Четверг, 31 Марта 2022 16:56

Опасные тылы – иностранный капитал в России. Санкционная война – время выставить иностранный капитал за дверь

В санкционной войне нельзя забывать о тылах!

 

Что такое пятая колонна, засевшая в тылах и ослабляющая Россию изнутри?

Это и государственные чиновники, принимающие странные решения, идущие вразрез с национальными интересами. Это и неправительственные организации, живущие на иностранные гранты. Это и ряд СМИ, которые подсели на иностранную помощь и занимаются антироссийской пропагандой. Это и часть российской интеллигенции. Это и российские бизнесмены, имеющие значительные активы за пределами страны. Список длинный.

После того как президент Владимир Путин признал существование в стране пятой колонны, появилось немало интересных публикаций на эту тему, но поразительно: ни в одной из них я не нашел даже упоминания об одной из наиболее опасных разновидностей пятой колонны – иностранного капитала. Три десятка лет промывки мозгов гражданам России не прошли бесследно. В сознании большинства наших сограждан исчезло понимание тех угроз, которые иностранный капитал несет безопасности нашей страны. Преподавая экономические дисциплины в российских вузах, я хорошо видел, как из года в год в сознание молодежи насаждались мифы об иностранном капитале.

Миф первый. Иностранные инвестиции способствуют решению структурных проблем российской экономики.

Миф второй. Иностранные инвесторы осуществляют вложения в основной капитал, способствуя развитию производства, техническому прогрессу, обновлению продукции и т. д., и т. п.

Миф третий. Иностранные инвестиции – это деньги, которые приходят из-за границы.

Миф четвёртый. Присутствие иностранного капитала в нашей стране невелико и не представляет угрозы российской экономике и безопасности России в целом.

Миф пятый. Иностранным инвесторам надо создавать привилегии и льготы, чтобы они имели условия, равные тем, которые имеют российские инвесторы.

Миф шестой. Иностранные инвестиции нам нужны, потому что в стране не хватает собственных ресурсов.

Миф седьмой. Иностранные инвестиции представляют собой поток финансовых ресурсов из других стран в Россию.

Об этих мифах я писал ещё восемь лет назад в книге «Америка против России» (М.: Книжный мир, 2014), но кто читает сегодня книги?!

Вместо совершенствования структуры российской экономики (миф 1) мы видим, что она становится еще более гипертрофированной, иностранный капитал не желает заниматься выпуском станков и оборудования производственного назначения, предпочитая добычу энергоресурсов, оптовую и розничную торговлю, финансы и недвижимость.

Иностранные инвесторы, как правило, не создают новые производственные фонды (миф 2), а занимаются покупкой существующих активов.

Значительная часть так называемых иностранных инвестиций осуществляется не за счёт притока денег из-за границы (миф 3), а за счёт реинвестирования прибылей, создаваемых теми активами, которые были приобретены иностранцами за копейки еще в 90-е годы (в результате так называемой приватизации Чубайса).

Нас убеждали, что присутствие иностранного капитала в российской экономике невелико и не угрожает национальной безопасности (миф 4). Однако статистика свидетельствует о другом. В 2009 году доля предприятий с участием иностранного капитала (тех, где иностранцам принадлежит контроль) в общей величине совокупного уставного капитала всех отраслей российской экономики была равна 25%. В добыче полезных ископаемых доля иностранцев («нерезидентов») была равна 59%! Мы говорим, что Россия – сырьевая страна. Может быть, но добыча сырья уже не принадлежит России.

Далее. По всем отраслям обрабатывающей промышленности доля российских предприятий под контролем иностранного капитала в 2009 году составила 41%! За этой средней цифрой в пищевой промышленности показатель доли иностранцев в уставных капиталах был равен 60%, в текстильной и швейной – 54%, в производстве кокса и нефтепродуктов – 50%, в оптовой и розничной торговле – 67%. После 24 февраля 2022 года эта ситуация стала критической!

Почему я привожу данные почти 13-летней давности? Да потому, что Росстат перестал давать статистику подобного рода.

О том, что иностранных инвесторов якобы дискриминируют по сравнению с российскими компаниями (миф 5), любой отечественный предприниматель скажет, что это откровенная ложь. В Россию приходят ТНК, которые имеют богатейший опыт занимать «место под солнцем» в любой стране. Применительно к России иностранные инвесторы имеют такую преференцию, как покупка активов за рубли с помощью долларов и евро, валютный курс которых примерно в два раза завышен (по сравнению с паритетом покупательной способности). Российский предприниматель автоматически оказывается «неконкурентоспособным» по отношению к иностранному.

