Среда, 10 Мая 2023 14:25

Третья революция в военном деле?

Любая революция в военном деле подобна молнии: о ней узнаешь, когда она поражает

 

Статья первая

Произведёт ли искусственный интеллект революцию в военном деле?



 

Произведёт ли искусственный интеллект революцию в военном деле?

На рубеже смены техноэпох

Устройство мирового сообщества в XXI веке всё больше определяется развитием технологий, в первую очередь информационных. Здесь сегодня лидирует искусственный интеллект (ИИ). Как ни важно влияние технологии больших данных, облачных вычислений, мобильных технологий и проч., решающим образом влияет на развитие человеческой цивилизации ИИ.

Российский IT-аналитик Сергей Карелов относит ИИ к числу технологий, ведущих к новой техноэпохе, которая меняет «не столько мировоззренческие взгляды миллионов людей, сколько организацию их жизни в широком диапазоне аспектов: от политической и социальной до бытовой и духовной жизни». В большинстве случаев поворотным моментом, знаменующим начало смены техноэпох, является не само изобретение той или иной технологии, а «прохождение некой условной «стрелки», подобной железнодорожной стрелке, после которой дальнейший путь поезда однозначно ведет в пункт А, а не в пункт Б, В или Г (из этого следует и второй смысл поворотного момента – точка невозврата)».

Карелов приводит два примера таких поворотных моментов.

«Поворотным моментом перехода к новой техноэпохе, кардинально изменившей представления людей о физических размерах мира, стало создание в 1914 году первой авиакомпании St. Petersburg Tampa Airboat Line, самолёты которой летали по расписанию.

После этого поворотного момента было много еще чего важного:

• от достижения 1 миллиона пассажиров, перевезенных в 1934 году авиакомпанией Deutsche Lufthansa,

• до беспрецедентно быстрого распространения самолетами по миру пандемии COVID-19 в 2020-м. Но и то и другое оказалось возможным лишь как следствие поворотного момента, произошедшего в 1914 году».

И второй пример. Поворотным моментом к новой техноэпохе, изменившей представления людей об информационном устройстве мира, стало, по мнению российского аналитика, начало продаж Apple iPhone в 2007 году.

К тому времени мобильные телефоны продавались уже 15 лет, а доля iPhone среди проданных смартфонов составляла всего около 1%. «Но лишь после поворотного момента выхода на рынок iPhone в 2007 году техноэпоха мобильных устройств связи (пейджеры, сотовые телефоны, коммуникаторы и смартфоны) начала трансформацию в техноэпоху «информационных протезов» человека. Именно в них в итоге превратились всевозможные мобильные гаджеты связи, ставшие для людей искусственными заменителями памяти, многих когнитивных навыков и даже самой возможности обучаться».

Приведёт ли развитие ИИ к столь же кардинальной смене техноэпохи в военном искусстве, иными словами, к революции в военном деле, подобной той, что была связана с появлением атомной бомбы?

Ведущий аналитик Центра безопасности и новых технологий Джорджтаунского университета (США) Оуэн Дж. Дэниэлс считает, что термин «революция в военном деле» (RMA) может быть чрезвычайно полезен для осмысления влияния искусственного интеллекта (ИИ) на национальную безопасность: «RMA – это новая комбинация операционных инноваций и организационных изменений, делающая устаревшими прежние средства ведения военных действий». Определение Дэниэлса по сути совпадает с формулировкой Карелова.

RMA, по мнению американского аналитика, может служить аналитическим инструментом для осмысления взаимосвязей «между военными технологиями, операциями и организацией». Ключевое значение имеет творческое осмысление применения военной техники. «Технологии делают возможной революцию, но сама революция происходит только тогда, когда развиваются новые концепции операций и создаются новые военные организации. Без соответствующих инновационных изменений в военных операциях, процессах и структурах военное влияние ИИ может оставаться ограниченным».

Рассмотрение ИИ через призму четырех основных компонентов RMA (технологические изменения; эволюция военных систем; инновации в оперативном искусстве; организационная адаптация) показывает, что ИИ вряд ли коренным образом изменит военное дело в ближайшем будущем, считает американский аналитик.

ИИ, в широком смысле определяемый как совокупность технологий, которые позволяют компьютерным системам выполнять задачи, требующие человеческого интеллекта, в основном опирается на системы машинного обучения, использующие глубокие нейронные сети (deep neural networks). За последнее десятилетие прогресс в методах ИИ, управляемых нейронными сетями, был особенно впечатляющим в таких областях, как обработка и генерация языка, компьютерное зрение и поддержка принятия решений. Однако недостатками этих приложений ИИ является то, что они «могут быть хрупкими вне тренировочной среды и уязвимыми для манипуляций со стороны противника… вычислительная мощность, наборы данных и учебные ресурсы могут быть дорогими и труднодоступными, а интеграция команд человек-машина для определенных приложений ИИ является сложной и даже потенциально опасной».

Применение ИИ продвинулось вперед в области автономных систем вооружений и робототехники, поддержки принятия решений, профилактического обслуживания и логистики, кибербезопасности, моделирования и симуляции, но имеет, как считает Оуэн Дж. Дэниэлс, многие из упомянутых недостатков. По его мнению, ИИ мало что сделал для стимулирования операционных инноваций или организационной адаптации в США и Китае. Оперативные инновации проистекают из критического осмысления того, как вооруженные силы могут извлечь выгоду из новых технологий и систем; организационная адаптация означает изменения в структуре боевых сил.

