Воскресенье, 03 Мая 2020 17:16

Святых жен-мироносиц: Марии Магдалины, Марии Клеоповой, Саломии, Иоанны, Марфы и Марии, Сусанны и иных; правв. Иосифа Аримафейского и Никодима. Мч. младенца Гавриила Белостокского (1690). Свт. Николая (Велимировича), епископа Охридского и Жичского

Свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Ма­рия Маг­да­ли­на, од­на из жен-ми­ро­но­сиц, удо­сто­и­лась пер­вой из лю­дей уви­деть Вос­крес­ше­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Ро­ди­лась она в ме­стеч­ке Маг­да­лы в Га­ли­лее. Жи­те­ли Га­ли­леи от­ли­ча­лись непо­сред­ствен­но­стью, пыл­ко­стью нра­ва и са­мо­от­вер­жен­но­стью. Эти ка­че­ства бы­ли при­су­щи и свя­той Ма­рии Маг­да­лине. С юно­сти она стра­да­ла тяж­ким неду­гом – бес­но­ва­ни­ем (Лк.8:2). Пе­ред При­ше­стви­ем в мир Хри­ста Спа­си­те­ля бес­но­ва­тых бы­ло осо­бен­но мно­го: враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го, пред­ви­дя свое близ­кое по­срам­ле­ние, вос­ста­вал на лю­дей со сви­ре­пой си­лой. Через бо­лезнь Ма­рии Маг­да­ли­ны яви­лась сла­ва Бо­жия, са­ма же она об­ре­ла ве­ли­кую доб­ро­де­тель все­це­ло­го упо­ва­ния на во­лю Бо­жию и ни­чем неко­леб­ле­мую пре­дан­ность Гос­по­ду Иису­су Хри­сту. Ко­гда Гос­подь из­гнал из нее семь бе­сов, она, оста­вив все, по­сле­до­ва­ла за Ним

Свя­тая Ма­рия Маг­да­ли­на сле­до­ва­ла за Хри­стом вме­сте с дру­ги­ми же­на­ми, ис­це­лен­ны­ми Гос­по­дом, про­яв­ляя тро­га­тель­ную за­бо­ту о Нем. Она не оста­ви­ла Гос­по­да по­сле взя­тия Его иуде­я­ми, ко­гда на­ча­ла ко­ле­бать­ся ве­ра в Него бли­жай­ших уче­ни­ков. Страх, по­бу­див­ший к от­ре­че­нию апо­сто­ла Пет­ра, в ду­ше Ма­рии Маг­да­ли­ны был по­беж­ден лю­бо­вью. Она сто­я­ла у Кре­ста вме­сте с Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей и апо­сто­лом Иоан­ном, пе­ре­жи­вая стра­да­ния Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля и при­об­ща­ясь ве­ли­ко­му го­рю Бо­го­ма­те­ри. Свя­тая Ма­рия Маг­да­ли­на со­про­вож­да­ла Пре­чи­стое Те­ло Гос­по­да Иису­са Хри­ста при пе­ре­не­се­нии Его ко гро­бу в са­ду пра­вед­но­го Иоси­фа Ари­ма­фей­ско­го, бы­ла при Его по­гре­бе­нии (Мф.27:61; Мк.15:47). Слу­жа Гос­по­ду во вре­мя Его зем­ной жиз­ни, она же­ла­ла по­слу­жить Ему и по­сле смер­ти, воз­дав по­след­ние по­че­сти Его Те­лу, ума­стив его, по обы­чаю ев­ре­ев, ми­ром и аро­ма­та­ми (Лк.23:56). Вос­крес­ший Хри­стос по­слал свя­тую Ма­рию с ве­стью от Него к уче­ни­кам, и бла­жен­ная же­на, ли­куя, воз­ве­сти­ла апо­сто­лам о ви­ден­ном – «Хри­стос вос­крес!» Как пер­вая бла­го­вест­ни­ца Хри­сто­ва вос­кре­се­ния, свя­тая Ма­рия Маг­да­ли­на при­зна­на Цер­ко­вью рав­ноап­о­столь­ной. В этом бла­го­ве­стии – глав­ное со­бы­тие ее жиз­ни, на­ча­ло ее апо­столь­ско­го слу­же­ния.

Равноапостольная Мари́я Магдалина, мироносица

По пре­да­нию, она бла­го­вест­во­ва­ла не толь­ко в Иеру­са­ли­ме. Свя­тая Ма­рия Маг­да­ли­на от­пра­ви­лась в Рим и ви­де­ла им­пе­ра­то­ра Ти­ве­рия (14–37). Из­вест­ный сво­им же­сто­ко­сер­ди­ем им­пе­ра­тор вы­слу­шал свя­тую Ма­рию, ко­то­рая рас­ска­за­ла ему о жиз­ни, чу­де­сах и уче­нии Хри­ста, о Его непра­вед­ном осуж­де­нии иуде­я­ми, о ма­ло­ду­шии Пи­ла­та. За­тем она под­нес­ла ему крас­ное яй­цо со сло­ва­ми «Хри­стос вос­крес!» С этим по­ступ­ком свя­той Ма­рии Маг­да­ли­ны свя­зы­ва­ют пас­халь­ный обы­чай да­рить друг дру­гу крас­ные яй­ца (яй­цо, сим­вол та­ин­ствен­ной жиз­ни, вы­ра­жа­ет ве­ру в гря­ду­щее об­щее Вос­кре­се­ние).

За­тем свя­тая Ма­рия от­пра­ви­лась в Ефес (Ма­лая Азия). Здесь она по­мо­га­ла свя­то­му апо­сто­лу и еван­ге­ли­сту Иоан­ну Бо­го­сло­ву в его про­по­ве­ди. Здесь же она, по пре­да­нию Церк­ви, пре­ста­ви­лась и бы­ла по­гре­бе­на. В IX ве­ке при им­пе­ра­то­ре Льве VI Фило­со­фе (886–912) нетлен­ные мо­щи свя­той Ма­рии Маг­да­ли­ны бы­ли пе­ре­не­се­ны из Ефе­са в Кон­стан­ти­но­поль. По­ла­га­ют, что во вре­мя кре­сто­вых по­хо­дов они бы­ли уве­зе­ны в Рим, где и по­ко­и­лись в хра­ме во имя свя­то­го Иоан­на Ла­те­ран­ско­го. Па­па Рим­ский Го­но­рий III (1216–1227) освя­тил этот храм во имя свя­той рав­ноап­о­столь­ной Ма­рии Маг­да­ли­ны. Часть ее мо­щей на­хо­дит­ся во Фран­ции, в Про­ва­же близ Мар­се­ля, где так­же воз­двиг­нут храм, по­свя­щен­ный свя­той Ма­рии Маг­да­лине. Ча­сти свя­тых мо­щей рав­ноап­о­столь­ной Ма­рии Маг­да­ли­ны хра­нят­ся в раз­лич­ных мо­на­сты­рях Свя­той Го­ры Афон и в Иеру­са­ли­ме. Мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки Рус­ской Церк­ви, по­се­ща­ю­щие эти свя­тые ме­ста, бла­го­го­вей­но по­кло­ня­ют­ся ее свя­тым мо­щам.

 Полное житие равноапостольной Марии Магдалины, мироносицы

На бе­ре­гу Ге­ни­са­рет­ско­го озе­ра меж­ду го­ро­да­ми Ка­пер­на­у­мом и Ти­ве­ри­а­дой рас­по­ла­гал­ся неболь­шой го­род Маг­да­ла, остат­ки ко­то­ро­го уце­ле­ли до на­ших дней. Те­перь на его ме­сте сто­ит лишь неболь­шой по­се­лок Мед­ждель.

В Маг­да­ле ко­гда-то ро­ди­лась и вы­рос­ла жен­щи­на, имя ко­то­рой на­ве­ки во­шло в еван­гель­скую ис­то­рию. Еван­ге­лие ни­че­го не по­вест­ву­ет нам о юных го­дах Ма­рии, но Пре­да­ние со­об­ща­ет, что Ма­рия из Маг­да­лы бы­ла мо­ло­да, кра­си­ва и ве­ла греш­ную жизнь. В Еван­ге­лии го­во­рит­ся, что Гос­подь из­гнал из Ма­рии семь бе­сов. С мо­мен­та ис­це­ле­ния Ма­рия на­ча­ла но­вую жизнь. Она ста­ла вер­ной уче­ни­цей Спа­си­те­ля.

Еван­ге­лие по­вест­ву­ет, что Ма­рия Маг­да­ли­на сле­до­ва­ла за Гос­по­дом, ко­гда Он с апо­сто­ла­ми про­хо­дил по го­ро­дам и се­ле­ни­ям Иудеи и Га­ли­леи с про­по­ве­дью Цар­ствия Бо­жия. Вме­сте с бла­го­че­сти­вы­ми жен­щи­на­ми – Иоан­ной, же­ной Ху­зы (до­мо­пра­ви­те­ля Иро­до­ва), Су­сан­ной и дру­ги­ми она слу­жи­ла Ему от име­ний сво­их (Лк.8:1-3) и, несо­мнен­но, раз­де­ля­ла с апо­сто­ла­ми бла­го­вест­ни­че­ские тру­ды, в осо­бен­но­сти сре­ди жен­щин. Оче­вид­но, ее вме­сте с дру­ги­ми жен­щи­на­ми име­ет в ви­ду еван­ге­лист Лу­ка, рас­ска­зы­вая, что в мо­мент ше­ствия Хри­ста на Гол­го­фу, ко­гда по­сле би­че­ва­ния Он нес на Се­бе тя­же­лый Крест, из­не­мо­гая под его тя­же­стью, жен­щи­ны шли за Ним, пла­ча и ры­дая, а Он уте­шал их. Еван­ге­лие по­вест­ву­ет, что Ма­рия Маг­да­ли­на на­хо­ди­лась и на Гол­го­фе в мо­мент рас­пя­тия Гос­по­да. Ко­гда все уче­ни­ки Спа­си­те­ля раз­бе­жа­лись, она бес­страш­но оста­ва­лась у Кре­ста вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей и апо­сто­лом Иоан­ном.

Еван­ге­ли­сты пе­ре­чис­ля­ют сре­ди сто­яв­ших у Кре­ста еще и мать апо­сто­ла Иа­ко­ва Мень­ше­го, и Са­ло­мию, и дру­гих жен­щин, сле­до­вав­ших за Гос­по­дом от са­мой Га­ли­леи, но все на­зы­ва­ют пер­вой Ма­рию Маг­да­ли­ну, а апо­стол Иоанн, кро­ме Бо­го­ма­те­ри, упо­ми­на­ет толь­ко ее и Ма­рию Клео­по­ву. Это го­во­рит о том, на­сколь­ко вы­де­ля­лась она из сре­ды всех жен­щин, окру­жав­ших Спа­си­те­ля.

Она бы­ла вер­на Ему не толь­ко в дни Его сла­вы, но и в мо­мент Его край­не­го уни­чи­же­ния и по­ру­га­ния. Она, как по­вест­ву­ет еван­ге­лист Мат­фей, при­сут­ство­ва­ла и при по­гре­бе­нии Гос­по­да. На ее гла­зах Иосиф с Ни­ко­ди­мом внес­ли в гроб­ни­цу Его без­ды­хан­ное те­ло. На ее же гла­зах они за­ва­ли­ли боль­шим кам­нем вход в пе­ще­ру, ку­да за­шло Солн­це жиз­ни...

Вер­ная за­ко­ну, в ко­то­ром бы­ла вос­пи­та­на, Ма­рия вме­сте с дру­ги­ми жен­щи­на­ми пре­бы­ла весь по­сле­ду­ю­щий день в по­кое, ибо ве­лик был день той суб­бо­ты, сов­па­дав­ший в тот год с празд­ни­ком пас­хи. Но все же пред на­ступ­ле­ни­ем дня по­коя жен­щи­ны успе­ли за­па­сти аро­ма­ты, чтобы в пер­вый день неде­ли прий­ти на рас­све­те к мо­ги­ле Гос­по­да и Учи­те­ля и по обы­чаю иуде­ев по­ма­зать Его те­ло по­гре­баль­ны­ми аро­ма­та­ми.

