Среда, 17 Октября 2018 15:30

Обретение мощей свтт. Гурия, архиепископа Казанского и Варсонофия, епископа Тверского (1595)

Гу­рий Ру­го­тин, свя­той, пер­вый ар­хи­епи­скоп Ка­зан­ский, ро­дом из дво­рян быв­ше­го го­род­ка Ра­до­не­жа, в ми­ре име­но­вал­ся Гри­го­ри­ем. В мо­ло­дых ле­тах всту­пил Гри­го­рий в услу­же­ние к кня­зю Ива­ну Пень­ко­ву. Князь был так им до­во­лен, что по­ру­чил ему управ­ле­ние всем до­мом. Но эта до­ве­рен­ность про­дол­жа­лась недол­го. Про­чие слу­жи­те­ли кня­зя из за­ви­сти к Гри­го­рию воз­ве­ли на него кле­ве­ту, что он на­хо­дит­ся в пре­ступ­ной свя­зи с кня­ги­нею. Раз­дра­жен­ный лож­ным на­го­во­ром князь при­ка­зал по­са­дить Гри­го­рия в тем­ни­цу, на­роч­но устро­ен­ную в глу­бо­ко вы­ры­той яме. Там то­мил­ся невин­ный стра­да­лец два го­да, ибо по про­ше­ствии двух лет дверь уз­ни­ка сво­бод­но от­во­ри­лась. При­зна­вая спа­се­ние свое за Про­мысл Бо­жий, он от­рек­ся ми­ра и на­пра­вил путь свой в оби­тель пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­ло­ко­лам­ско­го.

Там об­лек­ся он в одеж­ду ино­ка, при­няв имя Гу­рия, и вско­ре по­став­лен был (1522 г.) игу­ме­ном оби­те­ли; по­том пе­ре­ве­ден в Се­ли­жа­ров мо­на­стырь, а 3 фев­ра­ля 1555 г. хи­ро­то­ни­сан во ар­хи­епи­ско­па но­вой Ка­зан­ской епар­хии. Гу­рий устро­ил там два учи­лищ­ные мо­на­сты­ря для обу­че­ния де­тей хри­сти­ан и языч­ни­ков; кро­ме то­го, под осо­бым сво­им над­зо­ром со­ору­дил ка­мен­ный ка­фед­раль­ный со­бор во имя Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ра­дея о пастве сво­ей, свя­ти­тель Гу­рий умно­жил ее, об­ра­тив мно­гих ма­го­ме­тан в хри­сти­ан­скую ве­ру. Он пре­ста­вил­ся 4 де­каб­ря 1563 г., при­няв за два дня до кон­чи­ны схи­му. Мо­щи его, об­ре­тен­ные 4 ок­тяб­ря 1595 г., по­чи­ва­ют в Ка­зан­ском Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре. Они пе­ре­ло­же­ны в 1817 г. в но­вую се­реб­ря­ную ра­ку.

Гу­ри­ем на­ча­лась епар­хия в Ка­за­ни. По ука­зу ца­ря Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча мит­ро­по­лит Ма­ка­рий со­бор­но учре­дил 1555 г. ар­хи­епи­скоп­ство в Ка­за­ни, тре­тьей сте­пе­ни. По­сле ар­хи­епи­ско­пов бы­ли там с 1589 г. мит­ро­по­ли­ты, а по­сле них с 1832 г. епи­ско­пы и ар­хи­епи­ско­пы. Спер­ва епар­хи­аль­ные ар­хи­ереи име­но­ва­лись Ка­зан­ски­ми и Аст­ра­хан­ски­ми; по­том, с 1602 г., Ка­зан­ски­ми и Сви­яж­ски­ми, а с 1799 г. Ка­зан­ски­ми и Сим­бир­ски­ми. В 1799 г. учре­жде­на ви­кар­ная епар­хия Ка­зан­ская; епи­ско­пам оной ве­ле­но пи­сать­ся Сви­яж­ски­ми; но в 1802 г. Ка­зан­ские ви­ка­рии от­ме­не­ны.

