Воскресенье, 17 Марта 2019 18:08

Неделя 1-я Великого поста. Торжество Православия. Прп. Герасима, иже на Иордане (475). Блгв. кн. Даниила Московского (1303). Перенесение мощей блгв. кн. Вячеслава Чешского (938)

Пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста име­ну­ет­ся неде­лей "Тор­же­ства Пра­во­сла­вия". Празд­ник Тор­же­ства Пра­во­сла­вия воз­ник в 843 г. в свя­зи с окон­ча­тель­ной по­бе­дой над ере­сью ико­но­бор­че­ства (осуж­ден­но­го еще на VII Все­лен­ском со­бо­ре в 787 г.), но со­дер­жа­ние его го­раз­до ши­ре. Гре­че­ское сло­во ересь (хай­ре­сис) пе­ре­во­дит­ся как "взя­тие", "за­во­е­ва­ние", "вы­бор" и озна­ча­ет пред­по­чте­ние од­но­го ра­ди от­ка­за от все­го осталь­но­го. «В сло­ве ересь, – ука­зы­вал из­вест­ный пра­во­слав­ный мыс­ли­тель, – со­дер­жит­ся идея од­но­сто­рон­но­сти, ка­ко­го-то пря­мо­ли­ней­но­го со­сре­до­то­че­ния на од­ном из мно­гих воз­мож­ных утвер­жде­ний. Пра­во­сла­вие все­лен­ско, а ересь – по су­ще­ству сво­е­му пар­тий­на. Дух сек­ты есть вы­те­ка­ю­щий от­сю­да эго­изм, ду­хов­ная отъ­еди­нен­ность: од­но­сто­рон­нее по­ло­же­ние ста­вит­ся на ос­но­ва­ние без­услов­ной Ис­ти­ны...»[1].

Ере­си хри­сти­ан­ско­го Во­сто­ка – ари­ан­ство, несто­ри­ан­ство, мо­но­фи­зит­ство, мо­но­фе­лит­ство, – по­ся­га­ли на са­мое до­ро­гое в хри­сти­ан­стве – Бо­го­во­пло­ще­ние, Бо­го­че­ло­ве­че­ство, а тем са­мым – на прин­цип, ле­жа­щий в ос­но­ве всей хри­сти­ан­ской жиз­ни с ее гар­мо­нич­ным со­че­та­ни­ем небес­но­го и зем­но­го, цер­ков­но­го и свет­ско­го. Бор­цы за Пра­во­сла­вие на­хо­ди­ли под­держ­ку и при­ют в здра­во­мыс­ля­щем Ри­ме, по­чти не за­тро­ну­том эти­ми экс­та­ти­че­ски­ми дви­же­ни­я­ми.

На­ко­нец, раз­вя­зан­ное ви­зан­тий­ски­ми им­пе­ра­то­ра­ми в VIII в. го­не­ние на ико­но­пис­ные и скульп­тур­ные изо­бра­же­ния Иису­са Хри­ста, Бо­го­ма­те­ри и свя­тых ста­ло про­дол­же­ни­ем этой агрес­сив­ной мо­но­фи­зит­ской од­но­сто­рон­но­сти. По­пыт­ки дог­ма­ти­че­ско­го обос­но­ва­ния ико­но­бор­че­ства (на ико­но­бор­че­ском со­бо­ре 754 г.) озна­ча­ли от­каз от ве­ры в воз­мож­ность ре­аль­но­го во­пло­ще­ния на зем­ле об­ра­зов Бо­же­ствен­но­го ми­ра, до­ступ­но­го взо­рам ду­хов­но чут­ких и ода­рен­ных лю­дей. В слу­чае по­бе­ды ико­но­бор­че­ства во всем хри­сти­ан­ском ми­ре у нас не бы­ло бы ни ви­зан­тий­ских и древ­не­рус­ских мо­за­ик и фре­сок, ни "Тро­и­цы" Ан­дрея Рубле­ва, ни "Да­ви­да" Ми­ке­лан­дже­ло, ни "Тай­ной Ве­че­ри" и "Ма­дон­ны" Лео­нар­до да Вин­чи, ни тво­ре­ний бо­же­ствен­но­го Ра­фа­э­ля... Не бы­ло бы ве­ли­ко­го ис­кус­ства, без ко­то­ро­го мы не мыс­лим се­бе на­ше су­ще­ство­ва­ние и ко­то­рое яв­ля­ет­ся ед­ва ли не ос­нов­ным вкла­дом хри­сти­ан­ско­го че­ло­ве­че­ства в ми­ро­вую ху­до­же­ствен­ную со­кро­вищ­ни­цу.
По­свя­тив вос­по­ми­на­нию по­бе­ды над раз­ру­ши­тель­ны­ми тен­ден­ци­я­ми ви­зан­тий­ских ере­сей имен­но пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста, Цер­ковь еще раз под­черк­ну­ла свою уни­каль­ную – спа­си­тель­ную и со­зи­да­тель­ную – роль в ми­ро­вой ис­то­рии.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. наук, канд. богословия