На­до по­ла­гать, что, сго­во­рив­шись ид­ти в пер­вый день неде­ли ко Гро­бу ра­но утром, свя­тые жен­щи­ны, разой­дясь в пят­ни­цу ве­че­ром по сво­им до­мам, не име­ли воз­мож­но­сти встре­тить­ся друг с дру­гом в день суб­бот­ний, и как толь­ко за­брез­жил свет сле­ду­ю­ще­го дня, по­шли к гроб­ни­це не сов­мест­но, а каж­дая из сво­е­го до­ма.

Еван­ге­лист Мат­фей пи­шет, что жен­щи­ны при­шли ко гро­бу на рас­све­те или, как вы­ра­жа­ет­ся еван­ге­лист Марк, весь­ма ра­но, при вос­хо­де солн­ца; еван­ге­лист Иоанн, как бы до­пол­няя их, го­во­рит, что Ма­рия при­шла ко гро­бу на­столь­ко ра­но, что еще бы­ло тем­но. Ви­ди­мо, она с нетер­пе­ни­ем жда­ла окон­ча­ния но­чи, но, не до­ждав­шись рас­све­та, ко­гда еще кру­гом ца­ри­ла тьма, по­бе­жа­ла ту­да, где ле­жа­ло те­ло Гос­по­да.

Итак, Ма­рия при­шла ко гро­бу од­на. Уви­дев ка­мень от­ва­лен­ным от пе­ще­ры, она в стра­хе по­спе­ши­ла ту­да, где жи­ли са­мые близ­кие апо­сто­лы Хри­ста – Петр и Иоанн. Услы­шав стран­ную весть о том, что Гос­по­да унес­ли из гро­ба, оба апо­сто­ла по­бе­жа­ли ко гро­бу и, уви­дев пе­ле­ны и свер­ну­тый плат, изу­ми­лись. Апо­сто­лы ушли и ни­ко­му ни­че­го не ска­за­ли, а Ма­рия сто­я­ла око­ло вхо­да в мрач­ную пе­ще­ру и пла­ка­ла. Здесь, в этом тем­ном гро­бе, еще так недав­но без­ды­хан­ным ле­жал ее Гос­подь. Же­лая убе­дить­ся, что гроб дей­стви­тель­но пуст, она по­до­шла к нему – и здесь силь­ный свет вне­зап­но оси­ял ее. Она уви­де­ла двух Ан­ге­лов в бе­лых оде­я­ни­ях, си­дя­щих од­но­го у гла­вы, а дру­го­го у ног, где бы­ло по­ло­же­но те­ло Иису­со­во. Услы­шав во­прос: "Жен­щи­на, что ты пла­чешь?" – она от­ве­ти­ла те­ми же сло­ва­ми, ко­то­рые толь­ко что ска­за­ла апо­сто­лам: "Унес­ли Гос­по­да мо­е­го, и не знаю, где по­ло­жи­ли Его". Ска­зав это, она по­вер­ну­лась и в этот мо­мент уви­де­ла Иису­са Вос­крес­ше­го, сто­я­ще­го око­ло гро­ба, но не узна­ла Его.

Он спро­сил Ма­рию: "Жен­щи­на, что ты пла­чешь, Ко­го ищешь?" Она же, ду­мая, что ви­дит са­дов­ни­ка, от­ве­ча­ла: "Гос­по­дин, ес­ли ты вы­нес Его, ска­жи, где ты по­ло­жил Его, и я возь­му Его".

Но в этот мо­мент она узна­ла го­лос Гос­по­да, го­лос, ко­то­рый был зна­ком с то­го са­мо­го дня, как Он ис­це­лил ее. Этот го­лос она слы­ша­ла в те дни, в те го­ды, ко­гда вме­сте с дру­ги­ми бла­го­че­сти­вы­ми жен­щи­на­ми хо­ди­ла за Гос­по­дом по всем го­ро­дам и ве­сям, где раз­да­ва­лась Его про­по­ведь. Из гру­ди ее вы­рвал­ся ра­дост­ный крик: "Рав­ву­ни!", что зна­чит "Учи­тель".

Ува­же­ние и лю­бовь, неж­ность и глу­бо­кое по­чте­ние, чув­ство при­зна­тель­но­сти и при­зна­ние Его пре­вос­ход­ства как ве­ли­ко­го Учи­те­ля – все сли­лось в од­ном этом воз­гла­се. Она боль­ше ни­че­го не мог­ла ска­зать и бро­си­лась к но­гам сво­е­го Учи­те­ля, чтобы омыть их сле­за­ми ра­до­сти. Но Гос­подь ска­зал ей: "Не при­ка­сай­ся ко Мне, ибо Я еще не вос­шел к От­цу Мо­е­му; а иди к бра­тьям Мо­им и ска­жи им: "Вос­хо­жу к От­цу Мо­е­му и От­цу ва­ше­му и к Бо­гу Мо­е­му и Бо­гу ва­ше­му".

Она при­шла в се­бя и сно­ва по­бе­жа­ла к апо­сто­лам, чтобы ис­пол­нить во­лю По­слав­ше­го ее на про­по­ведь. Сно­ва вбе­жа­ла она в дом, где еще пре­бы­ва­ли в смя­те­нии Апо­сто­лы, и воз­ве­сти­ла им ра­дост­ную весть: "Ви­де­ла Гос­по­да!" Это бы­ла пер­вая в ми­ре про­по­ведь о Вос­кре­се­нии.

Апо­сто­лы долж­ны бы­ли бла­го­вест­во­вать ми­ру, а она бла­го­вест­во­ва­ла са­мим апо­сто­лам...

Свя­щен­ное Пи­са­ние не по­вест­ву­ет нам о жиз­ни Ма­рии Маг­да­ли­ны по Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом, но мож­но не со­мне­вать­ся, что ес­ли в страш­ные ми­ну­ты рас­пя­тия Хри­ста она бы­ла у под­но­жия Его Кре­ста с Его Пре­чи­стою Ма­те­рью и Иоан­ном, то несо­мнен­но, что она пре­бы­ва­ла с ни­ми же и все бли­жай­шее вре­мя по вос­кре­се­нии и воз­не­се­нии Гос­по­да. Так, свя­той Лу­ка в кни­ге Де­я­ний апо­столь­ских пи­шет, что все апо­сто­лы еди­но­душ­но пре­бы­ва­ли в мо­лит­ве и мо­ле­нии с неко­то­ры­ми же­на­ми и Ма­ри­ею, Ма­те­рью Иису­са, и с бра­тья­ми Его.

Свя­щен­ное Пре­да­ние по­вест­ву­ет, что ко­гда апо­сто­лы разо­шлись из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь во все кон­цы ми­ра, то вме­сте с ни­ми по­шла на про­по­ведь и Ма­рия Маг­да­ли­на. От­важ­ная жен­щи­на, серд­це ко­то­рой бы­ло пол­но вос­по­ми­на­ний о Вос­крес­шем, оста­ви­ла род­ной край и от­пра­ви­лась с про­по­ве­дью в язы­че­ский Рим. И вез­де она воз­ве­ща­ла лю­дям о Хри­сте и Его уче­нии, а ко­гда мно­гие не ве­ри­ли, что Хри­стос вос­крес, она по­вто­ря­ла им то же, что ска­за­ла в свет­лое утро Вос­кре­се­ния апо­сто­лам: "Я ви­де­ла Гос­по­да". С этой про­по­ве­дью она обо­шла всю Ита­лию.

Пре­да­ние го­во­рит, что в Ита­лии Ма­рия Маг­да­ли­на яви­лась к им­пе­ра­то­ру Ти­ве­рию (14–37) и бла­го­вест­во­ва­ла ему о Хри­сте Вос­крес­шем. По пре­да­нию, она при­нес­ла ему крас­ное яй­цо как сим­вол Вос­кре­се­ния, сим­вол но­вой жиз­ни, со сло­ва­ми: "Хри­стос Вос­крес!" За­тем она рас­ска­за­ла им­пе­ра­то­ру о том, что в его про­вин­ции Иудее был без­вин­но осуж­ден Иисус Га­ли­ле­я­нин, муж свя­той, тво­рив­ший чу­де­са, силь­ный пред Бо­гом и все­ми людь­ми, каз­нен по на­ве­там иудей­ских пер­во­свя­щен­ни­ков, и при­го­вор утвер­дил на­зна­чен­ный Ти­ве­ри­ем про­ку­ра­тор Пон­тий Пи­лат.

Ма­рия по­вто­ри­ла сло­ва апо­сто­лов, что уве­ро­вав­шие во Хри­ста ис­куп­ле­ны от су­ет­ной жиз­ни не тлен­ным се­реб­ром или зо­ло­том, но дра­го­цен­ной кро­вью Хри­ста как непо­роч­но­го и чи­сто­го Агн­ца.

Бла­го­да­ря Ма­рии Маг­да­лине обы­чай да­рить друг дру­гу пас­халь­ные яй­ца в день Свет­ло­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния рас­про­стра­нил­ся меж­ду хри­сти­а­на­ми все­го ми­ра. В од­ном древ­нем ру­ко­пис­ном гре­че­ском уста­ве, на­пи­сан­ном на пер­га­мен­те, хра­ня­щем­ся в биб­лио­те­ке мо­на­сты­ря свя­той Ана­ста­сии близ Фес­са­ло­ник (Со­лу­ня), по­ме­ще­на мо­лит­ва, чи­та­е­мая в день Свя­той Пас­хи на освя­ще­ние яиц и сы­ра, в ко­то­рой ука­зы­ва­ет­ся, что игу­мен, раз­да­вая освя­щен­ные яй­ца, го­во­рит бра­тии: "Так мы при­ня­ли от свя­тых от­цов, ко­то­рые со­хра­ни­ли сие обык­но­ве­ние от са­мых вре­мен апо­столь­ских, ибо свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Ма­рия Маг­да­ли­на пер­вая по­ка­за­ла ве­ру­ю­щим при­мер се­го ра­дост­но­го жерт­во­при­но­ше­ния".

Ма­рия Маг­да­ли­на про­дол­жа­ла свое бла­го­ве­стие в Ита­лии и в са­мом го­ро­де Ри­ме. Оче­вид­но, имен­но ее име­ет в ви­ду апо­стол Па­вел в сво­ем По­сла­нии к Рим­ля­нам (Рим.16:6), где вме­сте с про­чи­ми по­движ­ни­ка­ми про­по­ве­ди еван­гель­ской упо­ми­на­ет Ма­рию (Ма­ри­ам), ко­то­рая, как он вы­ра­жа­ет­ся, "мно­го по­тру­ди­лась для нас". Оче­вид­но, они без­за­вет­но слу­жи­ли Церк­ви и сво­и­ми сред­ства­ми, и сво­и­ми тру­да­ми, под­вер­га­ясь опас­но­стям, и раз­де­ля­ла с апо­сто­ла­ми тру­ды про­по­вед­ни­че­ства.

По цер­ков­но­му же пре­да­нию она про­бы­ла в Ри­ме до при­бы­тия ту­да апо­сто­ла Пав­ла и еще два го­да спу­стя по­сле от­бы­тия его из Ри­ма по­сле пер­во­го су­да над ним. Из Ри­ма свя­тая Ма­рия Маг­да­ли­на уже в пре­клон­ном воз­расте пе­ре­се­ли­лась в Ефес, где неустан­но тру­дил­ся свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый с ее слов на­пи­сал 20-ю гла­ву сво­е­го Еван­ге­лия. Там за­кон­чи­ла свя­тая зем­ную жизнь и бы­ла по­гре­бе­на.

