Среда, 24 Октября 2018 17:49

Холодная война в Космосе началась

Американский след в пробоине МКС и падении «Союза»

Как известно: «случайности не случайны». И для нештатной ситуации, при которой в августе этого года на пристыкованном к МКС корабле «Союз» начало резко снижаться давление, тоже была своя причина.

Общественности сообщили, что космонавты обнаружили отверстие в корпусе и компенсировали снижение давления накачкой воздуха, залатали дыру и провели расследование, однако далее информация резко прекратилась.

Между тем, хронология событий сама по себе дает ответы на многие вопросы. И в этой хронологии – американский след выходит на первый план.

Замкнутое пространство – особый микромир, даже лучшие друзья в нем вполне могут стать ненавистными друг другу. Ровно поэтому Роскосмос так придирчиво относится к вопросу психологической совместимости экипажа. У США же нет аналогичного опыта длительных космических полетов. Все астронавты, побывавшие на МКС с американской стороны, готовились, утверждались и обучались на российской «космической» базе. Они учили русский язык, проходили психологическую подготовку по российским методикам и если в Роскосмосе замечали, что человек не подходит для данного набора людей, его нещадно заворачивали. Однако, не в этот раз...

Касаемо Серены Аунион, женщины-астронавта из США, у Роскосмоса были конкретные выводы. Еще до отправки на МКС российская сторона выступала против ее назначения.

Проблема состояла в том, что американские астронавты формируются по принципу выгоды, как правило представляя отдельных спонсоров (определенные корпорации) и потому активно продавливаются ими на свои места. НАСА уверило российскую сторону что Серена будет находится в американском сегменте, поэтому проблем быть не должно.

Тем не менее, незадолго до истории с «отверстием в корпусе» многие СМИ облетела новость о неполадках «космического туалета». И это действительно было так. Как и предупреждала Россия, американка Ауньон (успевшая к тому моменту поскандалить буквально со всеми членами экипажа), как раз и стала причиной данных проблем. Намеренно или нет, но в поломке высокотехнологичного американского туалета виновата оказалась именно она.

Возможно, на Земле этот эпизод не был бы большой проблемой, но в Космосе и в невесомости, неработающий как нужно вакуумный туалет – огромное психологическое напряжение. Москве о данной «сложности» стало известно 22 августа, после просьбы Фьюстела (командира экипажа из США) разрешить допуск к санузлу в российском сегменте. И это можно понять, ведь без этого, американцам приходилось пользоваться одноразовыми памперсами.

Но именно потому, что на МКС находилось шесть человек: двое наших, немец и три американца, а количество резервуаров российского туалета рассчитано на двоих, помощь американцам мы оказать были не в состоянии.

Конечно же, обстановка на американской части «корабля» была не лучшей, и спустя сутки, Фьюстел запросил у НАСА эвакуации Серены «в связи с ее психологическим состоянием». Хьюстон отказал. Еще через сутки, на американском сегменте возникает серьёзный конфликт с нервным срывом Ауньон. А уже на следующий день, в день аварии, российские космонавты вышли в открытый космос, а по возвращению обнаружили неожиданно «появившуюся» дыру.

Тем не менее, российские космонавты приняли мужественное решение. Сергей Прокопьев и Олег Артемьев быстро накачали дополнительный воздух из пристыкованного грузовика «Прогресс» и приступили к поиску дополнительных отверстий.

По всей видимости, данный факт не понравился американцам, поскольку вскоре в российском сегменте появился Фьюстел и потребовал совершить экстренную эвакуацию на Землю в пристыкованном для этого модуле.

Россияне отказались, а затем обнаружили пробоину «со следами неаккуратной работы ручным инструментом. Давление было восстановлено, трещина устранена, но улики «виновника» остались.

