Вторник, 09 Июля 2019 16:41

Что произойдёт, если валютную войну против остального мира начнут США. Параллельная валюта в Италии – начало краха евро?

Одним из положительных результатов проходившего 28-29 июня саммита G20 в Осаке СМИ назвали достижение перемирия в торговой войне между США и Китаем. Дональд Трамп в переговорах с Си Цзиньпином заявил, что американская сторона готова к заключению честной торговой сделки и США не будут вводить новые пошлины на товары из Китая.  

Может быть, Вашингтон, действительно, воздержится от введения новых пошлин против китайских товаров, но в арсенале современных торговых войн есть иные виды оружия – нетарифные барьеры (например, технические и экологические стандарты), экспортное субсидирование, курс национальной валюты. И, кажется, Америка готова к ним прибегнуть.

3 июня Трамп обрушился в «Твиттере» с критикой в адрес Китая, обвинив его в манипулировании своей валютой и пригрозив превратить тарифную войну в валютную. Угроза была адресована не только Китаю, но и Европе. Так что в Осаке, где Трамп и другие лидеры G20 мило улыбались перед камерами, никаких «консенсусов» не было.

Вот что написал Трамп: «Китай и Европа играют в большую игру по манипулированию валютами. Они закачивают деньги в систему, чтобы конкурировать с США. Мы должны ДЕЛАТЬ ТО ЖЕ САМОЕ (выделено самим Трампом. – В.К.)». В противном случае США останутся «в дураках, сидя и вежливо наблюдая, как другие страны продолжают играть в свои игры, как они делают много лет».

Обвинение Трампа не голословно. Центробанки Китая и Европы проводили в последние годы такую денежно-кредитную политику, которая объективно способствовала снижению или поддержанию низкого курса их валют по отношению к доллару США. Европейский центральный банк (ЕЦБ) с 2015 года до конца 2018 года официально осуществлял программу количественных смягчений (КС), которая сводилась к покупке государственных долговых бумаг европейских стран и наводнению европейской экономики такой продукцией, как евро. За этот период (2015-2018) в европейскую экономику было влито 2,6 трлн. евро (почти 3 трлн. долл. США), и масса европейской валюты более чем удвоилась. Плюс к этому несколько лет ЕЦБ держит ключевую ставку на нулевом уровне, а по депозитам ЕЦБ ставка остаётся на уровне минус 0,4%.

Трамп и ранее не раз называл такую политику ЕЦБ «несправедливой» по отношению к доллару. В октябре 2014 года ФРС США завершила свои программы КС, успев до этого закачать в экономику денег на сумму более 3,5 трлн. долл. А кроме того, с 2015 года начала осторожно повышать ключевую ставку с исходного уровня 0-0,25% до нынешних 2,25-2,50%.  С осени 2017 года Федеральный резерв начал осторожно сбрасывать из своего портфеля долговые бумаги (казначейские облигации США и ипотечные бумаги), разгружая баланс и осторожно стерилизуя излишнюю долларовую массу. В итоге такое ужесточение позволило изъять из обращения более 550 млрд. долл. денежной массы.

Сопоставляя денежно-кредитные политики ЕЦБ и ФРС за последние 4-5 лет, нетрудно сделать вывод, что при прочих равных условиях европейская валюта должна дешеветь по отношению к доллару США, улучшая конкурентоспособность европейских товаров по сравнению с американскими. По данным Евростата, активное сальдо торговли ЕС с США в 2009 году было равно 48,1 млрд. евро; в 2014 году оно увеличилось до 102,1 млрд. евро. А в прошлом году достигло рекордного значения 139,1 млрд. евро (или более 150 млрд. долл. США).  

Что касается китайского Центробанка, то он никаких официальных программ КС не проводил и не проводит, но регулярно в кредитно-денежную систему страны без лишней шумихи закачиваются гигантские суммы юаней. Во-первых, Китай закупает иностранную валюту для пополнения своих международных резервов, на середину 2019 года они составляют уже 3.111 млрд. долл.  Во-вторых, Китай предоставляет кредиты своим банкам. В прошлом году через механизм среднесрочного кредитования (Medium-term Lending Facility, MLF) Народный банк Китая выдавал каждый месяц банкам кредитов по 50-70 млрд. долл. В текущем году среднемесячные порции стали превышать 100 млрд. долл. С начала 2019 года таких кредитов Народный банк Китая выдал на сумму, эквивалентную 710 млрд. долл. США.

