Понедельник, 18 Июня 2018 16:30

Представляющий Россию Эдди Астанин переизбран в совет директоров SWIFT. Кое-что о SWIFT от Катасонова.

Представитель от России был переизбран в совет директоров системы передачи финансовых сообщений SWIFT, говорится на сайте ассоциации Россвифт. В совет вошел предправления Национального расчетного депозитария (НРД; входит в группу Мосбиржи) Эдди Астанин.

Астанин занимает свою должность с 2015 г., когда Россия впервые получила право войти в совет. В нем состоят представители 25 стран, лидирующих по трафику сообщений SWIFT.

По итогам 2017 г. Россия заняла 15 место в мире по трафику: за прошлый год российские пользователи отправили 116 млн сообщений, рост за год составил 40%. В 2016 г. Россия занимала 17 место.

Общее собрание акционеров, или пайщиков, SWIFT прошло 14 июня в штаб-квартире SWIFT в Ля Ульп (Бельгия).

 

***

 

21 Февраля

Картина мировых валютных операций от SWIFT

 

На сегодняшний день общество SWIFT контролирует большую часть платежей в мире, связывая банки всех стран планеты

В мире финансов важнейшую роль играет общество SWIFT (от англ. Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications). В переводе на русский язык — Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи. Оно основано в 1973 году, соучредителями выступили 248 банков из 19 стран. В настоящий момент членами SWIFT являются более 10 тысяч организаций, преимущественно банков, из 210 стран мира.

Ежегодно через SWIFT проходит четыре миллиарда платёжных поручений. А ежедневные валовые платежи, проходящие через систему, измеряются триллионами долларов. Львиная доля всех трансграничных платежей в мире проходит через SWIFT. Так, по экспертным оценкам, у России сегодня трансграничные платежи, проходящие мимо SWIFT, составляют лишь 5-10%. Более того, многие транзакции между организациями одной страны, которые осуществляются в иностранных валютах, также проходят через "ворота" SWIFT.

Можно сказать, что SWIFT на сегодняшний день контролирует большую часть платежей в мире. SWIFT — мировой посредник или диспетчер, связывающий банки всех стран мира. Пользователями услуг SWIFT являются не только коммерческие банки и финансовые компании, но также и Центробанки. Соответственно, не кто иной, как SWIFT, представляет себе общую картину финансовых потоков в мире. Кое-какой информацией на этот счёт SWIFT делится с общественностью.

Например, общество время от времени публикует статистику о валютной структуре платёжных операций, проходящих через систему SWIFT. На днях общество SWIFT обнародовало данные о валютной структуре платёжных операций за декабрь 2017 года. Они представлены в табл. 1. Для сравнения приведены данные за декабрь 2015 года.

Картинки по запросу Картина мировых валютных операций от SWIFT

Как видно, доллар США продолжает сохранять доминирующие позиции в международных платежах в мире. Хотя его доля за период с декабря 2015 г. по декабрь 2017 г. несколько сократилась — с 43,89% до 39,85%. То есть примерно на четыре процентных пункта. В то же время за указанный двухлетний период впечатляющим оказалось наращивание позиций евро: доля этой валюты выросла с 29,38% до 35,66%, т. е. более чем на шесть процентных пунктов.

Полагаю, что такое изменение позиций двух ведущих валют мира в пользу евро можно объяснить прежде всего тем, что за последний год, когда в Белый дом пришёл новый президент Дональд Трамп, стало наблюдаться ослабление валютного курса доллара США по отношению к большинству ведущих валют мира.

Не буду сейчас обсуждать вопрос, произошло это стихийно (под влиянием некоторых более-менее объективных причин) или же администрация Трампа сознательно проводила курс на ослабление доллара США с целью повышения конкурентоспособности американских компаний на мировом рынке. Факт есть факт. И интерес участников международных экономических отношений к падающему доллару США не мог не ослабеть.

