Вторник, 10 Сентября 2019 17:55

Прав. Анны Пророчицы, дщери Фануилевой, встретившей Господа Иисуса Христа в храме Иерусалимском (I). Прп. Моисея Мурина, иеромонаха (ок. 400). Обретение мощей прп. Иова Почаевского, игумена (1659). Собор преподобных отцов Киево-Печерских

Дочь Фа­ну­и­ла, из ко­ле­на Аси­ро­ва, 84-лет­няя вдо­ва. Она удо­сто­и­лась быть в хра­ме вме­сте со св. Си­мео­ном Бо­го­при­им­цем при сре­те­нии Спа­си­те­ля на­ше­го, Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Ко­то­рый был при­не­сен ту­да на 40-й день по­сле рож­де­ния для со­вер­ше­ния над ним за­кон­но­го об­ря­да (Лк.2:36-38). За свою стро­гую воз­дер­жан­ную жизнь, пост и непре­стан­ную мо­лит­ву она удо­сто­и­лась от Гос­по­да да­ра про­ро­че­ства. Свя­тая Ан­на го­во­ри­ла о Хри­сте всем ча­ю­щим из­бав­ле­ние в Иеру­са­ли­ме (Лк.2:38).

См. так­же: "Па­мять свя­той пра­вед­ной Ан­ны" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

 

***

 

Преподобный Моисей Мурин, Эфиопский, иеромонах

Картинки по запросу Преподобный Моисей Мурин, Эфиопский, иеромонах

 

Жил в IV ве­ке. Ро­дом из Эфи­о­пии, раб од­но­го знат­но­го че­ло­ве­ка, из­гнан­ный им за ху­дое по­ве­де­ние, он не за­хо­тел в чест­ном тру­де про­во­дить жизнь свою, а сде­лал­ся пред­во­ди­те­лем раз­бой­ни­ков. Несколь­ко лет про­был в та­кой гре­хов­ной жиз­ни раз­бой­ник Мо­и­сей, но по ве­ли­кой ми­ло­сти Бо­жи­ей рас­ка­ял­ся, оста­вил шай­ку раз­бой­ни­ков и ушел в од­ну из пу­стын­ных оби­те­лей и здесь рев­ност­но ис­пол­нял все ино­че­ские по­слу­ша­ния.

Но не ско­ро оста­ви­ли быв­ше­го раз­бой­ни­ка вос­по­ми­на­ния преж­ней раз­вра­щен­ной жиз­ни. Осо­бен­но силь­но бо­ро­ла его блуд­ная страсть. По со­ве­ту од­но­го стар­ца пре­по­доб­ный Мо­и­сей из­ну­рял плоть свою уси­лен­ным по­стом, непре­стан­ным по­дви­гом мо­лит­вы; це­лые но­чи в про­дол­же­нии ше­сти лет про­ста­и­вал он на мо­лит­ве, по­чти не смы­кая очей. Но и столь уси­лен­ные мо­ле­ния не мог­ли сми­рить его плот­ских во­жде­ле­ний. На­ко­нец, пре­по­доб­ный Мо­и­сей на­шел сред­ство к по­бе­де над вра­же­ски­ми ис­ку­ше­ни­я­ми. По-преж­не­му сми­ряя плоть свою по­дви­га­ми, он по но­чам об­хо­дил пу­стын­ни­ков, со­би­рал пу­стые во­до­но­сы и, на­пол­няя их во­дой, ста­вил у вхо­да в кел­лии. С это­го вре­ме­ни в ду­ше пре­по­доб­но­го Мо­и­сея во­дво­ри­лось спо­кой­ствие, трез­вен­ность мыс­лей и со­вер­шен­ное от­чуж­де­ние плот­ских во­жде­ле­ний.

Про­во­дя мно­го лет в ино­че­ских по­дви­гах, пре­по­доб­ный Мо­и­сей был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, за­тем в пре­сви­те­ра, в сане ко­то­ро­го под­ви­зал­ся 15 лет и со­брал во­круг се­бя 75 уче­ни­ков. Ко­гда пре­по­доб­но­му ис­пол­ни­лось 75 лет, он пре­ду­пре­дил сво­их ино­ков, что вско­ре на скит на­па­дут раз­бой­ни­ки и умерт­вят всех на­сель­ни­ков. Свя­той бла­го­сло­вил ино­ков уй­ти за­бла­говре­мен­но, чтобы из­бе­жать на­силь­ствен­ной смер­ти. Уче­ни­ки ста­ли про­сить пре­по­доб­но­го уй­ти вме­сте с ни­ми, но он от­ве­тил: «Я уже мно­го лет ожи­даю вре­ме­ни, ко­гда на мне ис­пол­нит­ся сло­во Вла­ды­ки мо­е­го, Гос­по­да Иису­са Хри­ста, ска­зав­ше­го: «Вси, при­ем­шии нож, но­жом по­гиб­нут» (Мф.26,52)». На­пав­шие раз­бой­ни­ки уби­ли пре­по­доб­но­го Мо­и­сея и остав­ших­ся с ним шесть ино­ков († 400 г.).

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Мо­и­сея Му­ри­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

 

***

 

Обретение мощей прп. Иова Почаевского, игумена (1659)

Картинки по запросу Обретение мощей прп. Иова Почаевского, игумена (1659)

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, чу­до­тво­рец (в ми­ру Иван Же­ле­зо), ро­дил­ся в се­ре­дине ХVI ве­ка в По­ку­тье в Га­ли­ции. В воз­расте 10 лет он при­шел в Пре­об­ра­жен­ский Угор­ниц­кий мо­на­стырь, а на 12-м го­ду жиз­ни при­нял мо­на­ше­ство. С юно­сти пре­по­доб­ный Иов был из­ве­стен ве­ли­чай­шим бла­го­че­сти­ем, стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­нью и ра­но был удо­сто­ен свя­щен­ни­че­ско­го са­на. Око­ло 1580 го­да, по прось­бе из­вест­но­го по­бор­ни­ка пра­во­сла­вия кня­зя Кон­стан­ти­на Острож­ско­го, он воз­гла­вил Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь близ го­ро­да Дуб­но и управ­лял мо­на­сты­рем бо­лее 20 лет в об­ста­нов­ке на­рас­тав­ших го­не­ний на пра­во­сла­вие со сто­ро­ны ка­то­ли­ков и уни­а­тов. В на­ча­ле ХVII ве­ка пре­по­доб­ный уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру и по­се­лил­ся в пе­ще­ре непо­да­ле­ку от древ­ней Успен­ской оби­те­ли, слав­ной сво­ей чу­до­твор­ной По­ча­ев­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бра­тия оби­те­ли, по­лю­бив свя­то­го от­шель­ни­ка, из­бра­ли его сво­им игу­ме­ном. Пре­по­доб­ный Иов, рев­ност­но ис­пол­няя долж­ность на­сто­я­те­ля, был кро­ток и лас­ков с бра­тья­ми, сам мно­го ра­бо­тал, са­жал в са­ду де­ре­вья, укреп­лял пло­ти­ны близ мо­на­сты­ря. При­ни­мая де­я­тель­ное уча­стие в за­щи­те пра­во­сла­вия и рус­ской на­род­но­сти, пре­по­доб­ный Иов при­сут­ство­вал на Ки­ев­ском Со­бо­ре 1628 го­да, со­зван­ном про­тив унии. По­сле 1642 го­да пре­по­доб­ный Иов при­нял ве­ли­кую схи­му с име­нем Иоанн. Ино­гда он пол­но­стью за­тво­рял­ся в пе­ще­ре на три дня или на це­лую неде­лю. Иису­со­ва мо­лит­ва бы­ла непре­стан­ным де­ла­ни­ем его крот­ко­го серд­ца. По сви­де­тель­ству уче­ни­ка и со­ста­ви­те­ля жи­тия пре­по­доб­но­го Иова До­си­фея, од­на­жды во вре­мя мо­лит­вы пре­по­доб­но­го пе­ще­ру оси­ял небес­ный свет. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Иов в 1651 го­ду, про­жив бо­лее 100 лет, по­сле пя­ти­де­ся­ти­лет­не­го управ­ле­ния По­ча­ев­ской оби­те­лью. 28 ав­гу­ста 1659 го­да со­вер­ши­лось про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го Иова.