Примечательно, что в последнее время НБК больше наращивает денежное предложение за счёт второго из названных средств. Если в 2013-2014 гг. доля международных резервов в активах НБК достигала 83-84%, то сейчас она упала ниже планки 60%. Остальные активы – преимущественно кредиты китайским банкам.

Опять-таки, если сопоставлять действия Народного банка Китая и ФРС США за последний год, то приходишь к выводу, что при прочих равных условиях юань должен дешеветь по отношению к доллару США и торговый баланс американо-китайской торговли должен изменяться в пользу Китая. Статистика это подтверждает: положительное сальдо двухсторонней торговли по итогам 2018 года составило 323,3 млрд. долл. в пользу Китая, увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 17,2%.

Трамп, всю жизнь занимавшийся коммерцией, прекрасно понимает эту валютную механику. С момента своего прихода в Белый дом он пытался воздействовать на торговых партнёров, убеждая их отказаться от игры на понижение их валют, прекратить «валютный демпинг». Помимо убеждений были и угрозы, но Трамп убедился, что на торговых партнёров Америки это не действует. США много лет осуждали другие страны за умышленное понижение курсов денежных единиц, называя это валютными войнами, и вот пришёл момент, когда президент США заявил, что сам будет вести валютную войну.  

Трампу потребовалось два с половиной года, чтобы убедить ФРС согласиться на это. Всё время нахождения Трампа в Белом доме Федеральный резерв поступал наоборот. Он, по мнению американского президента, подыгрывал тем, кто вёл валютную войну против Америки, удерживая курс на ужесточение денежно-кредитной политики, укреплявшей доллар США. Полгода назад Трамп в сердцах даже заявил, что главной угрозой для Америки является не Китай, а ФРС.  

И вот с середины июня Федеральный резерв, кажется, окончательно поставил точку на политике ужесточения и вновь переходит к смягчениям. Они могут выразиться в возобновлении покупки Федеральным резервом казначейских и иных бумаг, а также в понижении ключевой ставки. Это приведёт к ослаблению доллара США и повышению конкурентоспособности американской экономики, снижению и ликвидации громадного дефицита торгового баланса США (по итогам 2018 года он достиг 621 млрд. долл. – рекордной величины за десятилетие).

Конечно, можно сказать, что американский Центробанк смягчает свою денежно-кредитную политику для стимулирования внутренней экономики. Что, мол, никакой валютной войны Америка не ведёт. 

Однако, предупреждают аналитики Bank of America Merrill Lynch, если Трампу традиционного денежного смягчения покажется мало, он может начать прямые валютные интервенции с целью ослабить доллар. Согласно американским законам, за курс доллара отвечает Минфин США. Он может дать команду Федеральному резервному банку Нью-Йорка покупать иностранную валюту на открытом рынке для достижения нужного курса американской валюты. До недавних пор ни ФРС, ни американское казначейство иностранной валютой не интересовались. Зачем им иностранная валюта, когда у них есть доступ к печатному станку, производящему универсальную (мировую) валюту? В 2017 году США по величине международных резервов в списке МВФ находились лишь на 21 месте, их опережали такие страны, как Индонезия, Чехия, Алжир. В мае 2017 года международные резервы Китая, занимавшего первую строчку в списке, были равны 3.344,7 млрд. долл., а у США они оценивались в 118,6 млрд. долл. И даже эта мизерная для США величина резервов процентов на 90-95 состоит не из валюты, а из золота. Можно сказать, что у США валютные резервы находятся на уровне какой-нибудь Ганы или Мавритании.

Однако времена меняются. Тот резервный валютный фонд Минфина, о котором многие забыли, может начать наполняться такими валютами, как евро, британский фунт, японская иена. Наверняка будет и китайский юань, ведь Вашингтон будет играть не просто на понижение доллара, а на его понижение по отношению к китайской валюте. Думаю, если Трампу удастся приручить Федеральный резерв, он может обязать американский Центробанк закупать не американские долговые бумаги, а китайские юани (в виде банковских депозитов и/или китайских долговых бумаг). Именно так придётся действовать Соединённым Штатам, если они действительно начнут валютную войну.

