Пятница, 27 Сентября 2019 12:02

ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНОГО и ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ. Преставление свт. Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского (407)

В этот день пра­во­слав­ные хри­сти­а­не вс­по­ми­на­ют два со­бытия. Как го­во­рит Свя­щен­ное Пре­да­ние, Крест был най­ден в 326 го­ду в Иеру­са­ли­ме. Про­изо­шло это око­ло го­ры Гол­го­фы, где был рас­пят Спа­си­тель. И вто­рое со­бытие — воз­вра­ще­ние Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста из Пер­сии, где он на­хо­дил­ся в пле­ну. В VII ве­ке его вер­нул в Иеру­са­лим гре­че­ский им­пе­ра­тор Ирак­лий. Оба со­бытия объеди­ня­ет в на­зва­нии празд­ни­ка то, что об­ре­тен­ный Крест пе­ред на­ро­дом воз­дви­га­ли, то есть под­ни­ма­ли.

Празд­ник Воз­дви­же­ния, по­свя­щен­ный Кре­сту Хри­сто­ву, выра­жа­ет ли­тур­ги­че­ский (бо­го­слу­жеб­ный) ас­пект по­чи­та­ния хри­сти­а­на­ми Гол­гоф­ско­го Кре­ста как ору­дия спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. На­зва­ние ука­зы­ва­ет на тор­же­ствен­ное под­ня­тие Кре­ста вверх ("воз­дви­же­ние") по­сле об­на­ру­же­ния его в зем­ле. Это един­ствен­ный дву­на­де­ся­тый празд­ник (т. е. один из две­на­дца­ти ве­ли­чай­ших празд­ни­ков го­до­во­го цик­ла), исто­ри­че­ской ос­но­вой ко­то­ро­го яви­лись не только но­во­за­вет­ные со­бытия, но и бо­лее позд­ние – из об­ла­сти цер­ков­ной исто­рии.

Рож­де­ние Бо­го­ма­те­ри, празд­но­вав­ше­е­ся ше­стью дня­ми ра­нее, – пред­д­ве­рие тай­ны во­пло­ще­ния Бо­га на зем­ле, а Крест воз­ве­ща­ет о Его бу­ду­щей жерт­ве. По­это­му празд­ник Кре­ста то­же сто­ит в на­ча­ле цер­ков­но­го го­да (14/27 сен­тяб­ря).

* * *

С празд­ни­ком Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня Пра­во­слав­ная Цер­ковь со­еди­ня­ет бла­го­го­вей­ное и бла­го­дар­ное вос­по­ми­на­ние о са­мом Кре­сте, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель, и от­рад­но-груст­ное вос­по­ми­на­ние со­бытий об­ре­те­ния чест­но­го и до­сто­по­кло­ня­е­мо­го дре­ва это­го Кре­ста Гос­под­ня.

В этот день Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­гла­ша­ет ве­ру­ю­щих воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние Чест­но­му и Жи­во­тво­ря­ще­му Кре­сту, на ко­то­ром Гос­подь наш и Спа­си­тель пе­ре­нес ве­ли­чай­шие стра­да­ния ра­ди на­ше­го спа­се­ния.

На этом Кре­сте, по сло­вам цер­ков­ных пес­но­пе­ний, «смерть умерщ­в­ля­ет­ся и ны­не пу­ста яви­ся», на нем «со­де­ла спа­се­ние Пред­веч­ный Царь по­сре­ди зем­ли» и им осу­ществ­ле­на «веч­ная прав­да»; для нас же Крест Хри­стов – бо­же­ствен­ная лест­ни­ца, «ею­же вос­хо­дим на не­бе­са»; спа­си­тель­ное это дре­во – «ору­жие ми­ра, не­по­бе­ди­мая по­бе­да», ко­то­рое «воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство, яже преж­де враг сла­стию украд, из­гна­ны нас от Бо­га со­тво­ри», и мы – «зем­нии обо­жи­хом­ся» и «вси к Бо­гу при­вле­ко­хом­ся». Как же нам не бла­го­да­рить Гос­по­да в этот празд­ник, воз­да­вая по­кло­не­ние Кре­сту Хри­сто­ву, ко­то­рый явил­ся для нас «за­ря­ми не­тлен­ны­ми» на­ше­го спа­се­ния, ко­то­рым от­крыт для нас до­ступ в цар­ство Бо­жие, к не­бес­но­му бла­жен­ству, че­рез ко­то­рый мы по­лу­чи­ли «бес­смерт­ную пи­щу»!

По сло­вам од­но­го ве­ли­ко­го от­ца Церк­ви, «Крест – гла­ва на­ше­го спа­се­ния; Крест – при­чи­на бес­чис­лен­ных благ. Че­рез не­го мы, быв­шие преж­де бес­слав­ны­ми и от­вер­жен­ны­ми Бо­гом, те­перь при­ня­ты в чис­ло сы­нов; че­рез не­го мы уже не оста­ем­ся в за­блуж­де­нии, но по­зна­ли исти­ну; че­рез не­го мы, преж­де по­кла­няв­ши­е­ся де­ре­вьям и кам­ням, те­перь по­зна­ли Спа­си­те­ля всех; че­рез не­го мы, быв­шие ра­ба­ми гре­ха, при­ве­де­ны в сво­бо­ду пра­вед­но­сти, че­рез не­го зем­ля, на­ко­нец, сде­ла­лась не­бом». Крест – «твер­ды­ня свя­тых, свет всей все­лен­ной. Как в до­ме, объя­том тьмою, кто-ни­будь, за­жег­ши све­тиль­ник и по­ста­вив его на воз­вы­ше­нии, про­го­ня­ет тьму, так и Хри­стос во все­лен­ной, объя­той мра­ком, во­дру­зив Крест, как бы не­ко­то­рый све­тиль­ник, и под­няв его вы­со­ко, рас­се­ял весь мрак на зем­ле. И как све­тиль­ник со­дер­жит свет ввер­ху на сво­ей вер­ши­не, так и Крест ввер­ху на сво­ей вер­ши­не имел си­я­ю­щее Солн­це прав­ды» – на­ше­го Спа­си­те­ля1.

Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня«Воз­дви­же­ние Кре­ста Гос­под­ня»

Вот чем яв­ля­ет­ся для нас Крест Хри­стов, и мы свя­то и бла­го­го­вей­но долж­ны по­чи­тать и по­чи­та­ем его. Каж­дый из нас всю жизнь свою освя­ща­ет кре­стом и крест­ным зна­ме­ни­ем. С ран­не­го дет­ства и до са­мой смер­ти каж­дый хри­сти­а­нин но­сит на се­бе, на гру­ди сво­ей крест как зна­ме­ние Хри­сто­вой по­бе­ды и на­шей за­щи­ты и си­лы; каж­дое де­ло мы на­чи­на­ем и окан­чи­ва­ем крест­ным зна­ме­ни­ем, де­лая все во сла­ву Хри­сто­ву. Как та­кую за­щи­ту и охра­ну, мы на­чер­ты­ва­ем зна­ме­ние кре­ста на всем для нас до­ро­гом и свя­том, и на сво­их до­мах, и на сте­нах, и на две­рях. Крест­ным зна­ме­ни­ем мы на­чи­на­ем день, и с крест­ным зна­ме­ни­ем мы по­гру­жа­ем­ся в сон, за­кан­чи­ва­ем день.

Те­перь крест – на­ша ве­ли­чай­шая свя­ты­ня, на­ша сла­ва, наш ду­хов­ный все­по­беж­да­ю­щий меч, и та­ким его сде­лал для нас Хри­стос сво­ей смер­тью и сво­и­ми стра­да­ни­я­ми на Кре­сте.

Спа­си­тель при­нял на Кре­сте му­чи­тель­ней­шую из каз­ней, «гре­хи на­ша воз­не­се на Те­ле Сво­ем на дре­во» (1Пет.2:24), «сми­рил Се­бе, по­слуш­лив быв да­же до смер­ти, смер­ти же крест­ныя» (Флп.2:8). Ка­кое, в са­мом де­ле, по­ра­зи­тель­ное, пре­вы­ша­ю­щее че­ло­ве­че­ское по­ни­ма­ние зре­ли­ще. «Вот, – вос­пе­ва­ет се­го­дня Цер­ковь, – Вла­дыка тва­ри и Гос­подь сла­вы при­гвож­да­ет­ся на Кре­сте и про­бо­да­ет­ся в реб­ра; Сла­дость Церк­ви вку­ша­ет желчь и оцет; По­кры­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми об­ла­га­ет­ся тер­но­вым вен­цом и оде­ва­ет­ся одеж­дой по­ру­га­ния; Со­з­дав­ший ру­кою че­ло­ве­ка за­у­ша­ет­ся тлен­ною ру­кою; Оде­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми при­ни­ма­ет уда­ры по пле­чам, при­ни­ма­ет за­пле­ва­ния и ра­ны, по­но­ше­ния и за­у­ше­ния и все тер­пит ра­ди нас, осуж­ден­ных» (сти­хи­ра). Как же мы, обла­го­де­тельство­ван­ные крест­ной смер­тью и стра­да­ни­я­ми Спа­си­те­ля, мо­жем не пре­кло­нять­ся в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те пе­ред «треб­ла­жен­ным дре­вом, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь», не чтить свя­то Крест, – на­шу сла­ву, на­шу по­бе­ду во Хри­сте и со Хри­стом.

