Воскресенье, 15 Мая 2022 14:01

Некоторые чиновники заинтересованы в поражении России

Могу изложить версию, почему некоторые высокопоставленные чиновники заинтересованы в контролируемом поражении России. Посмотрите, как мало тех, кто заявил свою активную позицию. Аксенов, Рогозин, Кадыров, Турчак, Гладков. Кто ещё? Вся огромная армия чиновников хранит глухое молчание. Почему?

Представьте себе, вы взобрались на вершину власти. Вы обеспеченный человек. (Обеспеченный человек в современных реалиях— это когда ты обеспечен, дети твои обеспечены и дети твоих детей обеспечены). В вашей жизни все хорошо и незыблемо. Так хорошо, что не хочется ничего менять, впрочем, менять никто ничего и не собирался. И вдруг война, санкции, пертурбации. Жизнь резко меняется. Страна стоит перед серьезными вызовами. А серьёзные вызовы требуют серьезного напряжения сил, продуманных решений, требуют перемен. А перемены могут привести к ротации кадров. Перемены требуют прихода к власти новой элиты.

Если проиграть, но контролируемо, например, отдать все или часть освобождённых территорий. Отдать Крым, но не сразу, а, например, с отсрочкой исполнения лет пятнадцать - двадцать пять. Поражение и санкции, конечно, скажутся на уровне жизни: уровень жизни в стране понизится, но это не сильно скажется на элитах. Как говорили раньше — даже самый убыточный колхоз сможет прокормить своего председателя. Хоть одного, но сможет.

Россия — богатая страна. Арестованные активы государства и олигархов, понятно, никто не вернет, но хотя бы новые санкции уже вводить не будут. Новых доходов с экспорта ресурсов все равно хватит на безбедную жизнь. Контролируемое поражение заморозит ситуацию. Все усилия государства будут направлены на сохранение статус-кво, и поэтому все останется по-старому. Все вернётся на круги своя. Будет хуже, чем сейчас, но стабильно.

В такой ситуации старые элиты интуитивно настроены на поражение. Им будет лучше, если мы проиграем. Причем лучше прямо сейчас, пока противостояние не зашло слишком далеко. А чтобы не зашло слишком далеко, не приветствуется и не стимулируется набор добровольцев в России, не наносятся удары по критической украинской инфраструктуре, не вводятся симметричные меры в ответ на экономические и финансовые санкции — нет ответных арестов активов, и долги западным странам продолжают выплачиваться. Все делается, чтобы продемонстрировать противнику, что мы готовы платить и каяться, каяться и платить.

Рисковать никто не хочет, если воевать по-настоящему, то и проиграть можно по-настоящему. Вместе с военным поражением может прийти революция в Россию, и все всё потеряют. Хотя, наверное, не все. Те, кто не заявляли активную позицию, как лица, указанные в начале статьи, могут и пропетлять.

У нас ядерная держава, у нас экспорт превышает импорт, у нас самая богатая страна и у нас народ, который никто никогда не мог завоевать. Сейчас стоит включить режим «Вставай Страна Огромная», и кардинально поменяется ситуация на фронте и в экономике. Но, думаю, решение о переводе экономики на военные рельсы и страны в режим «все для фронта - все для победы», произойдёт только тогда, когда все поймут, что у нас просто нет иного выбора. Уничтожение или победа.

И у чиновников нет выбора. Они просто пока это не поняли. Запад не даст соскочить и подписать позорный мир (капитуляцию). Их устраивает только разгром России. Чем раньше все это поймут, тем меньше будет жертв и разрушений.

 

 

***

В тему о национал-предателях:

 

На протяжении десятилетий Россия для собственной элиты была чем-то вроде сокровищницы сказочного дракона: в ней хранилось много ценного, и следовало быть ловким вором-хоббитом с кольцом всевластья, чтобы наворовать побольше и сбежать с добычей.



Фонд стратегической культуры
 

Драконы всегда просыпаются некстати

Почему российская элита с началом спецоперации своими руками вырыла себе яму?

В России большая часть населения понятия не имеет, чем живёт культурная элита, а также ее свита – селебрити, покровители, продюсеры. Между тем именно свита делает короля: если бы у звезд, которых мы не первый месяц провожаем в дальние края на русофобском пароходе, имелось патриотически настроенное окружение, они, скорее всего, и думали бы иначе, и пели, снимали, рисовали, писали бы другое, и ориентированы были бы на другой образ жизни – отнюдь не на тот, который ведут. Их образ жизни – это существование на два дома, на две страны (или больше). А главная часть их мироощущения – это отсутствие привязки к родине, отсутствие в менталитете самого понятия «Родина».