В новейшей истории США было несколько случаев, когда они проводили валютные интервенции для достижения нужного курса американской валюты. Иногда они проводились для укрепления ослабшего доллара США. В 1990-х гг. Минфин США через ФРБ Нью-Йорка проводил обратные интервенции с целью поддержать доллар, слабевший из-за войны в Персидском заливе.

Хрестоматийным для темы валютных интервенций является так называемое «Соглашение Плаза». В 1985 году представители США, Германии, Японии, Великобритании и Франции собрались в нью-йоркском отеле «Плаза» (тогда он принадлежал Трампу) и договорились совместно продавать доллар на рынке. В результате произошла нужная на тот момент девальвация доллара США по отношению к ведущим европейским валютам и японской иене. Вашингтон рассчитывал на девальвацию в 10-12%, но задание было перевыполнено: к концу 1986 года иена, немецкая марка и британский фунт подорожали к доллару на 40-50%. Кстати, мощная ревальвация иены окончательно подорвала позиции японской экономики.

Сегодня Вашингтону на такое валютное сотрудничество с союзниками рассчитывать не приходится. Если США действительно начинают валютную войну, придётся прибегать к односторонним валютным интервенциям. Для ФРС это нечто новое и непривычное.   За последние два десятилетия ФРБ Нью-Йорка вмешивался в валютные торги лишь трижды: покупая иену в 1998 году,  покупая евро в 2000 году и сбрасывая иену в 2011 году.

Валютные войны, если Трамп поведёт их, конечно, нанесут ущерб торговым конкурентам Америки, но, наверное, самый большой удар придётся по самой Америке. Доллар может быть обрушен, он перестанет быть мировой валютой. Доллар перестанет иметь статус, позволявший Соединённым Штатам несколько десятилетий паразитировать  за счёт остального мира.

 

***

 

Параллельная валюта в Италии – начало краха евро?

 

Валентин  Катасонов

09.07.2019

 

Параллельная валюта в Италии – начало краха евро?Брюссель пытается наказать Рим за низкую бюджетную дисциплину, но рискует нарваться на очень эффектный ответ

Ещё недавно главной головной болью для чиновников  Европейского союза была Греция, которая в 2015 году находилась на грани  дефолта по кредитам МВФ и была даже готова покинуть еврозону. Но с  прошлого года её место заняла Италия. Во-первых, ввиду ухудшающегося  финансового положения этой южно-европейской страны, а во-вторых, потому,  что к власти в стране пришли евроскептики, которые стали держать себя  уверенно и даже, по мнению еврочиновников, вызывающе.

Отношения между Брюсселем и Римом достигли точки кипения к началу  нынешнего лета. 5 июня Еврокомиссия анонсировала начало процедуры по  введению санкций в отношении Италии из-за невыполнения её правительством рекомендаций по оздоровлению финансовой системы и прежде всего  сокращению бюджетного дефицита и внешнего долга. Суть санкций состоит в  том, что Брюссель вознамерился взять под свой прямой контроль бюджетный  процесс в Италии. Такого не было ни разу за всю историю существования  Европейского союза.

По оценке ЕС, внешний долг Италии в прошлом году составил 132,2% по  отношению к ВВП, в 2019 году увеличится до 133,7%, а год спустя - до  135,2%. При этом предельный уровень, установленный Маастрихтскими  соглашениями, составляет 60%. Дефицит итальянского бюджета к ВВП в  текущем году оценивается в 2,4%, а в следующем - на уровне 3,5%  (предельный уровень в еврозоне - 3%). Бывали в истории ЕС и бо́льшие  отклонения, но до штрафов и санкций дело не доходило.

Эксперты предсказывают, что Рим платить штрафы (предполагаемая сумма -  от 3 до 4 млрд евро) не будет, ведь они усугубят и без того непростое  финансовое положение Италии. И еврочиновников к бюджетному процессу в  Италии Рим не подпустит, ибо это будет означать, что страна окажется под прямым внешним управлением.