Пре­по­доб­ный Иов По­ча­ев­ский скон­чал­ся 28 ок­тяб­ря 1651 го­да. 28 ав­гу­ста 1833 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Иова бы­ли тор­же­ствен­но от­кры­ты для все­об­ще­го по­кло­не­ния. В 1902 го­ду Свя­тей­ший Си­нод опре­де­лил в этот день об­но­сить свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Иова во­круг Успен­ско­го со­бо­ра По­ча­ев­ской Лав­ры по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии.

Полное житие преподобного Иова, игумена Почаевского

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, ро­дил­ся в Га­ли­ции, в По­кут­ской об­ла­сти, от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей по про­зва­нию Же­ле­зо (око­ло 1551 г.) и на­ре­чен был во свя­том кре­ще­нии Иоан­ном. Жизнь в ро­ди­тель­ском до­ме, как ни бы­ла она крат­ковре­мен­на, име­ла силь­ное вли­я­ние на об­ра­зо­ва­ние бла­го­че­сти­вых на­клон­но­стей и все­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра пре­по­доб­но­го. Ед­ва он вы­учил­ся чи­тать, как уже, ко­неч­но, не без ру­ко­вод­ства ро­ди­те­лей, стал зна­ко­мить­ся с вы­со­ки­ми об­раз­ца­ми нрав­ствен­ной жиз­ни, ка­кие он на­хо­дил преж­де все­го в жиз­ни те­зо­име­ни­то­го ему Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на и по­том в тво­ре­ни­ях пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка и в жи­ти­ях пре­по­доб­ных Сав­вы Освя­щен­но­го и Иоан­на Да­мас­ки­на.

Чте­ние та­ких об­раз­цов вы­со­ко­нрав­ствен­ной жиз­ни не мог­ло не оста­вить сле­да в ду­ше Иоан­на. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что под вли­я­ни­ем та­ко­го чте­ния еще в ро­ди­тель­ском до­ме воз­ник­ли в нем те ду­хов­ные стрем­ле­ния к под­ра­жа­нию вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го по­движ­ни­че­ства, осу­ществ­ле­ни­ем ко­то­рых слу­жит вся по­сле­ду­ю­щая жизнь пре­по­доб­но­го. Прав­да, пре­по­доб­ный был в то вре­мя еще ма­ло­лет­ним; но, нуж­но за­ме­тить, что он от­ли­чал­ся от обык­но­вен­ных маль­чи­ков и, бу­дучи “мал воз­рас­том”, был, по сло­вам пи­са­те­ля жи­тия его До­си­фея, “со­вер­шен ра­зу­мом”. Кро­ме чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, на пре­по­доб­но­го во вре­мя пре­бы­ва­ния его в до­ме ро­ди­те­лей, ко­неч­но, ока­зы­ва­ла вли­я­ние и вся во­об­ще нрав­ствен­ная об­ста­нов­ка в се­мье, жи­вой при­мер доб­ро­де­тель­ной жиз­ни его ро­ди­те­лей. Так, в юную ду­шу пре­по­доб­но­го с ран­них лет все­я­ны бы­ли се­ме­на стро­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра, ка­ки­ми от­ли­чал­ся он всю свою жизнь. Ни­ко­гда сло­во и де­ло, зна­ние и по­ступ­ки не шли у него врозь, но все­гда бы­ло меж­ду ни­ми пол­ное со­от­вет­ствие.

Ду­хов­ные стрем­ле­ния, ка­кие про­яви­лись в пре­по­доб­ном в ро­ди­тель­ском до­ме, не мог­ли по­лу­чить там пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния. Пре­по­доб­но­го влек­ло к уеди­не­нию, к пу­стын­ной по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Вле­че­ние это бы­ло в нем так силь­но, что взя­ло верх над силь­ной лю­бо­вью к ро­ди­те­лям, и он ре­шил­ся оста­вить их, чтобы уда­лить­ся в мо­на­стырь. Ему в это вре­мя бы­ло все­го де­сять лет. Пре­по­доб­ный ушел из до­ма и при­был в Угор­ниц­кий Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь, на­хо­див­ший­ся там же, в Га­ли­ции, в Кар­пат­ских го­рах. При­пав к но­гам игу­ме­на это­го мо­на­сты­ря, он умо­лял его при­нять в чис­ло бра­тии. Чер­ты ли­ца пре­по­доб­но­го по­ка­зы­ва­ли в нем юно­го из­бран­ни­ка Бо­жия, та­ким, по край­ней ме­ре, по­ка­зал­ся он игу­ме­ну, и по­то­му тот с ра­до­стью при­нял его в свою оби­тель.

С вступ­ле­ни­ем в мо­на­стырь на­чи­на­ет­ся для юно­го Иоан­на но­вая жизнь. И в до­ме ро­ди­тель­ском при­вык он к бла­го­че­сти­во­му об­ра­зу жиз­ни, имея пе­ред со­бой жи­вой при­мер в ли­це ро­ди­те­лей, но то бы­ли лю­ди мир­ско­го бла­го­че­стия. Здесь же, в мо­на­сты­ре, пред­ста­ли ему лю­ди, в сво­ем жи­тии ста­ра­ю­щи­е­ся на­гляд­но отоб­ра­зить тот путь жиз­ни, ка­кой на­ри­со­вал­ся в уме Иоан­на от чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, лю­ди бла­го­че­стия по­движ­ни­че­ско­го. Иоанн по­чув­ство­вал, что он по­пал в ту сре­ду, ку­да влек­ли его ду­хов­ные стрем­ле­ния, и вот он дал им пол­ную во­лю, с увле­че­ни­ем на­чав про­хо­дить пер­вые сту­пе­ни по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Не до­воль­ству­ясь од­ним по­слу­ша­ни­ем, на ко­то­рое по­ста­вил его ек­кле­си­арх, юный Иоанн каж­до­му ино­ку ста­рал­ся уго­ждать раз­ны­ми услу­га­ми. Он воз­ра­до­вал­ся, что при­шло на­ко­нец вре­мя вполне вос­поль­зо­вать­ся те­ми уро­ка­ми бо­го­угод­ной жиз­ни, ка­кие по­лу­чил он при чте­нии об­раз­цов ее. Он вспом­нил, что и Иоанн Ле­ствич­ник, при­шед­ши в мо­на­стырь в юных ле­тах (15 л.), услу­жи­вал бра­тии, и что то же са­мое рань­ше его де­лал преп. Иоанн Да­мас­кин. При­мер же преп. Сав­вы Освя­щен­но­го по­буж­дал его к под­ра­жа­нию дру­гим чер­там ино­че­ской жиз­ни.