Примечание

[1] Фло­рен­ский П., свящ. Столп и утвер­жде­ние ис­ти­ны . М., 1914, с. 161. Здесь нелишне вспом­нить, что ла­тин­ское pars (на­ше сло­во "пар­тия" об­ра­зо­ва­но от его кор­не­вой ос­но­вы) пе­ре­во­дит­ся как "часть", "до­ля", "от­де­ле­ние", то есть, как и сло­во ересь, ука­зы­ва­ет на часть от це­ло­го, некую огра­ни­чен­ность! Осо­бен­но­сти «пар­тий­но­го со­зна­ния» нам хо­ро­шо из­вест­ны.

 

***

 

Полное житие преподобного Герасима Иорданского

Картинки по запросу Прп. Герасим Иорданский

Пре­по­доб­ный Ге­ра­сим был ро­дом из Ли­кии (Ма­лая Азия). С юно­сти он от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем. При­няв мо­на­ше­ство, пре­по­доб­ный уда­лил­ся вглубь Фива­ид­ской пу­сты­ни (Еги­пет). Око­ло 450 го­да пре­по­доб­ный при­шел в Па­ле­сти­ну и по­се­лил­ся у Иор­да­на, где ос­но­вал мо­на­стырь.

Од­но вре­мя свя­той был со­блаз­нен ере­сью Ев­ти­хия и Ди­о­ско­ра, при­зна­вав­ших в Иису­се Хри­сте толь­ко Бо­же­ствен­ное есте­ство. Од­на­ко пре­по­доб­ный Ев­фи­мий Ве­ли­кий (па­мять 20 ян­ва­ря) по­мог ему вер­нуть­ся к пра­вой ве­ре.

В оби­те­ли свя­той уста­но­вил стро­гие пра­ви­ла. Пять дней в неде­лю инок про­во­дил в уеди­не­нии, за­ни­ма­ясь ру­ко­де­ли­ем и мо­лит­вой. В эти дни пу­стын­ни­ки не ели ва­ре­ной пи­щи и да­же не раз­во­ди­ли ог­ня, а пи­та­лись су­хим хле­бом, кор­ня­ми и во­дой. В суб­бо­ту и вос­кре­се­нье все со­би­ра­лись в мо­на­стырь к Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии и при­ча­ща­лись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. По­сле по­лу­дня, взяв с со­бой за­пас хле­ба, ко­ре­ньев, во­ды и охап­ку вет­вей фини­ко­вой паль­мы для пле­те­ния кор­зин, пу­стын­ни­ки воз­вра­ща­лись в свои уеди­нен­ные кел­лии. Каж­дый имел толь­ко ветхую одеж­ду и ро­го­жу, на ко­то­рой спал. Ухо­дя из кел­лии, дверь не за­пи­ра­ли, чтобы вся­кий при­шед­ший мог вой­ти, от­дох­нуть или взять необ­хо­ди­мое.

Сам пре­по­доб­ный яв­лял вы­со­кий об­ра­зец по­движ­ни­че­ства. В Ве­ли­кий пост он не ел ни­че­го до са­мо­го свет­ло­го дня Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, ко­гда при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн. Ухо­дя на весь Ве­ли­кий пост в пу­сты­ню, пре­по­доб­ный брал с со­бой бла­жен­но­го Ки­ри­а­ка, сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка (па­мять 29 сен­тяб­ря), ко­то­ро­го на­пра­вил к нему пре­по­доб­ный Ев­фи­мий Ве­ли­кий.