Общество SWIFT в статистике международных платежей особо выделяет трансграничные операции с разными валютами. Ведь через систему SWIFT проходят как операции между субъектами, принадлежащими одной юрисдикции (платежи внутри национальной экономики, но обслуживаемые системой SWIFT), так и операции между субъектами разных юрисдикций (трансграничные платежи). Ниже приведена валютная структура трансграничных операций, проводимых через систему SWIFT (табл. 2).

Картинки по запросу Картина мировых валютных операций от SWIFT

Как видно из табл. 2, доля доллара США и евро в трансграничных операциях заметно выше, чем в общем объёме всех платёжных операций (внутренних и трансграничных). Поразительно резко за два года увеличился удельный вес евро в трансграничных операциях — с 29,75% до 39,45%. Без малого на 10 процентных пунктов. Европейская единица "евро" почти сравнялась с долларом США, доля которого за двухлетний период упала с 47,87% до 41,27%, т. е. на 6,6 процентных пункта.

За два года просто произошло некоторое перераспределение позиций двух ведущих валют мира, но при этом в совокупности они не только не ослабили своё суммарное положение, но и даже несколько его укрепили. Совокупный удельный вес доллара США и евро во всех платёжных операциях SWIFT вырос с 73,28% до 75,51%. А совокупный удельный вес этих двух валют в трансграничных операциях, проходящих через SWIFT, увеличился с 77,62% до 80,72%.

Ключевую роль в международных финансах играют следующие центральные банки: ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии, Национальный банк Швейцарии. Эту группу Центробанков называют G5. Иногда к ней примыкает Банк Канады, тогда говорят о G6. Именно эта группа Центробанков контролирует почти все расчёты и платежи в мире, особенно трансграничные. Доля валют, эмитированных Центробанками G6, во всех платёжных операциях SWIFT в декабре 2017 года была равна 88,37%. Доля этих валют в трансграничных операциях SWIFT составила на тот момент времени ещё более впечатляющую величину — 91,78%. Получается, что на все оставшиеся 14 валют, по которым SWIFT представляет статистику, грубо говоря, приходится около 10%.

Из всех остальных валют обратим внимание на китайский юань. Напомню, что осенью 2015 года Международный валютный фонд (МВФ) принял решение о включении китайской валюты в корзину резервных валют (корзина валют, с помощью которых определяется курс эмитируемой Фондом денежной единицы SDR). В корзине до этого находились четыре валюты: доллар США, евро, британский фунт и японская иена. После включения китайской валюты в корзине произошли довольно серьёзные изменения в весе других мировых валют. Доля юаня в SDR составила 10,92%, китайская валюта сразу же заняла третье место. Юань оттеснил японскую иену и британский фунт стерлингов на четвёртое и пятое места в корзине SDR соответственно. При этом наиболее заметно сократился вес евро: c 37,4% до 30,93%.

А как выглядят позиции юаня в платёжных операциях, проходящих через SWIFT? Доля юаня в декабре 2015 г. была равна 2,31%, а в декабре 2017 года упала до 1,61%. Как видим, получение юанем статуса международной валюты не только не увеличило её удельный вес в операциях SWIFT, но даже, наоборот, уменьшило. Случайность? Не думаю. Одно из возможных объяснений такого парадокса: Китай, добившись поставленной задачи (включения юаня в корзину SDR), перестал искусственно поддерживать свою валюту.

В трансграничных платежах доля юаня ещё более скромная: в декабре 2015 года она была равна 1,6%, а в декабре 2017 года упала до 0,98%. Два года назад юань по этому показателю занимал седьмое место, а сейчас опустился на восьмое. Впереди него оказались валюты G6, а также доллар Австралии. Если судить по количеству публикаций о китайском юане, то может сложиться впечатление, что он стал мировой валютой, успешно конкурирующей с долларом США и евро, а уж остальные валюты G6 уже давно оставил позади. Из статистики SWIFT мы видим обратное: ослабление позиций китайской валюты в международных платежах, особенно трансграничных. 

