия изменить своими силами то, что королевская власть была не готова менять или откладывала изменения до лучших времен.

Прямых исторических аналогий с ситуацией в России здесь, разумеется, нет — важно подчеркнуть лишь то, что накопление экономических проблем в обществе с высокими ожиданиями рано или поздно приобретает политическое качество. Если в конце 2016 года отсутствие внятного экономического роста было проблемой по преимуществу экономической и решения для нее тоже предлагались именно экономические — в виде пресловутых «структурных реформ», то теперь все более очевидно, что проблема переместилась в сферу политики. Прошлогодние решения о повышении пенсионного возраста и НДС носили именно политический характер, и теперь, когда их последствия не замедлили сказаться, вернуть проблему низкого экономического роста в область экономики напоминает задачу о возвращении джинна в бутылку или зубной пасты в тюбик. Высокая цена сомнительных решений была понятна изначально, и теперь остается лишь констатировать, что негативные прогнозы сбываются с неумолимой точностью.

Однако это еще лишь полбеды. Гораздо хуже — нарастающее ощущение того, что меры по стимулированию экономики, предлагаемые правительством, не только направлены мимо цели, но и само же правительство не горит большим желанием их выполнять. Показательным в этом плане было недавнее заседание-видеоконференция правительства, посвященное исполнительской дисциплине на всех уровнях власти. Чтение правительственных стенограмм редко бывает столь увлекательным: на протяжении всего заседания чиновники один за другим открытым текстом расписываются в неспособности справиться с вопросами отнюдь не глобального масштаба, решение которых регулярно тонет в межведомственных согласованиях и не сдвигается с мертвой точки годами. При этом количество неисполненных поручений растет, как снежный ком, приближаясь к критической массе, когда перегрузка системы будет препятствовать выполнению ею даже самых простых функций. Между тем вопрос, который общество все активнее задает правительству — «где обещанный экономический рост?», так и остается без ответа.

 

 

***

 

А все почему?

 

 

20.05.2019

И смех, и Греф: действительно ли олигархов отстранили от власти в России?

Глава Сбербанка Герман Греф в эфире канала "Россия 1" заявил, что Россия за последние 19 лет отделила-таки олигархов от власти. Он отметил, что такая ситуация была в 90-х, но после была "проведена хирургическая работа по удалению капитала от управления". Кроме того, он вспомнил, что и сам сталкивался с ними:

"Я столкнулся с так называемыми олигархами в полный рост – первые годы нашей деятельности были напрямую связаны с большим количеством так называемых олигархов".

Примечательно, что в его словах олигархи – "так называемые". Вероятно, продолжается песня, затянутая еще Аркадием Дворковичем, о том, что у нас-де не олигархи в России, а "социально ответственные бизнесмены". Эту же песню потом подхватил Чубайс, заявивший, что страна должна сказать олигархам спасибо ("другого слова не придумали!" – возмущался он) за все, что они сделали для страны. Теперь Герман Греф. Впрочем, если посмотреть на то, как убытки этих самых "социально ответственных бизнесменов" возмещаются правительством, какая оказывается поддержка – то возникают большие сомнения в их отстраненности, уверен депутат Государственной думы, член комитета по экономической политике Николай Арефьев. Он рассказал об этом в беседе с Накануне.RU.

– Как можете оценить заявления Грефа – соответствуют ли они действительности, на ваш взгляд?

 

депутат Госдумы Николай Арефьев(2018)|Фото: gg34.ru– Могу сказать, что никакой капитал ни от какой власти не отстранен, и никто этим вообще не занимался, потому что власть принадлежит этому капиталу, и капитал сам себя уничтожать в государстве не будет.

И мы это видим на примерах – если с олигархами борются за рубежом, то в нашей стране им наоборот дают любые поблажки, для них даже устроили две оффшорные зоны на Дальнем Востоке и в Калининграде с приглашением – приходите, приносите свои деньги, и мы вас не тронем. Приняли какой-то "мафиозно-криминальный" закон об ограждении бизнесменов от уголовной ответственности за воровство.