Во вре­мя кон­чи­ны свя­то­го Ев­фи­мия Ве­ли­ко­го пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му бы­ло от­кры­то, как ду­шу усоп­ше­го Ан­ге­лы воз­но­си­ли на небо. Взяв с со­бой Ки­ри­а­ка, пре­по­доб­ный немед­лен­но по­шел в оби­тель свя­то­го Ев­фи­мия и пре­дал зем­ле его те­ло.

Пре­по­доб­ный Ге­ра­сим скон­чал­ся мир­но, опла­кан­ный бра­ти­ей и уче­ни­ка­ми. До са­мой кон­чи­ны пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му по­мо­гал в тру­дах лев, ко­то­рый по смер­ти стар­ца умер на его мо­ги­ле и был за­рыт близ гро­ба свя­то­го. По­се­му льва изо­бра­жа­ют на ико­нах у ног пре­по­доб­но­го.

См. так­же: «Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ге­ра­си­ма, жив­ше­го на Иор­дане» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

***

 

Полное житие благоверного князя Даниила Московского

Похожее изображение

Свя­той бла­го­вер­ный князь Да­ни­ил Мос­ков­ский ро­дил­ся во Вла­ди­ми­ре в 1261 го­ду. Он был чет­вер­тым сы­ном свя­то­го Алек­сандра Яро­сла­ви­ча Нев­ско­го (па­мять 30 ав­гу­ста и 23 но­яб­ря) и пра­вед­ной Вас­сы. Двух лет от ро­ду он ли­шил­ся от­ца. Вре­мя пре­став­ле­ния его ма­те­ри в ле­то­пи­сях не ука­за­но, из­вест­но толь­ко, что по­гре­бе­на она в церк­ви в честь Рож­де­ства Хри­сто­ва во Вла­ди­мир­ском Успен­ском мо­на­сты­ре (Кня­ги­нин мо­на­стырь) и у окрест­ных жи­те­лей по­чи­та­лась пра­вед­ной.

В 1272 го­ду бла­го­вер­ный князь Да­ни­ил по­лу­чил до­став­ший­ся ему по раз­де­лу го­род Моск­ву с при­ле­га­ю­щи­ми зем­ля­ми. Бла­го­вер­ный князь по­стро­ил на бе­ре­гу Моск­вы-ре­ки храм (и при нем мо­на­стырь) в честь сво­е­го те­зо­име­ни­то­го по­кро­ви­те­ля, пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла Столп­ни­ка (па­мять 11 де­каб­ря). Мос­ков­ское кня­же­ство бы­ло в те вре­ме­на ма­лень­ким и неза­вид­ным. Воз­му­жав­ший бла­го­вер­ный князь Да­ни­ил укре­пил и уве­ли­чил его, но не пу­тем неправ­ды и на­си­лия, а ми­ло­сер­ди­ем и ми­ро­лю­би­ем. Неспо­кой­но бы­ло на Ру­си. Меж­до­усо­би­цы меж­ду удель­ны­ми кня­зья­ми бы­ли по­сто­ян­ны­ми. И ча­сто, бла­го­да­ря бла­го­вер­но­му кня­зю Да­ни­и­лу, его неустан­но­му стрем­ле­нию к еди­не­нию и ми­ру на Рус­ской зем­ле, уда­ва­лось предот­вра­тить кро­во­про­ли­тие. Ко­гда в 1293 го­ду его брат, ве­ли­кий князь Ан­дрей Алек­сан­дро­вич, вме­сте с при­зван­ны­ми из Ор­ды та­та­ра­ми во гла­ве с Дю­де­нем («Дю­де­не­ва рать») опу­сто­шил рус­ские го­ро­да: Му­ром, Суз­даль, Ко­лом­ну, Дмит­ров, Мо­жайск, Тверь, бла­го­вер­ный князь ре­шил­ся впу­стить их в Моск­ву, чтобы спа­сти на­род от ги­бе­ли. Сил для от­по­ра не бы­ло. Вме­сте со сво­им на­ро­дом князь пе­ре­жи­вал тя­го­ты ра­зо­ре­ния и раз­боя. От­ста­и­вая свои пра­ва, свя­той Да­ни­ил был вы­нуж­ден в 1295 го­ду вы­сту­пить про­тив сво­е­го бра­та близ ме­ста, на­зы­ва­е­мо­го Юрье­во Тол­чи­ще, но и здесь стрем­ле­ние к ми­ру по­бе­ди­ло в нем, и кро­во­про­ли­тия уда­лось из­бе­жать.