См.: «Жи­тие свя­тых Гу­рия, ар­хи­епи­ско­па Ка­зан­ско­го, и Вар­со­но­фия, епи­ско­па Твер­ско­го» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. также: «Жи­тия св. свя­ти­те­лей хри­сто­вых Гу­рия, Вар­со­но­фия и Гер­ма­на, ка­зан­ских чу­до­твор­цев»

 

***

Свя­ти­тель Вар­со­но­фий, епи­скоп Твер­ской, чу­до­тво­рец Ка­зан­ский

Свя­ти­тель Вар­со­но­фий, епи­скоп Твер­ской, чу­до­тво­рец Ка­зан­ский, ро­дил­ся око­ло 1495 го­да в го­ро­де Сер­пу­хо­ве в се­мье свя­щен­ни­ка Ва­си­лия. При Кре­ще­нии мла­де­нец по­лу­чил имя Иоанн. От­ли­ча­ясь тру­до­лю­би­ем и по­нят­ли­во­стью, от­рок лег­ко овла­дел гра­мо­той, осво­ил чте­ние Псал­ти­ри и цер­ков­ное пе­ние на­столь­ко, что мог не толь­ко сам чи­тать и петь, но и по­мо­гать дру­гим.

В 1512 го­ду крым­ские та­та­ры под пред­во­ди­тель­ством Ах­мат Ги­рея и Бур­нат Ги­рея хо­ди­ли в по­ход на Ря­зань, но «не успев ни­что­же во взя­тии гра­да Ря­за­ни», про­шли быст­рым и неожи­дан­ным опу­сто­ши­тель­ным рей­дом по бе­ре­гам Оки. В чис­ле мно­гих и Иоанн сем­на­дца­ти­лет­ним от­ро­ком был уве­ден в плен. Мно­го при­шлось тер­петь в пле­ну юно­ше, но в су­ро­вых ис­пы­та­ни­ях ве­ра Хри­сто­ва, еще в ро­ди­тель­ском до­ме глу­бо­ко уко­ре­нив­ша­я­ся в серд­це, при­нес­ла плод сто­ри­цей. Упо­вая на Гос­по­да, бу­ду­щий свя­ти­тель мо­лил­ся и пел при­хо­див­шие на па­мять псал­мы, жил, как жи­вет по­слуш­ник в мо­на­сты­ре, непри­мет­но на­вы­кая по­слу­ша­нию, незло­бию и тер­пе­нию. Спал Иоанн со­всем ма­ло, к еде по­чти не при­тра­ги­вал­ся, от­ли­чал­ся усер­ди­ем и кро­то­стью, тру­дил­ся без пре­ко­сло­вия и по­то­му рас­по­ло­жил к се­бе да­же оже­сто­чен­ные серд­ца ино­вер­цев, ко­то­рые, неволь­но при­знав его до­сто­ин­ства, ста­ли об­ра­щать­ся с ним мяг­че и снис­хо­ди­тель­нее, неже­ли с дру­ги­ми.

По­сте­пен­но бла­го­да­ря неза­у­ряд­ным спо­соб­но­стям он овла­дел раз­го­вор­ным та­тар­ским язы­ком до та­кой сте­пе­ни, что по про­ше­ствии двух лет мог не толь­ко хо­ро­шо го­во­рить, но и пи­сать по-та­тар­ски. Плен про­дол­жал­ся три го­да. С боль­шим тру­дом со­брав необ­хо­ди­мую сум­му, свя­щен­ник Ва­си­лий вы­ку­пил сво­е­го сы­на Иоан­на из та­тар­ской нево­ли. Бла­жен­ный Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой, од­на­ко серд­це его уже охла­де­ло на­все­гда к непо­сто­ян­ным зем­ным ра­до­стям и уте­хам. Со­глас­но неко­ле­би­мо­му ре­ше­нию, со­зрев­ше­му в ду­ше юно­ши еще в пле­ну, он по­ехал в Моск­ву, где в Спас­ском Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние, дав Бо­гу обе­ты дев­ства, по­слу­ша­ния и нес­тя­жа­ния. Но­во­по­стри­жен­но­го ино­ка на­рек­ли Вар­со­но­фи­ем.

