Понедельник, 08 Апреля 2019 13:40

Россияне не смирились: Мина пенсионной реформы рванет в конце года

В обществе зреет протест на фоне падающих рейтингов власти

Рейтинг президента и «Единой России» снова начал снижаться в конце марта-начале апреля. Согласно опросу ФОМ, если б выборы президента состоялись в следующее воскресенье, за Владимира Путина проголосовали бы 45% респондентов. 10 марта этот показатель составлял 48%. «Единую Россию» поддержали бы 33% опрошенных.

Впрочем, такие колебания рейтинга президента в последний год не редкость. Рейтинг ФОМ уже опускался до 45% в августе, сентябре, ноябре.

По оценкам ВЦИОМ, в рейтинге доверия политикам 25−31 марта показатель Владимира Путина положительно скорректировался и составил 33,8%. Рейтинг одобрения деятельности президента заметно выше и составляет 65,6%. Оценки работы премьер-министра и Правительства России за эту неделю составили 37,7% и 41,9% соответственно.

Напомним, что обвал рейтингов президента и правительства произошел летом 2018-го года после объявления о пенсионной реформе. Если к мартовским выборам показатели президента достигли максимума, то в июне резко упали.

Например, рейтинг одобрения деятельности президента ВЦИОМ 25 марта 2018-го составлял 82,5%. К 3 июня он опустился до 77,3%. 16 июня в Государственную думу был внесен законопроект о пенсионной реформе в России. И уже 24 июня рейтинг одобрения президента опустился до 63,4%.

Казалось бы, за прошедшие месяцы россияне должны были смириться с пенсионной реформой. Однако, как говорят эксперты, никаких позитивных моментов, которые позволили бы рейтингам снова начать расти, нет. Реальные доходы населения снижаются, уровень жизни продолжает падать, экономика топчется на месте, а пенсионная реформа периодически напоминает о себе.

Сначала индексация пенсий не коснулась тех, кто получает выплаты ниже прожиточного минимума. Но эту оплошность президент поручил исправить. Затем активизировалась дискуссия о том, что Пенсионный фонд может не засчитать гражданам периоды стажа с 2002 года, если работодатель тогда не делал страховых отчислений в ПФР. Так как в те годы такое практиковалось повсеместно, многим россиянам, возможно, придется докупать стаж, чтобы обеспечить себе пенсию.

Впрочем, хотя роста рейтингов власти не происходит, нового падения пока тоже не ожидается. Однако, как считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин, это кажущееся спокойствие, и уже в конце года недовольство населения политикой властей может дать о себе знать.

— Последние несколько месяцев наблюдается определенная стабилизация рейтингов власти. Тенденция к снижению в феврале-марте по данным трех ведущих социологических центров — ВЦИОМа, ФОМа и Левады — заморозилась. В этот период рейтинги власти стали колебаться в определенном коридоре. Например, рейтинг доверия президента от ВЦИОМа колеблется в коридоре 32−35%, то снижаясь, то немного подрастая. Он вышел на определенное плато.

Но это касается только количественной социологии, то есть общих цифр рейтингов. В качественной социологии ситуация другая. Качественная социология — это не только ответы на вопрос о том, за кого бы вы голосовали, но и фокус-группы, глубинные интервью и так далее.

Не так давно социолог, директор Центра стратегических разработок Сергей Белановский обнародовал данные своего исследования, которое проводится в Москве, Владимире и Гусе-Хрустальном и охватывает три группы избирателей — столичных, областного центра и российской глубинки. Судя по итогам этого мартовского исследования неблагоприятные для власти тренды и изменения общественного сознания продолжаются.

«СП»: — Что это за тренды?

— Происходит дальнейшая делегитимация власти, растут претензии по поводу неблагополучной социально-экономической ситуации, законсервированности социальной структуры общества, закрытости власти и отказа от общения с народом. Растет неприятие приоритетов в области внешней политики. Есть большие претензии из-за того, что внешней политике уделяется больше внимания, чем внутренней. Кроме того, есть запрос на более открытую и прозрачную систему принятия решений.

Это исследование не стоит игнорировать. Группа Белановского в марте 2011-го прогнозировала протесты, которые произошли в конце того года. То есть глубинные изменения в общественном сознании происходят.

Но дело в том, что временная разница между тем, как происходят эти изменения, и тем, как они начинают отражаться в политических и поведенческих практиках, составляет примерно год. Поэтому складывается парадоксальная ситуация, когда несмотря на то, что неблагоприятные для власти изменения в сознании населения продолжаются, скажется это на политическом поведении только в конце этого года-начале следующего. А стабилизация рейтингов и политических показателей, возможно, продлится и на лето, так как это сезон отпусков.