Бессовестной ложью является также утверждение, что России для развития не хватает собственных ресурсов и их дефицит она закрывает иностранными инвестициями (миф 6). Финансовых ресурсов у России все эти годы было с избытком (возьмите хотя бы хронический профицит торгового баланса, т. е. превышение экспорта над импортом). Пятая колонна в лице российских законодателей и чиновников открыла настежь ворота, через которые из страны ежегодно уходили гигантские объемы валюты: во-первых, частного капитала в страны Запада и разного рода офшоры; во-вторых, капитала в виде так называемых валютных резервов РФ. Это же настоящее ограбление!

Не менее наглой ложью были представления о том, что иностранные инвестиции являются потоком финансовых ресурсов из других стран в Россию (миф 7). Повторяю: основным источником приращения активов нерезидентов в России является не приток новых финансовых средств из-за границы, а реинвестирование прибылей от уже приобретённых в ходе приватизации активов. Только по итогам прошлого, 2021 года превышение оттока частного капитала из России над его притоком в страну составило 70,7 млрд. долл.

Приведу некоторые цифры, рассчитанные мною на основе платежных балансов РФ. Та прибыль, которую иностранный инвестор получает в России делится на две части: одна идёт на реинвестирование, приращение иностранных активов в России; другая часть выводится из страны в виде инвестиционных доходов (дивиденды и проценты). Общая сумма инвестиционных доходов, выводившихся нерезидентами из России за период с 1994 по 2021 г. (27 лет), составляет, по официальным данным, более 1,9 трлн. долл.

Реально же за это время из страны было выведено гораздо больше денег. В последние два-три десятилетия все большее распространение получили так называемые неакционерные формы и способы получения транснациональными корпорациями прибылей в других странах. Например, предоставляя местным компаниям свои технологии и ноу-хау на основе лицензионных соглашений или предоставляя свои фирменные и товарные знаки (брэнды) на основе договоров франшизы. Через эти соглашения и договора иностранцы контролируют местные компании, часто обходясь без приобретения физических активов. А кроме того, выводят из страны доходы в виде лицензионных платежей, роялти и т. д. Реально с 1994 по 2021 г. из России было выведено от 2,5 до 3,0 трлн. долл. Причём масштабы вывода средств из страны иностранным капиталом нарастали. Если в 90-е годы в среднем на год из страны уходило по 20-30 млрд. долл., то в последние годы – примерно 200 млрд. долл.

Эксплуатация России и её финансовое обескровливание – лишь одна неприглядная сторона деятельности иностранного капитала. Другой её опасной стороной является сильное влияние на общественно-политическую ситуацию в стране. Иностранный капитал – это иностранный агент в квадрате или кубе. В России иностранный капитал присутствует преимущественно в виде дочерних или даже внучатых компаний. А их «мамы» или «бабушки» в виде головных, холдинговых структур транснационального бизнеса находятся в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, Париже, Брюсселе, Токио. Любая транснациональная корпорация (ТНК) по определению имеет теснейшие связи с правительствами стран своего базирования.

Примеров подрывной деятельности «дочек» и «внучек» ТНК (действующих по командам из штаб-квартир) более чем достаточно. Если начать изучать скрупулёзно истории различных переворотов и «стихийных» волнений в странах Азии, Африки, Латинской Америки, то неизбежно выходишь на иностранные компании в этих странах. Хрестоматийным примером может служить свержение в сентябре 1973 года президента Чили Сальвадора Альенде.

Не забудем и события, произошедшие в январе 2022 года в Казахстане, где за годы «независимости» укрепились западные корпорации – нефтяные гиганты British PetroleumRoyal Dutch ShellExxon и другие, которые спровоцировали волнения.

Вывод предельно прост. Сейчас, когда в связи с санкционной войной начался процесс исхода из России иностранного капитала, не следует пытаться его удерживать. Ему, наоборот, надо помочь уйти. Без этого экономическое возрождение России немыслимо.