Стро­гой и бо­го­угод­ной жиз­нью инок Вар­со­но­фий пре­успе­вал в по­дви­гах доб­ро­де­те­ли и мо­лит­вы. В Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­вал на­ез­да­ми свя­ти­тель Ака­кий, епи­скоп Твер­ской (1522–1567), род­ной млад­ший брат пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го и по­стри­жен­ик Иоси­фо-Во­ло­ко­лам­ско­го мо­на­сты­ря, ар­хи­пас­тырь доб­рый и бла­го­че­сти­вый, удо­сто­ен­ный от Бо­га да­ра про­зор­ли­во­сти. Он неод­но­крат­но пред­ска­зы­вал пре­по­доб­но­му Вар­со­но­фию, быв­ше­му еще в сане иеро­ди­а­ко­на, что имен­но он станет неко­гда пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля Ака­кия на Твер­ской ка­фед­ре. О доб­ро­де­тель­ной и бла­го­че­сти­вой жиз­ни пре­по­доб­но­го Вар­со­но­фия ста­ло из­вест­но мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му Ма­ка­рию, ко­то­рый воз­вел свя­то­го Вар­со­но­фия в сан игу­ме­на Ни­ко­ло-Пеш­нош­ской Ме­фо­ди­е­вой пу­сты­ни, ос­но­ван­ной в 1461 го­ду уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го пре­по­доб­ным Ме­фо­ди­ем (па­мять 14 июня) в 15 вер­стах от Дмит­ро­ва. В ста­ри­ну пу­стынь эта име­но­ва­лась «Ни­ко­ла на Пес­ну­ше».

В 1553 го­ду в па­лом­ни­че­стве (в бла­го­дар­ность за чу­дес­ное из­бав­ле­ние от смер­ти) на пу­ти в Ки­рил­лов Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь Пеш­нош­скую оби­тель по­се­тил царь Иоанн Гроз­ный с се­мей­ством. Он об­ра­тил вни­ма­ние на опыт­но­го на­став­ни­ка ино­че­ской жиз­ни, по­бы­вав­ше­го в пле­ну и све­ду­ще­го в та­тар­ском язы­ке и нра­вах. По­это­му ко­гда в 1555 го­ду в Ка­за­ни от­кры­ва­ли но­вую епар­хию, вме­сте со свя­ти­те­лем Гу­ри­ем, пер­вым ар­хи­епи­ско­пом Ка­зан­ским, был на­прав­лен в Ка­зань и свя­той Вар­со­но­фий из Пеш­нош­ской оби­те­ли в сане ар­хи­манд­ри­та для ос­но­ва­ния там мо­на­сты­ря.

26 мая 1555 го­да пер­во­свя­ти­те­ли Ка­за­ни тор­же­ствен­но от­пра­ви­лись в путь. Из Моск­вы по ре­кам Москве, Оке и Вол­ге путь до Ка­за­ни длил­ся два ме­ся­ца. В вос­кре­се­нье 27 июля 1555 го­да свя­ти­тель Гу­рий с игу­ме­ном Пеш­нош­ским Вар­со­но­фнем и игу­ме­ном Успен­ско­го Ста­риц­ко­го мо­на­сты­ря Гер­ма­ном при­бы­ли в Ка­зань. С кре­ста­ми и хо­руг­вя­ми бы­ли встре­че­ны они в Ка­зан­ском Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре мест­ным ду­хо­вен­ством и на­се­ле­ни­ем. Вме­сте со свя­тым Вар­со­но­фи­ем в Ка­зань при­бы­ли ино­ки, по­стри­жен­и­ки Пеш­но­ши: Ти­хон, Фе­о­до­рит, Иов, Ан­д­ро­ник, Силь­вестр, а так­же инок Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря Си­ме­он. Уже в сле­ду­ю­щем, 1556 го­ду пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий ис­пол­нил воз­ло­жен­ное на него по­ру­че­ние и устро­ил Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь в Ка­зан­ском крем­ле. Им был освя­щен пер­вый ка­мен­ный теп­лый храм в мо­на­сты­ре во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Рат­но­го, а впо­след­ствии – и глав­ный храм в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня.

Тай­но от всех он про­дол­жал но­сить вери­ги для из­ну­ре­ния пло­ти. Мо­на­стырь в ско­ром вре­ме­ни сде­лал­ся сре­до­то­чи­ем ду­хов­ной жиз­ни быв­шей та­тар­ской сто­ли­цы. Через несколь­ко лет чис­ло ино­ков в нем до­хо­ди­ло до ста че­ло­век. Свя­той Вар­со­но­фий об­ра­щал та­тар в пра­во­слав­ную ве­ру, че­му нема­ло спо­соб­ство­ва­ло пре­вос­ход­ное зна­ние им та­тар­ско­го язы­ка. Бла­го­да­ря ис­це­ле­ни­ям раз­лич­ных неду­гов имя его ста­ло из­вест­но да­ле­ко за пре­де­ла­ми Ка­за­ни. И нема­ло боль­ных, при­хо­див­ших к нему за вра­че­ва­ни­ем, скло­ня­лись к при­ня­тию хри­сти­ан­ской ве­ры. По смер­ти епи­ско­па Твер­ско­го Ака­кия (1567) свя­ти­тель Филипп, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, вы­звал свя­то­го Вар­со­но­фия в Моск­ву и воз­вел его в сан епи­ско­па Твер­ско­го.

