Вторник, 08 Декабря 2020 18:18

Хозяева алгоритмов выходят из тени

можно ли избежать господства Цифрового Левиафана?

В последние пару недель резко обострился конфликт между ведущими американскими цифровыми компаниями и правительством. Цифровые бароны-грабители уже предвкушают поистине безграничные возможности, которые откроются перед ними с приходом Байдена и Харрис в Белый Дом. Но пока ещё там сидит президент Трамп, и он не собирается сдаваться без боя. Платформы совершенно неприкрыто поддержали на выборах демократов, и Трамп пытается в оставшееся ему на этом посту время максимально отравить им жизнь – тем более что из политики он при любом раскладе уходить никуда не собирается. В этих усилиях президента поддерживают те из республиканцев, что остались лояльными, например, влиятельные сенаторы Линдси Грэм и Тед Круз, кое-кто из чиновников силового блока и некоторые журналисты консервативного толка, такие как Такер Карлсон и Шон Ханнити.

Соединённые Штаты против Фейсбука

К расследованиям в отношении монопольных практик компаний Google и Twitter в начале декабря прибавился судебный иск Министерства юстиции США против Facebook. Власти обвиняют детище Марка Цукерберга в нежелании нанимать американских граждан на высокооплачиваемые позиции разработчиков и других сотрудников. По данным Минюста, 2600 рабочих мест в компании заполнили трудовые мигранты, прежде всего из Индии и Китая, которые приехали по рабочей визе H1-B, при этом американцы на эти позиции просто не рассматривались. Речь не идет об уборщиках и строителях – в среднем такой сотрудник сразу по приезде получал весьма неплохую и по американским меркам зарплату $156,000 в год. Компания при этом спонсировала получение «яйцеголовыми гастарбайтерами» нужных документов вплоть до гринкарт, предоставляло им подъёмные, оплачивало авиабилеты и так далее. Министерство вело расследование два года и за это время установило, что Facebook создал целую систему, заточенную под наём именно иностранцев.

Граждане США не имели возможности даже увидеть объявления о найме на работу на эти позиции, этих вакансий не было на рекрутинговых сайтах: Facebook целенаправленно искал претендентов в других странах, уведомлял их об этом, и они должны были подавать документы обычной почтой. Закон требует, чтобы такие вакансии заполнялись прежде всего американскими гражданами, затем теми, кто уже легально проживает в США, например, имея статус беженца, и только если фирма не находит нужного специалиста на внутреннем рынке труда, она имеет право нанять иностранца и ходатайствовать о предоставлении тому рабочей визы.

Очевидно, что приехавший на работу в США иностранец полностью зависит от компании, которая может аннулировать его визу – а такая виза дает право на получение впоследствии вида на жительства и американского гражданства. С формальной точки зрения у компании есть возможность держать сотрудника «на крючке» десятилетиями – пока она не выжмет из него всё возможное. Таким образом, компания обеспечивает лояльность и управляемость сотрудников, а весьма конкурентная зарплата закрепляет это положение.

Конечно, не один Facebook был уличен в подобной практике – к ней прибегают и Google, и Twitter, и другие компании Силиконовой долины. Надо полагать, в оставшееся до вероятной инаугурации Байдена время мы увидим такие иски и против других цифровых платформ – тем более что Минюст обещает помощь и амнистию тем из сотрудников, которые подадут на поведение этих компаний жалобы.

Но это далеко не единственная беда, с которой в последние недели столкнулись компании Марка Цукерберга и Джека Дорси (глава Twitter).

По иронии судьбы, именно через свой аккаунт в «Твиттере» Дональд Трамп заявляет о грядущих ударах по тому же Твиттер» и другим цифровым корпорациям, которые сокращенно называют «Биг Тек» - «большие технологические компании».  Вот и 3 декабря – в тот самый день, когда Минюст США подал иск против Фейсбука, Трамп написал у себя в Твиттере своим фирменным телеграфным языком, который требует в скобочках толкований и расшифровки: «Выглядит как будто определенные республиканские сенаторы боятся упразднить Секцию 230 [выгодную Биг Теку], но это НЕОБХОДИМО для национальной безопасности и доверия к выборной системе.  Годами одни разговоры и никаких действий. Отмену [секции 230] нужно включить в Оборонный Билль!!!»

