Четверг, 05 Ноября 2020 23:02

Из "Суммы" "вычитают" порт Владивостока

Управление крупнейшим ПАО "Владивостокский морской торговый порт" (ВМТП) с 2021 года переходит к менеджерам госкорпорации "Росатом", там подтверждают этот факт, но без подробностей. Прежние собственники утверждают, что идет очередной этап рейдерского захвата активов группы FESCO*. Накануне.RU проследило историю конфликта и попыталось сделать прогнозы относительно будущего этого стратегического предприятия

Касками за FESCO

На сегодняшний день по сообщениям СМИ известно, что под оперативный контроль "Росатома" перешел ВМТП, об этом сообщили журналисты РБК, не раскрывая собственных источников.

При этом в госкорпорации "Росатом" вроде бы подтверждают принятое решение части акционеров FESCO, но не раскрывают деталей. Из приводимых СМИ подробностей известно, что менеджмент "Росатома" намерен сосредоточиться именно на управлении потоками грузов дальневосточного порта, но пока не собирается входить в акционерный капитал FESCO из-за корпоративного конфликта собственников.

Интерес "Росатома" к, казалось бы, посторонним проблемам в структурах FESCO и "дележу портфелей" внутри компании на самом деле понятен. Группа обеспечивает морскую перевозку примерно 30% грузов "Росатома" для строящихся за рубежом АЭС, это почти 10 тыс. тонн. Кроме того, в "условиях высокой конкуренции рынка и геополитической турбулентности" президент группы FESCO Аркадий Коростелев видит перспективы в объединении усилий компаний по развитию Северного морского транзитного коридора (часть программы по развитию Северного морского пути, оператором которого является госкорпорация). А FESCO ежегодно в рамках северного завоза доставляет более 200 тыс. тонн грузов на территорию Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Владивостокский морской торговый порт(2020)|Фото: vmtp.ruФото: vmtp.ru

Очевидно, что строительство атомных электростанций – задача не только экономическая, но и геополитическая, поэтому государство попросту не может пустить дела в этой сфере на самотёк и, стоя в сторонке, дожидаться разрешения конфликта между всеми собственниками ко всеобщему удовлетворению. Сама обстановка на предприятиях порта, к слову говоря, также не оставляет государственным мужам выхода не вмешиваться в ситуацию.

Ранее мы рассказывали об акциях протеста докеров против смены генерального директора ВМТП Заирбека Юсупова и назначения новых руководителей –Аркадия Коростелева и Романа Кухарука (директор порта).

Докеры морского порта во Владивостоке (2020)|Фото: Пресс-служба владивостокского морского торгового портаФото: Пресс-служба владивостокского морского торгового порта

Праведный гнев рабочих понять можно, но при этом, по одной из версий, за четыре года руководства портом Заирбека Юсупова якобы получили значительные преференции работники из Дагестана. Более того, предположительно, Юсупов является родственником опальных владельцев группы "Сумма" братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Некоторые считают, что выступления рабочих случились только из-за того, что увольнение Юсупова больно ударяет по дагестанцам.

Естественно, что подобного рода инциденты с противостоянием рабочих (насколько и кем эти акции на самом деле могли быть организованы и инспирированы, неважно) и новых управленцев порта не вызывает восторга у властей всех уровней – от региональных до федеральных. Тут под боком Хабаровск с его протестами населения после задержания и смены губернатора, но и в Приморье люди практически готовы выходить на "антимосковские" протестные акции…

В общем, передача дел по управлению портом в "Росатом" выглядит этаким соломоновым решением для временной передышки. В результате чего порт и входящие в группу предприятия все-таки придут к какому-то общему знаменателю и, возможно, удалят одних собственников в пользу новых, более устраивающих, скажем так, на сегодняшний день власти и Владивостока, и страны.

Оговоримся, что это лишь наше предположение, так по крайней мере выглядит ситуация сейчас для внешнего наблюдателя…

Эндшпиль для "медведевских"?