Ее свя­тые мо­щи бы­ли в IХ ве­ке пе­ре­не­се­ны в сто­ли­цу Ви­зан­тий­ской им­пе­рии – Кон­стан­ти­но­поль и по­ло­же­ны в хра­ме мо­на­сты­ря во имя свя­то­го Ла­за­ря. В эпо­ху кре­сто­вых по­хо­дов они бы­ли пе­ре­не­се­ны в Ита­лию и по­ло­же­ны в Ри­ме под ал­та­рем Ла­те­ран­ско­го со­бо­ра. Часть мо­щей Ма­рии Маг­да­ли­ны на­хо­дит­ся во Фран­ции близ Мар­се­ля, где над ни­ми у под­но­жия кру­той го­ры воз­двиг­нут в честь ее ве­ли­ко­леп­ный храм.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь свя­то чтит па­мять свя­той Ма­рии Маг­да­ли­ны – жен­щи­ны, при­зван­ной Са­мим Гос­по­дом от тьмы к све­ту и от вла­сти са­та­ны к Бо­гу.

См. так­же: "Жиз­не­опи­са­ние рав­ноап­о­столь­ной свя­той ми­ро­но­си­цы Ма­рии Маг­да­ли­ны" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Жизнь и труды апостолов – Св. Мария Магдалина

 

***

 

Жизнь и тру­ды апо­сто­лов – Ма­рия Клео­по­ва

Мари́я Клеопова, Иаковлева, Иосиева, мироносица

Краткое житие Марии Клеоповой, мироносицы

Пра­вед­ная Ма­рия Клео­по­ва, Иа­ко­вле­ва, Иоси­е­ва, же­на-ми­ро­но­си­ца – же­на Клео­пы, или Ал­фея, млад­ше­го бра­та Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Она вме­сте с дру­ги­ми бла­го­че­сти­вы­ми же­на­ми со­пут­ство­ва­ла Гос­по­ду во вре­мя Его об­ще­ствен­но­го слу­же­ния, при­сут­ство­ва­ла при кре­сте во вре­мя Его стра­да­ний и при по­гре­бе­нии, хо­ди­ла с дру­ги­ми ми­ро­но­си­ца­ми по про­ше­ствии суб­бо­ты на гроб, чтобы по­ма­зать те­ло Иису­со­во, и здесь в пер­вый раз вме­сте с дру­ги­ми услы­ша­ла ра­дост­ную весть от Ан­ге­ла о вос­кре­се­нии Гос­по­да (Мф.27:56; Мк.15:40; Лк.24:4-11; Ин.19:25).

Полное житие Марии Клеоповой, мироносицы

Свя­тая Ма­рия Клео­по­ва, ми­ро­но­си­ца, по пре­да­нию Церк­ви бы­ла до­че­рью пра­вед­но­го Иоси­фа, Об­руч­ни­ка Пре­свя­той Де­вы Ма­рии (па­мять 26 де­каб­ря), от пер­во­го бра­ка и бы­ла еще со­всем юной, ко­гда Пре­свя­тая Де­ва Ма­рия бы­ла об­ру­че­на пра­вед­но­му Иоси­фу и вве­де­на в его дом. Свя­тая Де­ва Ма­рия жи­ла вме­сте с до­че­рью пра­вед­но­го Иоси­фа, и они по­дру­жи­лись как сест­ры. Пра­вед­ный Иосиф по воз­вра­ще­нии со Спа­си­те­лем и Бо­жи­ей Ма­те­рью из Егип­та в На­за­рет вы­дал за­муж дочь за сво­е­го мень­ше­го бра­та Клеопу, по­это­му она име­ну­ет­ся Ма­ри­ею Клео­по­вою, т. е. же­ной Клео­пы. Бла­го­сло­вен­ным пло­дом то­го бра­ка был свя­щен­но­му­че­ник Си­ме­он, апо­стол от 70-ти, срод­ник Гос­по­день, вто­рой епи­скоп Иеру­са­лим­ской Церк­ви (па­мять 27 ап­ре­ля). Па­мять свя­той Ма­рии Клео­по­вой празд­ну­ет­ся так­же в Неде­лю 3-ю по Па­схе, свя­тых жен-ми­ро­но­сиц.

 

***

 

Жизнь и тру­ды апо­сто­лов – Са­ло­мия ми­ро­но­си­ца

Святая Саломия Мироносица (I в.) — Монастырь Святого Николая Форт ...

Ро­дом из Га­ли­леи, же­на Зе­ве­дея, мать апо­сто­лов Иа­ко­ва и Иоан­на. Ко­гда они по­сле­до­ва­ли за Хри­стом, Са­ло­мия при­со­еди­ни­лась к об­ще­ству жен, ко­то­рые слу­жи­ли Ему.

Ко­гда Иисус Хри­стос на пу­ти в Иеру­са­лим учил уче­ни­ков сво­их о пред­сто­я­щих Ему стра­да­ни­ях и крест­ной смер­ти и о Сво­ем вос­кре­се­нии, к Нему при­сту­пи­ла Са­ло­мия с сво­и­ми дву­мя сы­но­вья­ми и про­си­ла обе­щать им осо­бен­ную ми­лость. Хри­стос спро­сил, че­го они же­ла­ют; Са­ло­мия про­си­ла, чтобы в цар­стве сво­ем Он по­са­дил од­но­го из них по пра­вую ру­ку, а дру­го­го по ле­вую. Про­чие апо­сто­лы ста­ли него­до­вать, но Хри­стос разъ­яс­нил им ис­тин­ное зна­че­ние Цар­ства Небес­но­го, со­вер­шен­но от­лич­но­го от царств миpa се­го (см. Мф.20:20-28; Мк.10:35-45).

О Са­ло­мии из­вест­но еще, что она при­сут­ство­ва­ла при рас­пя­тии и по­гре­бе­нии Спа­си­те­ля и бы­ла в чис­ле ми­ро­но­сиц, ко­то­рые ра­но утром при­хо­ди­ли к гро­бу, чтобы по­ма­зать те­ло Гос­по­да, узна­ли от Ан­ге­ла о вос­кре­се­нии Спа­си­те­ля и по­сле яв­ле­ния Хри­ста Ма­рии Маг­да­лине преж­де дру­гих удо­сто­и­лись ви­деть вос­крес­ше­го Гос­по­да (Мф.28:8-10; Мк.16:1, сл.).

 

***

 

Жизнь и труды апостолов – Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова

Праведная Иоа́нна мироносица

Свя­тая Иоан­на Ми­ро­но­си­ца, су­пру­га Ху­зы, до­мо­пра­ви­те­ля ца­ря Иро­да, бы­ла од­ной из жен, сле­до­вав­ших за Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом во вре­мя Его про­по­ве­ди, и слу­жи­ла Ему. Вме­сте с дру­ги­ми же­на­ми по­сле Крест­ной смер­ти Спа­си­те­ля свя­тая Иоан­на при­хо­ди­ла ко Гро­бу, чтобы по­ма­зать ми­ром Свя­тое Те­ло Гос­по­да, и слы­ша­ла от Ан­ге­лов ра­дост­ную весть о Его слав­ном Вос­кре­се­нии.

 

***

 

Жизнь и тру­ды апо­сто­лов – Свя­тые Ла­зарь чет­ве­ро­днев­ный и сест­ры его Мар­фа и Ма­рия

Лазарева суббота: чудо воскрешения души | Публикации ...

Пра­вед­ные сест­ры Мар­фа и Ма­рия, уве­ро­вав­шие во Хри­ста еще до вос­кре­ше­ния Им их бра­та Ла­за­ря, по уби­е­нии свя­то­го ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на, на­ступ­ле­нии го­не­ния на Цер­ковь Иеру­са­лим­скую и из­гна­нии пра­вед­но­го Ла­за­ря из Иеру­са­ли­ма по­мо­га­ли сво­е­му свя­то­му бра­ту в бла­го­вест­во­ва­нии Еван­ге­лия в раз­ных стра­нах. О вре­ме­ни и ме­сте их мир­ной кон­чи­ны све­де­ний не со­хра­ни­лось.

 

***

 

Жизнь и тру­ды апо­сто­лов – Су­сан­на ми­ро­но­си­ца

Святая Суса́нна мироносица

О Су­санне упо­ми­на­ет толь­ко один еван­ге­лист Лу­ка и толь­ко од­на­жды: ко­гда рас­ска­зы­ва­ет о про­хож­де­нии Гос­по­да Иису­са Хри­ста по го­ро­дам и се­ле­ни­ям для про­по­ве­ди и бла­го­вест­во­ва­ния, то из со­пут­ству­ю­щих ему жен име­ну­ет и Су­сан­ну (Лк.8:3) как слу­жив­шую Хри­сту от име­ний сво­их.

 

 

***

 

Праведный Иосиф Аримафейский, тайный ученик Христа

Праведный Ио́сиф Аримафейский, тайный ученик Христа

 

Свя­той Иосиф Ари­ма­фей­ский был тай­ным уче­ни­ком Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Как член си­нед­ри­о­на он не участ­во­вал в "со­ве­те и де­ле" иуде­ев, вы­нес­ших смерт­ный при­го­вор Иису­су Хри­сту. По­сле рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля он дерз­нул пой­ти к Пи­ла­ту и про­сил у него Те­ло Гос­по­да, Ко­то­рое и пре­дал по­гре­бе­нию при уча­стии пра­вед­но­го Ни­ко­ди­ма, то­же тай­но­го уче­ни­ка Гос­по­да. Они сня­ли с Кре­ста Те­ло Спа­си­те­ля, обер­ну­ли пла­ща­ни­цей и по­ло­жи­ли в но­вом гро­бе, в ко­то­ром ни­кто ра­нее не был по­гре­бен (этот гроб свя­той Иосиф при­го­то­вил за­ра­нее для се­бя) в са­ду Геф­си­ман­ском, в при­сут­ствии Бо­го­ма­те­ри и свя­тых жен-ми­ро­но­сиц. При­ва­лив тя­же­лый ка­мень к две­ри гро­ба, они уда­ли­лись (Ин.19:37-42; Мф.27:57-61; Мк.15:43-47; Лк.24:50-56).

Свя­той Иосиф скон­чал­ся мир­но в Ан­глии.

 

 

***

 

Праведный Никодим, тайный ученик Иисуса Христа

Праведный Никоди́м, тайный ученик Иисуса Христа

Жизнь и труды апостолов – Святой Никодим

Тай­ный уче­ник Иису­са Хри­ста, срод­ник ев­рей­ско­го за­ко­но­учи­те­ля Га­ма­ли­и­ла. По­сле то­го, как свя­той пер­во­му­че­ник ар­хи­ди­а­кон Сте­фан был по­бит иуде­я­ми кам­ня­ми, свя­тое те­ло его бро­си­ли без по­гре­бе­ния на съе­де­ние зве­рям и пти­цам. Од­на­ко на вто­рую ночь зна­ме­ни­тый иудей­ский за­ко­но­учи­тель Га­ма­ли­ил, на­чав­ший скло­нять­ся к ве­ре в Иису­са Хри­ста как в Мес­сию и за­щи­тив­ший апо­сто­лов в си­нед­ри­оне (Деян.5,34-40), по­слал пре­дан­ных ему лю­дей взять те­ло пер­во­му­че­ни­ка. Га­ма­ли­ил пре­дал его по­гре­бе­нию на сво­ей зем­ле, в пе­ще­ре, неда­ле­ко от Иеру­са­ли­ма. Ко­гда скон­чал­ся тай­ный уче­ник Гос­по­да, Ни­ко­дим, при­хо­див­ший к Нему но­чью (Ин.3,1-21, 7,50-52, 19,38-42), Га­ма­ли­ил так­же по­хо­ро­нил его близ гро­ба ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. За­тем и сам Га­ма­ли­ил, при­няв­ший Свя­тое Кре­ще­ние вме­сте со сво­им сы­ном Ави­вом, был по­гре­бен при гро­бе пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на и свя­то­го Ни­ко­ди­ма. В 415 го­ду мо­щи свя­тых бы­ли чу­дес­ным об­ра­зом об­ре­те­ны и тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны в Иеру­са­лим ар­хи­епи­ско­пом Иоан­ном вме­сте с епи­ско­па­ми Елев­фе­ри­ем Се­ва­стий­ским и Елев­фе­ри­ем Иери­хон­ским. С то­го вре­ме­ни от мо­щей на­ча­ли со­вер­шать­ся ис­це­ле­ния.