Так называемая «секция 230», вокруг которой ломается столько копий – это часть Акта о коммуникациях, технически принятого ещё при президенте Рузвельте, которая защищает провайдеров интернет-услуг от ответственности за информацию, предоставленную на их сайтах пользователями и третьими лицами.  Пользуясь этим положением, Google (и подконтрольный ему Youtube), Facebook (и подконтрольные ему WhatsUp и Instagram), а также Twitter и другие компании «Биг Тека», противодействуют любым попыткам властей как-то повлиять на их содержание. В то же самое время сами эти площадки отнюдь не применяют те же принципы «свободы слова» к изданиям, размещающим на них свои материалы, и вовсю занимаются цензурой.

Кстати, и Твиттер, и Фейсбук уже дали понять, что не намерены терпеть на своих платформах материалы Дональда Трампа после того, как он покинет Белый Дом. В ноябре глава Твиттера Джек Дорси заявил, что Твиттер позволял Трампу «размещать контент, который нарушал его [внутренние] правила», хотя при этом и начал с мая 2020 года добавлять к постам президента ярлыки об их «недостоверности», «поощрении Трампом насилия», «разжигании ненависти» и других грехах. Но с момента, когда Трамп «перестанет быть мировым лидером» - а это, как сказал Дорси, случится в январе – по отношению к нему «не будут действовать исключения из правил».

Фейсбук в последние месяцы придерживался примерно такой же политики по отношению к постам Трампа: он не снимал их, но маркировал как «недостоверную информацию». Кстати, как говорят сторонники Трампа, это сделало президентскую кампанию неравной: ведь многие доноры сочли президента радикалом и перестали делать взносы в его фонд, в то время как Байден пользовался в соцсетях и на цифровых платформах режимом наибольшего благоприятствования. Фейсбук объявил, что не проверяет факты в заявлениях мировых лидеров, а вот когда Трамп уйдет, он такого статуса лишится, и, соответственно, его высказывания будут подлежать обычной практике «фактчекинга» - то есть, проще говоря, цензуре.

Интересно, что сразу после выборов Фейсбук и другие платформы перекрыли кислород группам сторонников Трампа, в которых те призывали к пересчёту голосов в ряде штатов и ставили под сомнение результаты выборов. Такие группы попросту ликвидировались – причем координированно через все цифровые платформы.

Не удивительно, что Трамп, у которого, несмотря на все старания «Биг Тека», только на Твиттере почти 100 миллионов подписчиков, явно будет бороться за свое политическое выживание. Уже известно, что в день возможной инаугурации Джо Байдена он объявит о начале своей президентской кампании 2024 года. Поэтому Трамп и ряд его республиканских сторонников в Сенате и в Конгрессе наносят по «Биг Теку» весьма чувствительные удары.

Сорванный спектакль

Так, 17 ноября прошли слушания в сенате США, на которых, как пишут «мейнстримные» газеты не только в США, но и в России, «поджаривают» глав крупных технологических компаний. Обычно такие слушания не выходят за рамки спектакля. По крайней мере, так было почти всегда раньше. Как это происходит? Несколько престарелых сенаторов, которые часто всё ещё пользуются кнопочными телефонами, задают вопросы об облаках больших данных и сверточных нейросетях тому же Марку Цукербергу, и этот подтянутый 36-летний парень, личное состояние которого на декабрь 2020 года превышало 100 миллиардов долларов, с легким презрением объясняет им, как правильно кликать мышкой и как работает интернет. Но на слушаниях 17 ноября всё было иначе. Настолько иначе, что большие СМИ предпочли особо не сообщать о том, что там говорились. Газета «Нью-Йорк Таймс», фактический «орган ЦК» Демократической партии США, которая обычно очень подробно следит за такими разбирательствами, по итогам слушаний опубликовала сухой отчёт, что-то вроде подведения итогов футбольного матча. Говорилось, что Цукербергу было задан 71 вопрос, а главе Твиттера Джеку Дорси – 56 вопросов. Газета написала о тройке самых результативных игроков этой игры в своего рода американский футбол. Она подсчитала, что сенатор от Южной Каролины Линдси Грэм, глава сенатского комитета, задал 15 вопросов, сенатор от Техаса Тэд Круз 12 вопросов и сенатор от Миссури Джош Хоули – тоже 12. Все трое оказались, разумеется, республиканцами. По прошествии нескольких дней газета опубликовала более подробную статью, но и там самые острые вопросы замалчивались, как и весьма невнятные ответы Цукерберга и Дорси.