Имея пред со­бою та­кой при­мер, юный Иоанн вся­кое де­ло ста­рал­ся ис­пол­нять с кро­то­стию и сми­ре­ни­ем и во­об­ще под­ви­зать­ся доб­рым жи­ти­ем и успе­вать в доб­ро­де­те­ли. И та­кие ста­ра­ния его не бы­ли тщет­ны­ми. Ви­дя бла­го­нра­вие, при­мер­ную кро­тость и глу­бо­кое его сми­ре­ние, игу­мен с об­ще­го со­гла­сия по­стриг его в ино­че­ский чин, ко­гда ему бы­ло две­на­дцать лет, и на­звал его Иовом. С это­го вре­ме­ни про­свет­лен­но­му уму юно­го ино­ка пред­стал но­вый нрав­ствен­ный об­ра­зец для под­ра­жа­ния. То был об­ра­зец жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го пра­вед­ни­ка – мно­го­стра­даль­но­го Иова. Юный инок изу­чил этот об­ра­зец и мно­го нрав­ствен­ных черт из жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го Иова осу­ще­ствил в сво­ей соб­ствен­ной ино­че­ской жиз­ни. “Не име­нем толь­ко, – го­во­рит о юном Иове пи­са­тель жи­тия его До­си­фей, – но и са­мым де­лом мно­го­бо­лез­нен­но­му оно­му в Вет­хом За­ве­те Иову бла­жен­ней­ший отец наш Иов не толь­ко упо­до­бил­ся, но, луч­ше ска­жу, во всех про­тив­но­стях жи­тия да­ле­ко пре­взо­шел. По­то­му что у то­го скорбь от скор­би, бо­лезнь от бо­лез­ней рож­да­лись по­пуще­ни­ем Бо­жи­им; этот же доб­ро­воль­но, по соб­ствен­но­му сво­е­му же­ла­нию, то­мил­ся, не ща­дя се­бя, при про­хож­де­нии сте­пе­ней же­сто­чай­ше­го по­движ­ни­че­ско­го жи­тия”.

Жизнь преп. Иова по при­ня­тии им ино­че­ства, на­столь­ко бы­ла чи­ста и без­уко­риз­нен­на, несмот­ря на всю тя­жесть ино­че­ско­го по­дви­га, что До­си­фей в на­пи­сан­ном им жи­тии пре­по­доб­но­го упо­доб­ля­ет его Ан­ге­лу. “Был, – го­во­рит он о пре­по­доб­ном, – инок весь­ма ис­кус­ный, не так ле­та­ми, как доб­ро­де­те­ля­ми укра­шен­ный, жи­вя по­сре­ди бра­тии, как Ан­гел... и с каж­дым днем все бо­лее и бо­лее со­вер­шен­ству­ясь в доб­ро­де­те­ли”. Так умуд­рил­ся пре­по­доб­ный и, несмот­ря на юный воз­раст, стал при­ме­ром и об­раз­цом для бра­тии, сво­им по­ве­де­ни­ем да­вая им ви­деть до­сто­ин­ства и недо­стат­ки их, или, как го­во­рит До­си­фей, “быв всем на по­зор и на поль­зу”.

Та­кое жи­тие пре­по­доб­но­го ино­ка в Угор­ниц­ком Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре про­сла­ви­ло его во всей Га­ли­ции. Не толь­ко про­стой на­род, но и мно­гие знат­ные вель­мо­жи сте­ка­лись в Угор­ниц­кий мо­на­стырь, чтобы взгля­нуть на пре­по­доб­но­го и по­лу­чить от него со­вет для ду­шев­ной поль­зы и на­зи­да­ние или же ис­про­сить от него бла­го­сло­ве­ния и мо­литв. Пре­по­доб­ный не от­ка­зы­вал в прось­бах и на­зи­дал всех при­ме­ром вы­со­ко­го бла­го­че­стия.

Пре­успе­вая день ото дня в доб­ро­де­те­ли и до­стиг­нув со­вер­шен­но­го воз­рас­та, т. е. 30 лет, преп. Иов воз­ве­ден был на сте­пень свя­щен­ства, хо­тя по глу­бо­ко­му сми­ре­нию и дол­го от­ка­зы­вал­ся от это­го са­на; и с тех пор свет по­движ­ни­че­ской и бла­го­че­сти­вой жиз­ни его вос­си­ял еще бо­лее. Он стал из­ве­стен не толь­ко в За­пад­ной Ру­си, но и в стране Поль­ской.

Меж­ду тем в За­пад­ной Ру­си по по­пуще­нию Бо­жию по­сле­до­ва­ло тяж­кое ис­пы­та­ние для пра­во­слав­ной церк­ви. В 1566 г. в Поль­ше и Лит­ве по­яви­лись иезу­и­ты. Эти фа­на­ти­че­ские при­вер­жен­цы ка­то­ли­че­ства вме­сте с нера­зум­ны­ми рев­ни­те­ля­ми по ве­ре – поль­ски­ми маг­на­та­ми на­ча­ли пре­сле­до­вать пра­во­сла­вие и пра­во­слав­ных, вво­дить сре­ди них унию, т. е. ста­рать­ся об­ра­тить их в ка­то­ли­че­ство. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане и их хра­мы пре­да­ва­е­мы бы­ли по­ру­га­нию. Толь­ко свя­тые оби­те­ли бы­ли убе­жи­щем и опло­том го­ни­мо­му пра­во­сла­вию про­тив рев­ни­те­лей ла­тин­ства. По­бор­ник пра­во­сла­вия Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич, князь Острож­ский и Ду­бен­ский, вви­ду это­го по­след­не­го об­сто­я­тель­ства об­ра­тил свое осо­бен­ное вни­ма­ние на внут­рен­нее и внеш­нее бла­го­устрой­ство пра­во­слав­ных оби­те­лей и глав­ным об­ра­зом на под­дер­жа­ние в них ду­ха ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства. Ему хо­те­лось ви­деть в ино­ках, на­хо­дя­щих­ся в этих оби­те­лях, ис­тин­ных мо­на­хов, ка­ки­ми они долж­ны быть по ука­за­ни­ям за­ко­но­по­лож­ни­ков мо­на­ше­ства, – лю­дей в осо­бен­но­сти твер­дых в ве­ре и про­во­дя­щих свои убеж­де­ния в жизнь, – т.е. людь­ми с пол­ным со­от­вет­стви­ем сло­ва, чув­ства и де­ла, стой­ких про­тив со­блаз­нов ино­ве­рия и ере­сей. Он же­лал сде­лать пра­во­слав­ные мо­на­сты­ри, на­хо­дя­щи­е­ся в его об­шир­ных вла­де­ни­ях, рас­сад­ни­ка­ми та­ких ис­тин­ных пред­ста­ви­те­лей пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства, и про­ти­во­по­ста­вить их, с од­ной сто­ро­ны, про­те­стант­ским об­щи­нам, с дру­гой – ка­то­ли­че­ским мо­на­ше­ским ор­де­нам, и в осо­бен­но­сти иезу­ит­ско­му.