Концепция будущей «интеллектуализации», обсуждаемая некоторыми китайскими военными аналитиками, предполагает, что ИИ поможет доминировать в «когнитивной» области, включая психологию противника, восприятие информации, даже функции мозга.

ИИ может спровоцировать эволюционные краткосрочные изменения в следующем десятилетии или около того, расширив возможности разведки, не меняя при этом доминирующих операционных моделей. В США обсуждение концепта JADC2 указывает на такую возможность.

Joint All-Domain Command and Control (JADC2), или совместное мультидоменное командование и управление, — концепция, разработанная Пентагоном для подключения датчиков всех родов вооруженных сил в единую сеть, работающую на основе искусственного интеллекта. Такая сеть охватывает ВВС, армию, морскую пехоту, флот и космические силы.

ИИ, с точки зрения аналитиков Пентагона, может продолжать развивать свои автономные возможности, выполняя небоевые функции (например, профилактическое обслуживание техники) или расширяя кибервозможности.

(Окончание следует)

 

Продолжение статьи

Известный тайваньско-американский ученый в области компьютерных технологий Ли Кайфу назвал появление искусственного интеллекта (ИИ) третьей революцией в военном деле, считая двумя первыми изобретение пороха и ядерного оружия.

«Теперь такое оружие, – говорит Ли Кайфу, – может убивать самостоятельно… – и все это может происходить без вмешательства человека». В качестве примера он приводит израильскую беспилотную систему Harpy, которую можно запрограммировать на воздушное патрулирование определенного района, охоту на определенные цели и их уничтожение при помощи ракет.

Ярким примером использования «умных машин для убийства» Ли Кайфу называет попытку покушения на венесуэльского президента Николаса Мадуро в 2018 году, когда тот был атакован группой начиненных взрывчаткой беспилотников. Охрана смогла их уничтожить, но потеряла несколько человек.

В последние годы ИИ всё больше используется в военных целях. В декабре 2020 года командование ВВС США сообщило о первом использовании системы ИИ как полноценного «второго пилота» в ходе полета разведывательного самолета U-2. Система ИИ, использованная в полете U-2, получила название ARTUµ. В ходе тренировочного полета ARTUµ контролировал сенсоры и тактическую навигацию самолета-ветерана ВВС США по прозвищу Dragon Lady. Алгоритм успешно выполнил функции, обычно исполняемые вторым пилотом.

В начале 2010-х годов компания iRobot, известная своими роботами-пылесосами, представила несколько военных роботов, которые могут использоваться для обезвреживания мин и других взрывных устройств на расстоянии.

Два года назад стартап Guardbot представил одноименного мини-робота – вездеход сферической формы. Он может осуществлять слежку за движущимся объектом на суше и на воде, патрулировать территорию или периметр, обнаруживать несанкционированное проникновение, взрывное устройство или другой опасный объект.

В ноябре 2021 года Федерация американских ученых (FAS) представила конгрессу специальный доклад, посвященный ИИ и национальной безопасности. В нем говорится, что Министерство обороны США в настоящее время ведет уже около 600 проектов с применением ИИ, а инвестиции Пентагона в такие проекты выросли с $600 млн в 2016 году до $2,5 млрд в 2021 финансовом году.

И тем не менее нынешнее состояние разработок в области ИИ не позволяет говорить о революции в военном деле: все операции, которые выполняют автономные системы вооружений лишь облегчают планирование и выполнение боевых задач, не приводя к появлению операционных и организационных инноваций.

Однако в ближайшие годы ситуация может измениться. Магистральный путь развития систем ИИ, по мнению Сергея Карелова, лежит на пути создания «нечеловеческого интеллекта». На этом пути уже достигнуты серьезные прорывы. Компания Google, развивая технологии, основанные на машинном обучении в простейшей модели окружающей среды, добилась впечатляющих результатов: генерации системой текстов такого качества, что они кажутся вполне осмысленными даже для эксперта; решение системой задачи высокоточного предсказания пространственной структуры белков; появление у системы способности планировать выигрышные стратегии в неизвестной среде без необходимости объяснять правила. Эти выдающиеся достижения переводят количество в качество.

Отсутствие у «нечеловеческого интеллекта» самосознания, собственной системы ценностей и индивидуального целеполагания не ограничивает их эффективность. В настоящее время крупнейшие фигуры в индустрии ИИ считают, что «существующий подход достаточен для реализации нечеловеческого интеллекта, способного решать широкий спектр задач».

Искусственный интеллект с возможностями, намного превышающими интеллект даже самых талантливых командиров, даст армии, на стороне которой он сражается, неоспоримое преимущество в принятии победных решений. Это и будет настоящей революцией в военном деле. Такое уже произошло на фондовом рынке, где квантовый трейдинг с помощью мощных компьютерных программ за считаные микросекунды принимает наилучшее решение, на которое даже самому опытному брокеру требуются десятки минут.

Однако, если противник тоже обладает подобными кибервоеводами, то при прочих равных возможностях можно ожидать «кризиса аналитичности», ведущего в позиционной войне. Выход из такого кризиса может состоять в принятии «глупых» с точки зрения ИИ решений. Впрочем, такой подход может использовать и противник, и это увековечит позиционный тупик.

Прогнозировать загоризонтные перспективы применения ИИ столь же непродуктивно, как вычислять, уподобляясь средневековым схоластам, число ангелов, способных поместиться на острие иглы.

Любая революция в военном деле подобна молнии: о ней узнаешь, когда она поражает.

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Июнь 2024 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

За рубежом

Аналитика

Политика