Та­кое вы­со­кое и свя­щен­ное зна­че­ние Кре­ста Гос­под­ня, есте­ствен­но, де­ла­ло в гла­зах хри­сти­ан ве­ли­чай­шей свя­ты­ней и са­мое дре­во Кре­ста Гос­под­ня, тот са­мый де­ре­вян­ный крест, на ко­то­ром был рас­пят Спа­си­тель. Но пер­во­на­чаль­но этот свя­той Крест не был со­хра­нен хри­сти­а­на­ми, не был до­сто­я­ни­ем ве­ру­ю­щих, в те­че­ние це­лых трех сто­ле­тий не бы­ло да­же из­вест­но точ­но ме­сто, где эта хри­сти­ан­ская свя­ты­ня укрыта. По рав­вин­ско­му пред­пи­са­нию, «ка­мень, ко­то­рым кто-ни­будь был убит, де­ре­во, на ко­то­ром кто-ли­бо был по­ве­шен, меч, ко­то­рым кто-ни­будь был обез­глав­лен, и ве­рев­ка, ко­то­рой кто-ни­будь был за­ду­шен, долж­ны быть по­гре­бе­ны вме­сте с каз­нен­ны­ми»2. Но, не го­во­ря о том, что Спа­си­тель был пре­дан смер­ти по за­ко­нам рим­ской каз­ни, это тре­бо­ва­ние рав­вин­ско­го за­ко­на не мог­ло быть ис­пол­не­но в от­но­ше­нии ко Хри­сто­ву Кре­сту еще и по­то­му, что пре­чи­стое те­ло Спа­си­те­ля бы­ло по­гре­бе­но ру­ка­ми Его уче­ни­ков и дру­зей. Во вся­ком слу­чае, весь­ма ве­ро­ят­но, что все три кре­ста (Спа­си­те­ля и двух раз­бой­ни­ков) бы­ли по­ло­же­ны или за­рыты вбли­зи от ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Бла­го­го­вей­ная па­мять не­по­сред­ствен­ных сви­де­те­лей и оче­вид­цев рас­пя­тия Спа­си­те­ля – Его лю­бя­щих уче­ни­ков и уче­ниц, ко­неч­но, свя­то хра­ни­ла сво­им по­чи­та­ни­ем и по­кло­не­ни­ем это ме­сто. Ни­ка­кие по­сле­ду­ю­щие об­сто­я­тельства жиз­ни пер­вых хри­сти­ан, как бы тя­же­лы для них эти об­сто­я­тельства ни бы­ли, не мог­ли заста­вить их за­быть ме­ста, освя­щен­ные ве­ли­чай­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. Впо­след­ствии хра­ни­те­ля­ми вос­по­ми­на­ний о свя­тых ме­стах смер­ти и по­гре­бе­ния Спа­си­те­ля бы­ли пер­вые иеру­са­лим­ские еписко­пы и по­сле­ду­ю­щие хри­сти­а­не. Уже св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский сви­де­тельству­ет, что со вре­мен апо­стольских на­ча­лись пу­те­ше­ствия в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния ме­стам, освя­щен­ным вос­по­ми­на­ни­я­ми о раз­ных со­быти­ях зем­ной жиз­ни Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста3. Взя­тие и раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том4 в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни из­ме­ни­ли мно­гие ме­ста го­ро­да, – мог­ли под­верг­нуть­ся из­ме­не­нию, за­сы­па­нию му­со­ром и раз­ва­ли­на­ми так­же и свя­щен­ные ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Кро­ме то­го, исто­рик IV в. Ев­се­вий сви­де­тельству­ет, что вра­ги хри­сти­ан – языч­ни­ки – при­ни­ма­ли ме­ры к то­му, что­бы скрыть и да­же осквер­нить свя­тые для хри­сти­ан ме­ста; что не­че­сти­вые лю­ди с на­ро­чи­той безум­ной це­лью со­вер­шен­но из­ме­ни­ли вид мест­но­сти Гол­го­фы и свя­то­го Гро­ба. Свя­тую пе­ще­ру они за­сы­па­ли му­со­ром, на­сыпь свер­ху вы­мо­сти­ли кам­нем и здесь воз­двиг­ли ал­тарь бо­ги­ни сла­до­страст­ной люб­ви5. Дру­гие исто­ри­ки сви­де­тельству­ют, что осо­бен­но ста­рал­ся осквер­нять все свя­тые ме­ста бе­сов­ски­ми идо­ла­ми и жерт­ва­ми не­че­сти­вый им­пе­ра­тор рим­ский Ад­ри­ан (117–138 гг. по Р.Х.). Воз­двиг­нув на ме­сте ра­зо­рен­но­го Ти­том Иеру­са­ли­ма го­род, он ве­лел за­сы­пать гроб Гос­по­день зем­лей и мно­же­ством кам­ней, а на той го­ре, где был рас­пят Спа­си­тель (на «ска­ле Кре­ста»), он по­стро­ил храм язы­че­ской бо­ги­не рас­пут­ства Ве­не­ре и по­ста­вил ее идол, а над Гро­бом Гос­под­ним по­ста­вил идол Юпи­те­ра. Но ни раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том, ни вос­ста­нов­ле­ние его Ад­ри­а­ном не мог­ли так из­ме­нить го­род и свя­тые ме­ста, что­бы бла­го­го­вей­но пом­нив­шие эти ме­ста хри­сти­а­не не узна­ли бы их, не мог­ли бы их найти. А стрем­ле­ния не­че­стив­цев и языч­ни­ков осквер­нить и скрыть эти ме­ста до­сти­га­ли со­вер­шен­но об­рат­ной це­ли: сво­и­ми на­сы­пя­ми и идольски­ми со­ору­же­ни­я­ми они проч­но от­ме­ча­ли эти ме­ста, де­ла­ли не­воз­мож­ным за­б­ве­ние их ве­ру­ю­щи­ми и да­же са­ми­ми языч­ни­ка­ми. Так раз­ру­ша­ет Гос­подь «со­ве­ты не­че­сти­вых» и са­мое зло люд­ское об­ра­ща­ет к бла­гу Церк­ви сво­ей!

Бла­го­го­вей­но хра­ни­мое в па­мя­ти ве­ру­ю­щих и проч­но от­ме­чен­ное языч­ни­ка­ми, хо­тя и осквер­нен­ное ими, свя­тое ме­сто смер­ти Гос­под­ней оста­ва­лось в не­при­кос­но­вен­но­сти до вре­ме­ни ца­ря Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го. Этот хри­сто­лю­би­вый им­пе­ра­тор, еще бу­дучи внеш­не языч­ни­ком, а по де­я­тель­но­сти яв­ля­ясь хри­сти­ан­ским го­су­да­рем, имел ос­но­ва­ния осо­бен­но чтить Крест Хри­стов. Это зна­мя Хри­сто­вой по­бе­ды, по Бо­же­ствен­но­му устро­е­нию, три­жды по­слу­жи­ло для Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го зна­ме­ни­ем его по­бе­ды над вра­га­ми. В 312 г. Кон­стан­тин во­е­вал про­тив же­сто­ко­го Мак­сен­тия, во­ца­рив­ше­го­ся в Ри­ме, пре­сле­до­вав­ше­го и уби­вав­ше­го хри­сти­ан, про­во­див­ше­го не­че­сти­вую жизнь. По сло­вам то­г­даш­не­го исто­ри­ка (Ев­се­вия), Мак­сен­тий, го­то­вясь к борь­бе с Кон­стан­ти­ном, при­бе­гал к раз­ным вол­шеб­ствам и суе­вер­ным об­ря­дам; Кон­стан­тин же, не со­всем по­ла­га­ясь на си­лу сво­е­го вой­ска, чув­ство­вал не­об­хо­ди­мость в сверхъесте­ствен­ной по­мо­щи над вра­гом, а по­то­му раз­мыш­лял о том, ка­ко­му Бо­гу он дол­жен мо­лить­ся об этой по­мо­щи. В эту тя­же­лую ми­ну­ту вс­пом­нил Кон­стан­тин о том, что его отец Кон­стан­ций, ока­зы­вав­ший по­кро­ви­тельство хри­сти­а­нам, поль­зо­вал­ся бла­го­со­сто­я­ни­ем, то­г­да как го­ни­те­ли хри­сти­ан име­ли бед­ствен­ную кон­чи­ну, – и по­то­му ре­шил­ся об­ра­тить­ся с мо­лит­вой к Бо­гу Кон­стан­ция, еди­но­му, вер­хов­но­му Су­ще­ству. И вот, ко­г­да он от­дал­ся усерд­ной мо­лит­ве, то око­ло по­лу­д­ня уви­дел на не­бе лу­че­зар­ный крест, си­яв­ший силь­нее сол­неч­но­го све­та, с над­пи­сью на нем: «сим по­бе­ди­ши». Это чу­дес­ное зна­ме­ние ви­де­ли и во­и­ны, сре­ди ко­то­рых был пол­ко­во­дец Ар­те­мий, впо­след­ствии за­му­чен­ный (при Юли­а­не От­ступ­ни­ке) за Хри­ста. По­ра­жен­ный не­обы­чай­ным не­бес­ным ви­де­ни­ем, Кон­стан­тин впал в глу­бо­кий сон, и во сне явил­ся ему сам Спа­си­тель, опять по­ка­зал ему то же зна­ме­ние кре­ста, по­ве­лел ему упо­треб­лять изоб­ра­же­ние кре­ста, как зна­мя в вой­с­ках, и обе­щал ему по­бе­ду не только над Мак­сен­ти­ем, но и над все­ми вра­га­ми. Прос­нув­шись, Кон­стан­тин по­ве­лел сде­лать Крест Гос­по­день, по по­до­бию ви­ден­но­го им зна­ме­ния, из дра­го­цен­ных кам­ней, а так­же на­чер­тать изоб­ра­же­ние кре­ста на зна­ме­нах, на ору­жии, шле­мах и щи­тах во­и­нов. С тех пор вой­ска Кон­стан­ти­на со­вер­ша­ли по­хо­ды, имея сво­им зна­ме­ни­ем крест, со­еди­нен­ный с пер­вы­ми бук­ва­ми име­ни Спа­си­те­ля. В бит­ве на Мельвийском мо­сту (че­рез Тибр) Кон­стан­тин одер­жал бле­стя­щую по­бе­ду над Мак­сен­ти­ем (28 окт. 312 г.). Сам Мак­сен­тий уто­нул с мно­же­ством сво­их во­и­нов в ре­ке, а Кон­стан­тин по­бе­до­нос­но во­шел в Рим. По­сле это­го он воз­двиг в Ри­ме ста­тую се­бе, дер­жав­шую в пра­вой ру­ке крест, а в над­пи­си на ста­туе по­бе­да над Мак­сен­ти­ем при­пи­сы­ва­лась «спа­си­тель­но­му зна­ме­нию» кре­ста. Так­же в вой­не с ви­зан­тий­ца­ми и ски­фа­ми еще два­жды Кон­стан­тин ви­дел на не­бе чу­дес­ное зна­ме­ние кре­ста, ко­то­рое воз­ве­сти­ло ему по­бе­ду над вра­га­ми.