Газета не написала, что за вопросы задавал тот же сенатор от Миссури, потому что они содержали сенсационные разоблачения, не написала, что и как отвечал Марк Цукерберг – глава Фейсбука был явно растерян и застигнут врасплох. Запись этого показал в своей программе ведущий канала "Фокс" Такер Карлсон – и Фейсбук сразу же запретил эту запись, а Гугл не выдавал ее в поиске. Через некоторое время записи восстановили – но на пике запросов найти ее было невозможно.

О чем же там шла речь? По словам сенатора Хоули, на него вышел сотрудник Фейсбука, который «обладал знанием из первых рук о практиках модерации контента этой компании». Он предложил рассказать о внутренней платформе, которую Фейсбук использует для координации своих действий с другими цифровыми платформами в целях цензуры неугодного контента.  Хоули получил от осведомителя подробную информацию о том, что в компании есть программа для внутреннего пользования Centra, которая совершенно целенаправленно занимается шпионажем за пользователями. Причем не только за пользователями Фейсбука и не только в сети. Она получает данные людей в сети – например, кто на какие сайты заходит, сколько времени там проводит, на что кликает, как на что реагирует, какие другие аккаунты привязаны к ФБ и что происходит там. Centra собирает данные на пользователей и вне сети, в реальном мире, кто что делает, кто где находится, кто с кем о чем говорит и так далее. Осведомитель рассказал сенатору о том, как работает программа и приложил скриншоты.

Сенатор рассказал Цукербергу о программе Centra и прямо спросил, сколько американцев охвачено этой сетью и сколько пользовательских аккаунтов было закрыто как результат применения этого инструмента.

«Сенатор, я не знаю, потому что я не знаком с названием этого инструмента, - скороговоркой проговорил Цукерберг. – Я уверен, что у нас есть инструменты, помогающие нам работать с платформой и поддерживать нормы поведения в сообществе, но я не знаком с этим названием».

Сенатор спросил тогда, что хорошо, название не имеет значения, но есть ли в принципе подобные инструменты у Фейсбука? Глава Фейсбука окончательно ушел в бессвязное бормотание. Сенатор Хоули продолжал настаивать, а Цукерберг – отпираться, но позднее оказалось, что представитель Фейсбука признал существование этой программы, отвечая на вопрос консервативного телеканала Fox. «Программа используется для централизации расследований сложных субъектов, таких как скоординированное неаутентичное поведение».

Термин «скоординированное неаутентичное поведение» американские цифровые платформы применяют, когда надо обвинить «иностранное правительство» во вмешательстве в американские выборы.  Чаще всего обвиняют Россию, иногда – Китай или Иран.

Далее сенатор сказал, что у Фейсбука есть и другая программа, Tasks («Задачи»), цель которой - координация цензуры с другими цифровыми платформами, такими как Гугл и Твиттер. То есть сотрудники этих компаний сообща решают, кому заткнуть рот, и действуют сразу и вместе, запрещая неугодный контент и его носителей. При этом цензуре подвергаются и отдельные люди, и интернет-сайты, и даже хэштэги. Не стоит удивляться после этих разоблачений, что как только неугодный «Биг Теку» контент убирается с одной платформы, с того же Фейсбука, так он тут же исчезает из Твиттера, а Гугл перестает выдавать этот контент в своем поиске. Это происходит отнюдь не спонтанно, а потому, что «большая цифра» работает как «цензурный картель». Такие выражение использовал, рассказывая о слушаниях в Сенате, ведущий "Фокс" Такер Карлсон. Например, в прошлом году со всех цифровых платформ исчез очень популярный публицист Алекс Джонс со своим каналом InfoWars – «Инфовойны», где он разоблачал именно информационные войны и информационные вирусы. Не было ли это зачисткой информационного поля перед организованной «эпидемией» ковида-19? Наверное, мы уже не узнаем ответ на этот вопрос: сотрудники Фейсбука и других цифровых платформ вряд ли начнут раскрывать подобные секреты, просто потому, что многие из них находятся в США на птичьих правах, по рабочим визам, которые компания в любой момент может отозвать.