Группа FESCO входит в ТОП-10 транспортно-логистических компаний России, крупнейший актив – Владивостокский морской торговый порт, в сфере интересов – железнодорожные контейнерные перевозки и связанный с ними логистический комплекс. Группа эксплуатирует более 14 тыс. единиц подвижного состава, 40 тыс. контейнеров, на балансе – 18 транспортных судов собственного флота. В общем, компания – крупнейший оператор и игрок на рынке перевозок Дальнего Востока с соответствующими оборотами и выручкой.

Формироваться активы группы стали еще в "нулевых" и процесс консолидации собственности наиболее лакомых кусков в перевозках резко ускорился после 2012 года. Тогда упомянутая уже группа "Сумма" братьев Магомедовых и компания GHP консолидировали на своих балансах (включая офшоры) 49,99% и 23,75% акций ОАО "ВМТП".

Коллаж, Владивостокский морской торговый порт, Зиявудин Магомедов(2020)|Фото: Накануне.RUФото: Накануне.RU

Разумеется, говоря сегодня о делах вокруг Владивостокского порта, нельзя не упомянуть владельцев и бенефициаров почти разгромленной к сегодняшнему дню группы "Сумма" – братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Они были задержаны еще в марте 2018 года силовиками, позже им "выкатили" несколько исков по субсидиарной ответственности на сумму более 17 млрд руб., периодически добавляются новые эпизоды, короче говоря, процесс обещает быть небыстрым и весьма чувствительным для оставшегося бизнеса Магомедовых.

Контроль над черноморскими портами "Сумма" уже потеряла, теперь дошла очередь до дальневосточных активов.

Считается, что бизнес Магомедовых особенно расцвел в эпоху президентства Дмитрия Медведева (2008-2012 гг.), это, кстати, косвенно подтверждает хронология консолидации активов в портах Дальнего Востока.

(2019)|Фото: govvrn.ruФото: govvrn.ru

Связь между элитой "эпохи Медведева" у Магомедовых прямая – бывший вице-премьер Аркадий Дворкович, ближайший сотрудник экс-президента, является одноклассником одного из братьев по экономическому факультету МГУ. И вот бизнес Магомедовых просто "попёр" в гору как раз в конце "нулевых", правда, к сегодняшнему моменту практически либо перешел под контроль других лиц (например, Новороссийский морской порт), либо готовится к такому сценарию.

Нельзя не сказать и еще об одном знатном сидельце нынешней эпохи из окружения Медведева-Дворковича, мы имеем в виду, конечно, бывшего министра "Открытого правительства" Михаила Абызова, следствие по которому тоже дополняется и обрастает новыми эпизодами.

В общем, если по традиции процветание ряда бизнесменов и кланов (Ротенберги, Ковальчуки и т.д.) связывается с их давним знакомством с Путиным, то вокруг Медведева в свое время вроде бы стал формироваться собственный пул – тот же Абызов, Магомедовы, в какой-то степени – Виктор Вексельберг и некоторые более мелкие фигуры. Правда, за последние годы "медведевский пул" и его бизнес-основа получили ряд болезненных ударов от силовиков и к настоящему времени, как говорится, "зализывают раны". Того же Дворковича отправили руководить сначала "Сколково", а потом вообще кинули на… федерацию шахмат, что, видимо, также является определенным и вполне себе визуальным образом и сигналом. Мол, поруководи пока шахматистами, а бизнесом – мы уж сами как-нибудь.

Открытый финал

Накануне.RU по понятным причинам не претендует на полный и исчерпывающий анализ и прогноз по ситуации с Владивостокским портом, тем более что, мы обрисовали интересы не всех возможных участников спора и практически не "взвешивали" реальные лоббистские возможности интересантов этого многомиллиардного бизнеса. Стороны, как водится, либо вовсе не комментируют происходящее, либо делают это крайне неохотно, выдавая в эфир лишь самый минимум информации.

Трактовки событий поэтому могут быть разными, зачастую прямо противоположными.

Скажем, политолог Марат Баширов отмечает интерес к Владивостокскому порту со стороны губернатора Приморского края Олега Кожемяко. Вспомним тут, что в 2018 году оба ставленника власти на выборах считались креатурой первого замглавы АП Сергея Кириенко – бывшего руководителя "Росатома". И победить получилось не сразу – Кожемяко участвовал уже в повторных выборах.