Лег­ко по­нять, ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем к Кре­сту Гос­под­ню бы­ло пре­ис­пол­не­но по­сле этих со­бытий серд­це хри­сто­лю­би­во­го ца­ря Кон­стан­ти­на. И вот этот им­пе­ра­тор, «не без вну­ше­ния свы­ше, но по­буж­да­е­мый Ду­хом са­мо­го Спа­си­те­ля» ре­шил не только отыс­кать чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня, воз­дать ему по­кло­не­ние, но и «свя­щен­ней­шее ме­сто спа­си­тель­но­го вос­кре­се­ния в Иеру­са­ли­ме сде­лать пред­ме­том все­об­ще­го бла­го­го­вей­но­го по­чи­та­ния» – по­стро­ить над ним храм7. Ис­пол­ни­тель­ни­цей бла­го­че­сти­во­го на­ме­ре­ния им­пе­ра­то­ра яви­лась его мать, бла­жен­ная ца­ри­ца Еле­на, по на­сто­я­ни­ям са­мо­го им­пе­ра­то­ра при­няв­шая хри­сти­ан­ство, от­ли­чав­ша­я­ся бла­го­че­сти­ем и пла­мен­ной рев­но­стью по ве­ре Хри­сто­вой. В 326 г. Еле­на от­пра­ви­лась в свя­тую зем­лю с це­лью отыс­кать и по­се­тить ме­ста, освя­щен­ные глав­ней­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. При­быв в Иеру­са­лим, ис­пол­нен­ная бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния найти пе­ще­ру гро­ба Гос­под­ня и чест­ное дре­во Кре­ста, она рев­ност­но при­ня­лась ис­кать их. Пат­ри­ар­хом в Иеру­са­ли­ме был в то вре­мя Ма­ка­рий, встре­тив­ший ца­ри­цу с по­до­ба­ю­щи­ми по­че­стя­ми и ока­зы­вав­ший ей по­мощь в ее свя­том де­ле.

По пре­да­нию8, в де­ле об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня ока­зал по­мощь один ев­рей, по име­ни Иу­да. К ев­ре­ям, жив­шим в Иеру­са­ли­ме, ца­ри­ца Еле­на об­ра­ти­лась с прось­бой ука­зать ей ме­сто, где скрыт Крест Гос­по­день. Они от­ка­за­лись сде­лать это, ссы­ла­ясь на свое не­зна­ние, и только по­сле угроз ца­ри­цы му­че­ни­я­ми и смер­тью ука­за­ли на не­ко­е­го стар­ца Иу­ду как мо­гу­ще­го ука­зать ца­ри­це это ме­сто. Но и Иу­да дол­го не со­гла­шал­ся ис­пол­нить тре­бо­ва­ние ца­ри­цы и только по­сле ис­тя­за­ний при­вел ее к то­му ме­сту, где был на­сы­пан боль­шой холм из зем­ли, му­со­ра и кам­ней и где не­ко­г­да рим­ский царь Ад­ри­ан по­стро­ил ка­пи­ще в честь язы­че­ской бо­ги­ни Ве­не­ры. Ко­г­да раз­ру­ши­ли идольский храм, раз­бро­са­ли му­сор и рас­ко­па­ли зем­лю, бы­ли об­ре­те­ны ме­сто Гро­ба Гос­под­ня и Вос­кре­се­ния, а так­же Лоб­ное ме­сто – ме­сто рас­пя­тия Хри­ста. Чу­дес­ное бла­го­у­ха­ние ука­за­ло рыв­шим зем­лю и при­сут­ство­вав­шим эти ме­ста. Вбли­зи Лоб­но­го ме­ста на­шли три кре­ста, гвоз­ди и ту до­щеч­ку с над­пи­сью на трех язы­ках, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой рас­пя­то­го Спа­си­те­ля.

Од­на­ко те­перь она ле­жа­ла от­дель­но от кре­стов, и по­это­му не бы­ло воз­мож­но­сти узнать, на ко­то­ром из трех кре­стов был рас­пят Спа­си­тель. Ве­ли­ка бы­ла ра­дость ца­ри­цы Еле­ны и пат­ри­ар­ха, ко­г­да они уви­де­ли свя­щен­ней­шие для хри­сти­а­ни­на ме­ста и пред­ме­ты. Но для пол­но­ты этой ра­до­сти не до­ста­ва­ло зна­ния, ка­ко­му из трех кре­стов воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние, как Кре­сту на­ше­го Спа­си­те­ля. То­г­да пат­ри­арх Ма­ка­рий пред­ло­жил про­из­ве­сти ис­пыта­ние: бы­ла при­не­се­на на ме­сто об­ре­те­ния кре­стов од­на на­хо­див­ша­я­ся при смер­ти жен­щи­на; при­сут­ство­вав­шие, с Ма­ка­ри­ем во гла­ве, воз­нес­ли мо­лит­вы, что­бы Крест Хри­стов был ука­зан че­рез ис­це­ле­ние этой жен­щи­ны, – и по­сле это­го сна­ча­ла два кре­ста без успе­ха бы­ли при­ло­же­ны к бо­ля­щей, а при при­кос­но­ве­нии тре­тье­го со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние боль­ной9.

В пол­но­те бла­го­го­вей­ной ра­до­сти и ду­хов­но­го уми­ле­ния ца­ри­ца и все быв­шие с ней воз­да­ли по­кло­не­ние и це­ло­ва­ние Кре­сту. А так как, вслед­ствие мно­же­ства на­ро­да, не все мог­ли по­кло­нить­ся чест­но­му дре­ву Кре­ста Гос­под­ня и да­же не все мог­ли ви­деть его, то пат­ри­арх Ма­ка­рий, став на вы­со­ком ме­сте, под­ни­мал – воздви­зал св. Крест, по­ка­зы­вая его на­ро­ду. На­род по­кло­нял­ся Кре­сту, вос­кли­цая: «Гос­по­ди, по­ми­луй!» От­сю­да и по­лу­чил свое на­ча­ло и на­зва­ние празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. Это со­бытие об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня и чу­де­са, со­про­вож­дав­шие его, про­из­ве­ли ве­ли­кое впе­чат­ле­ние не только на хри­сти­ан, но и на иу­де­ев. Иу­да, так не­о­хот­но ука­зав­ший на­хож­де­ние свя­тых мест, вме­сте с мно­ги­ми ев­ре­я­ми уве­ро­вал во Хри­ста и кре­стил­ся, по­лу­чив в свя­том кре­ще­нии имя Ки­ри­а­ка. Впо­след­ствии он был пат­ри­ар­хом Иеру­са­лим­ским и пре­тер­пел му­че­ни­че­скую кон­чи­ну при им­пе­ра­то­ре Юли­а­не От­ступ­ни­ке. Сам Кон­стан­тин впо­след­ствии в по­сла­нии к Иеру­са­лим­ско­му пат­ри­ар­ху Ма­ка­рию пи­сал об об­ре­те­нии Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня: «нет слов для до­стой­но­го опи­са­ния это­го чу­да. Зна­ме­ние свя­тей­ших стра­стей, скры­вав­ше­е­ся так дол­го под зем­лей и оста­вав­ше­е­ся в не­из­вест­но­сти в те­че­ние це­лых ве­ков, на­ко­нец вос­си­я­ло»10. Свя­тая ца­ри­ца Еле­на, при мо­гу­ще­ствен­ном со­действии сво­е­го сы­на ца­ря Кон­стан­ти­на, на­ча­ла стро­ить в Иеру­са­ли­ме и по всей Па­ле­сти­не хра­мы на ме­стах, освя­щен­ных со­быти­я­ми из жиз­ни Спа­си­те­ля. И преж­де все­го бы­ло, по во­ле ца­ри­цы и ца­ря, по­ло­же­но ос­но­ва­ние и при­ступ­ле­но к по­строй­ке на ме­сте Гро­ба Гос­под­ня и об­ре­те­ния св. Кре­ста церк­ви Вос­кре­се­ния Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, освя­ще­ние ко­то­рой бы­ло со­вер­ше­но 13 сен­тяб­ря 335 г.11 По­том бла­го­че­сти­вая ца­ри­ца при­ка­за­ла со­ору­дить храм в Геф­си­ма­нии на ме­сте, где на­хо­дил­ся гроб Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, во имя Ее успе­ния и, кро­ме то­го, во­сем­на­дцать церк­вей в раз­ных ме­стах свя­той зем­ли.

