Среда, 20 Мая 2020 20:29

План спасения Кремля: Когда рухнет экономика, Путин прикроется отставкой Мишустина

Кабмин поможет банкам и госкорпорациям — гражданам, как в 1990-е, придется спасаться огородами

Правительство в ближайшее время представит национальный план восстановления экономики. 19 мая об этом заявил премьер Михаил Мишустин на совещании у президента Владимира Путина.

В тот же день «Интерфакс» опубликовал некоторые положения рабочих вариантов этого плана. По словам источника агентства, они обсуждались на совещании в правительстве 18 мая.

План основан на идее дальнейшего смягчения фискальной политики. Напомним, списание части налоговых платежей во втором квартале 2020 года для отдельных отраслей и снижение ставки соцплатежей для малого и среднего бизнеса вместе с мерами первого и второго пакетов поддержки оценивались в 2,1% ВВП.

В версии же, которую цитирует «Интерфакс», предполагается смягчение фискальной политики «в размере более 10% ВВП», а также рост дефицита консолидированного бюджета в 2020 году до 8,5% ВВП. В эту цифру включается и итог сделки правительства с ЦБ по контрольному пакету акций Сбербанка (около 1% ВВП), и докапитализация Сбербанка и ВЭБ (0,5% ВВП).

Источник покрытия примерно половины федерального дефицита — перераспределение текущих федеральных расходов. Обращает на себя внимание, что Владимир Путин на совещании с правительством констатировал: по объективным причинам в 2020 году не будут использованы «некоторые» госпрограммы.

По мнению экспертов, для нахождения покрытия еще 2−3 трлн. рублей дефицита, а тем более на 7−8 трлн. рублей при более высоком дефиците федерального бюджета (от 6% ВВП) недостаточно нынешних ресурсов Фонда национального благосостояния — его использование ограничено «бюджетным правилом».

Поэтому возможна временная отмена «бюджетного правила». Так, в рабочих планах правительства середины мая 2020 года предполагалась техническая отмена части его положений — если в 2020 году цена нефти будет выше, чем $ 42,5 за баррель («цена отсечения»), то доходы этого периода от нефтегазового экспорта будут не зачисляться в ФНБ, а расходоваться прямо.

Однако при сильном дефиците федерального бюджета полная отмена «бюджетного правила» практически неизбежна. Причем, ряд аналитиков считает, что приведет это к парадоксальному эффекту — укреплению, а не ослаблению курса рубля.

В чем нет сомнений, объем прямой поддержки экономики в 2020—2021 годах будет зависеть от спада ВВП во втором квартале 2020 года. Квартальные консенсус-прогнозы, рассчитанные Центром развития ВШЭ, предполагают спад во втором квартале на 10,7%, причем с огромным разбросом оценок — от минус 6% до минус 16,9%

Это значит, что мер, предусмотренных национальным планом восстановления экономики, может хронически не хватать.

На деле, проблема в том, что едва ли не впервые за все 20 лет нахождения Путина у власти ему необходим сильный, способный на решительные меры кабмин. Но в правительстве Мишустина упорно считают, что трудные времена нужно пересидеть, ничего не меняя по существу. Да, можно кого-то поддержать, или ключевую ставку еще раз снизить — но никаких реформ затевать не следует. Власти хотят сохранить статус-кво — экономическую систему, которая сложилась на протяжении последних десятилетий. Они полагают, что к 2022 году все наладится — нефть вернется к $ 50−60 за баррель, и у российской элиты все опять будет хорошо.

Такая тактика может закончиться экономической катастрофой. И тогда, не исключено, Путину придется отправить правительство Мишустина в отставку — чтобы списать на него ответственность за массовую безработицу и обнищание населения.

— Пока национальный план восстановления — по поручению Путина, кабмин должен представить его до 1 июня — это только общие наметки, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Никто не знает, образно говоря, всей картины после битвы. Пейзаж станет ясным не раньше, чем через три месяца — к осени. Поэтому сейчас все оценки — это цифры, писанные вилами по воде.

Это видно даже по прогнозу Центра развития ВШЭ: разброс от минус 6% до минус 16,9% - колоссальная разница. Но в любом случае понятно, что провал во втором квартале будет очень значительным.

Но, повторюсь, точной картины нет, потому что многое остается неизвестным. Мы не знаем, как будет развиваться в России эпидемия коронавируса. Не знаем, как скоро будут сняты карантинные ограничения — этого не знают и руководители, поскольку во многом не от них это зависит.

Вместе с тем, политика кабмина понятна: во всем мире сейчас прибегают к так называемой кейнсианской модели. То есть, на спаде пытаются стимулировать спрос. Делается это путем накачки экономики деньгами.

