Среда, 28 Января 2015 10:35

Русский полюс – ничья земля: Открытию Антарктиды — 195 лет

Санкции против России введены не только в экономике и политике. Нашу страну пытаются всеми силами вычеркнуть из мировой истории, замалчивая и искажая важнейшие события. Эта «ревизия» касается и важнейшего географического события последних двух веков — открытия Антарктиды, которое пытаются приписать то англичанину Э. Брансфилду, то американцу Н. Палмеру.

Дерзкий план Крузенштерна
В конце 1818 года выдающийся российский мореплаватель, адмирал Иван Федорович Крузенштерн представил морскому министру Российской империи маркизу де Траверсе записку о необходимости проведения научных исследований в Антарктике «для изведания стран около Южного полюса с большею точностью, нежели известно об оных поныне…».
Тогда славу России составляла не только победа над Наполеоном, но и опыт кругосветных морских путешествий. И. Ф. Крузенштерн уверено заявлял, что российские мореплаватели готовы к новым географическим открытиям. При этом адмирал особо настаивал на безотлагательной реализации этих планов, дабы не дать шанса другим странам опередить нас. «Мы не должны допустить другим отнять славу такого предприятия: иначе она в продолжении краткого времени достанется непременно в удел англичанам или французам».
Это был отличный дипломатический ход, поскольку министр Траверсе имел славу человека, который успешно привел русский флот в упадок, и вполне мог оставить без внимания инициативу наших мореплавателей. Но с такой формулировкой он, конечно, поспорить не мог. Итак, благодаря настойчивости Крузенштерна, его обращение не осталось без внимания. О нем было доложено императору, поддержка которого исключила возможность бюрократических проволочек. Сразу же к составлению плана предстоящего путешествия были привлечены, наряду с Крузенштерном, вице-адмиралГ. А. Сарычев, лейтенант О. Е. Коцебу.
Было решено организовать экспедицию, которой предстояло «осмотреть те части океана, в которых еще никто не бывал, и обозреть те острова, которых еще никто не видел». Перед участниками ставились исключительно научные задачи, в отличие от предыдущих кругосветных плаваний. Для экспедиции выделили два парусных шлюпа — «Восток» и «Мирный». Начальником всей экспедиции и капитаном «Востока», по предложению Крузенштерна, был назначен Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен — участник первого российского кругосветного путешествии под командованием Крузенштерна в 1803—1806 гг.
Командование «Мирным» было поручено Михаилу Петровичу Лазареву — участнику русско-шведской (1808–1909) и Отечественной войны 1812 г., командиру шлюпа «Суворов», совершившего в 1813 -1816 гг. кругосветное путешествие.