Цукерберг не стал отрицать существование Tasks, но сказал, что «систему используют для координации разного рода работ внутри компании», что сотрудники «координируют действия и сигналы в ответ на запросы о вопросах безопасности», таких как «террористическая атака или эксплуатация детей или иностранное правительство, пытающееся провести подрывную операцию». То есть ищите всё тот же «русский», «китайский», «иранский» или «северокорейский» след.

«Экзистенциальная угроза»

Во время слушаний обсуждался и сакраментальный вопрос о «секции 230». Отвечая на вопросы в этой связи, глава Твиттера Джек Дорси предложил законодателям заняться вопросами надзора не за компаниями, а за алгоритмами.

Демократы, как могли, подыгрывали главам «Биг Тека» и старались воспользоваться возможностью добиться от них еще большей цензуры Трампа и его сторонников.

«У вас вызывает озабоченность распространение дезинформации, например, заявлений Трампа, которые могут разжечь насилие?» - спросила Цукерберга сенатор-демократ от Калифорнии Дайана Файнстайн.

Цукерберг блеснул понимающим взглядом и пообещал быть начеку.

Другой сенатор-демократ, Крис Кунс от Делавэра (его одно время прочили в госсекретари в правительстве Байдена), требовал от платформ еще большей цензуры.

«У вас есть правила, мистер Дорси, против дипфейков или манипулируемых СМИ, которые распространяют дезинформацию о Ковиде-19, против нарушений общественного доверия в систему, - но у вас нет ничего против распространения дезинформации по поводу изменения климата. Почему?» - спросил сенатор главу Твиттера. Кунс назвал тех, кто не согласен с тезисом о «глобальном потеплении» - «экзистенциальной угрозой нашему миру».

Таким образом, научные дискуссии в ближайшее время могут быть переведены в США в ранг «вражеской пропаганды». Например, дискуссии о выбросах парниковых газов или причинах таяния ледников. Учёные, которые не устроят Кунса или других политиков, с подачи цифровых платформ могут быть запрещены, подвергнуты остракизму, морально раздавлены – в духе пресловутых кампаний против генетики или кибернетики в СССР.

Такие политики, как Крис Кунс, будут счастливы иметь в своем подчинению страну пассивных потребителей, которая будет подчиняться любому приказу технократов-олигархов. Такер Карлсон в своей программе, посвященной слушаниям, сказал так: «В прошедшие две недели корпоративная Америка поспешила консолидировать свой контроль над информацией и протестами в этой стране».

Такер Карлсон привел несколько самых свежих примеров цифровой цензуры в Соединенных Штатах. Например, многие цифровые платформы, от платежной PayPal до аренды жилья Airbnb, отказываются предоставлять услуги людям и организациям консервативных взглядов. Amazon запретил рекламу книги Эбигейл Шрайер о волне желающих стать трансгендерами среди девочек-подростков. Писательница задавала неудобные вопросы о том, почему это происходит. Компания видеоигр Ubisoft стерла со своих записей голос актрисы Хелен Льюис, получив анонимные сообщения о том, что та написала пост на интернет-форуме, который те сочли трансфобным – то есть направленным против трансгендеров.  Другая актриса Джина Карано была уволена за то, что критиковала обязательность ношения масок.

Атмосфера в Соединенных Штатах в последнее время создается действительно гнетущая – об этом рассказывают мои друзья. Один из них, более двадцати лет проживший в Сан-Франциско, переехал сейчас в Сибирь. Может быть, он просто решил вернуться на родину – хотя сделал это именно сейчас. Граждане США сегодня просто боятся сказать не то или быть неправильно истолкованы. Я уже не говорю о случаях, когда люди действительно думают иначе.