"Своих попыток (участвовать в "разруливании" дел вокруг ВМТП, – прим.) Кожемяко не оставляет и даже пустил слух о том, что вошел в партнерство с Аркадием Ротенбергом", – отмечает телеграм-канал Баширова. Добавляя, что Ротенберг в возможном альянсе Кожемяко-Магомедовы точно не намерен занимать чью-то сторону, тем более что сам бизнесмен давно и прочно находится под санкциями Запада. И контролировать стратегический бизнес, таким образом, ему просто не с руки.

Владивостокский морской торговый порт(2020)|Фото: korabel.ru/Ирина БелоусоваФото: korabel.ru/Ирина Белоусова

Константин Калачёв, руководитель "Политической экспертной группы", отмечает важный тренд сегодняшней эпохи – передел крупного бизнеса и переход контроля от "неправильных" собственников к "правильным". При активном, само собой, участии государственных структур, вплоть до силовиков. Для государства порты, тем более на Дальнем Востоке – абсолютная, важнейшая цель, которую просто нельзя отдавать в "не те руки".

Схожее мнение высказывает и политолог Максим Жаров, который видит за всем происходящим не "удар" по интересам бизнес-кланов, близких к Медведеву или к кому бы то ни было, а именно дальнюю, стратегическую задачу. "Никаких внутриэлитных разборок или войны кланов я бы не стал сегодня выделять, это все-таки будет выглядеть натяжкой. А интерес государства к контролю над стратегическими активами есть и вполне оправдан", – уверен собеседник.

На Дальнем Востоке эти процессы, может быть, более выпуклы и заметны, лишь за последние несколько лет публика наблюдала битвы вокруг Находкинского порта, сражения за квоты на вылов дальневосточного краба (история с компанией "Монерон", частично принадлежащей бизнесвумен Ксенией Собчак, компания, несмотря связи Собчак и её матери-сенатора Людмилы Нарусовой в высоких московских кабинетах, лишилась статуса "системообразующего предприятия" для Минсельхоза). И даже собственно скандальный арест губернатора Сергея Фургала в Хабаровске многие склонны рассматривать через призму корпоративного конфликта на заводе "Амурская сталь" и желание того же Ротенберга взять контроль над предприятием. Повторимся, это всего лишь версия, тем не менее аргументированная.

Все это мы приводим для иллюстрации накала страстей и как возможные мотивы и движители происходящих сегодня событий.

В конце концов, любой передел собственности всегда обосновывается самыми благими намерениями – например, только в октябре ныне контролирующие FESCO акционеры обвинили Магомедовых в выводе миллиарда долларов из компании. Суд, кстати, будет проходить не где-нибудь, а в Лондонском арбитражном суде, своеобразное "повторение" скандально знаменитого процесса других русских олигархов – Романа Абрамовича и покойного ныне Бориса Березовского. Ну, вы помните, это оттуда перекочевали в лексикон западных юристов все эти термины вроде "крыша", "отжим бизнеса" и, конечно же, "siloviki".

Зиявудин Магомедов, пребывая, напомним, в СИЗО, как раз и заявляет через адвоката, что идет рейдерский захват его доли в FESCO и "отжим" Владивостокского порта. И якобы "Росатом" в этом процессе даже и не самый важный игрок, скорее – инструмент.

 

---

*Транспортная группа FESCO — российская транспортная компания, оказывающий услуги морского, железнодорожного, автомобильного транспорта и стивидорного обслуживания на собственных терминалах в крупнейших портах России и СНГ. Акционерная структура группы FESCO выглядит следующим образом: Зиявудин Магомедов, контролирующий акционер группы «Сумма» — 32,5 %, компании, контролируемые Марком Гарбером — 23,8 %, TPG — 17,4 %, другие акционеры/в свободном обращении — 26,3 %. Председатель совета директоров компании — Лейла Маммед Заде,[2] президент и председатель правления — Аркадий Коростелев. (Википедия)

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

За рубежом

Аналитика

Политика