Та­ким це­лям кня­зя Острож­ско­го все­го бо­лее со­от­вет­ство­ва­ла бо­го­угод­ная жизнь пр. Иова. Князь Острож­ский знал, что пре­по­доб­ный с дет­ства лю­бил за­ни­мать­ся книж­ным чте­ни­ем и ста­рал­ся под­ра­жать в сво­ей жиз­ни вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го мо­на­ше­ства. Зная это, он не раз об­ра­щал­ся к игу­ме­ну Угор­ниц­ко­го Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря, усерд­но про­ся его от­пу­стить блаж. Иова в Кре­сто­воз­дви­жен­скую оби­тель, на­хо­див­шу­ю­ся в го­ро­де Дуб­но, на ост­ро­ве, – для то­го, чтобы он сво­им при­ме­ром по­ка­зал ино­кам этой оби­те­ли “об­раз тру­до­люб­но­го и бо­го­угод­но­го жи­тия”, чтобы на­зи­дал бра­тию и ру­ко­во­дил ее в ду­хов­ной жиз­ни. С при­скор­би­ем вы­слу­ши­вал эти прось­бы кня­зя игу­мен Угор­ниц­кий; но так как они по­вто­ря­лись непре­стан­но, то дол­жен был от­пу­стить с ми­ром бла­жен­но­го по­движ­ни­ка в Ду­бен­скую оби­тель.

В Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре, ко­неч­но, уже зна­ли о свя­той по­движ­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­но­го Иова по слу­хам, и по­то­му вско­ре по­сле при­бы­тия ту­да по на­сто­я­тель­ным прось­бам всей бра­тии он был из­бран игу­ме­ном это­го мо­на­сты­ря. Это зва­ние на­ла­га­ло на пре­по­доб­но­го но­вые обя­зан­но­сти, ко­то­рые бы­ли в осо­бен­но­сти тя­же­лы из-за угне­тен­но­го со­сто­я­ния пра­во­сла­вия в за­пад­ном крае в то вре­мя и осо­бен­но­го по­ло­же­ния Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря. Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь на­хо­дил­ся воз­ле са­мо­го го­ро­да, од­но­го из вид­ных цен­тров то­гдаш­ней об­ще­ствен­ной жиз­ни, и по необ­хо­ди­мо­сти дол­жен­ство­вал быть све­тиль­ни­ком для окрест­но­го на­се­ле­ния.

Од­на­ко, несмот­ря на все тя­го­сти игу­мен­ско­го слу­же­ния в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре в то вре­мя, пре­по­доб­ный Иов со­гла­сил­ся по­свя­тить се­бя это­му слу­же­нию, ибо на то и зван был он сю­да кня­зем Острож­ским.

Став игу­ме­ном, пре­по­доб­ный Иов преж­де все­го стал за­бо­тить­ся о вос­ста­нов­ле­нии по­ряд­ка в мо­на­стыр­ской жиз­ни, ко­то­рый на­хо­дил­ся в край­нем упад­ке в то вре­мя не в од­ном толь­ко Ду­бен­ском, но и во всех юго-за­пад­ных мо­на­сты­рях то­го вре­ме­ни. Совре­мен­ник пре­по­доб­но­го Иова, быв­ший игу­мен Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры ста­рец Ар­те­мий, пи­сал о то­гдаш­нем об­ще­жи­тии сле­ду­ю­щее: “о об­ще­жи­тель­ном чине об­ре­то­хом пи­са­но от свя­тых, яко преж­де мно­гих лет раз­ру­ши­ся та­ко­вое жи­тель­ство”. Стре­мясь к вос­ста­нов­ле­нию по­ряд­ка в об­ще­жи­тии мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся к Сту­дий­ско­му уста­ву, ко­то­рый стро­и­те­ли мо­на­сты­ря по­ло­жи­ли в ос­но­ву устро­ен­но­го ими мо­на­стыр­ско­го об­ще­жи­тия. По­нят­но, что при то­гдаш­нем со­сто­я­нии об­ще­жи­тия он на­шел мно­го от­ступ­ле­ний от ос­нов­но­го уста­ва мо­на­стыр­ской жиз­ни во вве­рен­ном его по­пе­че­нию мо­на­сты­ре. В Сту­дий­ской оби­те­ли пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, по об­раз­цу ко­то­рой пер­во­на­чаль­но устро­е­на бы­ла оби­тель Кре­сто­воз­дви­жен­ская, с на­ступ­ле­ни­ем Ве­ли­ко­го по­ста мо­на­стыр­ские вра­та за­тво­ря­лись и от­кры­ва­лись для ми­рян толь­ко в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту. В Афон­ском уста­ве 971 го­да, со­став­лен­ном под ре­дак­ци­ей Сту­дий­ско­го игу­ме­на Ев­фи­мия, име­ю­щем сход­ство с Сту­дий­ским уста­вом, пред­пи­сы­ва­лось и для скит­ни­ков и для об­щин­но­жи­те­лей, чтобы в Свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу все, как под­ви­за­ю­щи­е­ся на­едине, так и жи­ву­щие об­щин­но, пре­бы­ва­ли в без­мол­вии и не хо­ди­ли бы друг к дру­гу без бла­го­слов­ной при­чи­ны, или без край­ней нуж­ды, или без по­треб­но­сти вра­че­ва­ния ху­дых и срам­ных по­мыс­лов. Да и са­мим игу­ме­нам не раз­ре­ша­ет­ся в эти свя­тые дни, кро­ме суб­бот, про­из­во­дить ра­бо­ты или яв­но де­лать что-ли­бо дру­гое, кро­ме ду­хов­но­го. Вряд ли со­блю­да­лось все это в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре до игу­мен­ства Иова; меж­ду тем он вос­ста­но­вил этот по­ря­док жиз­ни в мо­на­сты­ре во вре­мя Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы. Есть пре­да­ние, что князь Кон­стан­тин Острож­ский, пи­тая осо­бен­ное ува­же­ние и лю­бовь к Ду­бен­ско­му Кре­сто­воз­дви­жен­ско­му мо­на­сты­рю, на пер­вой неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста уда­лял­ся сю­да для мо­лит­вы и по­ста, при­го­тов­ляя се­бя к ис­по­ве­ди и Свя­то­му При­ча­стию, здесь сбра­сы­вал с се­бя кня­же­ское оде­я­ние и об­ле­кал­ся в ино­че­ское.