Об­ре­те­ние мо­щей пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на, Га­ма­ли­и­ла, Ави­ва и Ни­ко­ди­ма

По­сле по­би­е­ния от иуде­ев свя­то­го ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на[1] кам­ня­ми (Деян.7:55-60) чест­ное те­ло его ле­жа­ло без по­гре­бе­ния сут­ки и день: оно бы­ло по­вер­же­но на съе­де­ние псам, зве­рям и пти­цам; но ни­что не кос­ну­лось те­ла, ибо Гос­подь охра­нял его. На вто­рую ночь слав­ный за­ко­но­учи­тель иеру­са­лим­ский Га­ма­ли­ил[2], упо­ми­на­е­мый в кни­ге Де­я­ний апо­столь­ских (Деян.5:34, 22:3), на­чав­ший скло­нять­ся к ве­ре Хри­сто­вой и сде­лав­ший­ся тай­ным дру­гом свя­тых апо­сто­лов, по­слал бла­го­го­вей­ных му­жей взять неза­мет­но те­ло пер­во­му­че­ни­ка; он от­нес его в свою весь, от име­ни вла­дель­ца на­зы­вав­шу­ю­ся "Ка­фар­га­ма­ла", то есть весь Га­ма­ли­и­ла; она от­сто­я­ла за два­дцать по­прищ[3] от Иеру­са­ли­ма. Здесь Га­ма­ли­ил со­вер­шил чест­ное по­гре­бе­ние те­ла свя­то­го Сте­фа­на, по­ло­жив его в пе­ще­ре в но­вом сво­ем гро­бе. По­том Ни­ко­дим, "на­чаль­ник иудей­ский", при­хо­див­ший но­чью к Иису­су Хри­сту (Ин.3,1-2), пре­ста­вил­ся, пла­чась над гро­бом свя­то­го Сте­фа­на; и его по­хо­ро­нил тот же Га­ма­ли­ил близ гро­ба пер­во­му­че­ни­ка. За­тем и Га­ма­ли­ил, при­няв­ши Свя­тое Кре­ще­ние вме­сте с сы­ном сво­им Ави­вом и по­жив бо­го­угод­но неко­то­рое вре­мя в бла­го­че­стии хри­сти­ан­ском, скон­чал­ся; оба они по­гре­бе­ны бы­ли в той же пе­ще­ре, при Сте­фа­но­вом и Ни­ко­ди­мо­вом гро­бе. По про­ше­ствии мно­гих лет, ко­гда по­гиб­ли му­чи­те­ли, в про­дол­же­ние дол­го­го вре­ме­ни гнав­шие Цер­ковь Бо­жию, и на­ста­ли с об­ра­ще­ния Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го[4] дни ца­рей хри­сти­ан­ских, – дни цер­ков­ной ти­ши­ны и по­всю­ду си­я­ю­ще­го бла­го­че­стия, – то­гда об­ре­те­ны бы­ли, по Бо­жию от­кро­ве­нию, чест­ные мо­щи свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на и по­гре­бен­ных с ним бо­го­угод­ных му­жей: Ни­ко­ди­ма, Га­ма­ли­и­ла и Ави­ва.

Они бы­ли об­ре­те­ны пре­сви­те­ром по­мя­ну­той ве­си Лу­ки­а­ном по­сле та­ко­го ви­де­ния. В тре­тий час од­ной но­чи с чет­верт­ка на пя­ток Лу­ки­а­ну явил­ся в сон­ном ви­де­нии некий свя­то­леп­ный ста­рец, вы­со­ко­го ро­ста, укра­шен­ный се­ди­ною, с про­дол­го­ва­тою бо­ро­дою, об­ле­чен­ный в бе­лую одеж­ду, укра­шен­ную зла­то­вид­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми кре­стов; в ру­ке ста­рец имел зо­ло­той жезл. Толк­нув им в бок пре­сви­те­ра, он три ра­за по­звал его по име­ни:

– Лу­ки­ан! Лу­ки­ан, Лу­ки­ан!

За­тем стал го­во­рить:

– Иди в Иеру­са­лим и ска­жи свя­то­му ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну: "До­ко­ле мы бу­дем за­тво­ре­ны, – по­че­му не от­кры­ва­ешь нас? Ибо во дни тво­е­го свя­ти­тель­ства нам по­до­ба­ет быть яв­лен­ны­ми; от­крой, не мед­ли, наш гроб, где в пре­не­бре­же­нии ле­жат на­ши мо­щи, то мо­чи­мые до­ждем, то по­пи­ра­е­мые но­га­ми невер­ных. Я за­бо­чусь не столь­ко о се­бе, сколь­ко о ле­жа­щих со мною свя­тых, до­стой­ных ве­ли­кой че­сти; от­крой ука­зы­ва­е­мые те­бе мо­щи, – да от­вер­зет Бог две­ри Сво­е­го ми­ло­сер­дия ми­ру, объ­ято­му мно­ги­ми бе­да­ми".

Пре­сви­тер Лу­ки­ан, ис­пол­нив­шись ужа­са, спро­сил явив­ше­го­ся ему му­жа:

– Кто ты, гос­по­дин? и ко­го ты ра­зу­ме­ешь под на­хо­дя­щи­ми­ся с то­бою?

– Я, – от­ве­чал явив­ший­ся, – Га­ма­ли­ил, вос­пи­та­тель и учи­тель апо­сто­ла Пав­ла, а со мною по­чи­ва­ет гос­по­дин Сте­фан ар­хи­ди­а­кон, по­би­тый кам­ня­ми иуде­я­ми и пер­во­свя­щен­ни­ка­ми иеру­са­лим­ски­ми за ве­ру Хри­сто­ву: те­ло его, по­вер­жен­ное на съе­де­ние псам, зве­рям и пти­цам, я взял но­чью, при­нес в сию весь и по­ло­жил в мо­ей пе­ще­ре в при­го­тов­лен­ном для се­бя гро­бе, же­лая раз­де­лить с ним оди­на­ко­вую участь в вос­кре­се­нии и бла­го­да­ти Гос­под­ней. В дру­гом же гро­бе, в той же пе­ще­ре, по­ло­жен гос­по­дин Ни­ко­дим, на­учен­ный свя­той ве­ре от Са­мо­го Хри­ста Гос­по­да и (по воз­не­се­нии Гос­под­нем) при­яв­ший от апо­сто­лов Свя­тое Кре­ще­ние; иудеи, узнав об его ве­ре во Хри­ста и Кре­ще­нии, ис­пол­ни­лись гне­ва и хо­те­ли его убить, как и Сте­фа­на; од­на­ко они не сде­ла­ли это­го из ува­же­ния ко мне, так как Ни­ко­дим был мне род­ствен­ник; иудеи от­ня­ли у него на­чаль­ство и име­ния его при­со­еди­ни­ли к цер­ков­ным; за­тем, про­кляв его, они вы­гна­ли его из го­ро­да с бес­че­сти­ем и уко­риз­на­ми мно­ги­ми; то­гда я взял его в свою весь и кор­мил до кон­чи­ны; ко­гда же он умер, я по­хо­ро­нил его близ мо­щей пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на. Там же в тре­тьем гро­бе, вы­ко­пан­ном в пе­щер­ной стене, я по­хо­ро­нил умер­ше­го на два­дца­том го­ду жиз­ни мо­е­го лю­би­мо­го сы­на Ави­ва, вме­сте со мною при­яв­ше­го Свя­тое Кре­ще­ние от апо­сто­лов Хри­сто­вых; с ни­ми я, уми­рая, за­ве­щал по­ло­жить и мое те­ло.

– Где же мы бу­дем ис­кать вас? – спро­сил пре­сви­тер.

– Ищи­те нас, – от­ве­чал Га­ма­ли­ил, – пред ве­сью на по­лу­ден­ной сто­роне, на ни­ве Де­ла­гаври (то есть ни­ве му­жей Бо­жи­их).

Вос­пря­нув от сна, пре­сви­тер воз­дал хва­лу Бо­гу и так по­мо­лил­ся:

– Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте! ес­ли это яв­ле­ние от Те­бя, а не обо­льще­ние, то по­ве­ли по­вто­рить­ся ему до трех раз.

И стал Лу­ки­ан по­стить­ся, вку­шая лишь су­хой хлеб, до сле­ду­ю­ще­го пят­ка, пре­бы­вая в мо­лит­ве и ни­ко­му не от­кры­вая ви­де­ния.

В тре­тий час но­чи на дру­гой пя­ток опять явил­ся Га­ма­ли­ил пре­сви­те­ру Лу­ки­а­ну, как и в пер­вый раз.

– За­чем, – спро­сил он, – ты пре­не­брег мо­им по­ве­ле­ни­ем ид­ти и пе­ре­дать ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну всё, ска­зан­ное те­бе?

– Про­сти ме­ня, гос­по­дин мой, – от­ве­чал пре­сви­тер, – я бо­ял­ся тот­час же по пер­вом ви­де­нии ид­ти и воз­ве­стить, опа­са­ясь как бы не ока­зать­ся лжи­вым; по­се­му я мо­лил Гос­по­да, – да по­шлет Он те­бя ко мне и вто­рой и тре­тий раз, чтобы мне уве­рить­ся в ис­тине.

Га­ма­ли­ил же, про­сти­рая ру­ку, ска­зал:

– Мир те­бе, пре­сви­тер, по­чи­вай!

И ка­зал­ся он как бы уда­ля­ю­щим­ся с глаз свя­щен­ни­ка.

За­тем, сно­ва об­ра­тив­шись к нему, ска­зал:

– Лу­ки­ан! ты ду­ма­ешь о том, как об­ре­сти и узнать мо­щи каж­до­го из нас; так вот смот­ри и ра­зу­мей по­ка­зы­ва­е­мое те­бе.

Ска­зав это, он при­нес пре­сви­те­ру че­ты­ре кор­зи­ны; три из них по ви­ду бы­ли зо­ло­тые, чет­вер­тая же се­реб­ря­ная. Од­на из зо­ло­тых кор­зин на­пол­не­на бы­ла крас­ны­ми цве­та­ми, вто­рая и тре­тья – бе­лы­ми, и чет­вер­тая – се­реб­ря­ная – бы­ла пол­на жел­то­го ша­фра­на бла­го­вон­но­го. Первую зо­ло­тую кор­зи­ну, с крас­ны­ми цве­та­ми, Га­ма­ли­ил по­ста­вил по пра­вую сто­ро­ну пре­сви­те­ра на во­сто­ке, дру­гую, зо­ло­тую с бе­лы­ми цве­та­ми, по­ста­вил на се­вер­ной сто­роне, а тре­тью и чет­вер­тую кор­зи­ну по­ста­вил вме­сте на за­пад­ной сто­роне, про­тив пер­вой, на­хо­дя­щей­ся на во­сточ­ной.

– Что это зна­чит, гос­по­дин? – спро­сил пре­сви­тер по­ка­зы­вав­ше­го ему кор­зи­ны Га­ма­ли­и­ла.

Он от­ве­чал:

– Это гроб­ни­цы на­ши, в ко­то­рых мы по­чи­ва­ем: так, пер­вая зо­ло­тая кор­зи­на с крас­ны­ми цве­та­ми, по­став­лен­ная к во­сто­ку – гроб свя­то­го Сте­фа­на, обаг­рив­ше­го­ся за Хри­ста му­че­ни­че­ской кро­вью; дру­гая зо­ло­тая кор­зи­на с бе­лы­ми цве­та­ми, сто­я­щая на се­вер, есть гроб гос­по­ди­на Ни­ко­ди­ма; тре­тья, так­же с бе­лым цве­том, зо­ло­тая кор­зи­на, сто­я­щая к за­па­ду – мой гроб; чет­вер­тая же кор­зи­на се­реб­ря­ная, пол­ная бла­го­вон­но­го ша­фра­на и сто­я­щая ря­дом с мо­ею, – гроб мо­е­го сы­на Ави­ва, ко­то­рый был чист от гре­ха те­лом и ду­шою от чре­ва ма­те­ри и скон­чал­ся в непо­роч­ном дев­стве.

По­сле этих слов Га­ма­ли­ил стал неви­дим, ста­ли неви­ди­мы и кор­зи­ны.