По логике вещей, американцы вполне могли планировать стравить как можно больше воздуха и заставить российскую сторону совершить экстренную посадку. При этом, в процессе посадки данный модуль (с пробоиной) по стандартной процедуре сгорал в атмосфере, а капсула с экипажем успешно совершала штатный «полет». Это значит, что при таком исходе американские астронавты получили от этой ситуации максимум, Хьюстон – выгодно порочил авторитет российской космонавтики, частные корпорации США, конкурирующие с Москвой за пуски – приоритет, а Вашингтон – повод для планового урезания финансирования «космического» бюджета.

Но вышло – наоборот. Встал вопрос – как скрыть собственные противоправные действия.

Как вариант, сделать так, чтобы у России не осталось иных выходов, кроме как спустить астронавтов и космонавтов на "поврежденном" космическом модуле назад. Тогда улика сгорит в атмосфере, а психологическое состояние американской астронавтки будет списано на «длительное пребывание в Космосе».

Далее – дело техники. Устроить диверсию руками внутренней агентуры или проводников американских интересов. Что вероятно и произошло…

Разумеется, это не отменяет увеличивающихся проблем в Роскосмосе, однако здесь важно иметь ввиду один момент. Ракеты готовятся к запуску с интервалом в несколько лет до старта, а прочее время хранятся в ожидании очереди на пуск. Это значит, что проблемный "Союз", не сумевший вывести космонавтов на орбиту был собран еще несколько лет назад, задолго до нынешних проблем в отрасли...

Вышеописанное, лишь авторский сценарий, но основан он на известных фактах, а также на любви США к «индивидуализму», «прагматике» и «личной выгоде…»

 

***

 

От российских ракет отвернулись даже страховщики

Планы по запуску «Союзов» могут сорваться из-за того, что компании отказываются работать с Роскосмосом

 

Старты ракет «Союз-2.1б» с космическим аппаратом «Глонасс-М» 3 ноября и ракеты «Союз-ФГ» с грузовым кораблем «Прогресс МС-10», запланированные на 18 ноября, могут не состояться из-за возникших проблем со страховкой гражданской ответственности. Об этом рассказал РИА «Новости» источник в ракетно-космической отрасли.

«Страхование ракеты-носителя от аварий — это добровольное страхование, но страхование гражданской ответственности перед третьими лицами при проведении пуска — обязательное страхование. Учитывая, что конкурсы по страхованию пусков ракет „Союз-2.1б“ и „Союз-ФГ“ не состоялись, это ставит под вопрос их проведение в ранее обозначенные сроки», — сказал собеседник агенства.

Он добавил, что сейчас страховой рынок ожидает решения государственной комиссии по аварии с пилотируемым кораблем «Союз МС-10», которая произошла 11 октября. Завершение работы запланировано на 30 октября, после чего часть времени потребуется на изучение отчета комиссии и на проведение новых конкурсов со стороны Роскосмоса.

Пока что ни одна российская страховая компания не подала заявку на участие в открытом запросе предложений по страхованию рисков при запуске ракеты-носителя «Союз-ФГ» с транспортным грузовым кораблем «Прогресс МС-10» и грузом, который нужно доставить на Международную космическую станцию (МКС). Заказчиком услуги выступал ФГУП «ЦЭНКИ».

Максимальная премия по договору равна 116,5 млн. рублей. Общая страховая сумма — 3,2 млрд. рублей, из них 3 млрд. рублей — страхование самого грузового корабля, а 200 млн. рублей — груза. Страховым случаем считается утрата или гибель застрахованного имущества, то есть космического корабля и груза.

Проблема в том, что запрос предложений был объявлен 10 октября, а уже 11-го произошла авария при запуске пилотируемого корабля «Союз МС-10», который должен был доставить на МКС груз с космодрома Байконур с двумя космонавтами на борту. К счастью, они не пострадали, совершив аварийную посадку в Казахстане, а вот груз и сам корабль были потеряны.

Если случай будет признан страховым, компания «Согласие», которая выступала страховщиком, должна будет выплатить 4,65 миллиарда рублей. Как рассказала гендиректор СК «Согласие» Майя Тихонова, выплата по этому случаю может стать крупнейшей за несколько десятилетий.