За­бо­тясь о воз­вы­ше­нии об­ще­го уров­ня внеш­ней ино­че­ской жиз­ни в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре и по­да­вая ино­кам сво­ею соб­ствен­ною жиз­нью бла­гой при­мер для под­ра­жа­ния, пре­по­доб­ный Иов об­ра­тил так­же боль­шое вни­ма­ние на под­ня­тие внут­рен­ней, ду­хов­ной ино­че­ской жиз­ни во вве­рен­ной ему оби­те­ли.

По­ста­вив на над­ле­жа­щую вы­со­ту ино­че­скую жизнь с внеш­ней ее сто­ро­ны и при­ла­гая усерд­ные ста­ра­ния к воз­вы­ше­нию ее со сто­ро­ны внут­рен­ней, ду­хов­ной, неуто­ми­мый тру­же­ник и св. по­движ­ник, игу­мен Иов не оста­нав­ли­вал­ся на этом. На­плыв ино­вер­цев, ере­ти­ков и сек­тан­тов, вол­но­вав­ших совре­мен­ное преп. Иову пра­во­слав­ное рус­ское об­ще­ство, ука­зы­вал ему на но­вое по­при­ще для его де­я­тель­но­сти, ко­то­рое он не счи­тал для се­бя чуж­дым. Он был да­лек от той мыс­ли, что игу­мен­ское зва­ние обя­зы­ва­ет его к по­пе­че­нию об од­них лишь ис­клю­чи­тель­но мо­на­стыр­ских нуж­дах, хо­тя по­пе­че­ние о них счи­тал пер­вою сво­ею обя­зан­но­стью: он счи­тал сво­им дол­гом стре­мить­ся к то­му, чтобы вве­рен­ный ему мо­на­стырь не од­ною толь­ко доб­ро­де­тель­ной жиз­нью ино­ков по­учал окру­жа­ю­щее мир­ское об­ще­ство, но и учи­тель­ным сло­вом, при­ме­ни­тель­но к об­сто­я­тель­ствам и по­ло­же­нию это­го об­ще­ства. По­это­му он при­ло­жил мно­го уси­лий к об­ли­че­нию иезу­ит­ской про­по­ве­ди, ка­то­ли­че­ства, рез­ко вос­ста­вая про­тив уче­ния о со­вер­ше­нии Та­ин­ства Ев­ха­ри­стии на опрес­но­ках и за­щи­щая упо­треб­ле­ние квас­но­го хле­ба. Еще бо­лее уси­лий на­пра­вил пре­по­доб­ный Иов к об­ли­че­нию про­те­стант­ству­ю­щих сект, ста­ра­ясь предо­хра­нить от них пра­во­слав­ное об­ще­ство.

Та­кая де­я­тель­ность пре­по­доб­но­го Иова в зва­нии игу­ме­на Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря воз­вы­си­ла этот мо­на­стырь над дру­ги­ми Ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми и при­нес­ла ему гром­кую из­вест­ность. Пра­во­слав­ные кня­зья, гос­по­да и на­род с раз­ных мест сте­ка­лись в Ду­бен­скую оби­тель, в осо­бен­но­сти же к са­мо­му бла­жен­но­му игу­ме­ну ее, “сту­жая ему, – как го­во­рит пи­са­тель жи­тия его, – че­стью и по­хва­ла­ми”.

Но су­ет­ная сла­ва ми­ра се­го на­ча­ла сму­щать сми­рен­но­го тру­же­ни­ка и свя­то­го по­движ­ни­ка, не ис­кав­ше­го сла­вы у че­ло­век и же­лав­ше­го иметь сви­де­те­лем тру­дов сво­их и по­дви­гов еди­но­го Тай­но­зри­те­ля Бо­га. При том же лич­ные на­клон­но­сти преп. Иова влек­ли его к уеди­нен­ной, пу­стын­ной жиз­ни, где бы он мог под­ви­зать­ся не в зва­нии на­сто­я­тель­ском, а как про­стой инок. К это­му при­со­еди­ни­лись еще неудо­воль­ствие и неко­то­рые непри­ят­ные столк­но­ве­ния с кня­зем Ду­бен­ским Кон­стан­ти­ном Кон­стан­ти­но­ви­чем Острож­ским, ко­то­рый хо­тя и ува­жал пре­по­доб­но­го, од­на­ко не все­гда дей­ство­вал со­глас­но с его взгля­да­ми. Вслед­ствие все­го это­го пре­по­доб­ный Иов, по­слу­жив по ме­ре сил сво­их и воз­мож­но­сти на поль­зу Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря и воз­вы­сив его пе­ред дру­ги­ми ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми, оста­вил этот мо­на­стырь по­сле два­дца­ти­лет­не­го управ­ле­ния им и уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру, – в ту оби­тель, ко­то­рая те­перь из­вест­на под име­нем По­ча­ев­ской Лав­ры.

Пре­по­доб­ный Иов при­был ту­да в то са­мое вре­мя, ко­гда оби­тель на По­ча­ев­ской го­ре толь­ко еще на­чи­на­ла бла­го­устро­ять­ся по­сле пе­ре­не­се­ния ту­да из до­ма бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри. В оби­те­ли не бы­ло да­же игу­ме­на. По­ча­ев­ские ино­ки чрез­вы­чай­но об­ра­до­ва­лись при­бы­тию пре­по­доб­но­го и ста­ли упра­ши­вать его при­нять над ни­ми игу­мен­ство. Но не для это­го шел на По­ча­ев­скую го­ру Иов. Он ис­кал ме­ста для уеди­нен­ных по­дви­гов, и По­ча­ев­ская го­ра при­вле­ка­ла его сво­им срав­ни­тель­но от­да­лен­ным на­хож­де­ни­ем от шум­ной го­род­ской жиз­ни и пу­стын­но­стью мест­но­сти, то­гда еще быв­шей в без­вест­но­сти и еще не успев­шей про­сла­вить­ся чуд­ною ико­ной Бо­го­ма­те­ри. Не ду­мал пре­под. Иов игу­мен­ство­вать в По­ча­ев­ской оби­те­ли, он хо­тел под­ви­зать­ся здесь про­стым ино­ком; но по сми­ре­нию сво­е­му не мог от­ка­зать­ся от пред­ло­же­ния. К то­му же он на­де­ял­ся, что здесь, в По­ча­ев­ской оби­те­ли, при управ­ле­нии ею, у него оста­нет­ся мно­го вре­ме­ни и для пу­стын­ных уеди­нен­ных по­дви­гов, и что, сле­до­ва­тель­но, слу­жа оби­те­ли, он най­дет воз­мож­ность удо­вле­тво­рять и за­вет­ным стрем­ле­ни­ям сво­ей ду­ши. И вот он со­гла­сил­ся и из­бран был во игу­ме­на.