(Окончание следует)

 

***

Санкционная война – время выставить иностранный капитал за дверь

 
 

Санкционная война – время выставить иностранный капитал за дверь

За три десятилетия иностранный капитал высосал все соки из российской экономики

Статья первая

С началом санкционной войны большинство находящихся в нашей стране компаний с участием иностранного капитала заявили о планах покинуть Россию. Список «недружественных государств» насчитывает 48 государств и юрисдикций, среди них США, Канада, 27 стран-членов Европейского союза, Австралия, Новая Зеландия, Япония...

И постепенно стали складываться контуры политики Москвы в отношении иностранного капитала. В ответ на арест российских международных резервов на сумму, превышающую 300 млрд. долл., принято решение запретить выведение активов компаний из недружественных стран в порядке компенсации за понесенный ущерб. Эта мера дополнена запретом на определённый срок продажи ценных бумаг и долей в капитале иностранных компаний. Запрещено выводить за пределы страны инвестиционные доходы, полученные нерезидентами в России.

Данные ограничения и запреты не распространяются на иностранные компании, которые не относятся к недружественным странам, но доля таких компаний невелика. Она намного меньше, чем это следует из официальной статистики. А вот инвесторы из недружественных стран привыкли маскироваться, прикрываясь другими юрисдикциями. Посмотрим исследование ЮНКТАД, воссоздающее истинную географическую структуру прямых иностранных инвестиций в России.

По данным Банка России, в 2017 году накопленные прямые инвестиции из США в РФ равнялись лишь 3,1 млрд. долл. А по оценкам ЮНКТАД, их объем составил 39,1 млрд. долл., т. е. в 12,6 раза больше официальных цифр ЦБ РФ. По данным ЮНКТАД, инвестиции из США занимали первое место, но, согласно данным Банка России, первое место по накопленным прямым инвестициям в России принадлежало… Нидерландам – 40,8 млрд. долл. (по оценкам ЮНКТАД, инвестиции из Нидерландов были равны лишь 28,7 млрд. долл.). Нидерланды являются государством-прокладкой: инвестиции из США заходят в Нидерланды с американским флагом, а выходят – с голландским. А вот показатели накопленных прямых инвестиций в экономике России по другим странам (млрд. долл.: первая цифра – данные Банка России, вторая – оценка ЮНКТАД): Германия – 18,1 и 33,2; Великобритания – 18,6 и 31,3; Франция – 15,1 и 19,6; Швейцария – 12,8 и 19,0.

Мы видим: данные Банка России по «недружественным» инвестициям сильно занижены. Иностранный капитал в Российской Федерации имеет происхождение преимущественно из стран «недружественного» списка (по моим оценкам, более 90% накопленных прямых иностранных инвестиций). Иностранный капитал за три десятилетия высосал все соки из российской экономики, и нельзя недооценивать угрозы, которые он несёт сейчас.

Вспомним предреволюционное время. Когда Российская империя вступила в 1914 году в войну, для немецкого капитала в российской экономике были введены серьезные ограничения и запреты. Некоторые из немецких компаний были ликвидированы (см.: Дякин В. С. Первая мировая война и мероприятия по ликвидации так называемого немецкого засилья, М: Наука. 1969; Ратников Г.Н., Агеева Е.А. Германский капитал в Российской империи в годы Первой мировой войны // Научные записки молодых исследователей № 3/2014). И уж не приходится говорить о Советской России. Через несколько месяцев после октября 1917 года против Советского государства была организована военная интервенция западных держав, дополненная морской и торговой блокадой. В таких условиях национализация иностранного капитала была проведена ускоренными темпами. Без каких-либо компенсаций.

7 марта пресс-служба секретаря генсовета «Единой России» сообщила о предложении Андрея Турчака национализировать производства иностранных компаний, которые объявили об уходе с российского рынка на фоне специальной военной операции на Украине. Задача партии, по словам Турчака, состоит в том, чтобы сохранить рабочие места и не позволить разрушать экономику изнутри. Турчак добавил, что Россия будет действовать «по законам военного времени».

10 марта зампред Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев заявил, что правительство РФ уже прорабатывает возможность банкротства и национализации имущества иностранных компаний, уходящих с российского рынка. В тот же день, 10 марта, в правительство и Генпрокуратуру был направлен список иностранных компаний, которые в перспективе могут быть национализированы. В список вошло около 60 компаний, объявивших о прекращении работы в России без предоставления гарантий потребителям. В списке Volkswagen, Apple, IKEA, Microsoft, IBM, Shell, McDonald's, Porsche, Toyota, H&M и др. По оценке, суммарный объем обязательств этих компаний перед гражданами, государством и контрагентами достигает более 6 трлн рублей. Российские СМИ сообщили, что российский бизнес поддержал инициативу, предложив ввести по таким предприятиям внешнее управление. Сообщалось, что инициатива была поддержана также комиссией правительства по законопроектной деятельности.