Ис­тин­ным све­тиль­ни­ком был свя­ти­тель Вар­со­но­фий для сво­ей паст­вы, не сло­ва­ми од­ни­ми, но всем су­ще­ством сво­им ука­зуя спа­си­тель­ный путь Хри­стов. Несмот­ря на вы­со­кий свя­ти­тель­ский сан, он про­дол­жал быть сми­рен­ным по­движ­ни­ком, ка­ким был в Пеш­нош­ской оби­те­ли и в Ка­за­ни. Но­чи про­во­дил он в мо­лит­ве, дни в тру­дах и за­бо­тах, от­ды­хая, шил кло­бу­ки и да­рил ино­кам и епи­ско­пам, непре­стан­ной мо­лит­вой усерд­но вра­че­вал те­лес­ные и ду­шев­ные бо­лез­ни об­ра­щав­ших­ся к нему. В то вре­мя на­ча­лись для Рос­сии тяж­кие ис­пы­та­ния – царь Иоанн Гроз­ный, муд­ро и бла­го­че­сти­во пра­вив­ший Рос­си­ей, стал ужа­сом и би­чом для сво­их под­дан­ных, на­саж­дая так на­зы­ва­е­мую «оприч­ни­ну». Тверь не при­над­ле­жа­ла оприч­нине и по­то­му не поль­зо­ва­лась бла­го­склон­но­стью ца­ря. С ужа­сом и него­до­ва­ни­ем ви­дел свя­ти­тель Вар­со­но­фий, как его друг Гер­ман, ар­хи­епи­скоп Ка­зан­ский (па­мять 6 но­яб­ря), неко­гда поль­зо­вав­ший­ся ува­же­ни­ем ца­ря, был вы­зван из Ка­за­ни в Моск­ву для воз­ве­де­ния в сан мит­ро­по­ли­та, од­на­ко по­сле то­го, как на­пом­нил ца­рю ти­хи­ми и крот­ки­ми сло­ва­ми, что тот даст от­вет на су­де Бо­жи­ем за свои же­сто­ко­сти, был из­гнан и умер в за­то­че­нии. Мно­го страш­ных со­бы­тий про­шло пред оча­ми свя­ти­те­ля Вар­со­но­фия за че­ты­ре го­да его ар­хи­ерей­ско­го слу­же­ния. Глу­бо­ко со­кру­шал­ся о сво­ей пастве свя­ти­тель Вар­со­но­фий. Ощу­щая стар­че­скую немощь, он в 1571 го­ду уда­лил­ся на по­кой в ос­но­ван­ную им в Ка­за­ни оби­тель. Пять лет про­вел он в Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре на по­кое, в мо­лит­ве и уеди­не­нии, где при­нял ве­ли­кую схи­му. Ко­гда он не мог по немо­щи сам хо­дить в цер­ковь, лю­бя­щие уче­ни­ки по­мо­га­ли ему по­се­щать храм Бо­жий, зная его лю­бовь к Бо­го­слу­же­нию.

Скон­чал­ся свя­ти­тель Вар­со­но­фий 11 ап­ре­ля 1576 го­да и был по­гре­бен в Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре ар­хи­епи­ско­пом Ка­зан­ским Ти­хо­ном. В 1595 го­ду по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Иова (1588–1607) по­стро­ен в этом мо­на­сты­ре но­вый храм в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. При стро­и­тель­ство хра­ма бы­ли об­ре­те­ны мо­щи свя­ти­те­лей Ка­зан­ских Гу­рия и Вар­со­но­фия.

Жиз­не­опи­са­ние свя­ти­те­лей Гу­рия и Вар­со­но­фия со­став­ле­но бы­ло свя­щен­но­му­че­ни­ком пат­ри­ар­хом Ер­мо­ге­ном.