По­сле это­го ви­де­ния пре­сви­тер при­нес бла­го­да­ре­ние Бо­гу и уси­лил пост и мо­лит­ву до тре­тье­го пят­ка, ожи­дая спо­до­бить­ся яв­ле­ния в тре­тий раз. И сно­ва в ночь тре­тье­го пят­ка тот же чест­ный и свя­то­леп­ный Га­ма­ли­ил, пред­став пре­сви­те­ру, ска­зал с угро­зою:

– По­че­му до сих пор ты не оза­бо­тил­ся схо­дить к ар­хи­епи­ско­пу и от­крыть ему яв­лен­ное и ска­зан­ное те­бе? Неуже­ли ты не ви­дишь, ка­кая за­су­ха и скорбь в под­не­бес­ной? Ты же не ра­дишь. Раз­ве нет в пу­сты­нях свя­тых му­жей, луч­ших те­бя по жиз­ни, до­стой­ных се­го от­кро­ве­ния? Но мы, ми­нуя их, хо­тим быть яв­лен­ны­ми чрез те­бя. Итак встань, иди и ска­жи ар­хи­епи­ско­пу, да от­кро­ет ме­сто, где мы по­чи­ва­ем, и устро­ит здесь храм, дабы на­ши­ми мо­лит­ва­ми Гос­подь стал ми­ло­стив к сво­им лю­дям.

Пре­сви­тер, встав и воз­бла­го­да­рив Бо­га, от­пра­вил­ся с по­спеш­но­стью в Иеру­са­лим, где и со­об­щил ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну о быв­шем ему три­крат­ном ви­де­нии и по­ве­ле­нии. Ар­хи­епи­скоп про­сле­зил­ся от ра­до­сти и ска­зал:

– Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог че­ло­ве­ко­лю­бец, хо­тя­щий явить нам Свою ми­лость от­кро­ве­ни­ем свя­тых Сво­их: и ко­гда мы спо­до­бим­ся об­ре­сти мо­щи их, то долж­но мне мо­щи пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на пе­ре­не­сти сю­да в го­род, где он под­ви­зал­ся про­тив иуде­ев, где ви­дел от­вер­стые небе­са и Хри­ста Бо­га, сто­я­ще­го во сла­ве Сво­ей (Деян.7 гл.). Ты же, сын мой, – об­ра­тил­ся он к пре­сви­те­ру, – иди на ту ни­ву и оты­щи ме­сто, где ле­жат свя­тые; про­ко­пав до гро­ба их, воз­ве­сти мне.

Пре­сви­тер, воз­вра­тив­шись из го­ро­да в свою весь, со­звал бла­го­го­вей­ных му­жей и по­шел с ни­ми на ни­ву Де­ла­гаври. Сре­ди этой ни­вы был холм; ду­мая, что здесь по­чи­ва­ют мо­щи свя­тых, он хо­тел ко­пать, но сна­ча­ла по­свя­тил всю ночь мо­лит­ве на том хол­ме. В эту же ночь свя­той Га­ма­ли­ил явил­ся од­но­му оби­тав­ше­му по­бли­зо­сти от тех мест ино­ку Ну­ге­тию, го­во­ря:

– Иди и ска­жи Лу­ки­а­ну пре­сви­те­ру, чтобы он не тру­дил­ся рас­ка­пы­вать тот холм, ибо не там ле­жим мы; но пусть ищет нас при де­бри, на по­лу­ден­ной сто­роне, там мы по­гре­бе­ны; на хол­ме же том нас по­ла­га­ли, ко­гда нес­ли на по­гре­бе­ние, и здесь над на­ми, по древ­не­му обы­чаю, тво­ри­ли плач, во сви­де­тель­ство это­го пла­ча, быв­ше­го над на­ми, и на­сы­пан холм.

Вос­став­ши, инок от­пра­вил­ся по ука­за­нию и на­шел на по­мя­ну­том хол­ме пре­сви­те­ра Лу­ки­а­на со мно­ги­ми му­жа­ми; они уже на­ча­ли рас­коп­ку; то­гда инок по­ве­дал Лу­ки­а­ну о том, что он ви­дел и слы­шал. Пре­сви­тер про­сла­вил Бо­га, явив­ше­го и дру­го­го сви­де­те­ля от­кро­ве­нию. И на­пра­ви­лись к де­бри, при ко­то­рой на­шли ка­мень с ев­рей­ской над­пи­сью "Хе­ли­ил", то есть "ра­бы Бо­жии"; око­пав ка­мень и сдви­нув с ме­ста, они на­шли тес­ный вход в пе­ще­ру. Влез­ши в пе­ще­ру со све­чою, уви­де­ли вы­ко­пан­ные в сте­нах гро­бы и в них мо­щи свя­тых. Вход в пе­ще­ру был с по­лу­ден­ной сто­ро­ны; так что по пра­вую сто­ро­ну к во­сто­ку на­хо­дил­ся гроб свя­то­го Сте­фа­на, про­тив вхо­да, на се­вер, гроб свя­то­го Ни­ко­ди­ма; на за­пад­ной же сто­роне про­тив свя­то­го Сте­фа­на по­чи­вал свя­той Га­ма­ли­ил с сы­ном, как бы­ло это преж­де ука­за­но пре­сви­те­ру ви­де­ни­ем кор­зин. Тот­час пре­сви­тер со­об­щил об об­ре­те­нии свя­тых мо­щей[5] Иеру­са­лим­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну.

Ар­хи­епи­скоп, взяв двух при­лу­чив­ших­ся епи­ско­пов, Елев­фе­рия Се­ва­стий­ско­го и Елев­фе­рия Иери­хон­ско­го, по­спе­шил к ме­сту об­ре­те­ния мо­щей, рас­ши­рив вход пе­щер­ный, они во­шли внутрь. Ко­гда от­кры­ли гроб свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка, тот­час по­тряс­лась зем­ля и лю­ди, до­стой­ные по жиз­ни, услы­ша­ли ввер­ху го­лос Ан­ге­лов, по­ю­щих: "Сла­ва в выш­них Бо­гу и на зем­ле мир!". Бла­го­уха­ние же от мо­щей свя­то­го ис­хо­ди­ло та­кое, ка­ко­го ни­кто из лю­дей ни­ко­гда преж­де не ощу­щал; это неиз­ре­чен­ное бла­го­уха­ние раз­но­си­лось по воз­ду­ху за де­сять по­прищ, и все при­сут­ство­вав­шие ду­ма­ли, что они на­хо­дят­ся как бы в раю. Мно­го на­ро­да при­шло с ар­хи­епи­ско­пом из Иеру­са­ли­ма и окрест­ных се­ле­ний; сре­ди при­шед­ших на­хо­ди­лось мно­го боль­ных, стра­дав­ших раз­лич­ны­ми неду­га­ми, – сле­пые, хро­мые, му­чи­мые внут­рен­ни­ми неду­га­ми и бе­са­ми, по­кры­тые ве­ре­да­ми и яз­ва­ми; все они по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. Чис­ло ис­целев­ших про­сти­ра­лось до се­ми­де­ся­ти трех че­ло­век. Итак, взяв­ши мо­щи че­ты­рех угод­ни­ков Бо­жи­их, вы­нес­ли их на холм с пе­ни­ем псал­мов и дру­гих свя­щен­ных гим­нов; лю­ди же при­ка­са­лись к ним, ло­бы­зая их с бла­го­го­ве­ни­ем. Вско­ре ар­хи­епи­скоп на том хол­ме со­здал цер­ковь во имя об­ре­тен­ных свя­тых и по­ло­жил в ней мо­щи Ни­ко­ди­ма, Га­ма­ли­и­ла и Ави­ва; мо­щи же свя­то­го ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на он тор­же­ствен­но пе­ре­нес в Иеру­са­лим и по­ло­жил в церк­ви, на­хо­див­шей­ся во свя­том Си­оне.

В эти же вре­ме­на один бла­го­род­ный муж, се­на­тор Алек­сандр, с же­ною Иули­а­ни­ею при­был на по­кло­не­ние свя­тым ме­стам из Ца­рь­гра­да в Иеру­са­лим: ви­дев чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при гро­бе свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на, Алек­сандр устро­ил в го­ро­де ка­мен­ную цер­ковь во имя его и усерд­но про­сил ар­хи­ерея пе­ре­не­сти в нее мо­щи свя­то­го Сте­фа­на; ар­хи­ерей, убеж­ден­ный усерд­ною моль­бою, ис­пол­нил прось­бу. Спу­стя неко­то­рое вре­мя Алек­сандр за­бо­лел в Иеру­са­ли­ме смерт­ным неду­гом и за­ве­щал с клят­вою жене сво­ей: пусть она устро­ит ков­чег, по­доб­ный ков­че­гу пер­во­му­че­ни­ка, и в том по­ло­жит его при мо­щах свя­то­го Сте­фа­на. За­ве­щав это, он умер. Же­на ис­пол­ни­ла пред­смерт­ную во­лю му­жа: она устро­и­ла ков­чег, по­доб­ный ков­че­гу свя­то­го Сте­фа­на, и пре­да­ла му­жа тор­же­ствен­но­му по­гре­бе­нию ря­дом с ков­че­гом пер­во­му­че­ни­ка. И жи­ла она в Иеру­са­ли­ме при по­мя­ну­той церк­ви, не же­лая раз­лу­чать­ся с умер­шим му­жем; она ве­ри­ла, что он жив для Бо­га.

Так как же­на Алек­сандра бы­ла еще мо­ло­да, кра­си­ва и к то­му же бо­га­та, то мно­гие из знат­ных лиц скло­ня­ли ее на вто­рой брак. Но она как це­ло­муд­рен­ная жен­щи­на ни­как не хо­те­ла всту­пать во вто­рой брак: она твер­до ре­ши­ла со­хра­нять вер­ность пер­во­му му­жу, на­де­ясь раз­де­лить с ним в вос­кре­се­ние оди­на­ко­вую участь, уго­то­ван­ную пра­вед­ни­кам (Мф.25:34). Ко­гда же один из знат­ных на­чаль­ни­ков силь­но до­ку­чал ей, же­лая всту­пить в брак с нею, то Иули­а­ния, же­лая из­ба­вить­ся от него, умыс­ли­ла сле­ду­ю­щее: взяв­ши те­ло му­жа, воз­вра­тить­ся на ро­ди­ну в Ца­рь­град, несмот­ря на то, что уже про­шло во­семь лет со дня пре­став­ле­ния му­жа. Она про­си­ла ар­хи­епи­ско­па, чтобы он не за­пре­щал ей взять те­ло му­жа; ар­хи­епи­скоп не со­гла­шал­ся; то­гда Иули­а­ния сей­час же на­пи­са­ла к от­цу сво­е­му, жив­ше­му в Ца­рь­гра­де, про­ся его ис­хо­да­тай­ство­вать у ца­ря та­кое по­ве­ле­ние, по ко­то­ро­му бы она мог­ла бес­пре­пят­ствен­но взять те­ло му­жа и прид­ти в Ца­рь­град. В ско­ром вре­ме­ни от ца­ря при­шло же­ла­е­мое раз­ре­ше­ние, ко­то­рое она и по­ка­за­ла ар­хи­епи­ско­пу. Уви­дев пись­мо ца­ря, ар­хи­епи­скоп уже не мог бо­лее про­ти­вить­ся и бла­го­сло­вил быть по про­ше­нию Иули­а­нии. Она же, от­крыв­ши с бла­го­сло­ве­ни­ем в зем­ле то ме­сто, где сто­я­ли оба ков­че­га, свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на и ее му­жа Алек­сандра, взя­ла ков­чег с мо­ща­ми свя­то­го вме­сто ков­че­га му­жа; так по­сту­пи­ла Иули­а­ния, как бы об­ма­нув­шись, на са­мом же де­ле по из­во­ле­нию Бо­жию и по же­ла­нию пер­во­му­че­ни­ка. Воз­ло­жив­ши ков­чег на ко­лес­ни­цу, за­пря­жен­ную му­ла­ми, Иули­а­ния от­пра­ви­лась в путь. Был же ве­чер, ко­гда она оста­ви­ла Иеру­са­лим; и в ту же ночь над пе­ре­во­зи­мы­ми мо­ща­ми в воз­ду­хе по­слы­шал­ся го­лос Ан­ге­лов, по­ю­щих сла­во­сло­вие Бо­гу, а от ков­че­га ис­хо­ди­ло ве­ли­кое бла­го­уха­ние, как от ми­ра, из­ли­то­го в боль­шом ко­ли­че­стве. Слы­ша­лись и кри­ки бе­сов, из­да­ли взы­вав­ших:

– Го­ре нам! так как идет Сте­фан и бьет нас.