По­ло­же­ние, в ка­ком на­хо­ди­лась то­гда но­во­со­зи­дав­ша­я­ся По­ча­ев­ская оби­тель, ука­зы­ва­ло пре­по­доб­но­му Иову на за­ня­тия прак­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. В то вре­мя здесь, на ме­сте быв­ше­го пу­стын­но­жи­тель­ства, толь­ко еще на­чи­на­ло устра­и­вать­ся об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный преж­де все­го по­за­бо­тил­ся о по­стро­е­нии ка­мен­но­го хра­ма вме­сто де­ре­вян­но­го, по­стро­ен­но­го древни­ми ино­ка­ми по­ча­ев­ски­ми вбли­зи ска­лы на доб­ро­хот­ные по­да­я­ния жерт­во­ва­те­лей и те­перь при­шед­ше­го в вет­хость. По­за­бо­тил­ся так­же о проч­ном обес­пе­че­нии средств на со­дер­жа­ние мо­на­сты­ря, вы­хло­по­тав при­пис­ку к нему раз­лич­ных зе­мель и уго­дий. Кро­ме то­го, при­ла­гал ста­ра­ние к устрой­ству в мо­на­сты­ре ко­лод­цев, пру­дов, ого­ро­дов, са­дов и т. п. Во всех этих ра­бо­тах он сам с лю­бо­вью при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие. Соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми на­саж­дал он пло­до­вые де­ре­вья, при­ви­вал их, ока­пы­вал. Устро­ен­ный им сад и до се­го вре­ме­ни су­ще­ству­ет у под­но­жия По­ча­ев­ской Лав­ры. Сам же ко­пал он и озе­ро, об­но­ся его пло­ти­на­ми. Озе­ро это так­же су­ще­ству­ет и те­перь за огра­дою мо­на­сты­ря По­ча­ев­ской Лав­ры.

В са­мом на­ча­ле та­ких за­бот и по­пе­че­ний пре­по­доб­но­го Иова, на­прав­лен­ных к со­зи­да­нию и бла­го­устро­е­нию По­ча­ев­ской оби­те­ли, оби­тель эту по­стиг­ло несча­стье. По смер­ти бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской Ан­ны Гой­ской, ко­то­рая вве­ри­ла мо­на­сты­рю хра­не­ние чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри, все вла­де­ния ее пе­ре­шли по на­след­ству к бель­ско­му каш­те­ля­ну, впо­след­ствии сан­до­мир­ско­му во­е­во­де Ан­дрею Фер­лею. Он, бу­дучи лю­те­ран­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, нена­ви­дел По­ча­ев­скую оби­тель и оби­тав­ших в ней ино­ков. По­это­му все­ми ме­ра­ми ста­рал­ся де­лать им при­тес­не­ния: от­нял у них зем­ли, по­жерт­во­ван­ные им Гой­скою, за­пре­тил да­же да­вать во­ду, ко­то­рую ино­ки бра­ли в По­ча­е­ве, так как сво­е­го ко­лод­ца в оби­те­ли то­гда еще не бы­ло; не до­пус­кал усерд­ных бо­го­моль­цев на по­кло­не­ние иконе Бо­го­ма­те­ри и яв­но ху­лил са­му чу­до­твор­ную ико­ну. За­тем, на­ко­нец, же­лая со­вер­шен­но уни­что­жить оби­тель По­ча­ев­скую, он за­ду­мал от­нять у ино­ков ико­ну, пред­по­ла­гая, что они, ли­шась ее, не оста­нут­ся на ме­сте и разой­дут­ся в раз­ные сто­ро­ны. В 1623 го­ду, 19-го июня, он по­слал сво­е­го слу­гу Гри­го­рия Ко­зен­ско­го с во­и­на­ми-лю­те­ра­на­ми в По­ча­ев­скую оби­тель с ору­жи­ем, при­ка­зав раз­гра­бить ее. Гри­го­рий, во­рвав­шись в мо­на­стырь, устре­мил­ся в храм и по­хи­тил чу­до­твор­ную ико­ну Бо­го­ма­те­ри и вме­сте с нею все цер­ков­ные цен­но­сти, ка­кие толь­ко на­шел в хра­ме: со­су­ды, свя­щен­ные одеж­ды, зо­ло­то, се­реб­ро, жем­чу­ги и все се­реб­ря­ные изо­бра­же­ния, при­не­сен­ные в храм те­ми, ко­то­рые по мо­лит­вам чу­до­твор­ной иконе Бо­го­ма­те­ри ис­це­ле­ны бы­ли от раз­ных бо­лез­ней. Огра­бив все со­кро­ви­ща мо­на­сты­ря, Гри­го­рий при­вез их вме­сте с ико­ною Бо­го­ма­те­ри в го­ро­док Ко­зин в име­ние Ан­дрея Фер­лея. Фер­лей чрез­вы­чай­но об­ра­до­вал­ся та­ко­му без­бож­но­му де­лу и, не зная, что еще пред­при­нять к по­ру­га­нию свя­ты­ни, ре­шил­ся на сле­ду­ю­щий ко­щун­ствен­ный по­сту­пок. Он при­звал свою же­ну, на­дел на нее свя­щен­ные одеж­ды, дал в ру­ки свя­той по­тир (ча­шу), и она в та­ком ви­де при боль­шом со­бра­нии го­стей ста­ла ху­лить Бо­го­ма­терь и див­ную Ее ико­ну.

То­гда Са­ма Вла­ды­чи­ца при­шла на по­мощь пре­по­доб­но­му игу­ме­ну По­ча­ев­ско­му Иову и бра­тии. За ко­щун­ствен­ное об­ра­ще­ние со Сво­ей ико­ной Она пре­да­ла же­ну Фер­ле­е­ву тяж­кой бо­лез­ни, ко­то­рая не пре­кра­ща­лась до тех пор, по­ка чу­до­твор­ная ико­на не бы­ла воз­вра­ще­на в По­ча­ев­ский мо­на­стырь; утварь же и со­кро­ви­ща цер­ков­ные так и оста­лись в ру­ках свя­то­тат­ца.

На­де­ясь на по­мощь выш­ней По­кро­ви­тель­ни­цы го­ры, Иов с та­ким же усер­ди­ем, как и ра­нее, по ме­ре сил сво­их ста­рал­ся о вос­со­зда­нии оби­те­ли, и на­деж­да не по­сра­ми­ла пре­по­доб­но­го. Чу­де­са, ко­то­рые сно­ва ста­ла ис­то­чать ико­на всем, с ве­рою к ней при­те­ка­ю­щим, ста­ли с пре­кра­ще­ни­ем непри­я­тель­ских на­па­де­ний при­вле­кать в оби­тель бо­го­моль­цев. Сно­ва воз­рас­та­ла оби­тель По­ча­ев­ская. Мно­гие бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане со­чув­ствен­но от­но­си­лись к тру­дам и за­бо­там Иова об оби­те­ли и по­мо­га­ли ей сво­и­ми ма­те­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми на бла­го­ле­пие ее и бла­го­укра­ше­ние.