«За последние два года мы в третий раз выступаем страховщиком рисков при запусках космических аппаратов. Если данное событие будет признано страховым, то оно станет первым страховым случаем в новейшей истории российского страхования с пилотируемым космическим кораблем. Выплата по нему, возможно, будет одной из самых крупных за последние десятилетия. Риски по данному договору перестрахованы в высокорейтинговых страховых и перестраховочных компаниях России и Запада», — сообщила Тихонова.

Действительно, риски были перестрахованы в различных компаниях — «Ингосстрахе», «АльфаСтраховании» и других. Тем не менее, сумма выплаты остается значительной для всех страховщиков.

Как пояснили «СП» эксперты, проблема в том, что аварий в российской космической отрасли стало слишком много и страховщики просто не могут перекрывать выплаты по страховым случаям. С тем же «Прогрессом» за последние 10 лет случилось три аварии при запуске (в 2011, 2015 и 2016 гг.)

По некоторым подсчетам, с 2007 по 2017 годы аварийность российских запусков увеличилась до 5,34%, причем если считать только 2014−2017, то до всех 7,35%. Это очень плохие показатели. Для сравнения: у тех же американцев за 2007−2017 годы, даже с учетом экспериментальных запусков Илона Маска, было 2,54% неудачных запуска.

Неудивительно, что с такими показателями страховщики отказываются работать с российскими ракетоносителями. Ведущий эксперт Агентства страхования и выплат Вадим Горко убежден, что пока в отрасли что-то принципиально не изменится, страховые компании не будут гореть желанием страховать наши космические объекты.

— Проблема в том, что даже у не специалиста создается впечатление, что наша космическая отрасль находится в серьезном кризисе. Ракеты постоянно ломаются по непонятным причинам, а «Прогресс» и до этого был не очень надежен.

Страховщики при определении тарифа и решении страховать ли конкретный объект всегда ориентируются на статистику. Если есть четкая статистика запусков и аварий, можно легко подсчитать, сколько нужно взять денег с клиента, чтобы в результате страхования какого-то количества запусков прибыль была больше убытков по страховым выплатам.

Если количество неудачных запусков начинает расти, а причины аварий к тому же какие-то странные, и неясно, будут ли повторяться такие случаи в будущем, страховщик, естественно, не горит желанием браться за такое дело. Тем более что компании анализируют не только статистику, но и политическую обстановку. Если в нашей космической отрасли что-то не так, это тоже сказывается на их решении. Это комплекс технических и управленческих факторов, которые влияют на поведение страховщиков.

Могу привести простую аналогию. Допустим, страхуют какую-то модель машины от угона. И вдруг страховщики замечают, что по статистике ее стали угонять гораздо чаще остальных. Тогда они просто делают на эту модель запредельный тариф чуть ли не в половину ее стоимости, чтобы клиенту было не выгодно ее страховать. А могут и вообще отказаться от страхования этой модели.

То же самое сейчас происходит с «Прогрессами» и «Союзами». Пока что-то принципиально не изменится в космической отрасли или пока не пройдет достаточно продолжительное время без аварий, страховщики будут отказываться от работы с ракетоносителями или, по крайней мере, относиться к ней с большой опаской.

Кроме того, нужно понимать, что страхование — дело не простое. Все эти риски не только страхуются, но и перестраховываются. Ракетоноситель — вещь дорогая, как и его грузы, разные спутники и другое оборудование. Поэтому страховая компания заранее договаривается с перестраховщиками, которые должны взять на себя часть рисков. А они этого делать тоже не хотят. Получается, весь механизм застопорился из-за плохой статистики и плохого управления космической отраслью.

Научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев рассказал «СП» и о другом аспекте этой ситуации. По его словам, в открытых документах вообще нет нормы о том, что страхование ракет или даже ущерба третьим лицам является обязательным. Поэтому ситуация с отказом страховщиком никак не должна повлиять на план запусков. Но это теоретически, практически же действительно может существовать такая норма, которую протолкнули лоббисты, когда страхование российских ракет еще было выгодным делом.