Слу­ги Иули­а­нии, слы­ша всё это, ис­пу­га­лись и ска­за­ли гос­по­же сво­ей:

– Что это зна­чит, гос­по­жа, что слы­шат­ся раз­лич­ные го­ло­са, на­зы­ва­ю­щие имя Сте­фа­на? Не ве­зем ли мы ков­чег пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на вме­сто ков­че­га на­ше­го гос­по­ди­на Алек­сандра?

Она же от­ве­ча­ла со сле­за­ми ра­до­сти:

– Мол­чи­те, де­ти, всё де­ла­ет­ся так, как угод­но Бо­гу и Его свя­то­му ра­бу.

До­стиг­ши при­мор­ско­го го­род Ас­ка­ло­на, они на­шли ко­рабль, на­прав­ляв­ший­ся в Ца­рь­град; упла­тив ко­ра­бель­щи­ку сле­ду­е­мую пла­ту, они се­ли в ко­рабль с мо­ща­ми свя­то­го и на­ча­ли пла­ва­ние. Ко­гда ко­рабль на­хо­дил­ся сре­ди мо­ря, под­ня­лась страш­ная бу­ря, так что ко­рабль по­кри­вил­ся; все ис­пу­га­лись, ви­дя взды­мав­ши­е­ся гро­ма­ды волн; но вот явил­ся мо­ре­пла­ва­те­лям ви­ди­мо свя­той пер­во­му­че­ник Сте­фан и ска­зал:

– Я с ва­ми – не бой­тесь!

Ска­зав это, он стал неви­дим, и тот­час успо­ко­и­лось мо­ре, и всё даль­ней­шее пла­ва­ние бы­ло бла­го­по­луч­но; над мо­ща­ми же свя­то­го но­чью явил­ся свет, от ков­че­га ис­хо­ди­ло силь­ное бла­го­уха­ние, в воз­ду­хе же слы­ша­лось пе­ние Ан­ге­лов. Ко­гда при­ста­ли к Хал­ки­до­ну, то ре­ши­ли про­быть здесь пять дней. Жи­те­лям го­ро­да ста­ло из­вест­но о мо­щах свя­то­го Сте­фа­на, они устре­ми­лись к ко­раб­лю, при­но­ся с со­бою и недуж­ных; и все боль­ные, на­хо­див­ши­е­ся в го­ро­де, по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние бла­го­да­ря при­ше­ствию пер­во­му­че­ни­ка; от­го­ня­лись от лю­дей и бе­сы, ко­то­рые кри­ча­ли при этом:

– Сте­фан, по­би­ен­ный кам­ня­ми от жи­дов, при­дя, му­чит нас же­сто­ко и го­нит нас по­всю­ду – на зем­ле и на мо­ре.

От­плыв от Хал­ки­до­на, ко­рабль бла­го­по­луч­но до­стиг Ца­рь­гра­да. Бла­го­че­сти­вая Иули­а­ния по­шла к от­цу и по­дроб­но со­об­щи­ла ему всё о мо­щах свя­то­го ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. За­тем они от­пра­ви­лись вме­сте с от­цом к ца­рю и Пат­ри­ар­ху и им со­об­щи­ли то же; и все ис­пол­ни­лись ве­ли­кой ра­до­сти. Пат­ри­арх с кли­ром и всем на­ро­дом по­шел на при­стань в сре­те­ние мо­щей пер­во­му­че­ни­ка. Вы­нес­ши ков­чег из ко­раб­ля, по­ста­ви­ли его на цар­скую ко­лес­ни­цу и по­вез­ли с псал­мо­пе­ни­я­ми, хо­тя вне­сти в дво­рец ца­ря; так при­ка­зал царь. Сколь мно­го со­вер­ша­лось в это вре­мя чу­дес при свя­тых мо­щах и ска­зать невоз­мож­но; сло­вом, все, ка­ки­ми бы ни бы­ли одер­жи­мы неду­га­ми и бо­лез­ня­ми, по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. Ко­гда то­же­ствен­ное ше­ствие до­стиг­ло до "Кон­стан­ти­но­вых бань"[6], то му­лы, вез­шие цар­скую ко­лес­ни­цу с мо­ща­ми, оста­но­ви­лись; и как ни би­ли их слу­ги, за­став­ляя ид­ти даль­ше, они ни­как не мог­ли сой­ти с ме­ста. То­гда один мул, при­об­ре­тя по Бо­жию ве­ле­нию дар сло­ва, ска­зал:

– За­чем по­на­прас­ну бье­те нас? На этом имен­но ме­сте свя­той пер­во­му­че­ник Сте­фан из­во­ля­ет быть по­ло­жен­ным.

Услы­шав это, все при­сут­ству­ю­щие ис­пол­ни­лись силь­но­го удив­ле­ния и ужа­са, и про­сла­ви­ли Бо­га. Царь же тот­час по­ве­лел на этом ме­сте при­сту­пить к по­строй­ке церк­ви ка­мен­ной; и в ско­ром вре­ме­ни со­зда­на бы­ла пре­крас­ная цер­ковь во имя свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на; в ней и по­ло­жи­ли его чест­ные мо­щи во сла­ву и хва­лу Гос­по­да и Спа­са на­ше­го Иису­са Хри­ста, со От­цом и Свя­тым Ду­хом сла­ви­мо­го вме­сте[7], да бу­дет Ему и от нас греш­ных честь и сла­ва, по­кло­не­ние и бла­го­да­ре­ние ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Па­мять его со­вер­ша­ет­ся Цер­ко­вью еще 27 де­каб­ря; под этим чис­лом см. жи­тие его.

[2] Га­ма­ли­ил – зна­ме­ни­тый за­ко­но­учи­тель ев­рей­ский, за­ни­мав­ший вы­со­кое ме­сто в иеру­са­лим­ском си­нед­ри­оне, ува­жа­е­мый всем на­ро­дом, так что его на­зы­ва­ли "сла­вою за­ко­на". Пре­да­ние го­во­рит, что он вме­сте с сы­ном Ави­вом кре­щен ап. Пет­ром и ап. Иоан­ном.

[3] Ме­ра рас­сто­я­ния, рав­на при­бли­зи­тель­но 690 на­шим са­же­ням.

[4] Кон­стан­тин Ве­ли­кий, рим­ский им­пе­ра­тор, сын Кон­стан­ция Хло­ра, пра­ви­те­ля За­пад­ной ча­сти Рим­ской им­пе­рии, и Еле­ны, ро­дил­ся в 274 г. Па­мять его празд­ну­ет­ся 21 мая.

[5] Это об­ре­те­ние мо­щей со­вер­ши­лось в 415 го­ду.

[6] Ба­ни эти ос­но­ва­ны Кон­стан­ти­ном Ве­ли­ким, про­дол­же­ны его сы­ном Кон­стан­ци­ем и окон­че­ны в 427 го­ду Фе­о­до­си­ем Млад­шим. Ныне они на­зы­ва­ют­ся Те­укур-Ха­мам и на­хо­дят­ся на 4-м хол­ме.

[7] В 1200 го­ду в этом хра­ме был наш рус­ский па­лом­ник Ан­то­ний; он ви­дел в нем лоб пер­во­му­че­ни­ка, из­би­тый кам­ня­ми и сши­тый.

 

 

***

 

Мученик Гавриил Белостокский, Слуцкий, младенец

Мученик Гаврии́л Белостокский, Слуцкий, младенец

Краткое житие мученика младенца Гавриила Белостокского, Слуцкого

Ро­дил­ся 22 мар­та 1684 г. в де­ревне Звер­ки Бе­ло­сток­ско­го уез­да Грод­нен­ской гу­бер­нии, в се­мье бла­го­че­сти­вых кре­стьян Пет­ра и Ана­ста­сии. Он рос крот­ким, незло­би­вым, за­мет­на бы­ла в нем склон­ность к со­зер­ца­тель­но­му уеди­не­нию. В 1690 г. 11 ап­ре­ля мать ше­сти­лет­не­го Гав­ри­и­ла по­нес­ла му­жу обед в по­ле. Вско­ре при­бли­жал­ся празд­ник Свя­той Пас­хи. В это вре­мя в дом за­брал­ся арен­да­тор-ев­рей, при­лас­кал ди­тя и тай­но увез его в г. Бе­ло­сток, где мла­ден­ца пре­да­ли му­че­ни­ям: рас­пя­ли, про­ко­ло­ли бо­ка, по­сте­пен­но ис­пус­кая кровь. На де­вя­тый день ре­бе­нок скон­чал­ся, его бро­си­ли в по­ле у опуш­ки ле­са близ де­рев­ни Звер­ки. Го­лод­ные со­ба­ки, на­шед­шие те­ло, не толь­ко не рас­тер­за­ли его, но охра­ня­ли да­же от хищ­ных птиц. На до­но­сив­ший­ся лай со­бак при­шли жи­те­ли де­рев­ни, на­шли те­ло му­че­ни­ка и при­зна­ли, что мла­де­нец по­гиб в ре­зуль­та­те ри­ту­аль­но­го убий­ства. Те­ло за­му­чен­но­го Гав­ри­и­ла при боль­шом сте­че­нии на­ро­да, глу­бо­ко взвол­но­ван­но­го по­доб­ным звер­ством, пре­да­но бы­ло зем­ле близ хра­ма.

Через 30 лет по­сле по­гре­бе­ния мо­щи св. Гав­ри­и­ла оста­ва­лись нетлен­ны­ми. В 1746 г. храм, в ко­то­ром был по­гре­бен мла­де­нец, сго­рел, но свя­тые мо­щи уце­ле­ли. Ча­стич­но об­го­ре­ла руч­ка, но ко­гда свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в мо­на­стырь, руч­ка чу­дес­но за­жи­ла и вновь по­кры­лась ко­жей.

22592 - Издана книга: "Святой мученик-младенец Гавриил Белостокский".

Св. Гав­ри­ил счи­та­ет­ся це­ли­те­лем де­тей. Свя­тые мо­щи его несколь­ко раз ме­ня­ли ме­сто сво­е­го пре­бы­ва­ния. С 1944 по 1992 гг. они хра­ни­лись в Грод­нен­ской По­кров­ской церк­ви, от­ку­да тор­же­ствен­но бы­ли пе­ре­не­се­ны в Свя­то-Ни­коль­ский со­бор г. Бе­ло­сто­ка.

Полное житие мученика младенца Гавриила Белостокского, Слуцкого

Мученик Гаврии́л Белостокский, Слуцкий, младенец

В сон­ме ис­чис­ли­мых лишь толь­ко Гос­по­дом свя­тых пра­во­слав­ной церк­ви мы на­хо­дим име­на мно­же­ства му­че­ни­ков, доб­ро­воль­но при­нес­ших се­бя в «жерт­ву жи­вую». Это они, пре­бы­вая в го­тов­но­сти быть все­це­ло пре­дан­ны­ми Хри­сту да­же до смер­ти, му­че­ни­че­ски сви­де­тель­ство­ва­ли о Том, Кто есть «путь и ис­ти­на и жизнь» (Ин.14,6), о непре­хо­дя­щей цен­но­сти жиз­ни во Хри­сте и со Хри­стом.

Сре­ди му­че­ни­ков всех вре­мен опре­де­лен­ное ме­сто в пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре за­ни­ма­ют де­ти. На­чи­ная со вре­мен му­че­ни­ков Мак­ка­вей­ских и 14 ты­сяч мла­ден­цев, ис­треб­лен­ных Иро­дом в Виф­ле­е­ме, пра­во­слав­ное бла­го­че­стие с осо­бой лю­бо­вью от­но­сит­ся имен­но к де­тям, став­шим жерт­ва­ми вне­зап­ной на­силь­ствен­ной смер­ти. В их слу­чае жерт­вен­ная смерть со­еди­ня­лась с чи­сто­тою их невин­но­сти. Тем са­мым еще не со­всем зре­лые в физи­че­ском смыс­ле от­ро­ки и мла­ден­цы ста­но­ви­лись ис­тин­ной «со­лью зем­ли» и «све­том ми­ра» (Мф.5,13-14).