Правда, справедливости ради следует сказать, что у Китая уже существенная часть платёжных операций проходит мимо "ворот" SWIFT. Пекин заключает двусторонние соглашения со многими своими торговыми партнёрами о расчётах в юанях и национальных валютах партнёров. Какая часть платежей и расчётов Китая осуществляется сегодня в обход SWIFT, общество SWIFT, естественно, знать не может. А Китай такую статистику не публикует.

Но зависимость китайской экономики и юаня от валют G6 остаётся высокой. В какой-то мере об этом можно судить по данным SWIFT. Общество периодически публикует статистику о том, на какие валюты чаще всего происходит обмен китайского юаня. За 12 месяцев 2017 года на операции по паре доллар — юань (покупка и продажа) пришлось 97,8% всех валютно-обменных операций с участием китайской валюты. А вот доли других валют в таких операциях (%): евро — 1,28; южнокорейская вона — 0,97; японская иена — 0,2; доллар Гонконга — 0,15; британский фунт стерлингов — 0,1; доллар Австралии — 0,07; крона Швеции — 0,03; франк Швейцарии — 0,03; доллар Сингапура — 0,02.

Как видим, в списке нет валют некоторых стран, с которыми Китай вроде бы имеет достаточно масштабные торговые отношения. Например, мы не видим российского рубля. Можно предположить, что обменные операции с валютами России и Китая имеют место, но проходят напрямую, минуя "ворота" SWIFT. Тем более что две страны в последние годы не раз заявляли о необходимости более широкого использования национальных валют во взаимной торговле. Впрочем, успехи в этом направлении, судя по всему, весьма скромны.

Статистику SWIFT дополню данными Банка России. Согласно этому источнику, доля рубля в расчётах по импорту товаров и услуг Россией из Китая в 2013 году составила 3,9%, в 2016 году — 2,1%, в 2017 году (предварительные данные) — 2,7%. А доля рубля в расчётах по экспорту российских товаров и услуг в Китай за указанные годы равнялась соответственно 1%, 6,8%, 9,4%. Долю юаня в расчётах по торговле Китая и России не публикует ни Центробанк России, ни китайские ведомства. Но по косвенным признакам можно предположить, что она существенно больше доли российского рубля.

В условиях угрозы блокирования расчётов России, проходящих через систему SWIFT, необходимо максимально снижать долю доллара США и других валют, входящих в G6, со всеми нашими торговыми партнёрами. Особенно с Китаем, который стал для нас самым главным партнёром как по экспорту, так и импорту. По данным того же Банка России, доля доллара США в поступления от российского экспорта в Китай в 2013 году была равна 97,8%, в 2016 году — 83,3%, в 2017 году (предварительные данные) — 78,8%. Платежи за российский импорт из Китая в долларах были равны (%): 2013 г. — 90,1; 2016 г. — 78,8; 2017 г. — 76. Все указанные платежи по экспортным и импортным операциям России с Китаем проходят через систему SWIFT, что является в высшей степени рискованным делом.

Ещё хотел бы обратить внимание на то, что в декабре 2017 года, согласно данным SWIFT, российский рубль вошёл в группу валют топ-20 по трансграничным платежам (табл. 2). Рубль занял 18-е место, находясь рядом с рэндом ЮАР и чешской кроной. Доля рубля невелика (0,27%), но в абсолютных масштабах суточные рублёвые операции эквивалентны десяткам миллиардов долларов. Было бы лучше, если бы российской валюты в списке SWIFT не было вообще. Привычка пользоваться "воротами" SWIFT в условиях обострения экономических санкций грозит России серьёзными потерями. России пора выстраивать собственные "ворота" для общения с внешним миром.

 

Читайте также:

11:00 - 19 Февраля

Готова ли Россия к блокировке SWIFTСегодня США и их ближайшие союзники применяют экономические санкции против целого ряда стран. Прежде всего...

 

 

 

 

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Август 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

За рубежом

Аналитика

Политика