За­бо­ты пре­по­доб­но­го Иова о бла­го­устрой­стве оби­те­ли не ме­ша­ли ему, как ра­нее и пред­по­ла­гал он, пре­да­вать­ся по­дви­гам по­движ­ни­че­ским. Ес­ли уже в юном воз­расте, под­ви­за­ясь в Угор­ниц­ком Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре, пре­по­доб­ный удив­лял сво­их спо­движ­ни­ков и жил “как Ан­гел” сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии, “быв всем на по­зор и на поль­зу”, то что ска­зать о по­дви­гах его те­перь, ко­гда он уже умуд­рил­ся в по­движ­ни­че­стве? Пре­по­доб­ный Иов, раз из­брав се­бе об­раз­цы для под­ра­жа­ния по­движ­ни­че­ско­го, остал­ся ве­рен им и те­перь.

“Что ска­зать, – го­во­рит о нем До­си­фей, – о нощ­ных по­дви­гах его мо­литв, ко­то­рые со­вер­шал он с усерд­ным ко­ле­но­пре­кло­не­ни­ем? В пе­ще­ре, в ко­то­рой он под­ви­зал­ся, до сих пор оста­ют­ся сле­ды его ко­ле­но­пре­кло­не­ний. Ча­сто уеди­ня­ясь в эту пе­ще­ру, он ино­гда в про­дол­же­ние трех дней, а ино­гда и в про­дол­же­ние це­лой неде­ли пре­бы­вал в мо­лит­вен­ных по­дви­гах и по­сте, пи­та­ясь обиль­но сле­за­ми уми­ле­ния, из­ли­ва­е­мы­ми от чи­сто­го серд­ца, и при­леж­но мо­лясь о бла­го­со­сто­я­нии и спа­се­нии ми­ра”.

Пре­по­доб­ный Иов по при­ме­ру древ­них мол­чаль­ни­ков был на­столь­ко мол­ча­лив, что по вре­ме­нам с тру­дом мож­но бы­ло услы­шать от него что-ни­будь дру­гое, кро­ме мо­лит­вы, ко­то­рая по­сто­ян­но ис­хо­ди­ла из уст его: “Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя”. Кро­ме по­ста, непре­стан­ной мо­лит­вы, ко­ле­но­пре­кло­не­ний, слез и мол­ча­ния, – бра­то­лю­бие, глу­бо­кое сми­ре­ние, по­слу­ша­ние, кро­тость и ми­ло­сер­дие со­став­ля­ли от­ли­чи­тель­ные ка­че­ства бла­жен­но­го по­движ­ни­ка. От по­сто­ян­ных тру­дов и по­дви­гов плоть пре­по­доб­но­го Иова бы­ла из­мож­де­на, и те­ло его, и осо­бен­но но­ги ис­пол­не­ны бы­ли язв, так что он с апо­сто­лом мог ска­зать: “аз яз­вы Гос­по­да Иису­са на те­ле мо­ем но­шу” (Гал.6,17).

Стро­гий и взыс­ка­тель­ный к са­мо­му се­бе, пре­по­доб­ный Иов по люб­ви к ближ­ним был снис­хо­ди­те­лен к немо­щам дру­гих и крайне незло­бив. Вот до­ка­за­тель­ство его незло­бия: од­на­жды в глу­бо­кую ночь, про­хо­дя ми­мо гум­на, уви­дел он че­ло­ве­ка, по­хи­щав­ше­го мо­на­стыр­скую пше­ни­цу, и так неждан­но по­до­шел к по­хи­ти­те­лю, что тот и ша­гу не мог сде­лать от на­пол­нен­но­го пше­ни­цею меш­ка. За­стиг­ну­тый на ме­сте пре­ступ­ле­ния, по­хи­ти­тель не столь­ко ис­пу­гал­ся, сколь­ко усты­дил­ся пре­по­доб­но­го и в оце­пе­не­нии сто­ял пред ним непо­движ­но, как ка­мень. По­том пал к но­гам его и умо­лял ни­ко­му не рас­ска­зы­вать о его по­ступ­ке, бо­ясь про­слыть за во­ра, меж­ду тем как ра­нее все счи­та­ли его чест­ным че­ло­ве­ком и ува­жа­ли его. Незло­би­вый ста­рец не угро­жал ви­нов­но­му ни­чем, но еще сам соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми по­мог по­хи­ти­те­лю под­нять на пле­чо ме­шок с пше­ни­цей, сде­лав ему при этом на­став­ле­ние о том, как предо­су­ди­тель­но по­хи­ще­ние чу­жой соб­ствен­но­сти и, при­вед­ши ему на па­мять за­по­ве­ди Бо­жии и Страш­ный Суд Гос­по­день, на ко­то­ром он дол­жен бу­дет дать от­чет в сво­ем по­ступ­ке, с ми­ром от­пу­стил его.

Так в под­ра­жа­нии свя­тым древним по­движ­ни­кам Хри­сто­вым под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский Иов. Мно­же­ство по­дви­гов его, как за­ме­ча­ет пи­са­тель жи­тия его, “мож­но упо­до­бить раз­ве без­чис­лен­но­му мно­же­ству звезд на твер­ди небес­ной, и они из­вест­ны еди­но­му Бо­гу, про­зи­ра­ю­ще­му в тай­ные из­ги­бы сер­дец че­ло­ве­че­ских”.

Сре­ди за­бот о бла­го­устро­е­нии По­ча­ев­ской оби­те­ли и по­движ­ни­че­ских тру­дов пре­по­доб­ный Иов на­хо­дил вре­мя и для ду­хов­но-про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти. Пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский в 1628 г. при­ни­мал уча­стие в Ки­ев­ском Со­бо­ре, за­ста­вив­шем из­вест­но­го от­ступ­ни­ка от пра­во­сла­вия Ме­ле­тия Смот­риц­ко­го от­речь­ся от сво­их за­блуж­де­ний. Вме­сте с дру­ги­ми ли­ца­ми, при­сут­ство­вав­ши­ми на со­бо­ре, Иов под­пи­сал со­бор­ное опре­де­ле­ние, в ко­то­ром за­явил, что он “твер­до сто­ит в пра­во­слав­ной ве­ре, не мыс­лит об от­ступ­ле­нии в унию и под клят­вою обе­ща­ет­ся не от­сту­пать и к то­му же уве­ще­вать весь пра­во­слав­ный на­род”.