Мы были первыми
На бумажную подготовку экспедиции, не имевшей прецедента в истории, ушло не больше двух месяцев. 6 апреля 1819 г. последовал Приказ Императора об отправке первой российской антарктической экспедиции.
Личный состав экспедиции было решено формировать исключительно из добровольцев. И, как писал Бегинсгаузен, «невзирая на трудности и опасности, каковых надлежало ожидать в плавании, число офицеров, (пожелавших принять участие), было так велико, то мы имели не малое затруднение в избрании (из претендентов)». Весьма примечателен факт, что среди офицеров и матросов не было ни одного иностранца; даже те, кто носил иностранные фамилии, были российскими подданными не в первом поколении. Возможно, такой выбор был определен предпочтениями, которыми руководствовался Крузенштерн еще при подготовке первой русской «кругосветки»: «Мне советовали принять несколько и иностранных матросов; но я, зная преимущественные свойства российских, коих даже и английским предпочитаю, совету последовать не согласился». Исключение было сделано только для двух иностранных ученых, которые, однако, в последний момент отказались, испугавшись предстоящих трудностей.
24 июня 1819 г. император Александр I прибыл в Кронштадт для того, чтобы лично осмотреть шлюпы и пожелать команде благополучного плавания. Отплытие было назначено на 4 июля. В тот день, все берега гавани, вдоль которой шли парусники, были заполнены провожающими людьми, которые криками «Ура!» приветствовали участников экспедиции. Вначале корабли направились в Копенгаген и английский порт Портсмут, где были дополнительно приобретены необходимые научные и мореходные приборы, которые в России тогда не производились. В ноябре экспедиция пересекла Атлантический океан и уже из Рио-де-Жанейро взяла курс непосредственно в область Антарктики.
В середине декабря были начаты научные исследования антарктического острова Южная Георгия: впервые были нанесена на карту береговая линия. Географические пункты — мысы и бухты — получили русские имена в честь участников экспедиции. Потом парусники подошли к «Земле Сандвича», открытой Джеймсом Куком в 1775 году. Было установлено, что это не один остров, как полагал Кук, а группа островов. Но, Беллинсгаузен проявил уважение к предшественнику, не стал давать свои названия открытым островам, а оставил прежнее для всего архипелага «дабы (сохранить) память о столь смелом мореплавателе». Как мы знаем из дальнейшей истории, такого же благородства не было проявлено в отношении памяти российских первооткрывателей. Большинство русских названий в Антарктиде было изменено.
Далее экспедиция взяла курс на юг, стараясь следовать прямо по меридиану. Именно такая задача — продвижение по прямой на юг — была поставлена в инструкциях министром Траверсе. Однако, это было крайне опасно, потому что маршрут в высоких южных широтах пролегал не по открытой воде, а среди скопления айсбергов, которые могли раздавить парусные суденышки, как щепку, не оставив никакого шанса на спасение. Кстати, Джеймс Кук так и не сумел пробиться сквозь льды и повернул назад. Наши же моряки не отступили и, предпринимая попытку за попыткой, продвигались вперед.
С третьего раза 3 января 1820 г. (по новому стилю) года парусники «Восток» и «Мирный» почти достигли Антарктиды. До берега оставалось всего 20 миль. Но, как записал Беллинсгаузен в судовом журнале, «пасмурность со снегом при крепком ветре» застилали видимость. Лишь когда «снег временно перестал и благотворное солнце (стало) изредка выглядывать из облаков», парусники продолжили путь.
«По причине снега, зрение наше не далеко простиралось; пройдя на SO две мили, мы увидели, что… наш путь вел прямо в это ледяное поле, усеянное буграми. Барометр предвещал ухудшение погоды. Мы повернули на северо-восток в надежде, что в этом направлении не встретим льдов. В продолжении последних суток видели летающих снежных и синих птиц и слышали крик пингвинов».
«Ледяное поле, усеянное буграми» — это и была Антарктида.
Во второй раз экспедиция приблизилась к ней 21 января 1819 г. «Мы продолжали путь на юг при тихом южном ветре и ясной погоде. Киты пускали фонтаны; полярные птицы, предвестницы близости льда, летали около шлюпов. В час по полуночи увидели впереди льды, а в два часа уже находились между мелкими плавающими льдинами. Далее к югу возвышалось до пятидесяти ледяных громад вокруг ледяного поля. Обозревая пространство оного поля, мы не видели его пределов на востоке, юге и на западе. Конечно, это было продолжение того, что мы видели в пасмурную погоду 16го января, и по причине снега не смогли хорошенько рассмотреть».
На протяжении февраля и начала марта 1820 г. года экспедиция продолжала обследования берегов новой земли. Но в марте с наступлением антарктической зимы парусники отошли к берегам Австралии. Только в январе 1821 года российские шлюпы «Восток» и «Мирный» вновь вернулись в полярные области. На этот раз они смогли полностью обогнуть весь континент, продвигаясь с запада на восток. (Надо сказать, что на протяжении долгого времени никому не удавалось повторить их путь вокруг Антарктиды).
В тот год участники Первой антарктической экспедиции открыли остров, названный ими в честь Петра I, и описали гористую область нового материка, которая по сей день называется Землей Александра I. Было сделано подробное описание Южных Шетландских островов. В Шетландском архипелаге командами Беллинсгаузена и Лазарева были открыты новые острова: Три Брата, остров контр-адмирала Рожнова (в 1825 году переименован в остров Гиббс), остров Михайлова (через год прибывшие туда британские мореплаватели назвали его Корнуэллсом), остров адмирала Мордвинова (в настоящее время известный как Элефант) и остров вице-адмирала Шишкова (ныне остров Кларенс).
24 июля 1821 г. экспедиция вернулась в Кронштадт, пробыв в плавании 751 дней.
Открытие нового континента вызвало восхищение не только в нашей стране, но и за рубежом. Полностью исполнились слова И. Ф. Крузенштерна: «Сие предприятие станет одним из важнейших, кои когда-либо предначинаемы были… Путешествие, единственно предпринятое к обогащению познаний, имеет, конечно, увенчаться признательностью и удивлением потомства». Долгие годы слава российских первооткрывателей была неоспоримой и стала подвергаться «ревизии» лишь в последние десятилетия.
В тяжелейших условиях наши моряки не только совершили величайшее географическое открытие, но и провели кропотливые исследовательские работы, которые продвинули далеко вперед науку. Геофизик Н. Д. Коваленко собрала немало доказательств. Вот одно из них: командой Беллинсгаузена у берегов Антарктиды было сделано 203 измерения земного магнетизма. И на основании этих сведений величайший математик, иностранный член Российской академии наук Карл Фридрих Гаусс смог впервые теоретически вычислить местоположение южного полюса Земли.