В 1300 го­ду, ко­гда Ря­зан­ский князь Кон­стан­тин Ро­ма­но­вич, при­звав на по­мощь та­тар, за­ни­мал­ся тай­ны­ми при­го­тов­ле­ни­я­ми к вне­зап­но­му на­па­де­нию на зем­ли Мос­ков­ско­го кня­же­ства, пре­по­доб­ный Да­ни­ил по­шел с вой­ском к Ря­за­ни, раз­бил непри­я­те­ля, взял в плен Кон­стан­ти­на и ис­тре­бил мно­же­ство та­тар. Это бы­ла пер­вая по­бе­да над та­та­ра­ми, по­бе­да негром­кая, но за­ме­ча­тель­ная – как пер­вый по­рыв к сво­бо­де. Раз­бив Ря­зан­ско­го кня­зя и рас­се­яв его со­юз­ни­ков – та­тар, бла­го­вер­ный князь Да­ни­ил не вос­поль­зо­вал­ся по­бе­дою, чтобы отобрать чу­жие зем­ли или взять бо­га­тую до­бы­чу, как это бы­ло при­ня­то в те вре­ме­на, а по­ка­зал при­мер ис­тин­но­го нес­тя­жа­ния, люб­ви и бра­то­лю­бия. Ни­ко­гда не брал­ся свя­той князь за ору­жие, чтобы за­хва­тить чу­жие зем­ли, ни­ко­гда не от­ни­мал соб­ствен­но­сти у дру­гих кня­зей ни на­си­ли­ем, ни ко­вар­ством. За это Гос­подь рас­ши­рил гра­ни­цы его вла­де­ний. Иоанн Ди­мит­ри­е­вич, князь Пе­ре­я­с­лав­ля-За­лес­ско­го, пле­мян­ник Да­ни­и­ла, крот­кий, бла­го­че­сти­вый и бла­го­тво­ри­тель ни­щих, ува­жал и лю­бил сво­е­го дя­дю. В 1302 го­ду, уми­рая без­дет­ным, он пе­ре­дал свое кня­же­ство свя­то­му Да­ни­и­лу. Пе­ре­я­с­лав­ская зем­ля вме­сте с Дмит­ро­вым бы­ла по­сле Ро­сто­ва пер­вой как по чис­лу жи­те­лей, так и по кре­по­сти глав­но­го го­ро­да. Пе­ре­я­с­лавль-За­лес­ский был хо­ро­шо за­щи­щен со всех сто­рон. Свя­той князь остал­ся ве­рен Москве и не стал пе­ре­но­сить сто­ли­цу кня­же­ства в бо­лее силь­ный и зна­чи­тель­ный по то­му вре­ме­ни Пе­ре­я­с­лавль. Это при­со­еди­не­ние вы­дви­ну­ло Мос­ков­ское кня­же­ство в чис­ло наи­бо­лее зна­чи­тель­ных. Здесь бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло объ­еди­не­нию Рус­ской зем­ли в еди­ную мощ­ную дер­жа­ву.

Как див­но на про­тя­же­нии ве­ков яс­но про­яв­лял­ся Про­мысл Бо­жий о на­шей Рус­ской Зем­ле, о ее судь­бе!

С бла­го­да­ре­ни­ем пом­ня о неот­ступ­ном Бла­гом Пу­те­во­ди­те­ле как в сво­ей лич­ной жиз­ни, так и в жиз­ни Рус­ско­го го­су­дар­ства, отец свя­то­го Да­ни­и­ла – свя­той бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Нев­ский вы­ра­зил то в сло­вах – «Бог не в си­ле, а в прав­де».

В 1303 го­ду свя­той Да­ни­ил тя­же­ло за­бо­лел. Он при­нял ве­ли­кую схи­му и за­по­ве­дал по­хо­ро­нить се­бя в Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре. По глу­бо­ко­му сми­ре­нию он хо­тел быть по­гре­бен­ным не в церк­ви, а на об­щем мо­на­стыр­ском клад­би­ще. Скон­чал­ся бла­го­вер­ный князь 4 мар­та.

