Четверг, 25 Октября 2018 20:47

Взгляд юриста на телемедицину

Закон о телемедицине вступил в силу с этого года. Он позволяет врачам дистанционно консультировать пациентов, выдавать справки, заключения и даже рецепты.

Услуга, безусловно, необходимая. Ведь с нашими расстояниями такая медицинская помощь для многих может стать настоящим спасением, но готово ли российское здравоохранение уже сегодня в полной мере оказывать услуги дистанционно? И какова ответственность врачей, консультирующих пациентов на расстоянии? Об этом "Правде.Ру" в программе "Точка зрения" рассказала адвокат Виктория Данильченко.

— Виктория Борисовна, с вашей точки зрения, что изменилось в нашем здравоохранении со вступлением в силу Закона "Об основах охраны здоровья российских граждан" и теперь — Закона о телемедицине? Есть ли доверие у пациентов к этому виду медицинской помощи? И как все это работает на практике?

— Первый обширный и главный закон работает уже достаточно давно. Вопрос лишь в том, что телемедицина — явление недавнее, в том числе и для медиков, и для людей, занимающихся правом. Но вполне естественно, что при появлении любых новых услуг возникают и юридические проблемы разного рода. Вообще же такие услуги, безусловно, очень удобны для всех.

Есть люди, которые живут где-то далеко, в глубинке. Даже в небольшом городе не у каждого есть возможность куда-то приехать, показаться узкому специалисту, рассказать о том, что произошло с ним. А теперь за много километров у всех людей есть такие возможности. Конечно, это спасает в определенных случаях.

Вопрос в другом: любая ли ситуация может быть применима к термину — телемедицина? И с моей точки зрения, неправильно говорить о постановке диагноза, занимаясь телемедициной.

Одно дело — когда пациент уже находится на реабилитации, лечащий врач ведет этого пациента, а человек уехал куда-то. Естественно, показываться своему доктору он должен.

Он путем телекоммуникаций выходит на связь со своим доктором, который хорошо его знает, и тот, в зависимости от изменения состояния, назначает ему новые процедуры по реабилитации. И другое дело — диагностика, например, ангины: покажите рот, а вот так повернитесь — правее, чуть левее… То есть понятно, что такие вещи не применимы. Инфаркт или инсульт тоже никто, к сожалению, пока еще не поставит средствами телемедицины.

— В таком случае необходимо ли совершенствовать этот законодательный документ: что-то добавить, что-то исключить из него?

— Тут — достаточно сложно. Хотя совершенствование все равно придет, потому что жизнь и развитие продолжается. А любой закон, любое изменение в законе, любая история с применением нормы закона, все равно претерпевает множество новшеств. Любая новизна отражается на всем этом. Общество, наука и техника ведь тоже не стоят на месте.

Кто знает, может быть, скоро будет так, что приложишь руку к какому-то аппарату или просто монитору, и доктор сразу будет считывать давление, пульс и все остальное. Но на сегодняшний день, конечно, это не работает в таком объеме.

Доктор просто ведет разговор, спрашивает, что вас беспокоит, слышит какие-то жалобы на что-то и дает какие-то советы, рекомендации, но безусловно, не занимается диагностикой.

— Какая на сегодняшний день существует ответственность врача в сфере оказания услуг на расстоянии? Может быть, наказание за неправильно рекомендованное лечение? Каковы в целом критерии качествателемедицины?

— Критерии качества очного визита, когда пациент приходит ногами, в основном понятны, они уже достаточно отработаны. И критерии качества определяются законодательно и ведомственными документами, а в каждом конкретном случае, прежде всего, заключением договора, по которому врач оказывает услуги пациенту.

Имея этот договор, пациент может уж в крайнем случае пожаловаться. Он может показать все выписки, приложить назначения врача, который поставил неправильный диагноз, выписал неправильный рецепт, назначил неправильное лекарство. То есть человек может это доказать. А что происходит в момент некоего так сказать заочного — дистанционного общения, пока не совсем ясно.

— Как вообще система работает? И куда больному человеку обращаться?

— Система работает таким образом, что пациент обращается с просьбой об оказании ему той самой, предположим, неотложной помощи посредством телекоммуникации — видеоконференции, видеоконсилиума.

Это его заявление обрабатывается медицинским учреждением, и предоставляется такая возможность. Но давайте не забывать, что у нас есть — от двух до 24 часов. Доживет он эти 24 часа? Проживет он их? Нормально ли с ним все будет? Он будет сидеть, собственно, и ждать? Или это все-таки не совсем то?

Ограничений, что в поликлинику, например, можно, а в больницу или еще куда-то нельзя, нет. В законе указано "лечебное учреждение". Поэтому будем предполагать так, что это — любое лечебное учреждение, куда человек может обратиться с целью оказания ему такой дистанционной помощи через связь без очного непосредственного прихода к доктору.

— Как устанавливается личность пациента, личность врача? Применяется ли цифровая подпись? Какие еще есть возможности?

— Безусловно, существует электронная подпись и другие средства. Все эти механизм пока еще на деле не всегда возможны, мало применяются, и их правовая база тоже не совсем отработана.

Пациент может обратиться в лечебное учреждение за оказанием ему телекоммуникационно-консультационной или экстренной неотложной помощи. Это же — совершенно разные вещи, разные понятия, разные часы оказания…

Все это еще требует проверки на практике и доработки. Ведь телемедицина только начинается.

 

Беседовала Лада Коротун

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

 

Дополнительная информация

  • Автор: Беседовала Лада Коротун

Оставить комментарий

Календарь


« Декабрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

За рубежом

Аналитика

Политика