Что ка­са­ет­ся судь­бы са­мо­го об­ре­тен­но­го св. Еле­ной чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня, то она, к со­жа­ле­нию, не мо­жет быть ука­за­на точ­но и впол­не опре­де­лен­но. Это дре­во Кре­ста Гос­под­ня пред­став­ля­ло для хри­сти­ан столь ве­ли­кую свя­ты­ню, что хри­сти­а­не, уже при са­мом об­ре­те­нии его в боль­шом ко­ли­че­стве на­пол­няв­шие Иеру­са­лим, не только го­ре­ли же­ла­ни­ем по­кло­нить­ся ему, но, ес­ли воз­мож­но и удаст­ся, по­лу­чить от не­го ча­стич­ку. Действи­тель­но, св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский (IV в.) сви­де­тельству­ет, что уже в его вре­мя ма­ленькие ча­сти Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста бы­ли рас­про­стра­не­ны по всей зем­ле12. И св. Ио­анн Зла­то­уст (IV в.) сви­де­тельству­ет, что «мно­гие, как му­жи, так и же­ны, по­лу­чив ма­лую ча­сти­цу это­го дре­ва и об­ло­жив ее зо­ло­том, ве­ша­ют се­бе на шею»13.

Но не все дре­во крест­ное бы­ло уне­се­но та­ким об­ра­зом из Иеру­са­ли­ма. Часть об­ре­тен­но­го дре­ва Кре­ста и гвоз­ди от не­го ца­ри­ца Еле­на по­сла­ла сво­е­му сы­ну Кон­стан­ти­ну, а осталь­ное бы­ло за­клю­че­но в се­реб­ря­ный ков­чег и вру­че­но пред­сто­я­те­лю Иеру­са­лим­ской Церк­ви с при­ка­за­ни­ем хра­нить для гря­ду­щих по­ко­ле­ний14.

И св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский под­твер­жда­ет, что чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня в его вре­мя хра­ни­лось и по­ка­зы­ва­лось на­ро­ду в Иеру­са­ли­ме. А в опи­са­нии бо­го­слу­же­ния Ве­ли­кой Пят­ни­цы в Иеру­са­ли­ме, сде­лан­ном не­ко­ей знат­ной па­лом­ни­цей IV в. (Сильви­ей, или Ете­ри­ей), мы на­хо­дим ин­те­рес­ное опи­са­ние са­мо­го об­ря­да по­кло­не­ния дре­ву Кре­ста Гос­под­ня с ука­за­ни­ем тех мер, ка­кие при этом при­ни­ма­лись про­тив рас­хи­ще­ния свя­то­го дре­ва бла­го­че­сти­вы­ми па­лом­ни­ка­ми. «На Гол­го­фе, – го­во­рит­ся в этом опи­са­нии, – за Кре­стом, т.е. за хра­мом в честь св. Кре­ста, еще до ше­сто­го ча­са утра по­став­ля­ет­ся еписко­пу ка­фед­ра. На эту ка­фед­ру са­дит­ся епископ, пе­ред ним ста­вит­ся стол, по­крытый плат­ком, кру­гом сто­ла сто­ят диа­ко­ны и при­но­сит­ся се­реб­ря­ный по­зо­ло­чен­ный ков­чег, в ко­то­ром на­хо­дит­ся свя­тое дре­во Кре­ста; от­кры­ва­ет­ся и вы­ни­ма­ет­ся; кла­дет­ся на стол как дре­во Кре­ста, так и до­щеч­ка (titulus). Итак, ко­г­да по­ло­же­но на стол, епископ си­дя при­дер­жи­ва­ет сво­и­ми ру­ка­ми кон­цы свя­то­го дре­ва; диа­ко­ны же, ко­то­рые сто­ят во­круг, охра­ня­ют. Оно охра­ня­ет­ся так по­то­му, что су­ще­ству­ет обы­чай, по ко­то­ро­му весь на­род, под­хо­дя по оди­ноч­ке, как вер­ные, так и огла­шен­ные, на­кло­ня­ют­ся к сто­лу, ло­бы­за­ют свя­тое дре­во и про­хо­дят. И так как, рас­ска­зы­ва­ют, не знаю ко­г­да, кто-то от­грыз и украл ча­сти­цу свя­то­го де­ре­ва, то по­это­му те­перь диа­ко­ны, сто­я­щие во­круг, так и охра­ня­ют, что­бы ни­кто из под­хо­дя­щих не дерз­нул сде­лать то­го же. И так под­хо­дит весь на­род по­о­ди­ноч­ке, все пре­кло­ня­ясь и ка­са­ясь спер­ва че­лом, по­том оча­ми Кре­ста и до­щеч­ки и, об­ло­бы­зав Крест, про­хо­дят; ру­ку же ни­кто не про­тя­ги­ва­ет для при­кос­но­ве­ния»15. На­хож­де­ние ча­сти дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в Иеру­са­ли­ме под­твер­жда­ет­ся и дру­ги­ми исто­ри­че­ски­ми дан­ны­ми16. В VII в. в цар­ство­ва­ние ви­зан­тийско­го им­пе­ра­то­ра Фо­ки (602–610 гг.) эта ве­ли­кая хри­сти­ан­ская свя­ты­ня на вре­мя по­па­ла в ру­ки пер­сов. Хоз­рой, царь пер­сид­ский, всту­пив в вой­ну с Фо­кой, по­ко­рил Еги­пет, Аф­ри­ку и Па­ле­сти­ну, взял Иеру­са­лим, раз­гра­бил его со­кро­ви­ща и в чис­ле этих со­кро­вищ взял из Иеру­са­ли­ма и дре­во Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и от­вез его в Пер­сию. Но Гос­подь не по­пу­стил не­вер­ным дол­го вла­деть хри­сти­ан­ской свя­ты­ней. Пре­ем­ник Фо­ки имп. Ирак­лий не­ко­то­рое вре­мя не мог по­бе­дить Хоз­роя, и то­г­да он об­ра­тил­ся к Бо­гу с мо­лит­вой о по­мо­щи. Он при­ка­зал и всем ве­ру­ю­щим сво­е­го цар­ства со­вер­шать мо­лит­вы, бо­го­слу­же­ния и по­сты, что­бы Гос­подь из­ба­вил от вра­га. Гос­подь да­ро­вал Ирак­лию по­бе­ду над Хоз­ро­ем, ко­то­рый сам был убит сво­им сы­ном. Ирак­лий по­сле это­го ото­брал у пер­сов мно­го­цен­ную свя­ты­ню хри­сти­ан – чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня и ре­шил пе­ре­не­сти его тор­же­ствен­но сно­ва в Иеру­са­лим. В 628 г. им­пе­ра­тор Ирак­лий, до­стиг­нув Иеру­са­ли­ма, воз­ло­жил св. дре­во на свои пле­чи, нес его, оде­тый в свои цар­ские одеж­ды. Но вдруг у во­рот, ко­то­ры­ми вос­хо­ди­ли на Лоб­ное ме­сто, не­ожи­дан­но оста­но­вил­ся и не мог сде­лать даль­ше ни ша­гу. И то­г­да За­ха­рии, пат­ри­ар­ху кон­стан­ти­но­польско­му, вы­шед­ше­му вме­сте с жи­те­ля­ми Иеру­са­ли­ма на­встре­чу ца­рю, бы­ло от­кро­ве­ние от све­то­нос­но­го ан­ге­ла, что не­воз­мож­но дре­во, ко­то­рое нес Хри­стос в со­сто­я­нии уни­чи­же­ния, не­сти в цар­ских одеж­дах. То­г­да царь об­лек­ся в про­стую и бед­ную одеж­ду и, с бо­сы­ми но­га­ми, в та­ком ви­де внес св. дре­во в цер­ковь на то ме­сто, где оно на­хо­ди­лось до взя­тия Хоз­ро­ем. Здесь чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня на­хо­ди­лось и в по­сле­ду­ю­щее вре­мя. По край­ней ме­ре, в на­ча­ле IX в. в чис­ле кли­ра хра­ма Вос­кре­се­ния бы­ли два пре­сви­те­ра ст­ра­жа, на обя­зан­но­сти ко­то­рых ле­жа­ло охра­нять св. Крест и су­да­рий. При кре­сто­нос­цах св. дре­во так­же, не­со­м­нен­но, на­хо­ди­лось в Иеру­са­ли­ме и не раз слу­жи­ло обод­ре­ни­ем и охра­ной их вой­с­кам в бит­вах с не­вер­ны­ми17. Од­на­ко даль­ней­шая судь­ба чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в точ­но­сти не из­вест­на. Весь­ма ве­ро­ят­но, что с те­че­ни­ем вре­ме­ни, по­сте­пен­но умень­ша­ясь в сво­ем объе­ме, вслед­ствие бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния раз­лич­ных оби­те­лей и мо­на­стырей иметь у се­бя ча­сти­цу св. дре­ва, оно со­вер­шен­но бы­ло раз­дроб­ле­но на от­дель­ные ча­сти­цы, ко­то­рые и ука­зы­ва­ют­ся те­перь во мно­гих хра­мах и мо­на­стырях. В част­но­сти, в Ри­ме в ба­зи­ли­ке Свя­то­го Кре­ста хра­нит­ся де­ре­вян­ная до­щеч­ка, ко­то­рую вы­да­ют за ту до­щеч­ку, titulus, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой Спа­си­те­ля и по­сле най­де­на св. Еле­ной ле­жа­щей от­дель­но от Кре­ста.