Попытки Рима восстановить свой денежный суверенитет

Но при этом и слишком резких движений от Рима ожидать не приходится -  никакого выхода из еврозоны или даже из Европейского союза (в 2015 году Греция на полном серьёзе угрожала такими действиями). В то же время  оставаться в еврозоне с единой валютой «евро» Риму также некомфортно,  поскольку без полноценного эмиссионного центра, создающего собственную  валюту, правительству крайне сложно выходить из состояния перманентной  экономической стагнации.

До конца 1990-х годов (пока у страны сохранялся денежный суверенитет и ещё не было евро) Италия была одним из самых динамичных государств  Европейского союза. А вот за 20 лет нахождения Италии в еврозоне ВВП  страны остался без изменения, экономический рост оказался нулевым.  Говорят, что это худший показатель среди всех стран континентальной  Европы.

В прошлом году неожиданно на ум итальянским бунтарям-евроскептикам  пришла идея дополнения, а затем и постепенного замещения официальной  валюты «евро» денежным суррогатом, который бы создавался итальянскими  властями. Такой денежный суррогат получил название «BOT». Это  аббревиатура от Buoni Ordinari del Tesoro, что переводится как  «обыкновенные казначейские облигации». Иногда авторы идеи такого  денежного суррогата называют его «Мини-ВОТ». «Мини» означает, что  номинал новых долговых бумаг гораздо меньше стоимости обычных  казначейских облигаций - всего сто евро.

Идея ВОТ родилась в Италии не на пустом месте. Так, ещё до прихода к  власти в Италии евроскептиков группа экономистов выступила с инициативой выпустить параллельную электронную валюту под названием «джевро»,  превратив финансовую систему Италии в двухступенчатую. Евро бы остался  на высшем уровне - взаимозачётов между крупными хозяйствующими  субъектами, а также между ними и государством, - то есть превратился бы в исключительно клиринговый инструмент. Что касается «джевро», то он бы  отвечал за потребительский сектор и прочие повседневные транзакции. Но  проект «джевро» находился в явном противоречии с европейским  законодательством, запрещающим введение параллельных денег.

ВОТ как закамуфлированная итальянская лира

Что касается инструмента ВОТ, то правительство Италии хочет с его помощью убить двух зайцев.

Во-первых, погасить этими бумагами государственный долг в размере 52  миллиардов евро перед национальными компаниями и домохозяйствами.

Во-вторых, полученные ВОТ бизнес и граждане страны смогут  использовать как дополнительные деньги, прежде всего для уплаты налогов.  Кроме того, не исключается использование ВОТ для расчётов за товары и  услуги, если, конечно, продавцы на это согласятся. При этом сторонники  идеи ВОТ уверены, что новый инструмент не подпадает под определение  альтернативных денег, запрещённых в Европейском союзе.

Даже если по каким-то причинам ВОТ не будет использоваться как  средство покупки товаров и услуг (это всё-таки уже совсем настоящие  деньги), а пойдёт исключительно на уплату налогов, позитивный для  экономики эффект будет очевиден. ВОТ позволит компаниям и гражданам  экономить «настоящие» деньги (евро), повышая тем самым платёжеспособный  спрос и стимулируя производство. Со временем, как кажется оптимистически настроенным сторонникам ВОТ, указанный инструмент может вытеснить евро  во внутреннем обращении Италии.

Сейчас вспоминают, что один из главных евроскептиков и лидеров  правящей итальянской коалиции Маттео Сальвини («Лига Севера») в ходе  предвыборной кампании прямо говорил, что «голос за его партию - это  голос за отказ от евро и возврат к национальной валюте».

Некоторые наблюдатели и эксперты полагают, что через ВОТ произойдёт  «мягкий» выход Италии из зоны европейской валюты «евро». В один  прекрасный момент скромный финансовый инструмент с маловыразительным  названием «Mini-BOT» может превратиться в старую добрую итальянскую  лиру, по которой ностальгирует по крайней мере половина жителей страны. В Италии сейчас большой популярностью пользуется книга «Mini-BOT:  демократия и суверенитет», принадлежащая перу Клаудио Борджи (Борги),  главы комитета по бюджету парламента страны. Автор назвал эти облигации  «запасным колесом, которое значительно упростит возможный переход на  национальную валюту».