— Страхование государственных космических запусков всегда было очень выгодным, и ни одна страна в мире, кроме Российской Федерации, такой страховки не проводит. Если речь идет о государственном заказе, оборонном или научном, такие аппараты не страхуются, так как заказчиком является государство, а оно обанкротиться не может по определению. Страховки же направлены против банкротства частных фирм. Но у нас сделано так, как сделано.

Что касается конкретных процедур страховки для планов запуска, нужно смотреть всю документацию, половина которой засекречена. Но простая логика требует того, чтобы планы запуска не зависели от процедур страховки. Это разные вещи, которые должны быть разведены. Если страховки нет, значит, аппарат полетит без страховки.

«СП»: — Но источник РИА «Новостей» сказал о том, что страхование гражданской ответственности перед третьими лицами при проведении пуска обязательно. Что делать в этом случае?

— Могу сказать, что в открытой части законодательства нигде не прописано обязательство страховать ущерб третьим лицам, как делают автомобилисты. Возможно, такая норма есть в подзаконных инструкциях, которые засекречены. Если она была принята, то благодаря лоббированию страховых компаний, которые преследовали свои интересы. Для них такое страхование было очень выгодным, но не в этом случае.

Серия аварий ошарашила наших страховщиков, которые и так понесли большие убытки. Кроме того, наши компании не сами страхуют запуски, а большую часть рисков передают западным фирмам. Это называется перестраховка. По всей видимости, наши предприятия не смогли найти на Западе перестраховщика, который согласился бы иметь дело с этим проектом. Без таких перестраховщиков компания может просто разориться в случае аварии, потому что речь идет об очень больших суммах.

Но по идее, влияния на планы запуска вся эта ситуация не должна оказывать. Во всяком случае, в открытых законах таких норм нет.

«СП»: — Получается, состояние нашей космической отрасли такое, что за нее не берутся даже страховщики?

 — В нормальном режиме страховщики полагаются на математику, а это довольно строгая наука. Статистически они раньше всегда выигрывали. Но когда идет серия аварий, а у нас аварии происходят каждый год, они не успевают набрать сумму, чтобы погасить убытки. Они и сейчас в долгах после предыдущих случаев, и у них нет резервов для новых обязательств. Тем более что когда запусков не так много, статистика работает неопределенно, с большим диапазоном.

Большую роль играет общее впечатление тех, кто принимает в компаниях решение о страховании. А они сейчас напуганы, поэтому и возникла проблема. Раньше страховщики, напротив, прилагали очень большие усилия, чтобы страховать государственные запуски, которые никто в мире не страхует, потому что речь идет о выплатах из бюджета.

«СП»: — А в мире действительно нет практики страхования госзапусков?

— Нет, потому что логика тут простая. Государство и есть самый богатый страховщик. Если частная фирма вложилась в спутник, и его не вывели на орбиту, она может обанкротиться, поэтому ей необходима подстраховка. Государству же подстраховка не нужна, ему нужен спутник. Если его нужно вывести на орбиту, оно будет запускать и второй, и третий, и пятый, пока, наконец, пуск не увенчается успехом. И о банкротстве государства речь точно не пойдет. Поэтому их и не страхуют.

К тому же, это прямая утечка денег из бюджета в коммерческую сферу. Нам вообще не нужно страхование государственных запусков. Это следствие несовершенства нашей системы госуправления космонавтикой.


Новости космонавтики: В «Роскосмосе» опровергли информацию об испорченных рабочими деталях «Союза»

Космическая одиссея: NASA — Роскосмосу: Гудбай, мистер Рогозин

 

 

http://svpressa.ru/accidents/article/214050/

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

Дополнительная информация

  • Автор: Руслан Хубиев

Оставить комментарий

Календарь


« Ноябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

За рубежом

Аналитика

Политика