И ны­не, в день празд­ни­ка Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, мы, хри­сти­а­не, мо­жем лишь мыс­лен­но воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние чест­но­му дре­ву Кре­ста, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель. Но этот Крест не­из­гла­ди­мо на­чер­тан на бла­го­дар­ных серд­цах на­ших, а ве­ще­ствен­ный об­раз его – пе­ред на­ми в хра­ме и на нас – на на­шей гру­ди, в на­ших жи­ли­щах.

«При­и­ди­те, вер­нии, жи­во­тво­ря­ще­му дре­ву по­кло­ним­ся, на нем­же Хри­стос, Царь сла­вы, во­лею ру­це рас­про­стер, воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство!» (сти­хи­ра са­мо­гл.).

Зна­че­ние празд­ни­ка Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня

Бу­дучи од­но­род­ным по со­еди­ня­е­мо­му вос­по­ми­на­нию с сед­ми­цей стра­стей Хри­сто­вых, на­сто­я­щий празд­ник по ха­рак­те­ру со­вер­шен­но от­ли­ча­ет­ся от тех, ис­клю­чи­тель­ных в го­ду по уми­ли­тель­но­сти и ве­ли­чию дней – дней, ко­то­рым од­ним спра­вед­ли­во усво­е­но на­зва­ние «свя­тых и ве­ли­ких». То дни пла­ча над Бо­же­ствен­ным Стра­даль­цем; это день ра­до­сти о след­стви­ях Его стра­да­ния, о пло­дах ис­куп­ле­ния. Это празд­ник имен­но в честь са­мо­го ис­куп­ле­ния в ли­це глав­но­го ору­дия, зна­ме­ния и про­вод­ни­ка его на нас.

Ору­дие это до­стой­но та­ко­го че­ство­ва­ния, са­мо­сто­я­тель­но­го празд­но­ва­ния в честь его не только по то­му зна­че­нию, ко­то­рое оно име­ло в са­мом ак­те ис­куп­ле­ния, не только в ви­ду той важ­но­сти, ко­то­рую оно с те­че­ни­ем вре­ме­ни по­лу­чи­ло в жиз­ни хри­сти­ан, но и по то­му, чем оно бы­ло для са­мо­го Хри­ста. «Крест име­ну­ет­ся сла­вой Хри­сто­вой и вы­со­той Хри­сто­вой», – го­во­рит св. Ан­дрей Крит­ский (сло­во на Воз­дви­же­ние), ссы­ла­ясь в под­твер­жде­ние пер­вой мыс­ли на Ин.13:31, 17:5, 12:28, а вто­рой на Ин.12:32: «аще Аз воз­не­сен бу­ду от зем­ли...». «Ес­ли же Крест Хри­стов со­став­ля­ет сла­ву Хри­ста, то и в на­сто­я­щий день крест воз­дви­га­ет­ся для то­го, что­бы Хри­стос про­сла­вил­ся. Не Хри­стос воз­вы­ша­ет­ся, что­бы сла­вил­ся Крест, но воз­вы­ша­ет­ся Крест, что­бы про­сла­вил­ся Хри­стос».

Бу­дучи Хри­сто­вым, Его сла­вой и вы­со­той, Крест этот слиш­ком бли­зок нам уже по пер­во­на­чаль­ной идее сво­ей. Он, соб­ствен­но, наш Крест. Хри­стос «по­нес на ра­ме­нах сво­их тот са­мый крест, на ка­ком рас­пя­ли его, как при­няв­ший на се­бя на­ка­за­ния, опре­де­лен­ные со­гре­шив­шим»; Он «крест по­нес нам при­над­ле­жа­щий» (св. Ки­рилл Алек­сан­дрийский на Ин. кн. 12).

От­сю­да те не­ис­чис­ли­мые бла­га, ко­то­рые из­ли­ты на нас Кре­стом. «Сей доб­рый корм­чий, на­пол­нив изоби­ли­ем всю жизнь на­шу и уми­рив ее, до­ста­вил еще нам в бу­дущ­но­сти веч­ную жизнь» (св. Еф­рем Си­рин, сло­во на Чест­ной Крест). «Кре­стом из­ба­ви­лись мы от враж­ды и Кре­стом утвер­ди­лись в друж­бе с Бо­гом. Крест со­че­тал лю­дей с ли­ком ан­ге­лов, сде­лав их при­ро­ду чуж­дой вся­ко­го тлен­но­го де­ла и до­ста­вив им воз­мож­ность про­во­дить не­тлен­ную жизнь» (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го, при­пи­сы­ва­е­мое и св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он сде­лал чи­стой зем­лю, воз­вел на­ше есте­ство на цар­ский пре­стол» (св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту). «Этот Крест об­ра­тил на истин­ный путь все­лен­ную, из­гнал за­блуж­де­ние, воз­вра­тил исти­ну, зем­лю сде­лал не­бом» (сло­во о Кре­сте, при­пи­сы­ва­е­мое св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он по­ло­жил ко­нец без­за­кон­ным де­лам ми­ра, пре­сек его без­бож­ные уче­ния, и мир не уго­жда­ет уже бо­лее диа­вольским за­ко­нам и не свя­зы­ва­ет­ся уза­ми смер­ти; (Крест) утвер­дил за­по­ведь це­ло­муд­рия и ис­ко­ре­нил сла­до­стра­стие; освя­тил пра­ви­ло воз­дер­жа­ния и низ­ло­жил гос­под­ство по­хо­ти. В са­мом де­ле, ка­кое доб­ро по­лу­че­но на­ми по­ми­мо Кре­ста? Ка­кое из благ да­ро­ва­но нам не че­рез Крест? Че­рез Крест мы на­учи­лись бла­го­че­стию и по­зна­ли си­лу Бо­же­ствен­ной при­ро­ды; че­рез Крест мы ура­зу­ме­ли прав­ду Бо­жию и по­сти­га­ем доб­ро­де­тель це­ло­муд­рия; че­рез Крест мы по­зна­ли друг дру­га; че­рез Крест мы по­зна­ли си­лу люб­ви и не от­ка­зы­ва­ем­ся уме­реть друг за дру­га; бла­го­да­ря Кре­сту мы пре­зре­ли все бла­га ми­ра и вме­ни­ли их ни во что, ожи­дая бу­ду­щих благ и не­ви­ди­мое при­ни­мая, как ви­ди­мое. Крест про­по­ве­ду­ет­ся – и исти­на по всей все­лен­ной рас­про­стра­ня­ет­ся, и цар­ство не­бес­ное удо­сто­ве­ря­ет­ся (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го или Ио­ан­на Зла­то­у­ста).

По­ми­мо при­об­ре­те­ния для че­ло­ве­че­ства этих выс­ших ду­хов­ных благ, Крест из­древ­ле стал про­яв­лять спа­си­тель­ную си­лу свою и в чи­сто жи­тейских нуж­дах хри­сти­ан. «Это зна­ме­ние и во вре­ме­на на­ших пред­ков, – сви­де­тельству­ет св. Зла­то­уст или со­вре­мен­ный ему пи­са­тель, – от­вер­за­ло за­клю­чен­ные две­ри, оно уга­ша­ло гу­би­тель­ные яды, ис­це­ля­ло уку­сы ядо­ви­тых зве­рей. Ес­ли оно от­верз­ло вра­та ада и от­кры­ло не­бес­ный свод, вос­ста­но­ви­ло вход в рай и со­кру­ши­ло си­лу диа­во­ла, то что уди­ви­тель­но­го, ес­ли оно пре­одо­ле­ва­ет гу­би­тель­ные яды?» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое св. Зла­то­усту).

На­ря­ду с этим, так ска­зать, та­ин­ствен­ным, ми­сти­че­ским зна­че­ни­ем для хри­сти­а­ни­на, крест по­лу­чил для не­го и чи­сто мо­раль­ное зна­че­ние. Он стал обод­ре­ни­ем и под­держ­кой для не­го в тя­го­стях лич­но­го кре­сто­но­ше­ния. «По­смот­ри­те, – как бы го­во­рит Хри­стос, – на то, что со­вер­шил Мой Крест; сде­лай­те и вы та­ко­го ро­да ору­жие, и со­вер­ши­те то, что хо­ти­те. Пусть (по­сле­до­ва­тель Хри­стов) бу­дет так го­тов к то­му, что­бы пре­тер­петь за­кла­ние и быть рас­пя­тым на кре­сте, го­во­рит Гос­подь, как го­тов тот, кто не­сет крест на сво­их пле­чах; пусть счи­та­ет се­бя в столь близ­ком со­сед­стве со смер­тью. Пе­ред та­ким че­ло­ве­ком все при­хо­дят в изум­ле­ние, по­то­му что мы не так бо­им­ся во­ору­жен­ных бес­чис­лен­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми ору­ди­я­ми и креп­ким му­же­ством, как че­ло­ве­ка, ода­рен­но­го та­кой си­лой» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое Зла­то­усту).