Не про­шло и 30 лет со вре­ме­ни пре­став­ле­ния бла­го­вер­но­го кня­зя Да­ни­и­ла, как ос­но­ван­ная им Да­ни­лов­ская оби­тель бы­ла в 1330 го­ду пе­ре­ве­де­на в Кремль, цер­ковь пре­вра­ще­на в при­ход­скую, а клад­би­ще ста­ло мир­ским. Во вре­ме­на ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на III (1462–1505) пре­по­доб­ный Да­ни­ил на­пом­нил о се­бе за­быв­чи­вым по­том­кам. Юно­ше из окру­же­ния ве­ли­ко­го кня­зя явил­ся некто неиз­вест­ный и ска­зал: «Не бой­ся ме­ня – я хри­сти­а­нин и гос­по­дин се­го ме­ста, имя мое Да­ни­ил, князь Мос­ков­ский, по во­ле Бо­жи­ей я по­ло­жен здесь. Ска­жи от ме­ня ве­ли­ко­му кня­зю Иоан­ну: сам ты уте­ша­ешь се­бя, а ме­ня за­был, но не за­был ме­ня Бог». С то­го вре­ме­ни ве­ли­кий князь уста­но­вил петь со­бор­ные па­ни­хи­ды по род­ствен­ни­кам – кня­зьям. Во вре­ме­на ца­ря Иоан­на Гроз­но­го при гро­бе пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла ис­це­лил­ся уми­ра­ю­щий сын ко­ло­мен­ско­го куп­ца. Царь, по­ра­жен­ный чу­дом, воз­об­но­вил древ­ний Да­ни­лов мо­на­стырь и уста­но­вил еже­год­но со­вер­шать мит­ро­по­ли­ту со свя­щен­ным со­бо­ром крест­ный ход к ме­сту по­гре­бе­ния бла­го­вер­но­го кня­зя и слу­жить там па­ни­хи­ды.

В 1652 го­ду бла­го­вер­ный князь Да­ни­ил был про­слав­лен об­ре­те­ни­ем свя­тых нетлен­ных мо­щей, ко­то­рые 30 ав­гу­ста бы­ли пе­ре­не­се­ны в цер­ковь в честь Свя­тых Отец Сед­ми Все­лен­ских Со­бо­ров.

Свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в ра­ке «на про­слав­ле­ние Свя­тыя Тро­и­цы и на ис­це­ле­ние немо­щству­ю­щих». Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Пла­тон († 1812) в со­став­лен­ном им Жи­тии свя­то­го кня­зя пи­шет: «Сей-то пер­во­на­чаль­ный ос­но­ва­тель по­ло­жил на­ча­ло ны­неш­не­му ве­ли­чию Моск­вы, про­ло­жив для это­го ти­хи­ми сто­па­ми толь­ко ма­лую сте­зю. Ибо как и вся­кое зда­ние, со­ору­жа­е­мое не с чрез­вы­чай­ной по­спеш­но­стью, а толь­ко с боль­шим ис­кус­ством и ста­ра­ни­ем, по­лу­ча­ет осо­бую твер­дость и неру­ши­мо пре­бы­ва­ет дол­гое вре­мя; и как де­ре­во, мно­го ве­ков рас­ту­щее, на­чав преж­де с ма­ло­го пру­ти­ка, по­не­мно­гу утол­ща­ет­ся, и вет­ви его рас­про­стра­ня­ют­ся да­ле­ко окрест, так и гра­ду это­му над­ле­жа­ло воз­рас­ти от ма­лых, но твер­дых на­чал, чтобы пер­вый его блеск не омра­чил очи за­вист­ву­ю­щих и чтобы в пер­вое вре­мя не по­тря­стись и не пасть ему ско­рее, чем оно воз­рос­ло в свою вы­со­ту. Так преду­го­то­вил сей ве­ли­кий град ос­но­ва­тель, дав ему, хо­тя ма­лое, но не пре­ры­ва­ю­ще­е­ся ни­ка­ким ду­но­ве­ни­ем вет­ра си­я­ние, и предо­ста­вил боль­шую сла­ву его воз­вы­ше­ния сво­е­му сы­ну ве­ли­ко­му кня­зю Иоан­ну Да­ни­ло­ви­чу, про­зван­но­му Ка­ли­той».