Конечно, воспитание элиты нужно было начинать еще в доперестроечные времена, но те времена выпали на эпоху самого ожесточенного диссидентства. Результат сорокалетнего, а то и полувекового воспитания нынешних мэтров сцены и эстрады, пера и кисти в русле концентрированной русофобии и западничества – вот что мы наблюдаем сегодня. Чего хочет российская элита, которую мы теряем? По ее понятиям, немного: не жить в России, а лишь работать здесь, делать деньги на русских проектах, крепить связи с заграницей, ездить из России «домой» в Лондон по пятницам и, наконец, накопив достаточно, отправиться в лучшую, европейскую, настоящую жизнь. Неудивительно, что богема – артисты, певцы, писатели, продюсеры, а также топ-менеджеры разных компаний, хотят одного – вывести побольше активов на Запад и устроиться там со всем возможным комфортом. При таком отношении любые проблемы российского житья-бытья их не слишком-то волнуют. Они в России не хозяева, они квартиранты.

На протяжении десятилетий Россия для собственной элиты была чем-то вроде сокровищницы сказочного дракона: в ней хранилось много ценного и следовало быть ловким вором-хоббитом с кольцом всевластья, чтобы наворовать побольше и сбежать с добычей. В 90-е годы дракон то ли заснул летаргическим сном, то ли помер от старости, поэтому в сокровищнице шуровал кто ни попадя, расхитители осмелели. Никто и не собирался селиться у дракона под боком, даже если предполагалось, что тот больше никогда не проснется. Всех тянуло в цивилизацию, где краденые ценности можно было профукать с помпой, но при надобности снова вернуться к неиссякаемой драконьей сокровищнице.

И вдруг случилось непредвиденное – владелец всего этого добра очнулся. В творческой прослойке, как водится, первыми опомнились те, кто был связан с заграницей, например с продюсированием, неплохо зарабатывал на телевидении, кино, сериалах. Именно они не ощущали себя связанными ни со страной, ни с народом. Это та самая категория населения, которая постоянно кочует по миру, ездит за моря и океаны с такой же легкостью, с какой простые люди ездят на дачу.

Видимо, поэтому простой человек готов пережить все выпавшие на его долю лишения со своей страной, а культурной и финансовой элите проще сбежать, чем бороться. Современные элитарии, похоже, оказались теми самыми космополитами, которых в далекие сороковые ругала советская власть. Однако те давнишние «граждане мира» пытались причастить публику к западному искусству, к зарубежной культуре, нынешние, восхищаясь западной свободой выбора не только страны проживания, но и всего подряд, от конфессии до половой принадлежности, никого ни с чем не знакомят. Просвещение, расширение кругозора стали бы попыткой совершенствования русского ума и развития русской культуры. Однако в России за прошедшие десятилетия воспитали такую элиту, которая предпочитает просвещению и развитию эксплуатацию.

К сожалению, истинные космополиты не имеют привязок к реальности. Если человек уверен, что он может выбрать всё, высока вероятность, что он не станет выбирать ничего. Зачем? Он и без четкой самоидентификации неплохо себя чувствует.

Представьте себе следующую ступень свободы выбора. Сейчас поневоле приходится выбирать, гражданином какой страны ты являешься, хотя уже существует двойное гражданство. Приходится считать себя лицом определенного пола, хотя уже существует движение за права «не определившихся». Приходится выбирать семейное положение, но это продлится только до тех времен, пока институт семьи и брака не будет разрушен движением за вышеупомянутые права.

То же происходит и с культурой, и с религией. Как можно всерьез относиться к религии вроде пастафарианства с ее поклонением Летающему Макаронному Монстру? Или к культуре, не имеющей в глазах мирового сообщества достаточно прав и силы, чтобы ее однажды не «отменили» по геополитическим соображениям? Сложно относиться всерьез к ритуализированному шутовству, к марионетке в руках хозяев мира, управляющих массами. Однако так называемая свобода выбора ведет нас к десакрализации высших ценностей. Причем вся эта идеология тотальной (и вдобавок мнимой) свободы ориентирована на возможность дальнейшего расхищения содержимого драконовой пещеры.

Одна из проблем, доставленных специальной военной операцией ВС РФ мировому сообществу, есть резкое прекращение вывода из России ее богатств. Без притока дармового добра из сокровищницы уровень жизни сообщества падает, не говоря уж про существование тех, кто связан с этим бизнес-ограблением напрямую. Выход один – ослабить некстати проснувшегося хозяина богатств до такой степени, чтобы ему не было дела до происходящего у него под носом. Что и делается по всем фронтам, включая кадровый.

Между тем элите следует вспомнить исторические законы, и в частности закон смены элит. Если элита в течение долгих лет способствует уничтожению богатств на подконтрольной ей территории, ее свергает контрэлита. Или постепенно вытесняет не столь хищническая прослойка. Так происходило у многих народов; почему же современная культурная и финансовая элита верит, что ее минует чаша сия?

Коллаж: bloknot.ru

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Август 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Аналитика

Политика