«Воз­зре­ние на крест вды­ха­ет му­же­ство и из­го­ня­ет страх» (св. Ан­дрея Крит­ско­го сло­во на Воз­дви­же­ние).

На­ко­нец, крест по­лу­чил для хри­сти­а­ни­на и эс­ха­то­ло­ги­че­ское зна­че­ние. «То­г­да, ска­за­но, явит­ся зна­ме­ние крест­ное на не­бе. Ко­г­да „то­г­да”? Ко­г­да си­лы не­бес­ные по­двиг­нут­ся. То­г­да укра­шен­ные зна­ме­ни­ем цер­ков­ным, стя­жав­шие се­бе этот мно­го­цен­ный би­сер, хо­ро­шо со­хра­нив­шие этот об­раз и по­до­бие, вос­хи­ще­ны бу­дут на об­ла­ках» (Пан­то­лей, пре­сви­тер Ви­зан­тийский, чте­ние на Воз­дви­же­ние).

Не уди­ви­тель­но, что крест стал зна­ме­ни­ем хри­сти­а­ни­на. «Крест дан нам в ка­че­стве зна­ме­ния на че­ле точ­но так же, как Из­ра­и­лю об­ре­за­ние; ибо че­рез не­го мы вер­ные раз­ли­ча­ем­ся и рас­по­зна­ем­ся от не­вер­ных» (св. Ио­анн Да­мас­кин, сло­во в день Кре­ста).

По­сте­пен­но хри­сти­ан­ство оце­ни­ло все зна­че­ние для не­го это­го зна­ме­ния, это­го тро­фея по­бе­ды Хри­сто­вой. И тут про­мысл при­шел на по­мощь Церк­ви не­по­сред­ствен­ным действи­ем сво­им – из­ве­де­ни­ем Кре­ста от недр зем­ных и яв­ле­ни­ем его на не­бе. «Гос­подь не до­пу­стил бы оста­вать­ся в зем­ле, но из­влек его и воз­нес на не­бо; с ним Он име­ет прийти при вто­ром при­ше­ствии Сво­ем». (Св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во о Кре­сте и рас­пя­тии). Он об­ре­тен при им­пе­ра­то­рах, ве­ро­вав­ших во Хри­ста, об­ре­тен си­лой бо­же­ствен­ной и безыс­кус­ствен­ной, един­ствен­но си­лой и твер­до­стью ве­ры. Ко­г­да Бог вру­чил хри­сти­а­нам цар­ские ски­пет­ры, в это имен­но вре­мя Ему угод­но бы­ло от­крыть Крест че­рез же­ну бла­го­че­сти­вую, же­ну ца­ри­цу, же­ну укра­шав­шу­ю­ся цар­ской муд­ро­стью, умуд­ряя же­ну, ска­жем так, бо­же­ствен­ным бо­го­муд­ри­ем, дабы она, поль­зу­ясь от­ча­сти си­лой сло­ва, свойствен­ной цар­ствен­ной осо­бе, упо­тре­би­ла все, что только мог­ло сдви­нуть не­пре­клон­ное серд­це иу­де­ев» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние). «Вы­шло из со­кро­вищ­ниц зем­ли зна­ме­ние Вла­дыки, зна­ме­ние, по­тря­сен­ные ко­то­рым ад­ские пе­ще­ры осво­бо­ди­ли со­дер­жи­мые в них ду­ши. Вы­шла ду­хов­ная жем­чу­жи­на вер­ных, утвер­жден­ная в вен­це Хри­сто­вом, дабы оза­рить це­лую все­лен­ную. Он явил­ся, что­бы быть воз­двиг­ну­тым, и воз­дви­га­ет­ся, что­бы явить­ся (что­бы его ви­де­ли). Мно­го­крат­но под­ни­ма­ют его и по­ка­зы­ва­ют на­ро­ду, только что не вос­кли­цая: «се об­ре­те­но ута­ен­ное со­кро­ви­ще спа­се­ния» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние).

Уста­нов­лен­ный в па­мять об­ре­те­ния и яв­ле­ния Кре­ста празд­ник, ко­неч­но, имел в ду­шах хри­сти­ан дав­но уже под­го­тов­лен­ную поч­ву, был от­ве­том на дав­ний за­прос их ду­ха. Но он, сра­зу по­лу­чив ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние и боль­шую тор­же­ствен­ность, без со­м­не­ния умно­жал лю­бовь ко Кре­сту и по­чи­та­ние его. Крест по­лу­ча­ет те­перь осо­бое зна­че­ние в борь­бе хри­сти­а­ни­на с не­ви­ди­мы­ми вра­га­ми его спа­се­ния, осо­бен­но в ру­ках по­движ­ни­ков. Те­перь оце­ни­ва­ют и все зна­че­ние его не только в де­ле на­ше­го спа­се­ния, со­вер­шен­ном Хри­стом, но и в вет­хо­за­вет­ном при­го­тов­ле­нии это­го спа­се­ния, объяс­няя и здесь мно­гое его, так ска­зать, воз­врат­ным действи­ем18.

Пуб­ли­ку­ет­ся по из­да­нию: Ска­бал­ла­но­вич М.Н. Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. Ки­ев. Изд. «Про­лог». 2004 год. С. 7-18, 45-46, 232-236, 249-250.

При­ме­ча­ния

1 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», изд. Петр. дух. акад., т. II, стр. 435, 447. 2 Так у проф. Н. Мак­ка­вейско­го: «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291. Не­сколько ина­че у Н.Пе­ре­фер­ко­ви­ча в том же трак­та­те, на ко­то­рый ссы­ла­ет­ся и проф. Мак­ка­вейский («Тал­муд», СПб, 1901, т. 4-й, трак­тат Сан­хед­рин, с. 283): «Меч, ко­то­рым он (пре­ступ­ник) убит, плат, ко­то­рым он уду­шен, ка­мень, ко­то­рым он убит, и де­ре­во, на ко­то­ром он по­ве­шен, все эти ве­щи долж­ны быть по­гре­бе­ны, но их не по­гре­ба­ли вме­сте с ни­ми (в той же мо­ги­ле)». 3 Огла­си­тель­ные по­у­че­ния, XVII, 16. 4 Тит – рим­ский им­пе­ра­тор с 79 по 81 г. Иеру­са­лим за­во­е­ван им в 70 г. по Р.Х. при преж­нем им­пе­ра­то­ре Вес­па­си­а­не. 5 О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 26. 6 Блаж. Иеро­ним (IV в.). Пись­мо к Пав­ли­ну. 7 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 25. 8 За­пи­сан­но­му у св. Гри­го­рия Тур­ско­го. 9 О са­мом чу­де раз­лич­ные исто­ри­ки (Ру­фин, Со­крат, Со­зо­мен, Фе­одо­рит, Ни­ки­фор Кал­лист и др.) по­вест­ву­ют не­о­ди­на­ко­во: мно­гие го­во­рят не об ис­це­ле­нии боль­ной жен­щи­ны, а о вос­кре­ше­нии че­рез воз­ло­же­ние Кре­ста Гос­под­ня на мерт­во­го или мерт­вую, ко­то­рых нес­ли не­вда­ле­ке от ме­ста об­ре­те­ния Кре­ста Хри­сто­ва. Наи­бо­лее при­ня­тое в жи­ти­ях свя­тых по­вест­во­ва­ние го­во­рит, что си­лой Кре­ста Гос­под­ня был вос­кре­шен про­но­си­мый ми­мо ме­ста на­хож­де­ния кре­стов мерт­вец. При­ня­тый на­ми рас­сказ см. у блаж. Фе­одо­ри­та (Цер­ков­ная Исто­рия I, 18), Со­кра­та (I, 17) и у Со­зо­ме­на (II, 1). 10 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 30. 11 Освя­ще­ние это­го хра­ма празд­ну­ет­ся и ны­не во всей Пра­во­слав­ной Церк­ви 13 сен­тяб­ря. 12 Огла­си­тель­ное сло­во IV, 10; XIII, 4. 13 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», т. I, с. 632. 14 Об этом сви­де­тельству­ют исто­ри­ки Фе­одо­рит, Со­крат, Со­зо­мен. См. у проф. Н. Мак­ка­вейско­го «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291. 15 Пра­во­слав­ный Па­ле­стин­ский Сбор­ник. 16 Мак­ка­вейский Н., на­зв. соч., с. 292-293. 17 Там же, с. 294. 18 О той люб­ви и бла­го­го­ве­нии, ко­то­рые по­лу­чил Крест очень ско­ро по­сле его об­ре­те­ния и уста­нов­ле­ния осо­бо­го празд­ни­ка в честь его, сви­де­тельству­ет апо­кри­фи­че­ское ска­за­ние о нем, пе­ре­да­ва­е­мое уже пи­са­те­лем кон­ца IV в. Се­ве­ри­а­ном Га­вальскимь. Ав­ра­ам на ме­сте со­еди­не­ния рек Ио­ра и Да­на в од­ну ре­ку встре­тил че­ло­ве­ка, ры­дав­ше­го о сво­их гре­хах, и ве­лел ему, ес­ли он хо­чет умо­лить Бо­га, при­не­сти ему три по­ле­на. Их пат­ри­арх во­тк­нул тре­у­голь­ни­ком на рас­сто­я­нии по­ло­ви­ны по­при­ща от обе­их рек и ве­лел греш­ни­ку по­ли­вать их 40 дней по 40 мер во­ды на каж­дое по­ле­но, ска­зав, что ес­ли они вырас­тут, то Бог по­ми­лу­ет греш­ни­ка. Они вы­рос­ли, и греш­ник при­шел по­бла­го­да­рить Ав­ра­а­ма. Вы­рос­ши еще боль­ше, по­ле­нья со­еди­ни­лись вер­хуш­ка­ми и об­ра­зо­ва­ли чуд­ное де­ре­во. Оно сруб­ле­но бы­ло для хра­ма Со­ло­мо­но­ва, но ко­г­да его под­ни­ма­ли на при­го­тов­лен­ное ме­сто в по­тол­ке, оно все из­ме­ня­лось в дли­не и по­это­му его вы­нуж­де­ны бы­ли по­ло­жить в хра­ме. Ца­ри­ца Сав­ская, уви­дев его, вос­клик­ну­ла: «О, треб­ла­жен­ное дре­во, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь». То­г­да Со­ло­мон по­ста­вил это де­ре­во в во­сточ­ной сто­ро­не хра­ма, об­ве­сив его 30 се­реб­ря­ны­ми вен­ка­ми по 30 среб­ре­ни­ков каж­дый. Один из этих вен­ков дан был в пла­ту Иу­де. Бы­ли сня­ты за­од­но и дру­гие вен­ки, и де­ре­во по­те­ря­ло свой вид; из не­го и сде­ла­ли Крест Хри­стов.