Болезненная реакция еврочиновников

В начале июня парламент Италии с воодушевлением и единогласно  поддержал предложение «Лиги Севера» «изучить вопрос о возможности  введения» BOT. Такая инициатива вызвала нервную реакцию в Брюсселе и  Франкфурте-на-Майне (штаб-квартира Европейского центрального банка).  Президент ЕЦБ Марио Драги прокомментировал итальянскую инициативу  следующим образом:

Mini-BOT - это либо деньги, что незаконно, либо долговые бумаги,  из-за которых объём госдолга увеличивается в нарушение нормативов  Евросоюза. Не думаю, что есть третий вариант.

Масла в огонь подлила эффектная акция упомянутого выше Клаудио  Борджи. Он опубликовал в Twitter изображение новых облигаций с портретом основателя итальянской нефтяной компании ENI Энрико Маттеи (1906-1962  гг.). Ведь Маттеи считается символом борьбы за экономический суверенитет Италии. Созданная им после Второй мировой войны компания ENI, по мнению многих итальянцев, ослабила и разрушила международный нефтяной картель,  состоявший из крупнейших американских и британских нефтяных компаний  («семь сестёр»). Маттеи погиб в авиакатастрофе, и итальянцы уверены, что она была организована американо-британскими спецслужбами по заказу  «семи сестёр».

Некоторые итальянцы уже восприняли новые деньги как инструмент борьбы с империализмом Брюсселя.

ВОТ может взорвать еврозону и Италию

В парламенте Италии уже готовится законопроект о введении в стране  «Mini-BOT». Эксперты полагают, что это делается для того, чтобы  заставить Брюссель отказаться от своих санкций в отношении Рима (штрафы и прямое управление бюджетным процессом). Уже обсуждаются сценарии  возможного дальнейшего развития событий в отношениях Рим - Брюссель,  просчитывается вариант успеха в реализации проекта «Mini-BOT». Нет  сомнений, что в этом случае проект станет заразительным примером для  некоторых других стран еврозоны, находящихся в тяжёлом положении, прежде всего для Греции, Португалии и Испании. Позиции евро ослабнут.

Бундесбанк в недавнем обзоре предупредил: если Италия выйдет из  еврозоны и объявит дефолт по долгам перед ЕЦБ (а новое правительство  Италии уже угрожало таким дефолтом), то возникнет «эффект домино» и  аналогичные дефолты могут возникнуть в Испании и Португалии. В  результате в балансе ЕЦБ образуется дыра примерно в триллион долларов,  на ликвидацию которой придётся пустить весь собственный капитал, а также забрать значительные суммы у центральных банков еврозоны.

Конечно, оппозиция проекту ВОТ есть и в самой Италии. Против нового  финансового инструмента выступает, в частности, министр экономики Италии Джузеппе Триа.

Итальянский премьер-министр Джузеппе Конте, который постоянно  конфликтует с представителями евроскептиков (как Лиги, так и «Пяти  Звёзд»), прямо пригрозил отставкой в случае, если проект ВОТ получит  одобрение в парламенте. Это будет означать крах правительства и  перевыборы, на которые согласны не все участники коалиции. В общем, этим летом Италия, судя по всему, будет эпицентром нестабильности в еврозоне и всём Европейском союзе.

 

Картинки по запросу Маттео Сальвини («Лига Севера») в ходе предвыборной кампании прямо говорил, что «голос за его партию — это голос за отказ от евро и возврат к национальной валюте». Фото: www.globallookpress.com

Маттео Сальвини («Лига Севера») в ходе предвыборной кампании прямо говорил, что «голос за его партию — это голос за отказ от евро и возврат к национальной валюте». Фото: www.globallookpress.com

 

https://tsargrad.tv/articles/parallelnaja-valjuta-v-italii-nachalo-kraha-evro_207166

 

 

 

Дополнительная информация

Оставить комментарий

Календарь


« Август 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

За рубежом

Аналитика

Политика