4/17 ок­тяб­ря – Об­ре́те­ние мо­щей

Об­ре­те­ние мо­щей свя­ти­те­ля Гу­рия, ар­хи­епи­ско­па Ка­зан­ско­го († 1563), и Вар­со­но­фия, епи­ско­па Твер­ско­го († 1576), про­изо­шло в Ка­за­ни в 1595 го­ду. При стро­и­тель­стве но­вой ка­мен­ной церк­ви в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре, ос­но­ван­ном свя­ти­те­лем Вар­со­но­фи­ем, у ал­тар­ной сте­ны преж­не­го де­ре­вян­но­го хра­ма бы­ли вы­ко­па­ны гро­бы с те­ла­ми свя­ти­те­лей. Необыч­ность ви­да нетлен­ных гро­бов ис­пол­ни­ла свя­ти­те­ля Ер­мо­ге­на (па­мять 17 фев­ра­ля) бла­го­го­вей­ным дерз­но­ве­ни­ем от­крыть гро­бы при боль­шом сте­че­нии на­ро­да. Сам свя­ти­тель Ер­мо­ген так опи­сы­ва­ет это со­бы­тие: «Ви­де­хом ди­во, его же не на­де­я­хом­ся. Ра­ка бо свя­та­го бе пол­на бла­го­ухан­на ми­ра, как чи­стой во­ды, мо­щи же свя­та­го Гу­рия ввер­ху ми­ра яко гу­ба но­ша­ху­ся. Нетле­ни­ем бо ода­ри Бог чест­ное и мно­го­труд­ное его те­ло, яко и ныне зрит­ся все­ми. Ток­мо ма­ло верх­ния гу­бы тле­ние кос­ну­ся, про­чие же его уды це­лы бы­ша, ни­чем же невре­ди­мы. Ося­за­хом же и по­гре­баль­ные ри­зы его и бя­ху креп­ки зе­ло. По­том же от­крых­ом ра­ку пре­по­доб­на­го Вар­со­но­фия и ви­де­хом: мно­гим нетле­ни­ем по­чте­ни от Бо­га мо­щи свя­та­го Вар­со­но­фия. К но­гам пре­по­доб­на­го тле­ние кос­ну­ся, но оба­че не ток­мо ко­сти не раз­ру­ше­ны, но креп­ки бя­ху зе­ло и ни­ка­ко­же сла­бо­сти в со­ста­ве иму­ще, яко же и Гу­рию свя­ти­те­лю. И по­гре­баль­ныя ри­зы та­кож­де, яко и Гу­рию пре­по­доб­но­му, но­вых креп­чае». Мно­гие боль­ные ис­це­ли­лись, по­ма­зав­шись свя­тым ми­ром, ис­те­кав­шим от мо­щей свя­ти­те­ля Гу­рия.

В Ико­но­пис­ном под­лин­ни­ке под 4 ок­тяб­ря ска­за­но: «Гу­рий по­до­би­ем сед, бра­да, аки Ва­си­лия Ке­са­рий­ско­го, в шап­ке, в омо­фо­ре, в ру­ках Еван­ге­лие, ри­за свя­ти­тель­ская. Вар­со­но­фий по­до­би­ем над­сед, бра­да, аки Гу­ри­е­ва, на ко­нец раз­дво­и­лась, в шап­ке, ри­за свя­ти­тель­ская, омо­фор и Еван­ге­лие».

В со­от­вет­ствии с до­кла­дом ар­хи­епи­ско­па Че­бок­сар­ско­го и Чу­ваш­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Но­виц­ко­го; † 14 ок­тяб­ря 1976) свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Пи­мен бла­го­сло­вил тво­рить в пер­вое вос­кре­се­нье по­сле 4 ок­тяб­ря со­бор­ную па­мять всем Ка­зан­ским свя­ти­те­лям.

См.: «Жи­тие свя­тых Гу­рия, ар­хи­епи­ско­па Ка­зан­ско­го, и Вар­со­но­фия, епи­ско­па Твер­ско­го» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. также: «Жи­тия св. свя­ти­те­лей хри­сто­вых Гу­рия, Вар­со­но­фия и Гер­ма­на, ка­зан­ских чу­до­твор­цев»

 

 

Дополнительная информация

Прочитано 754 раз

Календарь


« Ноябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

За рубежом

Аналитика

Политика