 

 

***

 

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский

Картинки по запросу Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ар­хи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский – один из трех все­лен­ских свя­ти­те­лей вме­сте со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким и Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом. Ро­дил­ся в Ан­тио­хии ок. 347 го­да, в се­мье во­е­на­чаль­ни­ка. Его отец, Се­кунд, умер вско­ре по­сле рож­де­ния сы­на; мать, Ан­фу­са, не ста­ла бо­лее вы­хо­дить за­муж и от­да­ла все си­лы вос­пи­та­нию Иоан­на. Юно­ша учил­ся у луч­ших фило­со­фов и ри­то­ров, ра­но об­ра­тил­ся к углуб­лен­но­му изу­че­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и мо­лит­вен­но­му со­зер­ца­нию. Свя­ти­тель Ме­ле­тий, епи­скоп Ан­тио­хий­ский (па­мять 12 фев­ра­ля), по­лю­бив­ший Иоан­на как сы­на, на­ста­вил его в ве­ре и в 367 го­ду кре­стил. Через три го­да свя­той Иоанн был по­став­лен во чте­ца. По­сле то­го, как свя­ти­тель Ме­ле­тий был от­прав­лен в ссыл­ку им­пе­ра­то­ром Ва­лен­том, в 372 го­ду, свя­той Иоанн сов­мест­но с Фе­о­до­ром (впо­след­ствии – епи­ско­пом Моп­су­ест­ским) учил­ся у опыт­ных на­став­ни­ков по­движ­ни­че­ской жиз­ни, пре­сви­те­ров Фла­ви­а­на и Ди­о­до­ра Тар­сий­ско­го. Ко­гда скон­ча­лась мать свя­то­го Иоан­на, он при­нял ино­че­ство, ко­то­рое на­зы­вал «ис­тин­ной фило­со­фи­ей». Вско­ре свя­то­го Иоан­на со­чли до­стой­ным кан­ди­да­том для за­ня­тия епи­скоп­ской ка­фед­ры. Од­на­ко он из сми­ре­ния укло­нил­ся от ар­хи­ерей­ско­го са­на. В это вре­мя свя­той Иоанн на­пи­сал «Шесть слов о свя­щен­стве», ве­ли­кое тво­ре­ние пра­во­слав­но­го пас­тыр­ско­го бо­го­сло­вия. Че­ты­ре го­да про­вел свя­той в тру­дах пу­стын­ни­че­ско­го жи­тель­ства, на­пи­сав «Про­тив во­ору­жа­ю­щих­ся на ищу­щих мо­на­ше­ства» и «Срав­не­ние вла­сти, бо­гат­ства и пре­иму­ществ цар­ских с ис­тин­ным и хри­сти­ан­ским лю­бо­муд­ри­ем мо­на­ше­ской жиз­ни». Два го­да свя­той со­блю­дал пол­ное без­мол­вие, на­хо­дясь в уеди­нен­ной пе­ще­ре. Для вос­ста­нов­ле­ния здо­ро­вья свя­той Иоанн дол­жен был воз­вра­тить­ся в Ан­тио­хию. В 381 го­ду епи­скоп Ме­ле­тий Ан­тио­хийск­ий по­свя­тил его во диа­ко­на. По­сле­ду­ю­щие го­ды бы­ли по­свя­ще­ны со­зда­нию но­вых бо­го­слов­ских тво­ре­ний: «О про­ви­де­нии», «Кни­га о дев­стве», «К мо­ло­дой вдо­ве» (два Сло­ва), «Кни­га о свя­том Ва­ви­ле и про­тив Юли­а­на и языч­ни­ков».

В 386 го­ду свя­той Иоанн был хи­ро­то­ни­сан епи­ско­пом Ан­тио­хий­ским Фла­виа­ном во пре­сви­те­ра. На него воз­ло­жи­ли обя­зан­ность про­по­ве­до­вать Сло­во Бо­жие. Свя­той Иоанн ока­зал­ся бле­стя­щим про­по­вед­ни­ком и за ред­кий дар бо­го­вдох­но­вен­но­го сло­ва по­лу­чил от паст­вы на­име­но­ва­ние «Зла­то­уст». Две­на­дцать лет свя­той при сте­че­нии на­ро­да, обыч­но два­жды в неде­лю, а ино­гда еже­днев­но, про­по­ве­до­вал в хра­ме, по­тря­сая серд­ца слу­ша­те­лей.

В пас­тыр­ской рев­но­сти о наи­луч­шем усво­е­нии хри­сти­а­на­ми Свя­щен­но­го Пи­са­ния свя­той Иоанн об­ра­тил­ся к гер­ме­нев­ти­ке – на­у­ке о тол­ко­ва­нии Сло­ва Бо­жия. Он на­пи­сал тол­ко­ва­ния на мно­гие кни­ги Свя­щен­но­го Пи­са­ния (Бы­тия, Псал­тирь, Еван­ге­лия от Мат­фея и Иоан­на, По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла) и мно­же­ство бе­сед на от­дель­ные биб­лей­ские тек­сты, а так­же по­уче­ния на празд­ни­ки, в по­хва­лу свя­тых и сло­ва апо­ло­ге­ти­че­ские (про­тив ано­ме­ев, иудей­ству­ю­щих и языч­ни­ков). Свя­той Иоанн как пре­сви­тер рев­ност­но ис­пол­нял за­по­ведь по­пе­че­ния о бед­ных: при нем Ан­тио­хий­ская Цер­ковь пи­та­ла каж­дый день до 3000 дев и вдо­виц, не счи­тая за­клю­чен­ных, стран­ни­ков и боль­ных. Сла­ва за­ме­ча­тель­но­го пас­ты­ря и про­по­вед­ни­ка рос­ла.