Владимир Путин, Герман Греф(2018)|Фото: kremlin.ru

– Вы тогда сравнили Госдуму с ОПГ…

– Да, я сказал, что такой закон может принимать только организованная преступная группировка, но никак не Государственная дума, потому что он противоречит всем нормам права и даже Конституции РФ. Но у нас сегодня все возможно – поэтому такие законы принимаются. А в интересах кого они принимаются? В интересах этой самой олигархии, которая была в 90-х и которая наживается по сегодняшний день.

В стране сегодня вынашивается идея, что идет накопление первоначального капитала – еще эта стадия не пройдена, она будет продолжаться вечно, наверное. Потому что какое может быть первоначальное накопление капитала, если уже 30 лет прошло?

– При этом Греф называет олигархов "так называемыми" – почему так скромно?

– Так, насколько можно предполагать, он сам олигарх, а в его первые годы (наверное, когда он был министром экономического развития) он с ними встретился, и с тех пор количество олигархии-то не сократилось, а увеличилось. Поэтому говорить о том, что их кто-то отстраняет, уничтожает – нельзя. Более того, все эти младореформаторы, теперь уже постаревшие и поседевшие, как владели всеми активами, так и владеют. Как диктовали нашему правительству правила игры – так и диктуют. И ничего не изменилось. И изменить практически ничего невозможно. Потому что ни один закон, который вносит оппозиция, не принимается.

Костин, Кудрин, греф, Набиуллина(2018)|Фото: kremlin.ru

– Допустим, от власти олигархов не отстраняют, но как-то борются с ними?

– Говорить о том, что кто-то у нас борется с олигархией, кто-то отстраняет ее от власти, нелепо – она сама себя отстранять от власти не будет. Пример Дерипаски – ему принадлежит как минимум треть российской промышленности, потому что ему принадлежат и автомобильные заводы, и железнодорожные предприятия, ему принадлежит авиационный комплекс, металлургия, алюминий, и чего только ему не принадлежит. И на сегодняшний день борьбу с ним устроило не российское правительство, а американское – отобрали у него алюминий (не у него даже отобрали, а у нас), а сейчас начали таким же методом ликвидировать его хозяйство на территории РФ.

И кто с ними борется-то? Никто с ними не борется, никто их не отстранял. Они как работали, так и работают. Периодически возникают вопросы о приватизации топливно-энергетического комплекса, но дело в том, что этот топливно-энергетический комплекс уже наполовину и не наш. Во всяком случае российские граждане им владеют, но они уже зарегистрированы кто на Виргинских островах, кто в Великобритании, кто в США. Поэтому зачем его приватизировать, отбирать, если все и так принадлежит уже олигархам?

А что у нас не принадлежит олигархам? Да все им принадлежит и ничего не развивается!

– Вы привели пример Дерипаски – получается, в этом деле даже зарубежные санкции сыграли большую роль, чем действия нашего собственного правительства?

– Конечно! Мы только говорим о деофшоризации, чтобы капиталы вернулись назад, а почему мы даже поправку не можем принять, чтобы наши российские предприятия регистрировались по месту своего нахождения? Сразу мы бы выбили козырь у всех олигархов, чтобы все предприятия регистрировать в каких-то офшорах. Ведь именно эта статья Налогового кодекса, которая позволяет регистрировать предприятия где угодно – она и выводит наши капиталы в офшоры.

Но ведь никто не хочет этого. Потому что на сегодняшний день все властные структуры владеют имуществом в офшорах. А это значит, что это "оккупационный режим", который работает на чужого дядю, но не на Россию. Поэтому у нас такие "успехи" в экономике.

                

Информационная служба Накануне.RU

 

Дополнительная информация

  • Автор: Николай Проценко

Оставить комментарий

Календарь


« Август 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

За рубежом

Аналитика

Политика