22 марта президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин предложил «для защиты национальных интересов» ограничить права акционеров-нерезидентов и акционеров с неустановленным гражданством. В числе предлагаемых мер: не учитывать голоса иностранных акционеров на общем собрании акционеров (за рядом исключений, которые может определять ЦБ как финансовый мегарегулятор); лишить их права требовать проведения внеочередного общего собрания акционеров, не направлять им бюллетени для голосования по вопросам повестки собрания; лишить их возможности требовать предоставления доступа к документам и информации общества; позволить обществу не начислять и не выплачивать дивиденды по акциям, принадлежащим акционерам-нерезидентам и т. д.

На 30 марта никаких конкретных предложений органов государственной власти по дальнейшей судьбе иностранных компаний в России не обнародовано.

Я хотел бы высказать свои предварительные соображения по данному вопросу.

По каждому предприятию (компании) с участием иностранного капитала (с пороговым значением доли в уставном капитале 25 процентов и более) должен готовиться подробный доклад, в котором, помимо всего, раскрывается история создания предприятия. В свое время (2005 г.) Счётная палата РФ готовила доклад по оценке итогов приватизации, из которого следует, что подавляющая часть приватизационных сделок была совершена в 1990-е годы с грубыми нарушениями, а условия приватизации (записанные в соответствующих договорах) инвесторами выполнены не были. Это достаточное основание для того, чтобы вернуть объект, находящийся в собственности иностранного инвестора, в государственную собственность.

В таких докладах важно определить статус предприятия с точки зрения его значимости для экономики и общества: 1) стратегически значимые, 2) прочие. Иностранные предприятия, которые не имеют стратегической значимости, могут быть проданы российским частным инвесторам. В случае отсутствия таковых может решаться вопрос о национализации или закрытии предприятия.

Если предприятие является стратегически важным, оно однозначно подлежит сохранению и национализации. При таком варианте дополнительно выясняется, будет ли национализация безвозмездной или с возмещением. При выявлении в деятельности предприятий серьёзных нарушений российского законодательства применяется вариант национализации без компенсации. Такой же вариант может быть применен в случае, если за годы функционирования предприятия им были получены и выведены из страны инвестиционные доходы, существенно превышающие оценочную стоимость активов предприятия накануне приватизации.

Вслед за решением о национализации следуют действия по адаптации предприятия к новым условиям, связанным с санкционной войной: пересмотру производственного профиля предприятия, переключению его на других поставщиков комплектующих (если раньше поставки шли из недружественных стран), переход на другие рынки и других покупателей (желательно, чтобы и поставщики, и покупатели находились в российской юрисдикции).

Масштабы присутствия иностранного капитала в России очень значительны, его доля в ряде секторов и отраслей превышает половину. Приведу еще пару цифр. На 1 октября 2021 года накопленные прямые инвестиции нерезидентов в российской экономике составили 596,0 млрд. долл. Плюс к этому портфельные инвестиции – 302,7 млрд. долл. Итого почти 900 млрд. долл.

В компаниях, где иностранцы выступают портфельными инвесторами, позиция иностранных инвесторов на работу предприятия сколь-нибудь существенного влияния оказать не может. Сейчас нас в первую очередь интересуют прямые инвестиции, которые обеспечивают иностранцам контроль над предприятиями. Крайне важно, чтобы перестройка работы национализированных предприятий вписывалась в общую программу перестройки российской экономики. Целью такой программы должен стать переход экономики от либеральной рыночной модели к модели мобилизационной и построение самодостаточной, независимой экономики.

Зарубежные компании, приостановившие работу в России, рассчитывают, что они на время затаятся, а потом вновь вернутся на свои хлебные места. В предыдущей статье я постарался показать, что иностранный капитал в России выступает в качестве паразита и иностранного агента. России такие не нужны. Тем более сейчас.

Фото: rossiyanavsegda.ru

 

***

Читать:
 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Август 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

За рубежом

Аналитика

Политика