 

***

 

Бла­го­вер­ный Вя­че­слав, князь Чеш­ский

Картинки по запросу Бла­го­вер­ный Вя­че­слав, князь Чеш­ский

 

Бла­го­вер­ный Вя­че­слав (он же Вин­че­слав или Вац­лав), князь Чеш­ский, был вну­ком свя­той кня­ги­ни Люд­ми­лы, ко­то­рая вос­пи­та­ла его в хри­сти­ан­ской ве­ре. По­лу­чив пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние от пре­сви­те­ра Пав­ла, уче­ни­ка свя­ти­те­ля Ме­фо­дия, свя­той Вя­че­слав вла­дел сла­вян­ским, ла­тин­ским и гре­че­ским язы­ка­ми и был все­сто­ронне об­ра­зо­ван. Отец его, князь Ро­сти­слав (Вра­ти­слав) по­гиб в 920 го­ду в бою с угра­ми (вен­гра­ми), и 18-лет­ний Вя­че­слав всту­пил на кня­же­ский пре­стол.

Он управ­лял муд­ро и спра­вед­ли­во, за­бо­тясь о хри­сти­ан­ском про­све­ще­нии сво­е­го на­ро­да. Вы­ку­пая де­тей языч­ни­ков, про­дан­ных в раб­ство, он от­да­вал их на вос­пи­та­ние в хри­сти­ан­ском ду­хе. Князь Вя­че­слав был ми­ро­лю­бив, по­чи­тал ду­хо­вен­ство, укра­шал хра­мы. Он мно­го по­тру­дил­ся для укреп­ле­ния хри­сти­ан­ства в Че­хии. Он пе­ре­нес мо­щи му­че­ни­ка Ви­та в сто­ли­цу Че­хии, Пра­гу, по­стро­ил для них ве­ли­ко­леп­ный храм во имя свя­то­го Ви­та.

Немец­кое ду­хо­вен­ство, пре­сле­до­вав­шее рань­ше свя­ти­те­ля Ме­фо­дия, про­ти­во­дей­ство­ва­ло и свя­то­му Вя­че­сла­ву и вос­ста­нав­ли­ва­ло про­тив него за­вист­ли­вых вель­мож. Эти вель­мо­жи ста­ли ин­три­го­вать про­тив Вя­че­сла­ва и уго­во­ри­ли его млад­ше­го бра­та Бо­ле­сла­ва за­нять пре­стол. Чтобы из­ба­вить­ся от Вя­че­сла­ва, Бо­ле­слав при­гла­сил его на освя­ще­ние хра­ма. Вя­че­слав от­ка­зал­ся ве­рить слу­гам, ко­то­рые пре­ду­пре­жда­ли его о за­го­во­ре. Он по­шел в храм к утрене, и на по­ро­ге хра­ма был убит сво­им бра­том и его дру­зья­ми. Это про­изо­шло в 935 го­ду. Из­руб­лен­ное те­ло свя­то­го Вя­че­сла­ва несколь­ко дней ле­жа­ло без по­гре­бе­ния, от­че­го на­род него­до­вал и вол­но­вал­ся. Мать, узнав об уби­е­нии Вя­че­сла­ва, по­хо­ро­ни­ла его те­ло в церк­ви при кня­же­ском дво­ре. Кровь, про­ли­тую в цер­ков­ных две­рях, дол­го не мог­ли от­мыть. Бо­ле­слав, став пра­ви­те­лем, за­нял­ся ис­ко­ре­не­ни­ем пра­во­сла­вия в Че­хии и на­саж­де­ни­ем ка­то­ли­че­ства. Он на­ста­и­вал на слу­же­нии ли­тур­гии толь­ко на ла­тин­ском язы­ке. Под дав­ле­ни­ем на­ро­да, по­чи­тав­ше­го Вя­че­сла­ва как му­че­ни­ка, бра­то­убий­ца, по-ви­ди­мо­му, рас­ка­ял­ся и пе­ре­нес его мо­щи в Пра­гу, по­хо­ро­нил их в церк­ви свя­то­го Ви­та. Стра­сто­тер­пец Вя­че­слав вме­сте с кня­ги­ней Люд­ми­лой по­чи­та­ют­ся по­кро­ви­те­ля­ми Че­хии.

См. так­же: «Жи­тие свя­то­го Вя­че­сла­ва, кня­зя Чеш­ско­го» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

Дополнительная информация

Прочитано 231 раз

Календарь


« Октябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

За рубежом

Аналитика

Политика