От­сю­да при­чис­ле­ние мно­гих мла­ден­цев и от­ро­ков, за­му­чен­ных за ве­ру от языч­ни­ков в пер­вые ве­ка хри­сти­ан­ства, а так­же в даль­ней­шем по­стра­дав­ших от ино­вер­ных, ино­слав­ных и ате­и­стов, к ли­ку свя­тых. От­сю­да и на­род­ное по­чи­та­ние и в даль­ней­шем при­чис­ле­ние к ли­ку свя­тых му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла, на­зван­но­го Бе­ло­сток­ским, За­блу­дов­ским и Слуц­ким.

Лич­ность свя­то­го мла­ден­ца Гав­ри­и­ла яв­ля­ет­ся об­ра­зом совре­мен­но­го му­че­ни­че­ства. Он не про­сто стра­да­ет пе­ред су­дом языч­ни­ков или ере­ти­ков за ис­по­ве­да­ние ве­ры, но стра­да­ет без­вин­но и уми­ра­ет, не со­про­тив­ля­ясь злу, чтобы та­ким об­ра­зом по­сле­до­вать при­ме­ру Хри­ста. Он – от­ро­ча чи­стей­шее (как по­ет­ся в ака­фи­сте), плод спо­кой­ной и да­же ра­дост­ной го­тов­но­сти тер­петь стра­да­ния «да­же до кро­ве» за По­стра­дав­ше­го нас ра­ди. Вме­сте с зем­ной му­че­ни­че­ской кон­чи­ной мла­ден­ца Гав­ри­и­ла и од­новре­мен­ным его рож­де­ни­ем для но­вой, луч­шей жиз­ни мы по­лу­чи­ли осо­бен­но­го хо­да­тая за нас, греш­ных, пе­ред пре­сто­лом Все­выш­не­го.

Му­че­ник мла­де­нец Гав­ри­ил ро­дил­ся, жил и по­стра­дал на тер­ри­то­рии ны­неш­ней Поль­ши. По­это­му Поль­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь от­но­сит­ся к нему с осо­бен­ным по­чи­та­ни­ем. В его честь стро­ят­ся пра­во­слав­ные хра­мы, он яв­ля­ет­ся небес­ным по­кро­ви­те­лем Брат­ства Пра­во­слав­ной мо­ло­де­жи в Поль­ше, а так­же счи­та­ет­ся осо­бен­ным це­ли­те­лем де­тей. По­сле ис­то­ри­че­ски обу­слов­лен­ных взле­тов и па­де­ний в по­чи­та­нии свя­то­го му­че­ни­ка в на­сто­я­щее вре­мя его па­мять от­ме­ча­ет­ся так­же все­ми Пра­во­слав­ны­ми Церк­ва­ми.

Свя­той му­че­ник мла­де­нец Гав­ри­ил Бе­ло­сток­ский (За­блу­дов­ский, Слуц­кий) ро­дил­ся 22 мар­та 1684 го­да в се­ле Звер­ки За­блу­дов­ско­го при­хо­да Бе­ло­сток­ско­го уез­да Грод­нен­ской гу­бер­нии. Был он сы­ном бла­го­че­сти­вых кре­стьян Пет­ра и Ана­ста­сии Го­в­дель. Кре­сти­ли его с име­нем свя­то­го Ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла в хра­ме то­гдаш­не­го Свя­то-Успен­ско­го За­блу­дов­ско­го мо­на­сты­ря, од­ной из немно­гих оби­те­лей в этой ча­сти Ре­чи Поспо­ли­той, со­хра­нив­шей в то вре­мя вер­ность пра­во­сла­вию.

Мла­де­нец Гав­ри­ил от­ли­чал­ся от дру­гих де­тей необыч­ны­ми для его воз­рас­та ка­че­ства­ми ду­ши. Он рос ре­бен­ком крот­ким и незло­би­вым. В нем бы­ла за­мет­на склон­ность к мо­лит­ве и уеди­не­нию, чем к дет­ским уве­се­ле­ни­ям и иг­рам. Его ро­ди­те­ли, несмот­ря на при­тес­не­ния, ко­то­рым под­вер­га­лись то­гда пра­во­слав­ные Ре­чи Поспо­ли­той, не же­лав­шие при­ни­мать Брест­скую унию, свя­то хра­ни­ли пра­во­слав­ную ве­ру. Боль­шое вли­я­ние на свя­то­го мла­ден­ца Гав­ри­и­ла ока­зы­ва­ла бли­зость мо­на­сты­ря, в ко­то­ром во вре­мя бо­го­слу­же­ний он ду­хов­но со­зрел, учил­ся мо­лит­ве и по­зна­вал Бо­га.

В 1690 го­ду се­мью Го­в­дель по­стиг­ло ве­ли­кое го­ре. Невин­ный маль­чик стал жерт­вой изу­вер­ства. 11 ап­ре­ля, ко­гда мать ше­сти­лет­не­го Гав­ри­и­ла по­нес­ла му­жу обед в по­ле, в дом за­брал­ся арен­да­тор де­рев­ни Шут­ко. Он при­лас­кал ди­тя и тай­но увез его в Бе­ло­сток, где мла­ден­ца пре­да­ли му­че­ни­ям. Сна­ча­ла его по­са­ди­ли в под­вал, где при по­мо­щи ост­рых ору­дий про­ткну­ли ему бок для вы­пус­ка­ния кро­ви. По­сле это­го му­че­ник был рас­пят на кре­сте, уста­нов­лен­ном в ко­ры­те, и ис­ко­лот ост­ры­ми ору­ди­я­ми для вы­пус­ка­ния остат­ков кро­ви. На де­вя­тый день ре­бе­нок скон­чал­ся.

Па­ла­чи тай­но вы­вез­ли без­ды­хан­ное те­ло в по­ле и бро­си­ли у опуш­ки ле­са вбли­зи се­ла Звер­ки. При­бли­жал­ся празд­ник Свя­той Пас­хи. К те­лу при­бе­га­ли го­лод­ные со­ба­ки, над ним кру­жи­лись хищ­ные пти­цы, но со­ба­ки не толь­ко не рас­тер­за­ли его, но да­же охра­ня­ли те­ло от птиц. На до­но­сив­ший­ся лай со­шлись жи­те­ли се­ла и об­на­ру­жи­ли жерт­ву изу­вер­ства. Изу­ве­ры бы­ли най­де­ны и на­ка­за­ны, а в ме­му­а­рах го­род­ско­го За­блу­дов­ско­го прав­ле­ния остав­ле­на со­от­вет­ству­ю­щая за­пись.

При сте­че­нии на­ро­да, глу­бо­ко взвол­но­ван­но­го по­доб­ным звер­ством, те­ло за­му­чен­но­го мла­ден­ца Гав­ри­и­ла бы­ло пре­да­но зем­ле близ клад­би­щен­ско­го хра­ма в Звер­ках, где и про­бы­ло око­ло 30 лет.

В на­ча­ле 18 ве­ка по всей тер­ри­то­рии Бе­ло­сток­ско­го уез­да про­шел мор. Лю­дей ед­ва успе­ва­ли хо­ро­нить. В се­ле Звер­ки умер­ших де­тей ста­ра­лись хо­ро­нить по­бли­же к мо­ги­ле мла­ден­ца Гав­ри­и­ла, чув­ствуя необыч­ную бла­го­дать это­го ме­ста. Од­на­жды в 1720 го­ду во вре­мя по­гре­бе­ния слу­чай­но за­де­ли гроб му­че­ни­ка. К ве­ли­чай­ше­му удив­ле­нию, его те­ло об­на­ру­жи­ли нетлен­ным. Весть об этом мол­ние­нос­но раз­нес­лась сре­ди пра­во­слав­но ве­ру­ю­ще­го на­ро­да, уси­ли­вая по­чи­та­ние му­че­ни­ка. Пре­да­ние свя­зы­ва­ет с этим со­бы­ти­ем мно­гие ис­це­ле­ния, про­ис­шед­шие у мо­ги­лы свя­то­го, и окон­ча­ние эпи­де­мии, что по­слу­жи­ло по­во­дом для по­чи­та­ния му­че­ни­ка. Об­ре­тен­ные мо­щи бла­го­го­вей­но пе­ре­нес­ли в крип­ту под хра­мом в се­ле Звер­ки.

В 1746 го­ду сго­ре­ла сель­ская цер­ковь в Звер­ках, но мо­щи оста­лись непо­вре­жден­ны­ми. Ча­стич­но об­го­ре­ла толь­ко руч­ка, да и то, несо­мнен­но, про­изо­шло со­глас­но Бо­жию про­мыс­лу, ра­ди укреп­ле­ния ве­ры и бла­го­че­стия в пра­во­слав­ном на­ро­де. Ко­гда свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в За­блу­дов­ский мо­на­стырь, руч­ка чу­дес­но за­жи­ла и вновь по­кры­лась ко­жей.

В 1752 го­ду ар­хи­манд­рит Слуц­ко­го мо­на­сты­ря До­си­фей (Го­ля­хов­ский), на­мест­ник Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та, со­ста­вил тро­парь и кондак мла­ден­цу.

9 мая 1755 го­да вви­ду на­пря­жен­ной об­ста­нов­ки, вы­зван­ной внеш­ни­ми об­сто­я­тель­ства­ми и недоб­ро­же­ла­тель­но­стью ино­слав­но­го на­се­ле­ния, по бла­го­сло­ве­нию Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та ар­хи­манд­рит Ми­ха­ил (Ко­за­чин­ский) пе­ре­нес мо­щи свя­то­го му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла в Слуц­кий Свя­то-Тро­иц­кий мо­на­стырь Мин­ской гу­бер­нии и со­ста­вил сти­хо­твор­ную по­весть о мла­ден­це му­че­ни­ке Гав­ри­и­ле. Крест­ный ход со свя­ты­ми мо­ща­ми, ко­то­рые в ра­ке нес­ли на ру­ках, ве­ли­че­ствен­но про­ше­ство­вал бо­лее 300 верст. Мо­щи мла­ден­ца му­че­ни­ка Гав­ри­и­ла ле­жа­ли в ра­ке со­вер­шен­но от­кры­ты­ми. Обе руч­ки мла­ден­ца дер­жа­ли ма­лень­кий на­перс­ный крест. Паль­цы ис­ко­ло­ты, на те­ле рва­ные ра­ны.

В 1820 го­ду мла­де­нец Гав­ри­ил был при­чис­лен к ли­ку свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

Вме­сте с воз­рас­та­ю­щей сла­вой мла­ден­ца му­че­ни­ка Гав­ри­и­ла и рас­ши­ря­ю­щим­ся его по­чи­та­ни­ем пра­во­слав­ные хри­сти­ане ста­ра­лись осо­бым об­ра­зом укра­сить ра­ку с его свя­ты­ми мо­ща­ми. В 1897 го­ду на доб­ро­воль­ные по­жерт­во­ва­ния бы­ла из­го­тов­ле­на но­вая се­реб­ря­ная ра­ка.

В 1908 го­ду в ти­по­гра­фии Успен­ской По­ча­ев­ской Лав­ры бы­ла на­пе­ча­та­на служ­ба свя­то­му му­че­ни­ку мла­ден­цу Гав­ри­и­лу, со­став­лен­ная ар­хи­епи­ско­пом Во­лын­ским и Жи­то­мир­ским Ан­то­ни­ем (Хра­по­виц­ким).

В том же го­ду епи­скоп Грод­нен­ский и Брест­ский Ми­ха­ил вме­сте с епи­ско­пом Бе­ло­сток­ским Вла­ди­ми­ром при­ня­ли ре­ше­ние пе­ре­не­сти из Слуц­ка часть мо­щей свя­то­го му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла в го­род Бе­ло­сток.