Получается, сегодня технологические компании могут открыто делать всё, что хотят, потому что у них теперь все деньги мира и все политики в их кармане.  И это правда – если посмотреть на команду Байдена, на всех этих будущих министров и высших чиновников – все они ставленники Силиконовой долины.

Четверть века назад многие энтузиасты думали, что с приходом Интернета цензура в мире станет невозможной, что информация будет распространяться беспрепятственно, что каждый будет иметь право на высказывание. Сегодня мы пришли к обществу, в которой именно Интернет служит главным инструментом подавления свободы слова и самовыражения, в котором цензура, начавшись как средство борьбы с терроризмом, постепенно распространилась на все сферы деятельности, в том числе на политику, на искусство, на средства массовой информации и даже на науку.

При этом Интернет отнюдь не продвигает разнообразие взглядов, как обещали либеральные политики – нет, он способствует закреплению одной, правильной точки зрения. Это цензура, которая не просто сделает невозможным политический протест. Она постепенно убьет – уже убивает - и науку, и культуру, и искусство – всё то, что делает нас людьми.

Что это если не тоталитаризм – причем не «ламповая» цензура XX века, а цензура цифровая, с применением систем искусственного интеллекта, образом которой выступает всевидящий глаз, всеслышащее ухо, всепроникающий, держащий всё под контролем Большой Брат. Цифровая цензура будет поддерживать одну волну паники за другой, чтобы запуганные люди боялись думать не так, как от них требует рой, роевое сознание, поддерживаемое Цифровым Левиафаном искусственного интеллекта.

Что дальше?

Официально провозглашено, что более чем тысячелетнее Государство Российское должно превратиться в цифровую платформу со всеми вытекающими последствиями. Правительство разрешило цифровикам не просто доступ к данным россиян – оно разрешило покупать и продавать эти данные и продукты из этих данных. То есть главы наших цифровых экосистем будут знать о нас всё – и будут пользоваться этим знанием, чтобы управлять. В том числе управлять политиками, дергать их за ниточки.  Очень интересный продукт – управление решениями человеческих масс и отдельных индивидуумов.

Москва стала экспериментальной площадкой для проекта создания такой территории. Да и вся Россия на глазах становится площадкой для цифровых экспериментов – в образовании, здравоохранении, на транспорте, в других областях.

Говорится о том, что после цифрономики придет антропономика – экономика во имя человека и для счастья человека. Это произойдет, когда через умный город, через умную пыль и умные чипы будет вестись постоянный мониторинг за состоянием перманентно больного человечества, а послушные будут награждаться умными продуктами. Говорится о том, что будут созданы наши точные копии – цифровые двойники вас и всех ваших органов. Если с вами что-то случится, вас восстановят, может быть, без каких-то ненужных деталей, вроде памяти о том, что вы не должны помнить.

Над этими системами сегодня работают десятки, а то и сотни тысяч учёных, политики все это готовы внедрять, ну а людям позволено горячо все эти меры поддерживать. За остальным присмотрит Гугл, Фейсбук и Твиттер.

Предопределённость глобальной власти Цифрового Левиафана может внушить чувство безысходности. Чтобы не поддаваться этой безысходности, следует взглянуть в глаза фактам и проанализировать тенденции. Неизбежно ли деление homo sapiens на два вида, «неолюдей» и «необогов»? Можно ли представить себе движение человечества по совершенно другой траектории – туда, где люди не будут утрачивать сознание и сознательность, более того, переводить его на более высокий уровень? Можно ли избежать господства Цифрового Левиафана? Что делать сейчас, чтобы такое развитие стало возможным?

Будущее не предопределено, и те, кто предлагает нам тот или иной его вариант под девизом, что «другого пути нет», просто хотят навязать нам свое видение. Те, кто говорит, что машина будет править миром, и человечеству остается лишь обсудить условия капитуляции, хотят, чтобы это стало самосбывающимся пророчеством. А как именно они собираются лишить человека воли к действию, хорошо показал коронавирус. Но в силах человечества этого не допустить.

 

Хозяева алгоритмов выходят из тени

 

 

Дополнительная информация

  • Автор: Игорь Шнуренко

Оставить комментарий

Календарь


« Апрель 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

За рубежом

Аналитика

Политика