Пре­по­доб­ный Иов – в ве­ли­кой схи­ме Иоанн. Несмот­ря на неустан­ные за­бо­ты о мо­на­стыр­ском бла­го­устрой­стве, на же­сто­кие по­движ­ни­че­ские тру­ды и на всю во­об­ще пол­ную неусып­ной де­я­тель­но­сти жизнь, пре­по­доб­ный до­жил до 100 лет и, пред­ска­зав день смер­ти сво­ей за неде­лю, ти­хо, без вся­ких стра­да­ний по­чил 28 ок­тяб­ря 1651 г., оста­вив как в оби­те­ли По­ча­ев­ской, так и во всей стране Во­лын­ской бла­го­го­вей­ное вос­по­ми­на­ние о неусып­ных мо­лит­вах, непод­ра­жа­е­мом тру­до­лю­бии и вы­со­ких сво­их доб­ро­де­те­лях. По­чил он в уеди­не­нии, так как под ко­нец сво­ей жиз­ни, имен­но в 1649 г., чув­ствуя сла­бость сил сво­их, сдал игу­мен­скую долж­ность от­цу Са­му­и­лу (Доб­рян­ско­му), про­дол­жая, од­на­ко, и по­сле это­го име­но­вать­ся игу­ме­ном По­ча­ев­ским.

Те­ло пре­по­доб­но­го по­сле по­гре­бе­ния оста­ва­лось в зем­ле семь лет. По­том мно­гие на­ча­ли за­ме­чать ис­хо­див­ший из мо­ги­лы его свет, и сам он три­жды во сне яв­лял­ся пра­во­слав­но­му мит­ро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му Ди­о­ни­сию Ба­ла­ба­ну и уве­ще­вал его от­крыть мо­щи, ле­жав­шие под спу­дом. В 1659 г. 8 ав­гу­ста мит­ро­по­лит Ди­о­ни­сий с ар­хи­манд­ри­том Фе­о­фа­ном и с бра­ти­ею оби­те­ли от­кры­ли гроб пре­по­доб­но­го, и свя­тые мо­щи его об­ре­те­ны бы­ли нетлен­ны­ми. С по­до­ба­ю­щей че­стию, при мно­го­чис­лен­ном со­бра­нии на­ро­да, пе­ре­не­се­ны бы­ли они в ве­ли­кую цер­ковь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и по­ло­же­ны в па­пер­ти.

С тех пор от мо­щей пре­по­доб­но­го Иова по­тек­ли ис­це­ле­ния, о чем мож­но про­чи­тать в его жи­тии.

Со вре­ме­ни пре­по­доб­но­го Иова утвер­жден­ная им оби­тель По­ча­ев­ская ис­пы­та­ла мно­го бед­ствий. В осо­бен­но­сти па­мят­но для нее и ни­ко­гда не из­гла­дит­ся из ле­то­пи­сей ее од­но: в пе­ри­од во­дво­ре­ния унии в Юго-За­пад­ной Рос­сии По­ча­ев­ская оби­тель не усто­я­ла про­тив уни­а­тов и в 1720 г. бы­ла от­ня­та ими у пра­во­слав­ных – здесь по­се­ли­лись уни­ат­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи. Во вла­де­нии уни­а­тов пра­во­слав­ная оби­тель на­хо­ди­лась до 1831 г. В этом го­ду по­ча­ев­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи за их воз­му­ти­тель­ное по­ве­де­ние во вре­мя поль­ско­го мя­те­жа и за воз­буж­де­ние на­ро­да к вос­ста­нию бы­ли уда­ле­ны из По­ча­ев­ской оби­те­ли по по­ве­ле­нию в Бо­зе по­чив­ше­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча, и оби­тель воз­вра­ще­на пра­во­слав­ным. Пер­вым на­сто­я­те­лем По­ча­ев­ско­го мо­на­сты­ря по пе­ре­хо­де его к пра­во­слав­ным был прео­свя­щен­ный епи­скоп Во­лын­ский Ам­вро­сий, ко­то­рый из­брал сво­им на­мест­ни­ком кре­ме­нец­ко­го про­то­и­е­рея Гри­го­рия Ра­фаль­ско­го, впо­след­ствии вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Ан­то­ния, мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го и Санкт-Пе­тер­бург­ско­го.

Па­мять пре­по­доб­но­го Иова праз­ну­ет­ся в По­ча­ев­ской Лав­ре три­жды в год: 19 мая – в день па­мя­ти Иова Мно­го­стра­даль­но­го; 10 сен­тяб­ря – в день об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Иова; 10 но­яб­ря – в день его кон­чи­ны. (Да­ты ука­за­ны по но­во­му сти­лю.)

И в на­ши дни чест­ные мо­щи обиль­но ис­то­ча­ют чу­де­са во сла­ву Трии­по­стас­но­го Бо­га, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и по­кло­не­ние, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

 

 

***

 

 

Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах (прп. Феодосия) почивающих

Картинки по запросу Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах (прп. Феодо́сия) почивающих

 

Агафо́н Печерский, прп. Акинди́н Печерский, прп. Аммо́н Печерский, странник, затворник, прп. Амфило́хий Печерский, Владимиро-Волынский, свт. Анато́лий Печерский, затворник, прп. Арсе́ний Печерский, Трудолюбивый, прп. Афана́сий Печерский, затворник, прп. Ахи́ла Печерский, прп. Вениами́н Печерский, затворник, прп. Влади́мир (Богоявленский), Киевский, сщмч. Геро́нтий Печерский, канонарх, прп. Григо́рий Печерский, затворник, прп. Дании́л Печерский, старец, прп. Диони́сий Печерский, Щепа, прп. Досифе́й Печерский, прп. Евло́гий Печерский, старец, прп. Евфи́мий Печерский, прп. Заха́рия Печерский, постник, прп. Зино́н Печерский, постник, прп. Игна́тий Печерский, прп. Иларио́н Печерский, прп. Ио́сиф Печерский, Многоболезненный, прп. Ипа́тий Печерский, целебник, прп. Иси́дор Печерский, затворник, прп. Кассиа́н Печерский, затворник, прп. Лавре́нтий Печерский, затворник, прп. Лео́нтий Печерский, канонарх, прп. Ло́нгин Печерский, вратарь, Трудолюбивый, прп. Лукиа́н Печерский, сщмч. Макарий Печерский, прп. Марда́рий Печерский, затворник, прп. Марти́рий Печерский, прп. Марти́рий Печерский, затворник, прп. Мерку́рий Печерский, постник, прп. Моисе́й Печерский, прп. Не́стор Печерский, Некнижный, прп. Павел Печерский, Послушли́вый, прп. Павел Тобольский, свт. Паи́сий Печерский, прп. Па́мва Печерский, затворник, прп. Панкра́тий Печерский, затворник, прп. Пафну́тий Печерский, затворник, прп. Пи́мен Печерский, постник, прп. Пио́р Печерский, затворник, прп. Руф Печерский, затворник, прп. Силуа́н Печерский, прп. Сисо́й Печерский, прп. Софро́ний Печерский, затворник, прп. Тимофе́й Печерский, прп. Тит Печерский, бывший воин, прп. Фео́дор Васильевич Острожский, Печерский, князь, прп. Фео́дор Печерский, Молчаливый, прп. Феодо́сий Печерский, прп. Фео́фил Печерский, Новгородский, прп. Филаре́т Киевский (Амфитеатров), в схиме Феодо́сий, свт.

Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Ближних пещерах (прп. Антония) почивающих

 

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 67 раз

Календарь


« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

За рубежом

Аналитика

Политика