Сейчас все ожидают повторения прошлогодней ситуации на едином дне голосования, когда побеждали протестные кандидаты. Но осенью эта ситуация может не повториться. Итоги единого дня голосования будут для власти более благоприятными и менее протестными, чем год назад. Она на этом успокоится и расслабится, а потом грянет что-то, к чему она будет не готова. Потому что тенденция к делегитимации власти, падению доверия и отторжению никуда не делась. Просто она происходит по синусоиде. После определенного падения следует отскок вверх, но не на прежние величины, а на более низкие. Потом опять падение, и так далее.

«СП»: — Пенсионная реформа будет вести к дальнейшему падению рейтингов?

— Что касается пенсионной реформы, нельзя говорить, что она будет способствовать снижению рейтингов власти. Она, скорее, если говорить языком машинного программирования, перешла у людей из оперативной памяти, которая способствует снижению текущих рейтингов, в память долгосрочную. В голове у населения отложилось, что власть в одностороннем порядке расторгла с ним общественный договор. Этот факт уже никуда не денешь. Население сделало из этой истории выводы. И теперь фактор пенсионной реформы играет не столько на количественные показатели рейтингов — он уже отыгран, — сколько на качественные изменения в общественном сознании, на растущее отторжение и дистанцирование от власти.

«СП»: — Могут ли какие-то события привести к всплеску роста или, наоборот, новому падению рейтингов?

— Событий, которые могут привести не к техническому колебанию, когда рейтинг поднимается на 1−2%, а к полноценному росту, не просматривается. Та политика, которую проводит власть и с точки зрения содержания, и с точки зрения стилистики все больше расходится с общественным запросом. По сути население хочет, чтобы власть больше внимания уделяла внутренней повестке. По форме же есть запрос на то, чтобы власть была более открытой, больше общалась с населением. Не выступала перед ним в одностороннем порядке, а разговаривала, вела диалог и воспринимала обратную связь.

По факту же мы видим, что власть делает акцент на активную внешнюю политику. Но население, особенно женщины, все больше отвергает милитаристскую составляющую. С точки зрения формы власть не настроена на диалог. Она хочет найти такие чудесные пиар-инструменты, которые позволят вернуть ситуацию либо нулевых, либо 2014−2016 годов, когда односторонняя пропаганда приносила приличный результат.

Но этого не произойдет. Для того, чтобы рейтинги начали расти, власти необходимо поменяться содержательно. Но она не хочет меняться в соответствии с общественным запросом. Более того, по ее курсу видно, что она намерена все больше отказываться от инструментов медиа-манипулирования в пользу инструментов прямого административного принуждения.

Власть все больше демонстрирует, что отказывается от того общественного договора, который существовал последние 15 лет. Причем этот договор мог меняться, например, сначала была «лояльность в обмен на экономическое благополучие», затем «лояльность в обмен на геополитические успехи».

Теперь же власть вообще отказывается от какого-либо общественного договора в принципе и переходит к практике одностороннего силового принуждения. Это изменение отторгается обществом и ведет к еще больше делегитимации власти. Просто пока она не отражается на политических практиках.

Хотя тревожные звоночки звучат. Это и итоги единого дня голосования, и протестные акции в Ингушетии, на которые наложено информационное эмбарго, и протестные акции в Якутии, где неприятие мигрантов — это всего лишь оболочка, в которую заложены серьезные проблемы. Пока это отдельные всплески, которые не сформировались в единый общенациональный тренд.

Это слияние может произойти в конце этого года — начале следующего. И, кстати, силовики прогнозируют, что в течение двух лет в России произойдет серьезный всплеск общественного недовольства, сформируется протестное движение с единой повесткой. Поэтому они сейчас и предпринимают различные меры, чтобы упредить эти вещи, но не с сущностной точки зрения, а в плане реагирования. Это и закон о суверенном интернете, который позволит отключить сеть, как средство координации протестной деятельности, и различные рестриктивные инициативы, которые одна за другой множатся.

Только на днях предложили дать силовикам возможность блокировать подозрительные счета на 10 дней, что может затруднить финансирование протестов. Силовики понимают, что в ближайшие несколько лет возможны серьезные проблемы, и хотят выстроить каркас для противодействия им.

 

Пенсионная реформа: Удальцов назвал решение КС о пенсионном возрасте частью системы социального геноцида

Новости России: Силуанов рассказал, как увеличить пенсию на 20 процентов

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

За рубежом

Аналитика

Политика