Наше время
1957 год стал эпохальной вехой в истории Антарктиды. Он был объявлен Международным геофизическим годом, в рамках которого планировалось проведение крупномасштабных исследований — в первую очередь Арктики и Антарктики. Фактически, именно тогда мировое научное сообщество объединило свои усилия для того, чтобы больше не оставалось «белых пятен» на карте Антарктиды. В рамках подготовки к Международному геофизическому году была начата работа Комплексной антарктической экспедиции (КАЭ).
В январе 1955 года советский ледокол «Объ» доставил в Антарктиду участников 1-й КАЭ, которую возглавил М. М. Сомов. Через месяц была создана первая советская станция «Мирный». Всего же в первый год начались работы на трех станциях. Советский Союз объявил, что следующую станцию планируется открыть в точке Южного полюса. Однако, нас опередили американцы, подав на несколько часов раньше официальную заявку на открытие станции. В ответ была создана советская станция «Полюс недоступности», максимально удаленная от береговой линии. Там даже установили бюст Ленина, который до сих пор возвышается над ледовым пространством. Забегая вперед, скажем, что в 2004 г. рядом с российской станцией «Беллинсгаузен» была установлена православная церковь Святой Троицы. Это постоянно действующая церковь является подворьем Троице-Сергеевой Лавры.
В 1957 году 2-й КАЭ во главе с А. Ф. Трешниковым на Южном магнитном полюсе была открыта первая в мире станция, построенная внутри материка — «Восток». До сих пор она является самой легендарной и знаменитой в Антарктиде. Там самые сложные климатические условия: нулевая влажность воздуха, горная высота — 3800 метров, и самые низкие температуры воздуха. На «Востоке» был установлен температурный рекорд ХХ века — минус 89,2 градусов. Именно на станции «Восток» было сделано самое выдающееся географическое открытие ХХ века. В 1961 году советским ученым И. А. Зотиковым было установлено наличие под четырехкилометровым ледяным покровом незамерзающего реликтового озера, которое миллионы лет находится в полной изоляции.
С первых лет работы в Антарктиде СССР вышел на лидирующие позиции в полярных исследованиях. Активное участие советская сторона приняла в подписании Договора об Антарктиде 1959 года. Этим документом провозглашается особое и исключительное положение Антарктиды в системе международных отношений. За нашей страной оставлено право выдвигать территориальные претензии в Антарктиде, но это право не может быть реализовано ни одним государством вплоть до 2048 года.
Советская антарктическая программа 50-х — 80-х годов была крупнейшей в мире. Только американские специалисты шли с нами наравне. Советские полярные станции были расположены по всему континенту, что давало возможность проводить самые объемные геофизические, биологические исследования и метеорологические наблюдения. Одним из первых и чрезвычайно важных по значению результатов этих работ стало создание в конце 1960-х годов двухтомного атласа Антарктиды, которым пользовались ученые всего мира.
После распада СССР мы едва не потеряли Антарктиду. И этот процесс был остановлен только Постановлением правительства РФ 2001года «О мерах по обеспечению интересов Российской Федерации в Антарктиде и деятельности Российской антарктической экспедиции». Восстанавливая утраченное, наши ученые начали двигаться вперед. И в феврале 2012 г. вновь внимание всего мира было приковано к российской станции «Восток». Более 20 лет там шли работы по глубокому бурению ледовой скважины в направлении подледного озера. И, наконец, российские ученые достигли его поверхности.
История российского присутствия в Антарктиде ясно демонстрирует, что политическая воля, в сочетании с профессионализмом и решимостью наших людей, способны осуществить невероятные проекты, одним из которых стало открытие и освоение Антарктиды.

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Декабрь 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

За рубежом

Аналитика

Политика