Ничего особо оригинального в действиях кабмина РФ нет, вопрос только в источниках денежной накачки. В нашем случае, их всего два. Это пресловутый ФНБ, плюс заимствования Минфина у ЦБ — по такой модели действуют во всем мире. Механизм прост: министерство финансов выпускает государственные долговые обязательства, а скупает их (поскольку у экономических агентов денег мало), в основном, центральный банк страны. По сути, такое заимствование — это просто-напросто выпуск новых денег, чистая эмиссия.

«СП»: — Кто получит деньги, которые собирается напечатать кабмин Мишустина?

— Помогать будут, прежде всего, крупному бизнесу. Еще до совещания правительства, 18 мая, вице-премьер Юрий Борисов рассказал в программе «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1» о планах по созданию на Дальнем Востоке авиаперевозчика с флотом исключительно из отечественных самолетов: до 2024 года предприятие укомплектуют 60 лайнерами «SuperJet 100» и 16 машинами МС-21. Все это — формы поддержки крупных экономических агентов за счет бюджета.

Плюс, поддержку бесспорно получат банки. Они сейчас шаг за шагом попадают в сложное положение: доходы у заемщиков упали, возвращать кредиты часто нечем — и малому бизнесу, и среднему, и даже крупному. В итоге, у банков наверняка возникнет дыра в балансе, отрицательное сальдо.

Государство будет затыкать эту дыру — у Сбербанка, ВТБ, а также еще нескольких крупных банков, — предоставляя льготные кредиты, а то и просто субсидии.

Другими словами, поддержка кабмина будет сосредоточена на так называемых ключевых игроках, с тем, чтобы не рухнула вся система. Мелочь спасать не станут — если, конечно, у этой мелочи нет особых отношений с центром управления, с правительством.

Что до раздачи в России денег физическим лицам — об этом речи вообще не идет. То, что уже было декларировано — пресловутые 10 тысяч единовременной выплаты на ребенка от 3 до 16 лет — этого хватит, чтобы недолго продержаться, такие деньги никого не спасут.

«СП»: — Что Кремль будет делать, если страну охватит безработица — отправит Мишустина в отставку?

— Сейчас, я считаю, Мишустина не время отправлять в отставку — такой шаг лишь произведет впечатление нестабильности. Добавлю, президент Путин не любит таких отставок. В январе-феврале произошла смена кабмина Дмитрия Медведева, но сколько лет до этого состав правительства оставался практически неизменным!

Тасовать колоду министров было модно при Борисе Ельцине, но сейчас по всем соображениям менять Мишустина невыгодно. Он только-только приступил к работе, пробыл на больничном из-за коронавируса — и теперь представляет план восстановления экономики, рассчитанный не на один год. А дальше, как говорится, жизнь покажет. Надо понимать, что результат действий правительства не зависит напрямую от Мишустина — главные направления определяет администрация президента и лично Путин.

Мишустин выполняет то, что от него требуют — для Кремля это главное. А как там будет с безработицей, с доходами населения — вопрос глубоко вторичный.

Абсолютной катастрофы, скорее всего, не будет. Но уже сегодня налицо значительное падение благосостояния населения, и людям придется приспосабливаться к ситуации.

«СП»: — Рост недовольства несет для Кремля политически риски?

— Политически значительно большую опасность представляет рост благосостояния, а не его падение. Человеку, который занят выживанием, не до протестов — он целый день ищет, грубо говоря, кусок хлеба. Если нет организаторов протеста — а в России их нет, поле полностью зачищено — сама по себе масса недовольных не сорганизуется.

Локальные, стихийные протесты возможны — но на них власть если и будет обращать внимание, то мало. Людям придется самостоятельно искать пути выживания — как в 1990-е, держаться за счет приусадебных участков, и пока платят пенсии, жить за счет родственников-пенсионеров. В России так уже бывало в кризисы.

— Антикризисные меры, которые принимает кабмин, гражданами совершенно точно оцениваются как недостаточные, их можно считать фактором дразнения людей, — считает директор «Левада-центра» * Лев Гудков. — По мере осознания гражданами размеров бедствия и кризиса, связанного с пандемией, падением цен на нефть и девальвацией рубля, у них будет нарастать раздражение. На этом фоне правительственные меры поддержки выглядят издевательством. Трудности при получении пособий, их мизерность чем дальше, тем больше будет провоцировать не просто недовольство, но даже агрессию.

По сути, все усилия правительства направлены на поддержку крупного бизнеса — государственных корпораций, образующих основу нынешней экономической системы. Но малый и средний бизнес, реальный сектор экономики поддержки практически не получает. Между тем, малый и средний бизнес — это сектор, который ориентирован на реальные потребности людей. И вскоре проблемы в этом секторе будут еще более ощутимыми.

Очень может быть, что Мишустина уберут — но только после того, как пандемия либо закончится, либо станет очевидно, что она уверенно идет на спад. Тогда на премьера, действительно, можно будет повесить ответственность за неэффективность работы.

Новости России: Глава Минтруда назвал сумму, которую могут получить семьи с детьми при потере работы

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Июнь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

За рубежом

Аналитика

Политика