Пе­ре­не­се­ние кре­ста и мо­ще­ви­ка, в ко­то­ром до 1897 го­да по­чи­ва­ли мо­щи свя­то­го му­че­ни­ка, на­ча­лось 31 мая. Свя­ты­ни бы­ли пе­ре­не­се­ны из го­ро­да Слуц­ка в Жи­ро­виц­кий мо­на­стырь Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. С 1 по 12 июня через де­рев­ни Ялув­ка, Но­вая Во­ля, По­ло­та, За­блу­дов, Звер­ки и Дой­ли­ды свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны из Жи­ро­виц­ко­го мо­на­сты­ря в Бе­ло­сток. Та­ким об­ра­зом, по­чти через 150 лет свя­ты­ня вер­ну­лась на свою от­чиз­ну.

Ча­сти­ца свя­тых мо­щей му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла на­хо­ди­лась в Свя­то-Ни­коль­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре го­ро­да Бе­ло­сто­ка до 1912 го­да, по­ка не бы­ла пе­ре­не­се­на в Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь в Су­п­рас­ле.

В Слуц­ке, где оста­лись мо­щи, на­хо­ди­лась спе­ци­аль­ная кни­га, в ко­то­рой за­пи­сы­ва­лись из­вест­ные ду­хов­ным и го­судар­ствен­ным вла­стям чу­дес­ные слу­чаи, свя­зан­ные с на­хо­дя­щи­ми­ся там мо­ща­ми свя­то­го му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла. Все­на­род­ное по­чи­та­ние му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла уста­но­ви­лось по всей Рос­сий­ской Им­пе­рии. В день па­мя­ти свя­то­го к ме­сту его упо­ко­е­ния со всей стра­ны со­би­ра­лись ты­ся­чи па­лом­ни­ков. В 1915 го­ду во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны епи­скоп Бе­ло­сток­ский Вла­ди­мир вы­вез де­ре­вян­ную ра­ку с ча­сти­цей свя­тых мо­щей му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла в Моск­ву и вре­мен­но по­ме­стил в По­кров­ском Со­бо­ре на Крас­ной пло­ща­ди.

По­сле ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та 1917 го­да в Рос­сии на­ча­лись кро­ва­вые го­не­ния на пра­во­слав­ных.

Вра­гам Хри­ста ме­ша­ла па­мять об упо­до­бив­шем­ся Ему мла­ден­це. Так, за­щи­щав­ший его па­мять от по­ру­га­ния свя­щен­но­му­че­ник Иоанн Вос­тор­гов, на­сто­я­тель мос­ков­ско­го По­кров­ско­го со­бо­ра на Крас­ной пло­ща­ди, при­вле­кал­ся боль­ше­ви­ка­ми в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го и впо­след­ствии был рас­стре­лян.

Ре­ше­ни­ем Со­ве­та На­род­ных Ко­мис­са­ров от 29 июля 1920 го­да бы­ло по­ста­нов­ле­но: «пла­но­во и по­сле­до­ва­тель­но пре­про­во­дить на тер­ри­то­рии пол­ную лик­ви­да­цию мо­щей…». Это рас­по­ря­же­ние не обо­шло и свя­тые мо­щи му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла. В 30-х го­дах Тро­иц­кий Слуц­кий мо­на­стырь, где до сих пор хра­ни­лись мо­щи, был за­крыт, а свя­тые мо­щи му­че­ни­ка пе­ре­не­се­ны в му­зей ате­из­ма в Мин­ске.

Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ре­прес­сии ста­ли сла­беть, и в 1942 го­ду в ха­о­се во­ен­ной нераз­бе­ри­хи пра­во­слав­ным жи­те­лям Мин­ска уда­лось по­ме­стить свя­тые мо­щи му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла в де­ре­вян­ную ра­ку в ка­фед­раль­ном со­бо­ре Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в Мин­ске,на­сто­я­те­лем ко­то­ро­го был мит­ро­по­лит Пан­те­ле­и­мон (Рож­нов­ский). В 1943 го­ду из­ве­стие о на­хож­де­нии свя­тых мо­щей в мин­ском со­бо­ре до­шло до на­сто­я­те­ля церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в се­ле­нии Свис­ло­чи от­ца Алеския Зноско. Отец Алек­сий за ко­рот­кое вре­мя на­пи­сал ака­фист свя­то­му му­че­ни­ку Гав­ри­и­лу, ис­поль­зуя бо­лее 40 ака­фи­стов, ко­то­рые слу­жи­ли ему об­раз­цом. Ака­фист был утвер­жден цер­ков­ной вла­стью в 1943–1944 го­дах и вве­ден в цер­ков­ное упо­треб­ле­ние. 9–10 июля 1944 го­да свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны из Мин­ска в Грод­но, в цер­ковь По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри, где они и на­хо­ди­лись до 21 сен­тяб­ря 1992 го­да.

По­сле­во­ен­ная судь­ба этой свя­ты­ни по­кры­та за­ве­сой тай­ны. Свя­тые мо­щи на про­тя­же­нии по­след­них несколь­ких де­сят­ков лет на­хо­ди­лись в под­зе­ме­льях грод­нен­ской церк­ви вда­ле­ке от тех, кто мог бы осквер­нить их. Свя­тые мо­щи на­хо­ди­лись во влаж­ном под­валь­ном по­ме­ще­нии в крайне небла­го­при­ят­ных усло­ви­ях. Од­на­ко они не по­стра­да­ли, что в оче­ред­ной раз сви­де­тель­ству­ет об их свя­то­сти.

21–22 сен­тяб­ря 1992 го­да по бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­пов Грод­нен­ско­го и Вол­ко­выс­ско­го Ва­лен­ти­на и Бе­ло­сток­ско­го и Гдан­ско­го Сав­вы (ныне мит­ро­по­ли­та Вар­шав­ско­го и всея Поль­ши) свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны пер­вым, на­чи­ная с 1944 го­да, крест­ным хо­дом из грод­нен­ской церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где они хра­ни­лись, в Свя­то-Ни­ко­ла­ев­ский со­бор г. Бе­ло­сто­ка. На бе­ло­рус­ско-поль­ской гра­ни­це их встре­ча­ло несколь­ко ты­сяч ве­ру­ю­щих, ко­то­рые со­про­вож­да­ли мо­щи до са­мо­го Бе­ло­сто­ка через все го­ро­да и се­ла. Мо­щи мла­ден­ца му­че­ни­ка Гав­ри­и­ла пе­ре­во­зи­лись на ав­то­мо­би­ле в ду­бо­вой ра­ке. По пу­ти сле­до­ва­ния ве­ру­ю­щие осы­па­ли ее цве­та­ми. В каж­дом го­ро­де или де­ревне, где есть храм, де­ла­ли оста­нов­ку. Свя­тые мо­щи вно­си­лись с крест­ным хо­дом в храм, где слу­жи­лись мо­леб­ны и ака­фи­сты. Ве­ру­ю­щие при­кла­ды­ва­лись к свя­тыне, оста­ва­ясь на ночь в хра­ме для мо­лит­вы пе­ред свя­ты­ми мо­ща­ми мла­ден­ца Гав­ри­и­ла.

В са­мом Бе­ло­сто­ке свя­тые мо­щи встре­ти­ли на окра­ине го­ро­да и про­нес­ли по глав­ным ули­цам крест­ным хо­дом в Ни­ко­ла­ев­ский со­бор. Крест­ный ход про­дол­жал­ся око­ло трех ча­сов. В нем участ­во­ва­ло око­ло 60 ты­сяч че­ло­век. Дви­же­ние транс­пор­та по ули­цам бы­ло оста­нов­ле­но. Крест­ный ход встре­ча­ли да­же пред­ста­ви­те­ли свет­ских вла­стей.

Бо­го­слу­же­ние в Ни­ко­ла­ев­ском со­бо­ре про­дол­жа­лось всю ночь. Утром 27 сен­тяб­ря бы­ла так­же от­слу­же­на Бо­же­ствен­ная ли­тур­гия. По­сле нее свя­тые мо­щи мла­ден­ца му­че­ни­ка Гав­ри­и­ла об­нес­ли крест­ным хо­дом во­круг хра­ма и по­ме­сти­ли в пра­вом при­де­ле со­бо­ра. Еже­не­дель­но по втор­ни­кам пе­ред ра­кой со свя­ты­ми мо­ща­ми чи­та­ет­ся ака­фист му­че­ни­ку Гав­ри­и­лу. В Поль­ше му­че­ник мла­де­нец Гав­ри­ил по­чи­та­ет­ся пра­во­слав­ны­ми как по­кро­ви­тель де­тей и мо­ло­де­жи.

С 1993 го­да еже­год­но 2–3 мая по но­во­му сти­лю мо­щи мла­ден­ца Гав­ри­и­ла пе­ре­но­сят­ся из Бе­ло­сто­ка в За­блу­дов, где при от­кры­той ра­ке ве­ру­ю­щие про­во­дят всю ночь на бо­го­слу­же­нии. Мо­щи при­во­зят на ав­то­мо­би­ле до окра­и­ны За­блу­до­ва и от­ту­да на ру­ках ве­ру­ю­щие несут их в за­блу­дов­ский храм. По слу­чаю празд­ни­ка 2 мая из Бе­ло­сто­ка вы­хо­дит па­лом­ни­че­ский крест­ный ход в За­блу­дов.

Па­мять му­че­ни­ка мла­ден­ца Гав­ри­и­ла от­ме­ча­ет­ся: 20 ап­ре­ля/3 мая (в го­дов­щи­ну его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны), в 3-ю Неде­лю по Пя­ти­де­сят­ни­це (со­бор Бе­ло­рус­ских свя­тых), а в Поль­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви так­же 9/22 сен­тяб­ря (в го­дов­щи­ну об­ре­те­ния и пе­ре­не­се­ния его мо­щей из Грод­но в Бе­ло­сток). В про­шлом его па­мять от­ме­ча­лась так­же в День Свя­то­го Ду­ха.

 

 

***

 

Святитель Николай (Велимирович), епископ Сербский, Охридский и Жичский

Святитель Никола́й (Велимирович), епископ Сербский, Охридский и ...

Свя­ти­тель Ни­ко­лай, бо­го­нос­ный отец на­ших дней, ро­дил­ся в день па­мя­ти свя­ти­те­ля На­у­ма Охрид­ско­го в 1880 го­ду. Его ро­ди­те­ли, кре­стьяне-фер­ме­ры, все­гда пре­кра­ща­ли ра­бо­ту для еже­днев­ной мо­лит­вы и со­блю­да­ли цер­ков­ный по­сто­вой и бо­го­слу­жеб­ный круг. С мла­ден­че­ства вскорм­лен­ный этим небес­ным хле­бом, свя­ти­тель Ни­ко­лай впо­след­ствии стал «но­вым Зла­то­устом», из­вест­ным и лю­би­мым по­всю­ду в пра­во­слав­ном ми­ре за свои про­по­ве­ди, на­став­ле­ния и пи­са­ния. Он стал мо­на­хом, за­тем иеро­мо­на­хом и впо­след­ствии епи­ско­пом Жич­ским в воз­расте 39 лет. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны при­нял стра­да­ния в конц­ла­ге­ре в Да­хау. По­сле вой­ны спас мно­гие по­ки­ну­тые серб­ские мо­на­сты­ри от раз­ру­ше­ния, по­сы­лая ту­да мо­на­хинь вме­сто за­му­чен­ных, за­клю­чен­ных или при­зван­ных на во­ен­ную служ­бу ино­ков. Он под­ви­зал­ся как ар­хи­ерей и ду­хов­ный на­став­ник в Аме­ри­ке и скон­чал­ся в Свя­то-Ти­хо­нов­ском мо­на­сты­ре в Юж­ном Кэнане, штат Пен­силь­ва­ния. Его мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в 1991 го­ду в его род­ную де­рев­ню Ле­лич, чтобы по­чи­вать близ мо­щей пре­по­доб­но­го Иусти­на (По­по­ви­ча).

 

 

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 285 раз

Календарь


« Август 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

За рубежом

Аналитика

Политика