В 397 го­ду, по­сле кон­чи­ны Кон­стан­ти­но­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Нек­та­рия, свя­той Иоанн Зла­то­уст был вы­зван из Ан­тио­хии для по­став­ле­ния на Кон­стан­ти­но­поль­скую ка­фед­ру. В сто­ли­це свя­той ар­хи­пас­тырь не мог про­по­ве­до­вать так ча­сто, как в Ан­тио­хии. Мно­же­ство дел ожи­да­ло ре­ше­ния свя­ти­те­ля, он на­чал с глав­но­го – с ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния свя­щен­ства. И здесь луч­шим при­ме­ром был он сам. Сред­ства, ко­то­рые пред­на­зна­ча­лись для ар­хи­епи­ско­па, свя­той об­ра­тил на со­дер­жа­ние несколь­ких боль­ниц и двух го­сти­ниц для па­лом­ни­ков. Ар­хи­пас­тырь до­воль­ство­вал­ся скуд­ной пи­щей, от­ка­зы­вал­ся от при­гла­ше­ния на обе­ды. Рев­ность свя­ти­те­ля к утвер­жде­нию хри­сти­ан­ской ве­ры рас­про­стра­ня­лась не толь­ко на жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля, но и на Фра­кию, вклю­чая сла­вян и го­тов, Ма­лую Азию и Пон­тий­скую об­ласть. Им был по­став­лен епи­скоп для Церк­ви Бос­по­ра, на­хо­див­шей­ся в Кры­му. Свя­той Иоанн на­прав­лял рев­ност­ных мис­си­о­не­ров в Фини­кию, Пер­сию, к ски­фам, пи­сал по­сла­ния в Си­рию, чтобы вер­нуть Церк­ви мар­ки­о­ни­тов, и до­бил­ся это­го. Мно­го тру­дов по­ло­жил свя­ти­тель на устро­е­ние бла­го­леп­но­го бо­го­слу­же­ния: со­ста­вил чин ли­тур­гии, ввел ан­ти­фон­ное пе­ние за все­нощ­ным бде­ни­ем, на­пи­сал несколь­ко мо­литв чи­на еле­освя­ще­ния. Рас­пу­щен­ность сто­лич­ных нра­вов, осо­бен­но им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра, на­шла в ли­це свя­ти­те­ля нели­це­при­ят­но­го об­ли­чи­те­ля. Ко­гда им­пе­ра­три­ца Ев­док­сия, же­на им­пе­ра­то­ра Ар­ка­дия (395–408), рас­по­ря­ди­лась о кон­фис­ка­ции соб­ствен­но­сти у вдо­вы и де­тей опаль­но­го вель­мо­жи, свя­той встал на их за­щи­ту. Гор­дая им­пе­ра­три­ца не усту­пи­ла и за­та­и­ла гнев на ар­хи­пас­ты­ря. Нена­висть Ев­док­сии к свя­ти­те­лю раз­го­ре­лась с но­вой си­лой, ко­гда недоб­ро­же­ла­те­ли ска­за­ли ей, буд­то свя­ти­тель в сво­ем по­уче­нии о су­ет­ных жен­щи­нах имел в ви­ду ее. Суд, со­став­лен­ный из иерар­хов, спра­вед­ли­во об­ли­ча­е­мых ра­нее Зла­то­устом, по­ста­но­вил низ­ло­жить свя­то­го Иоан­на и за оскорб­ле­ние им­пе­ра­три­цы пре­дать каз­ни. Им­пе­ра­тор Ар­ка­дий за­ме­нил казнь из­гна­ни­ем. У хра­ма тол­пил­ся воз­буж­ден­ный на­род, ре­шив­ший за­щи­щать сво­е­го пас­ты­ря. Свя­ти­тель, чтобы из­бе­жать вол­не­ний, сам от­дал се­бя в ру­ки вла­стей. Той же но­чью в Кон­стан­ти­но­по­ле про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние. Ис­пу­ган­ная Ев­док­сия про­си­ла им­пе­ра­то­ра сроч­но вер­нуть свя­то­го и немед­ля по­сла­ла пись­мо из­гнан­но­му пас­ты­рю, умо­ляя его вер­нуть­ся. Но уже через два ме­ся­ца но­вый до­нос про­бу­дил гнев Ев­док­сии. В мар­те 404 го­да со­сто­ял­ся непра­вед­ный со­бор, по­ста­но­вив­ший из­гнать свя­то­го Иоан­на. По уда­ле­нии его из сто­ли­цы по­жар об­ра­тил в пе­пел зда­ние се­на­та, по­сле­до­ва­ли опу­сто­ши­тель­ные на­бе­ги вар­ва­ров, а в ок­тяб­ре 404 го­да умер­ла Ев­док­сия. Да­же языч­ни­ки ви­де­ли в этих со­бы­ти­ях Небес­ное на­ка­за­ние за непра­вед­ное осуж­де­ние угод­ни­ка Бо­жия.

На­хо­дясь в Ар­ме­нии, свя­ти­тель Иоанн ста­рал­ся укре­пить сво­их ду­хов­ных чад. В мно­го­чис­лен­ных пись­мах (их со­хра­ни­лось 245) епи­ско­пам Азии, Аф­ри­ки, Ев­ро­пы и сво­им дру­зьям в Кон­стан­ти­но­по­ле он уте­шал стра­да­ю­щих, на­став­лял и под­дер­жи­вал сво­их при­вер­жен­цев. Зи­мой 406 го­да свя­той был бо­лез­нью при­ко­ван к по­сте­ли. Но вра­ги его не уни­ма­лись. Из сто­ли­цы при­шел при­каз пе­ре­ве­сти его в глу­хой Пит­нус (Пи­цун­ду, в Аб­ха­зии). Ис­то­щен­ный бо­лез­ня­ми свя­ти­тель, в со­про­вож­де­нии кон­воя, три ме­ся­ца в дождь и зной со­вер­шал свой по­след­ний пе­ре­ход. В Ко­ма­нах си­лы оста­ви­ли его. У скле­па свя­то­го Ва­си­лис­ка († ок. 308, па­мять 22 мая), уте­шен­ный яв­ле­ни­ем му­че­ни­ка («Не уны­вай, брат Иоанн! Зав­тра мы бу­дем вме­сте»), при­ча­стив­шись Свя­тых Та­ин, все­лен­ский свя­ти­тель со сло­ва­ми «Сла­ва Бо­гу за все!» ото­шел ко Гос­по­ду 14 сен­тяб­ря 407 го­да.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст был по­гре­бен в Ко­ма­нах. В 438 го­ду Про­кл, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский (434–447), со­вер­шая бо­гослу­же­ние в хра­ме Свя­той Со­фии, про­из­нес по­хваль­ное сло­во па­мя­ти сво­е­го ве­ли­ко­го учи­те­ля, в ко­то­ром срав­ни­вал свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста со свя­тым Иоан­ном, Пред­те­чей Гос­под­ним, про­по­ве­до­вав­шим по­ка­я­ние и так­же по­стра­дав­шим за об­ли­че­ние по­ро­ков. На­род, го­рев­ший лю­бо­вью к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту, не дав пат­ри­ар­ху до­кон­чить сво­е­го сло­ва, на­чал еди­но­душ­но про­сить его об­ра­тить­ся к им­пе­ра­то­ру с прось­бой о пе­ре­не­се­нии свя­тых мо­щей свя­ти­те­ля из Ко­ман в Кон­стан­ти­но­поль. Свя­ти­тель Про­кл от­пра­вил­ся к ца­рю Фе­о­до­сию II (408–450) и от ли­ца Церк­ви и на­ро­да про­сил его об этом. Им­пе­ра­тор со­гла­сил­ся и от­пра­вил в Ко­ма­ны осо­бых по­слан­ни­ков с се­реб­ря­ной ра­кой, чтобы с по­че­том пе­ре­вез­ти свя­тые мо­щи. Жи­те­ли Ко­ман глу­бо­ко скор­бе­ли о том, что их ли­ша­ют ве­ли­ко­го со­кро­ви­ща, но не мог­ли про­ти­вить­ся цар­ско­му ука­зу. Ко­гда же им­пе­ра­тор­ские по­слан­цы при­сту­пи­ли к гро­бу свя­ти­те­ля Иоан­на, они не смог­ли взять его мо­щи. То­гда им­пе­ра­тор в рас­ка­я­нии на­пи­сал по­сла­ние свя­ти­те­лю, про­ся у него про­ще­ния за се­бя и за свою мать Ев­док­сию. По­сла­ние это про­чли у гро­ба свя­ти­те­ля Иоан­на, по­ло­жи­ли на него и со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние. За­тем при­сту­пи­ли к гроб­ни­це, лег­ко под­ня­ли мо­щи и внес­ли на ко­рабль (гроб­ни­ца свя­ти­те­ля Иоан­на оста­лась в Ко­ма­нах, близ Пи­цун­ды). То­гда же со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние убо­го­го че­ло­ве­ка, при­ло­жив­ше­го­ся к по­кро­ву от гро­ба свя­то­го. По при­бы­тии мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на в Кон­стан­ти­но­поль, 27 ян­ва­ря 438 го­да, весь го­род во гла­ве с пат­ри­ар­хом Про­к­лом, им­пе­ра­то­ром Фе­о­до­си­ем, со всем его син­кли­том и мно­же­ством на­ро­да вы­шел на­встре­чу. Мно­го­чис­лен­ные кли­ри­ки со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и хо­руг­вя­ми взя­ли се­реб­ря­ную ра­ку и с пес­но­пе­ни­я­ми внес­ли ее в цер­ковь свя­той му­че­ни­цы Ири­ны. Ко­гда пат­ри­арх Про­кл от­крыл гроб, те­ло свя­ти­те­ля Иоан­на ока­за­лось нетлен­ным, от него ис­хо­ди­ло бла­го­уха­ние. При­пав ко гро­бу, им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II со сле­за­ми про­сил свя­ти­те­ля про­стить его мать. На­род не от­хо­дил от ра­ки весь день и всю ночь. На­ут­ро мо­щи свя­то­го бы­ли от­не­се­ны в со­бор­ную цер­ковь Свя­тых Апо­сто­лов. Ко­гда ра­ка бы­ла по­став­ле­на на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле, весь на­род еди­ны­ми уста­ми вос­клик­нул: «При­ми пре­стол свой, от­че!» – и пат­ри­арх Про­кл со мно­ги­ми сто­яв­ши­ми у ра­ки уви­де­ли, как свя­ти­тель Иоанн от­крыл уста свои и про­из­нес «Мир всем!»

В IX ве­ке Иосиф Пес­но­пи­сец, Кос­ма Ве­сти­тор и дру­гие на­пи­са­ли пес­но­пе­ния в честь пе­ре­не­се­ния мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рые и по­ныне по­ют­ся Цер­ко­вью в вос­по­ми­на­ние это­го со­бы­тия.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор трех ве­ли­ких все­лен­ских учи­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

 

 

 

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 273 раз

Календарь


« Июль 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

За рубежом

Аналитика

Политика